Гіпоксія плода: Лечение гипоксии (кислородной недостаточности) плода в Самаре

Содержание

Лечение гипоксии (кислородной недостаточности) плода в Самаре

Под гипоксией плода подразумевают состояния, развивающиеся под влиянием кислородной недостаточности во время беременности и в родах.

По длительности течения гипоксию плода разделяют на:

  • хроническую — длительная кислородная недостаточность;
  • острую — в течение нескольких часов.

Как проявляет себя гипоксия плода?

Проявления гипоксии плода во время беременности могут быть незначительными.

Наиболее частыми могут быть следующие симптомы:

  • беспокойное поведение плода.
  • учащение движений плода.
  • уменьшение движения плода.
  • отсутствие движения плода (при прогрессировании гипоксии).

Какие причины хронической гипоксии плода?

  • курение;
  • анемия у женщины во время беременности;
  • заболевания дыхательной системы у женщины.

Какое обследование необходимо?

Врач на приеме спросит о возможных симптомах, оценит двигательную активность плода, прослушает сердцебиение плода и может назначить различные обследования:

  • кардиотокографию;
  • ультразвуковое сканирование;
  • цветное доплеровское картирование сосудов.

Какое лечение необходимо при гипоксии плода?

Выбор тактики лечения будет зависеть от длительности процесса, срока беременности, результатов исследования, наличия сопутствующих заболеваний.

Что делать?

Необходимо регулярно посещать своего лечащего врача, выполнять все рекомендации, вовремя проходить обследование. При появлении симптомов — обратитесь к акушеру-гинекологу.

Время выздоровления

В случае своевременного обращения и лечения, регулярного посещения лечащего врача, беременность заканчивается рождением здорового ребенка без каких-либо последствий.

Задать все интересующие Вас вопросы и записаться на прием можно по телефону
8 800 250 24 24

симптомы, причины появления и что делать?

Причины внутриутробной гипоксии можно разделить на три блока:

  1. Болезни матери
  2. Вредные привычки матери
  3. Патологии при беременности

Быстро пробежимся по каждому из них.

Болезни матери
Если будущая мама не получает достаточно кислорода, значит, его не хватает и плоду. Некоторые системные заболевания матери увеличивают вероятность кислородного голодания.

Например, железодефицитная анемия – одна из главных причин гипоксии плода. При ней нарушается работа гемоглобина – специального белка-переносчика в клетках крови. Из-за этого нарушается доставка кислорода по всему организму.

Другие факторы риска– заболевания сердечно-сосудистой системы. Они могут вызывать спазмы сосудов, которые, в свою очередь, сильно влияют на кровоснабжение органов. Если из-за спазмов станет хуже кровоснабжение плода, то плод будет недополучать кислород.

Также причиной гипоксии плода могут стать пиелонефрит и другие заболевания мочевыделительной системы, хронические болезни дыхательной системы (бронхиальная астма, бронхит), сахарный диабет.

Вредные привычки матери
Все дыхательные трубочки в легких заканчиваются маленьким пузырьком – альвеолой. Таких пузырьков в легких тысячи. И каждый из них опутан тонкими капиллярами. Через альвеолярно-капиллярную мембрану кислород переходит из воздуха в кровь.

Чтобы перенос кислорода был быстрым и эффективным, внутренняя поверхность альвеол покрыта специальной смазкой. При употреблении алкоголя спиртовые пары на выдохе проходят через эту смазку и разжижают ее. Перенос кислорода нарушается – появляется гипоксия у матери, а значит, и у плода. Не говоря уже о других последствиях, которыми алкоголь грозит еще не родившемуся малышу.

Сигареты тоже усиливают кислородное голодание. Смолы в табачном дыме забивают альвеолы и нарушают синтез легочной смазки. Мать-курильщица всегда находится в состоянии гипоксии, и ее плод тоже.

Гипоксия, что за болезнь, симптомы, диагностика, лечение

Главная/Медицинский справочник/Гипоксия

 

Гипоксия — заболевание, которое возникает в результате нехватки кислорода при его недостаточном поступлении к органам и тканям.

 

Симптомы гипоксии

Кислород — один из важнейших элементов, который обеспечивает обменные процессы всего организма. Тяжелее всего его нехватку переносит мозг. Поэтому гипоксия мозга может иметь серьезные последствия. Она имеет следующую симптоматику:

  1. Первый этап:

    • повышенная возбудимость — излишняя энергичность, беспричинное состояние эйфории
    • проблема координации движений — шаткая походка, бесконтрольные сокращения мышц
    • неестественность кожного покрова — излишняя бледность и синюшность, либо наоборот чрезмерное покраснение
  2. Второй этап:

    • заторможенность — в связи со снижением активной нервной системы
    • тошнота и сильная рвота
    • головокружение
    • потемнение в глазах и потеря сознания

В наиболее тяжелых случаях происходит отёк мозга. В этом случае последствия гипоксии могут быть самыми тяжёлыми. Больной теряет условные и безусловные рефлексы, органы прекращают свою нормальную работу, что в итоге приводит к глубокому комовому состоянию.

Проконсультируйтесь с терапевтом

Не откладывайте лечение

Гипоксия плода

Когда ребенок находится в утробе, его легкие еще не сформированы, однако ему все равно требуется кислород. Его он получает через материнскую плаценту.

Поэтому гипоксия плода развивается на фоне проблем со здоровьем матери:

  • дефицит железа или анемия — приводят к снижению гемоглобина, что в свою очередь снижает количество кислорода в крови женщины, а значит и поступление его плоду
  • плацентарная недостаточность — ухудшает обмен необходимыми питательными веществами (в том числе и кислородом) между женщиной и плодом
  • употребление алкоголя и табака — никотин и алкоголь сужают сосуды и тем самым блокируют поступление кислорода к плоду
  • сердечно — сосудистые заболевания женщины
  • нервозные состояния и стрессы
  • гестоз, перенашивание, многоплодие и многоводие

Установить гипоксию плода может сама мама. Если Вы заметили резкое снижение активности шевеления, его общую вялость, то это повод обратиться к врачу за обследованием!

Последствия гипоксии плода — на ранних стадиях беременности — неправильное формирование органов ребенка, замедленное развитие эмбриона. На более поздних — поражение центральной нервной системы, отклонения в физическом развитии, тяжелое привыкание к жизни вне материнской утробы — плохой аппетит, нарушения вегетативной нервной системы.

Проконсультируйтесь с акушером-гинекологом

Не откладывайте лечение

Почему стоит выбрать Американскую Медицинскую Клинику?

  • Команда профессионалов. В клинике 24 часа в сутки 7 дней в неделю работают кандидаты и доктора медицинских наук, профессора и доценты кафедр ведущих вузов, врачи первой и высшей квалификационной категории. Мы трудимся без праздников и выходных для того, чтобы вы были здоровы и счастливы.
  • Регулярное повышение квалификации. Каждый врач на регулярной основе проходит курсы повышения квалификации, посещает семинары, ездит на стажировки, участвует в конференциях, проходит обучение за границей. Это помогает поддерживать квалификацию врачей на высшем уровне. На сегодняшний день подготовка докторов АМК позволяет им обучать молодых докторов, выступая в качестве экспертов на семинарах европейского уровня.
  • Передовые технологии. Мы регулярно инвестируем средства не только в обучение и профессиональное развитие персонала, но и в приобретение самого современного оборудования ведущих европейских производителей.
  • Ценность времени.
    В Американской Медицинской Клинике созданы все условия для комфортного проведения комплексного обследования и диагностики пациента в день обращения.
  • Доверие со стороны клиентов. За 25 лет безупречной работы свое здоровье нам доверили более чем 500 000 пациентов. Более 80% пациентов рекомендуют нас своим родным и близким.
  • Гарантии. Мы несем 100 % ответственность за качество предоставляемых услуг, высокий уровень которых подтвержден многолетним опытом работы. Внимание и чуткое отношение врачей с более чем десятилетним стажем медицинской практики дают устойчивый положительный результат.

 

Смотрите также:

Наши врачи class= class= class=

Врач высшей квалификационной категории

Кардиолог, врач общей практики

Заместитель главного врача по клинико-экспертной работе

Врач терапевт, визовый осмотр

что это, причины, как лечить

Что такое гипоксия плода при беременности?

Гипоксия плода при беременности – это недостаток кислорода, который возникает по причине различных патологических процессов.

Гипоксия у плода во время беременности возникает в результате длительного недостатка кислорода. На ранних сроках патология может вызвать замедленное развитие, так как именно в этот период формируются все основные внутренние органы. На поздних сроках – негативно отражается на центральной нервной системе эмбриона.

В результате кислородного голодания, организм младенца начинает компенсировать недостаток за счет собственных ресурсов, его сердечный ритм повышается до 160 уд/мин для улучшения кровотока. Если своевременно не диагностировать процесс, то формируется задержка развития, как физическая, так и умственная.

В медицинской практике различают хронический и острый вид патологии, которые отличаются продолжительностью воздействия и периодом возникновения.

Хроническую гипоксию плода во время беременности обуславливают последствия, выражающиеся в недоразвитости внутренних органов и плохой адаптации в послеродовой период.

Острая патология возникает во время родовой деятельности и угрожает жизни младенца.

Длительные роды, с попаданием инфекции или с открывшимся кровотечением, вызывают практически удушье (асфиксия) и требуют экстренного вмешательства врачей.

Гипоксия плода при беременности: признаки, симптомы и последствия

Узнать о формировании гипоксии на ранних сроках достаточно сложно. Только врач сможет выявить и заподозрить по анализу крови, где в результатах будут признаки анемии (недостаток гемоглобина).

Самостоятельно распознать симптомы можно только после 16 – 18 недели внутриутробного развития, когда младенец начинает шевелиться. На поздних сроках, недостаток кислорода определяется по уменьшенной двигательной активности. Формируются ощущения практически незаметного шевеления и редких толчков малыша.

Диагностировать патологический процесс, более точно, можно с помощью специальных исследований:

  1. Ультразвуковое исследование помогает определить задержку развития, при этом измеряется рост, вес и объемы ребенка. Для понимания функционирования плаценты производятся замеры стенок эмбрионального органа.
  2. Допплерометрия позволяет заметить нарушения кровообращения в маточных артериях и плаценте, что указывает на недостаточную доставку кислорода. Часто наблюдается брадикардия (замедленное сердцебиение), поэтому по частоте сердечных сокращений становится понятным диагноз.

После 30 недели, в целях диагностики применяют кардиотокографию. Среди лабораторных обследований назначается амниоскопия, а также гормональные и биохимические анализы.

Симптомы и последствия зависят от степени выраженности. При продолжительной гипоксии нарушается дыхание тканей, жизненно важные органы не в состоянии развиваться нормально. Возникает риск внутриутробной гибели эмбриона, удушья и серьезных родовых травм.

Причины формирования

Причины могут быть самыми разнообразными. Основным фактором, от чего возникает патология, является анемия – снижение гемоглобина в крови и неспособность доставлять необходимое количество кислорода к ребенку.

К другим причинам относятся:

  • болезни дыхания, сердечнососудистые или крови у матери;
  • резус-конфликт крови;
  • инфекции и вирусы в организме женщины;
  • наследственность;
  • пережатие или обвитие пуповины;
  • длительный токсикоз;
  • зачатие более одного плода;
  • преждевременное отслоение и старение плаценты.

Многоводие, также вызывает затруднения при обмене веществ и требует своевременного лечения.

Как избежать гипоксии плода при беременности?

Для того, чтобы избежать заболевания, необходимо подготовится заранее к будущему зачатию. Исключить вредные привычки, скорректировать рацион питания и пройти обследование на наличие инфекционных заболеваний.

Предотвратить формирование патологии поможет своевременный контроль и грамотное ведение внутриутробного развития. Профилактика заключается в раннем диагностировании и комплексной терапии, которая направлена на нормализацию плацентарного кровообращения.

Избежать возникновения заболевания поможет постельный режим, положительные эмоции и препараты, улучшающие кровообращение. Может быть рекомендована специальная гимнастика с дыхательными упражнениями для снижения тонуса матки и усиления обмена веществ.

Чем и как лечить гипоксию плода при беременности

Прежде, чем начать лечение, врачи выясняют основополагающий фактор, который привел к заболеванию, и уже отталкиваясь от причин и, поставленного диагноза, назначается комплексная терапия.

Лечение гипоксии плода при беременности, предполагает использование лекарств, которые помогают:

  1. расширить сосуды – эуфиллин, но-шпа;
  2. снизить тонус матки – гинипрал, магне В6;
  3. увеличить функциональность кровообращения – трентал, актовегин;
  4. нормализация обмена веществ – аминокислоты и белки;
  5. стабилизация клеточной проницаемости – эссенциале, хофитол;
  6. повышение защитных функций – антигипоксанты, нейропротекторы.

Для предотвращения образования тромбов и нормализации иммунной системы женщины не редко назначается курантил. Препараты используются только с учетом индивидуальных особенностей, которые не имеют противопоказаний и негативных последствий.

Бороться с заболеванием на третьем триместре, после 28-ой недели, когда состояние младенца стремительно ухудшается, не имеет смысла. В такой ситуации, перед врачами встает вопрос о том делать ли кесарево сечение? Так как только таким методом, срочного родоразрешения, можно спасти жизнь ребенку.

В процессе родовой деятельности используют КТГ, если при вынашивании длительный период наблюдалась гипоксия. Таким образом, обеспечивается постоянный контроль над состоянием плода, а новорожденный, появляется на свет под наблюдением специалистов.

Источник:
http://empiremam.com/beremennost/plod-pri-beremennosti/gipoksiya-ploda-pri-beremennosti.html

Кислородное голодание плода при беременности

Общие сведения

Достаточно распространенным осложнением при вынашивании плода является кислородное голодание плода при беременности. Признаки этого состояния могут проявиться в любой период вынашивания малыша. Поэтому каждой будущей маме нужно понимать, что такое состояние является опасным для будущего малыша. Если поступление кислорода нарушается вследствие патологических процессов, это может не только воздействовать на умственное и физическое развитие плода, но и угрожать его жизни. Как распознать это состояние при беременности, что делать, если установлен такой диагноз, и какое лечение является наиболее оптимальным, речь пойдет в статье ниже.

Острая и хроническая гипоксия: в чем разница

В медицине гипоксия плода определяется не как отдельная болезнь, а как определенный сигнал о развивающихся проблемах. Механизм этого состояния следующий: из кровотока женщины плод получает все нужные ему компоненты, в том числе кислород. Если снабжение кислородом не является достаточным, то в организме плода происходит ряд патологических изменений.

По статистике, эта проблема актуальна примерно для 10% беременных. Определяется две формы такого состояния:

  • Хроническая гипоксия– развивается, когда за протеканием беременности не наблюдают надлежащим образом, несвоевременно определяют кислородную недостаточность. Как следствие, из-за продолжительной гипоксии плода задерживаются его развитие и рост.
  • Острая гипоксия– это состояние может развиваться на любом сроке, а иногда – даже непосредственно в процессе родов. Это очень опасное явление, которое может развиться практически за несколько минут. Вследствие острого кислородного голодания может произойти отмирание клеток головного мозга. В такой ситуации для сохранения жизни малыша врачи принимают решение о проведении экстренного кесарева сечения.

Причины

На развитие этого состояния воздействуют как внешние факторы, так и негативные изменения в организме женщины, приводящие к недостаточному снабжению кислородом.

Гипоксия плода является следствием ряда заболеваний будущей мамы, плода и плаценты.

Спровоцировать ее могут следующие состояния:

  • Заболевания почек, крови, сердца, сосудов, дыхательной системы, а также сахарный диабет у женщины.
  • Вредные привычки, от которых женщина не избавилась в период беременности.
  • Интоксикация, как последствие тяжелых условий труда.
  • Неправильное питание, провоцирующее дефицит питательных веществ и витаминов.
  • Тяжелый и продолжительный токсикоз.
  • Многоплодная беременность.
  • Многоводие.
  • Перенашивание беременности.
  • Физические и эмоциональные перегрузки, частые стрессы у матери.
  • Внутриутробные инфекции, врожденные пороки развития плода.
  • Другие болезни плода: гемолитическая болезнь (резус-конфликт), внутричерепная травма.
  • Нарушенный кровоток как следствие выпадения пуповины или ее пережатия.
  • Наличие на пуповине узлов, которые нарушают нормальное кровоснабжение.
  • Обвитие пуповиной шеи ребенка – это состояние может привести к острой гипоксии.
  • Преждевременная отслойка плаценты.
  • Затянувшиеся или стремительные роды.
  • Разрыв стенок матки.
  • Сдавливание головки малыша в процессе родов.
  • Применение обезболивающих в ходе родов.

Что происходит вследствие кислородного голодания

Рассматривая вопрос о том, что такое кислородное голодание при беременности, необходимо четко понимать механизм развития гипоксии. При этом состоянии понижается обменная функция плаценты, нарушается доставка кислорода к матке. Как следствие, происходит изменение метаболических процессов плода.

Когда развивается такое состояние, то сначала организм ребенка компенсирует дефицит кислорода, но потом происходит угнетение функций организма. Последствия этого могут быть необратимыми. Поэтому важно понимать, что, в отличие от непродолжительного кислородного голодания, которое на здоровье малыша, как правило, не отображается, длительная гипоксия приводит к нарушению кровотока и гибели нервных клеток.

Как определить гипоксию плода

Чтобы не допустить патологических последствий, важно своевременно диагностировать все нарушения в период беременности. В случае, если врач определяет внутриутробную гипоксию плода, очень важно, чтобы будущая мама постоянно находилась под наблюдением специалистов.

В первом триместре шевеления плода еще невозможно ощутить. В это время нарушения развития можно определить, прослушивая сердцебиение плода, а также с помощью ультразвукового исследования и доплерографии. Такие исследования проводят по определенному графику. Но врач, который «ведет» беременную, может назначить внеочередные обследования, если будущая мать часто кашляет, болеет бронхитом, страдает тяжелыми заболеваниями (сахарный диабет и др.).

Главный признак кислородного голодания – это появление нарушений в работе сердца. Это может быть аритмия, глухость тонов, слишком частое или медленное сердцебиение. Прослушать сердце и определить такие нарушения можно с помощью акушерского стетоскопа через брюшную стенку. Когда наступает вторая половина беременности, врач делает это при каждом плановом визите женщины.

На последних месяцах вынашивания сама женщина должна очень тщательно прислушиваться к тому, как шевелится малыш. На протяжении дня в норме должно ощущаться не меньше десяти шевелений. Но если отмечаются признаки гипоксии, то плод может шевелиться чаще и активнее. Однако при продолжительной прогрессирующей гипоксии двигательная активность малыша снижается. Поэтому при проявлении таких симптомов женщине обязательно нужно обратиться к врачу и провести тщательное исследование состояния малыша. В такой ситуации, как правило, назначают проведение компьютерной томографии, лабораторных исследований, доплерометрии. Иногда, в достаточно редких случаях, показано проведение исследования околоплодных вод, результаты которого помогают выявить и скорректировать вероятные осложнения.

Чем угрожает такое состояние?

Определенные последствия гипоксии развиваются в зависимости от того, на каком сроке проявилось кислородное голодание.

Если подобное состояние отмечалось на первых месяцах вынашивания плода, то вследствие недостаточного снабжения кислородом развиваются разнообразные аномалии. Также плод может отставать в развитии.

В более поздний период плохое снабжение кислородом может привести к задержке развития, поражению нервной системы. Также впоследствии у новорожденного могут снизиться приспособительные реакции.

Если гипоксия развивается в период с 6 по 11 неделю, то это негативно сказывается на созревании головного мозга. Также нарушается структура и функции сосудов, нормальное функционирование защитных механизмов ЦНС. Как следствие, это влияет и на функции головного мозга.

Асфиксия – это кислородное голодание ребенка во время родов. Такие малыши после рождения имеют невыразительные врожденные рефлексы, у них бледная кожа и слабый голос.

Вследствие развития разных видов гипоксии могут отмечаться такие негативные последствия кислородного голодания плода:

  • При хронической гипоксии, спровоцированной нарушенным кровообращением и микроциркуляцией, развиваются отеки тканей, сгущение крови. Так как при этом увеличивается проницаемость сосудов, могут развиваться кровоизлияния. Ввиду дисбаланса электролитов скапливаются продукты окисления, что негативно воздействует на организм в целом.
  • При острой гипоксии в организме малыша могут развиваться необратимые процессы, что в тяжелых случаях приводит к летальному исходу. Если происходит подобная ситуация, то во многом ее исход зависит от того, насколько компетентен медперсонал, наблюдающий за женщиной, и способны ли врачи быстро и правильно принять решение и действовать. При условии экстренного родоразрешения жизнь и здоровье малыша удается сохранить.

Кислородное голодание может привести к целому ряду серьезных нарушений, которые проявятся в будущем. Это могут быть как нарушения в работе внутренних органов, так и сбои, связанные с функциями центральной нервной системы.

Важно понимать, что такие последствия могут проявиться и через продолжительный период после того, как ребенок нормально развивался на протяжении определенного времени. Последствиями гипоксии в будущем могут быть нарушения речи, отсутствие концентрации внимания, гиперактивность и др.

Кислородное голодание у новорожденного

Гипоксия может определяться и у новорожденного. Ее признаки у ребенка обнаруживают еще в период пребывания его с матерью в родильном отделении. Об этом может свидетельствовать синеватый оттенок кожи, тяжелое дыхание, слабый крик, нарушение нормального процесса адаптации к окружающей среде.

Некоторые признаки, свидетельствующие о том, что у малыша кислородное голодание, могут определить и сами родители:

  • При плаче у новорожденного трясется подбородок. Это может быть как следствием незрелости нервной системы, так и признаком гипоксии.
  • Малыш постоянно вздрагивает во сне и когда меняет положение тела.
  • Он беспокойно спит и часто вскрикивает во сне.
  • Во время кормления младенец тоже беспокоится.

Важно понимать, что далеко не всегда эти признаки являются свидетельством кислородного голодания. Но если что-то подобное наблюдается регулярно, лучше сразу обратиться к специалисту, чтобы убедиться, что с младенцем все хорошо.

Лечение

Четко понимая, что такое кислородное голодание при беременности, можно принять меры и облегчить протекание беременности, тем самым снизив риск развития гипоксии у малыша.

Прежде всего, будущая мама в случае хронической гипоксии плода должна настроиться на позитив и четко соблюдать все назначения и рекомендации врача. Специалисты отмечают, что лечить такое состояние нужно не только медикаментозным методом. Важно обратить внимание на образ жизни и изменить его так, чтоб больше отдыхать и меньше подвергаться стрессу и напряжению. Кровоснабжение матки улучшается, если женщина строго соблюдает постельный режим.

Если существует такая необходимость, то врач принимает решение о госпитализации женщины, чтобы провести тщательное обследование ее организма и организма будущего ребенка. В ходе обследования специалисты пытаются найти настоящую причину проявления гипоксии и одновременно улучшить снабжение будущего ребенка кислородом и нормализовать обмен веществ у женщины.

В ходе лечения могут назначаться такие препараты:

  • Сосудорасширяющие средства (Эуфиллин, Но-шпа) – они расширяют сосуды, и кровоток в плаценте активизируется.
  • Препараты, расслабляющие мышцы матки (Магне В6, Гинипрал).
  • Средства, которые стабилизируют состояние головного мозга плода относительно к дефициту кислорода (антигипоксанты, нейропротекторы).
  • Лекарства, в составе которых содержатся белки и аминокислоты.
  • Лекарства, приводящие в норму защитные свойства крови — (Актовегин, Трентал).
  • Препараты для нормализации клеточных мембран (Хофитол, Эссенциале).

Если будущая мама уже прошла рубеж 28 недели беременности, и терапия не является эффективной, то врач при тяжелой гипоксии может принять решение о проведении кесарева сечения.

Лечение гипоксии у новорожденных

Определенные меры для лечения такого состояния у младенцев принимают сразу же, еще в родильном доме. Если самостоятельно малыш дышать не способен, его дыхание восстанавливают, используя кислородную маску. В острых случаях проводят реанимационные мероприятия.

Далее врач оценивает последствия гипоксии. При необходимости ребенку назначают медикаментозное лечение, физиотерапию, проведение сеансов массажа, травяные ванночки.

Малыш должен находиться в спокойной обстановке, получать полноценный уход. Важно делать все, чтобы младенец получал максимальное количество кислорода. Неоспоримым правилом является регулярный осмотр неврологом и педиатром такого ребенка. Такие осмотры являются гарантией того, что недостаток кислорода будет вовремя обнаружен и предотвращен.

Разумеется, немаловажным фактором является поведение женщины в период беременности и квалифицированное сопровождение ее течения. Поэтому очень важен в данном случае и выбор врача.

Но при этом родители должны понимать, что от тщательного и правильного ухода за ребенком зависит очень многое. Когда острый период проходит, большинство нарушений со временем исчезают при условии правильного ухода за малышом и выполнения всех рекомендаций врача.

Как не допустить развития кислородного голодания

Существует ряд эффективных профилактических мер, которые помогут существенно понизить вероятность такого нарушения у ребенка:

  • Важно еще до зачатия и, конечно, в период беременности отказаться от пагубных привычек – курения, потребления алкоголя, неправильного питания.
  • Следует как можно чаще гулять на свежем воздухе и следить за тем, чтобы в помещении было проветрено.
  • Физическую активность тоже нужно практиковать, выполняя те упражнения, которые показаны при беременности. Это занятия гимнастикой в воде, плавание, дыхательные упражнения.
  • В меню должно быть как можно больше продуктов, содержащих железо. Это бобовые, шпинат, гречка, печень и др.
  • Важно не допускать инфекционных заболеваний.
  • Необходимо отслеживать активность плода, и при ее снижении или увеличении сразу же обращаться к врачу.

Образование: Окончила Ровенский государственный базовый медицинский колледж по специальности «Фармация». Окончила Винницкий государственный медицинский университет им. М.И.Пирогова и интернатуру на его базе.

Опыт работы: С 2003 по 2013 г. – работала на должностях провизора и заведующего аптечным киоском. Награждена грамотами и знаками отличия за многолетний и добросовестный труд. Статьи на медицинскую тематику публиковались в местных изданиях (газеты) и на различных Интернет-порталах.

Источник:
http://medside.ru/kislorodnoe-golodanie-ploda-pri-beremennosti

Гипоксия плода при беременности

Все мы знаем, что во время беременности мысли женщины устремляются в одном направлении. Она мечтает о будущем малыше, о счастливой совместной жизни, уже печется о его состоянии и комфорте и желает, чтобы кроха родился крепкий, здоровый и вовремя.

Чтобы плод во время беременности развивался полноценно и роды прошли благополучно, все процессы в обоих организмах – детском и материнском – должны протекать нормально, как положено. Любое нарушение может сказаться на состоянии малыша. А возникнуть такая ситуация может по многим причинам. Нередко беременным ставят диагноз «гипоксия плода». И это серьезный повод задуматься и действовать.

Что происходит?

Слово «гипоксия» означает недостаточность кислорода. То есть когда речь идет о гипоксии плода, это означает, что малыш недополучает кислород из материнского организма, и наступает кислородное голодание плода, как говорят медики. Такое состояние может развиться во время беременности (и тогда ставят диагноз хроническая гипоксия) или непосредственно при родах (речь идет об острой гипоксии).

Что же происходит, когда кислорода не хватает? Конечно, малыш начинает задыхаться. Но это не сразу. Прежде в его маленьком организме проходит ряд нарушений, последствия которых, если не выявить гипоксию и не предпринять лечебные меры вовремя, могут быть необратимыми.

Нехватка кислорода на ранних сроках беременности (когда происходит закладка и формирование органов и систем) может спровоцировать нарушение развития эмбриона, вплоть до аномалий и увечий. А на поздних сроках страдает ЦНС ребенка и физическое развитие: происходит задержка роста, новорожденный хуже адаптируется к новой среде, может иметь физические и психические отклонения. У деток, родившихся с гипоксией, отмечаются нарушения вегетативной нервной системы, гипертонус мышц, малыш беспокоен, капризничает, плохо ест и спит. Такой ребенок должен находиться под постоянным наблюдением невролога.

Когда плод переживает нехватку кислорода, все его органы и системы начинают работать в усиленном режиме, пытаясь добыть себе жизненно-важный газ. Это возможно благодаря повышенным компенсаторным возможностям маленького организма. Женщина ощущает такую активизацию усиленной подвижностью малыша. Но так может продолжаться недолго. И если нормальное поступление кислорода не восстановить и обмен веществ не нормализовать вовремя, вскоре наступает угнетение – ребеночек затихает, потому что без кислорода он больше не может двигаться. Последствия такого состояния могут быть необратимы. Поэтому, если после внезапно повышенной активности ваш малыш вдруг замирает (вы чувствуете не более 3 шевелений в час), к врачу следует обратиться немедленно! Выявить гипоксию с наибольшей достоверностью можно путем дополнительных исследований: кардиотокографии и допплерометрии.

Почему так бывает?

Кислород поступает ко всем нашим органам и системам вместе с кровью. Транспортирует кислород гемоглобин, а без железа он не вырабатывается. То есть при анемии (дефиците железа) выработка гемоглобина и соответственно поступление кислорода в кровь и дальше по всему организму естественным образом снижается. Однако нехватка железа в крови матери – не единственная причина возникновения гипоксии.

Во время беременности объемы циркулирующей крови в организме матери существенно возрастают, ведь через плаценту она питает плод. Если маточно-плацентарный обмен ухудшается, эмбрион не может получать необходимое количество всех питательных веществ, в том числе и кислорода, поступающих к нему с материнской кровью. Нарушение обмена веществ между мамой и плодом возникает при плацентарной недостаточности. Блокирует поступление кислорода к плоду и курение во время беременности, поскольку никотин сужает сосуды и кровообращение нарушается. А также известно, что табачный дым проникает к эмбриону через плаценту, и он оказывается в дымовой завесе – как же тут не задохнуться… Не лучшим образом действует на сосуды и алкоголь.

В целом, развитие гипоксии могут провоцировать ряд заболеваний (особенно хронические заболевания женщины) и нарушений в организмах плода и матери и в плаценте:

  • сердечно-сосудистые заболевания беременной женщины;
  • анемия;

Источник:
http://beremennost.net/gipoksiya-ploda-pri-beremennosti

Гипоксия плода

Гипоксия плода – внутриутробный синдром, характеризующийся комплексом изменений со стороны плода, обусловленных недостаточным поступлением кислорода к его тканям и органам. Гипоксия плода характеризуется нарушениями со стороны жизненно-важных органов, в первую очередь, ЦНС. Диагностика гипоксии плода включает проведение кардиотокографии, допплерометрии маточно-плацентарного кровообращения, акушерского УЗИ, амниоскопии. Лечение гипоксии плода направлено на нормализацию маточно-плацентарного кровотока, улучшение реологии крови; иногда данное состояние требует досрочного родоразрешения женщины.

  • Причины гипоксии плода
  • Классификация гипоксии плода
  • Проявления гипоксии плода
  • Диагностика гипоксии плода
  • Лечение гипоксии плода
  • Осложнения гипоксии плода
  • Профилактика гипоксии плода
  • Цены на лечение

Общие сведения

Гипоксия плода регистрируется в 10,5% случаев от общего числа беременностей и родов. Гипоксия плода может развиваться в различные сроки внутриутробного развития, характеризоваться различной степенью кислородной недостаточности и последствиями для организма ребенка. Гипоксия плода, развившаяся в ранние сроки гестации, вызывает пороки и замедление развития эмбриона. На поздних сроках беременности гипоксия сопровождается задержкой роста плода, поражением ЦНС, снижением адаптационных возможностей новорожденного.

Причины гипоксии плода

Гипоксия плода может являться следствием широкого круга неблагоприятных процессов, происходящих в организме ребенка, матери или в плаценте. Вероятность развития гипоксии у плода повышается при заболеваниях материнского организма – анемии, сердечно-сосудистой патологии (пороках сердца, гипертонии), заболеваниях почек, дыхательной системы (хроническом бронхите, бронхиальной астме и др.), сахарном диабете, токсикозах беременности, многоплодной беременности, ИППП. Негативно на снабжении плода кислородом отражается алкоголизм, никотиновая, наркотическая и другие виды зависимости матери.

Опасность гипоксии плода возрастает при нарушениях плодово-плацентарного кровообращения, обусловленных угрозой выкидыша, перенашиванием беременности, патологией пуповины, фетоплацентарной недостаточностью, аномалиями родовой деятельности и других осложнениях беременности и родового процесса. К факторам риска в развитии интранатальной гипоксии относят гемолитическую болезнь плода, врожденные аномалии развития, внутриутробное инфицирование (герпетическая инфекция, токсоплазмоз, хламидиоз, микоплазмоз и др.), многократное и тугое обвитие пуповины вокруг шейки ребенка, длительная по времени компрессия головки в процессе родов.

В ответ на гипоксию у плода, прежде всего, страдает нервная система, поскольку нервная ткань наиболее чувствительная к дефициту кислорода. Начиная с 6-11 недели развития эмбриона, недостаток кислорода вызывает задержку созревания головного мозга, нарушения в строении и функционировании сосудов, замедление созревания гематоэнцефалического барьера. Также гипоксию испытывают ткани почек, сердца, кишечника плода.

Незначительная гипоксия плода может не вызывать клинически значимых повреждений ЦНС. При тяжелой гипоксии плода развиваются ишемия и некрозы в различных органах. После рождения у ребенка, развивавшегося в условиях гипоксии, может наблюдаться широкий диапазон нарушений – от неврологических расстройств до задержки психического развития и тяжелых соматических отклонений.

Классификация гипоксии плода

По времени течения и скорости возникновения выделяют острую и хронически развивающуюся гипоксию плода.

Возникновение острой гипоксии плода обычно связано с аномалиями и осложнениями родового акта – стремительными или затяжными родами, прижатием или выпадением пуповины, длительным сдавлением головки в родовых путях. Иногда острая гипоксия плода может развиться в ходе беременности: например, в случае разрыва матки или преждевременной отслойки плаценты. При острой гипоксии стремительно нарастают нарушения функций жизненно важных органов плода. Острая гипоксия характеризуется учащением сердцебиения плода (более 160 уд. в мин.) или его урежением (менее 120 уд. в мин.), аритмией, глухостью тонов; усилением или ослаблением двигательной активности и т. д. Нередко на фоне острой гипоксии развивается асфиксия плода.

К хронической гипоксии приводит длительный умеренный дефицит кислорода, в условиях которого развивается плод. При хроническом дефиците кислорода возникает внутриутробная гипотрофия; в случае истощения компенсаторных возможностей плода развиваются те же нарушения, что и при остром варианте течения. Гипоксия плода может развиваться в ходе беременности или родов; отдельно рассматривается гипоксия, возникшая у ребенка после рождения вследствие болезни гиалиновых мембран, внутриутробной пневмонии и т. д.

С учетом компенсаторно-адаптационных возможностей плода гипоксия может приобретать компенсированные, субкомпенсированные и декомпенсированные формы. Поскольку при неблагоприятных условиях плод испытывает не только гипоксию, но и целый комплекс сложных нарушений обмена, в мировой практике данное состояние определяется как «дистресс-синдром», который подразделяется на дородовый, развившийся в родах и респираторный.

Проявления гипоксии плода

Выраженность изменений, развивающихся у плода под воздействием гипоксии, определяется интенсивностью и длительностью испытываемой кислородной недостаточности. Начальные проявления гипоксии вызывают у плода учащение сердцебиения, затем – его замедление и приглушенность тонов сердца. В околоплодных водах может появиться меконий. При гипоксии легкой степени увеличивается двигательная активность плода, при тяжелой – движения урежаются и замедляются.

При выраженной гипоксии у плода развиваются нарушения кровообращения: отмечается кратковременный тахикардия и подъем АД, сменяющиеся брадикардией и спадом АД. Реологические нарушения проявляются сгущением крови и выходом плазмы из сосудистого русла, что сопровождается внутриклеточным и тканевым отеком. В результате повышенной ломкости и проницаемости сосудистых стенок возникают кровоизлияния. Снижение тонуса сосудов и замедление кровообращение приводит к ишемизации органов. При гипоксии в организме плода развивается ацидоз, изменяется баланс электролитов, нарушается тканевое дыхание. Изменения в жизненно важных органах плода может вызывать его внутриутробную гибель, асфиксию, внутричерепные родовые травмы.

Диагностика гипоксии плода

Подозрение на то, что плод испытывает гипоксию, могут возникнуть при изменении его двигательной активности – беспокойном поведении, усилении и учащении шевелений. Длительная или прогрессирующая гипоксия приводит к ослаблению шевелений плода. Если женщина замечает такие изменения, ей следует немедленно обратиться к гинекологу, осуществляющему ведение беременности. При прослушивании сердцебиения плода акушерским стетоскопом врач оценивает частоту, звучность и ритм сердечных тонов, наличие шумов. Для выявления гипоксии плода современная гинекология использует проведение кардиотокографии, фонокардиографии плода, допплерометрии, УЗИ, амниоскопии и амниоцентеза, лабораторных исследований.

В ходе кардиотокографии удается отследить ЧСС плода и его двигательную активность. По изменению сердцебиения в зависимости от покоя и активности плода судят о его состоянии. Кардиотокография, наряду с фонокардиографией, широко применяется в родах. При допплерографии маточно-плацентарного кровотокаизучается скорость и характер кровотока в сосудах пуповины и плаценты, нарушение которого приводит к гипоксии плода. Кордоцентез под контролем УЗИ проводится для забора пуповинной крови и исследования кислотно-щелочного равновесия. Эхоскопическим признаком гипоксии плода может служить выявляемая задержка его роста. Кроме того, в процессе акушерского УЗИ оценивается состав, объем и цвет околоплодных вод. Выраженное многоводие или маловодие могут сигнализировать о неблагополучии.

Проведение амниоскопии и амниоцентеза через канал шейки матки позволяет визуально оценить прозрачность, цвет, количество околоплодной жидкости, наличие в ней включений (хлопьев, мекония), провести биохимические пробы (измерение рН, исследование содержания гормонов, ферментов, концентрации CO2). Амниоскопия противопоказана при предлежании плаценты, кольпите, цервиците, угрозе прерывания беременности. Непосредственная оценка амниотической жидкости осуществляется после ее излития в I периоде родов. В пользу гипоксии плода свидетельствует примесь в околоплодных водах мекония и их зеленоватый цвет.

Лечение гипоксии плода

В случае выявления гипоксии плода беременная госпитализируется в акушерско-гинекологический стационар. Наличие гипоксии плода требует коррекции имеющейся акушерской и экстрагенитальной патологии матери и нормализации фетоплацентарного кровообращения. Беременной показан строгий покой, оксигенотерапия. Проводится терапия, направленная на снижение тонуса матки (папаверин, дротаверин, эуфиллин, гексопреналин, тербуталин), уменьшение внутрисосудистой свертываемости (дипиридамол, декстран , гемодериват крови телят, пентоксифиллин).

Хроническая гипоксия плода требует введения препаратов, улучшающих клеточную проницаемость для кислорода и метаболизм (эссенциальных фосфолипидов, витаминов Е, С, В6, глутаминовой кислоты, глюкозы), антигипоксантов, нейропротекторов. При улучшении состояния беременной и уменьшении явлений гипоксии плода беременной может быть рекомендована дыхательная гимнастика, аквагимнастика, УФО, индуктотермия. При неэффективности комплексных мер и сохранении признаков гипоксии плода на сроке свыше 28 недель показано родоразрешение в экстренном порядке (экстренное кесарево сечение).

Роды при хронической гипоксии плода ведутся с использованием кардиомниторинга, позволяющего своевременно применять дополнительные меры. При острой гипоксии, развившейся в родах, ребенку требуется реанимационная помощь. Своевременная коррекция гипоксии плода, рациональное ведение беременности и родов позволяют избежать развития грубых нарушений у ребенка. В дальнейшем все дети, развивавшиеся в условиях гипоксии, наблюдаются у невролога; нередко им требуется помощь психолога и логопеда.

Осложнения гипоксии плода

Тяжелая степень гипоксии плода сопровождается тяжелейшими полиорганными дисфункциями у новорожденного. При гипоксическом поражении ЦНС может развиваться перинатальная энцефалопатия, отек мозга, арефлексия, судороги. Со стороны дыхательной системы отмечаются постгипоксическая пневмопатия, легочная гипертензия; сердечно-сосудистые нарушения включают пороки сердца и сосудов, ишемический некроз эндокарда и др.

Влияние гипоксии плода на почки может проявляться почечной недостаточностью, олигурией; на ЖКТ – срыгиваниями, рвотой, энтероколитом. Нередко вследствие тяжелой перинатальной гипоксии у новорожденного развиваются ДВС-синдром, вторичный иммунодефицит. Асфиксия новорожденных в 75-80% случаев развивается на фоне предшествующей гипоксии плода.

Профилактика гипоксии плода

Предупреждение развития гипоксии плода требует от женщины ответственной подготовки к беременности: лечения экстрагенитальной патологии и заболеваний органов репродуктивной системы, отказ от нездоровых привычек, рациональное питание. Ведение беременности должно осуществляться с учетом факторов риска и своевременным контролем за состоянием плода и женщины. Недопущение развития острой гипоксии плода заключается в правильном выборе способа родоразрешения, профилактике родовых травм.

Источник:
http://www.krasotaimedicina.ru/diseases/zabolevanija_gynaecology/fetal-hypoxia

Гипоксия плода – симптомы и последствия для ребенка

Гипоксия плода – полиорганный синдром, связанный с кислородным голоданием плода в период внутриутробного развития, характеризующийся комплексом патологических изменений со стороны многих органов и систем.

  1. Причины
  2. Классификация
    1. Шкала Апгар
  3. Симптомы
  4. Диагностика
  5. Лечение

Гипоксия плода регистрируется на различных этапах внутриутробного развития и диагностируется в каждом десятом случае беременности. От степени и продолжительности кислородной недостаточности зависит развитие плода в целом и процесс формирование отдельных органов и систем. Тяжелая и продолжительная гипоксия может закончиться внутриутробной смертью плода или формированием различных тяжёлых врожденных аномалий. В первую очередь страдают головной мозг, ЦНС и адаптационные способности новорожденного, но изменения могут коснуться любых других органов.

До момента появления на свет самостоятельное дыхание у плода отсутствует, легкие до самого рождения наполнены жидкостью. Единственный источник питания и дыхания для плода – плацента, в которую питательные вещества и кислород поступают из крови матери. При нарушении транспорта кислорода на любом этапе наступает кислородное голодание плода, развивается гипоксия.

Гипоксия плода – опасное состояние, требующее немедленного медицинского вмешательства и коррекции состояния здоровья беременной с целью предотвращения развития осложнений и сохранения жизни и здоровья плода.

Причины

Развитие гипоксии провоцируется многими факторами, поэтому однозначно указать причину и исключить её заблаговременно не всегда возможно. Существуют факторы и риски развития гипоксии, относительные причины, которые выявляются до наступления опасного состояния. Именно на борьбу с ними и направлена профилактическая работа акушера-гинеколога и самой беременной.

Гипоксия плода развивается при наступлении ряда факторов, связанных с состоянием здоровья матери, плода или поражением плаценты.

Наиболее частые причины развития гипоксии:

  • анемия;
  • артериальная гипертензия;
  • порок сердца, сердечная недостаточность и другие заболевания сердечно-сосудистой системы;
  • заболевания почек, хроническая почечная недостаточность;
  • заболевания органов дыхания – бронхит, туберкулез, эмфизема лёгких, онкология и пр.;
  • бронхиальная астма;
  • заболевания иммунной системы, иммунодефицит;
  • сахарный диабет;
  • эндокринные заболевания;
  • многоплодная беременность;
  • ИППП;
  • токсикозы;
  • алиментарная дистрофия, истощение вследствие недостатка питания матери и др.

Недостаточное снабжение плода кислородом провоцируется хронической интоксикацией, в том числе производственной (поэтому беременным женщинам крайне нежелательно работать на производстве с высоким выбросом вредных веществ в атмосферу, на лакокрасочном производстве, на многих предприятиях, где имеется контакт с большим количеством вредных веществ). Другие источники хронической интоксикации организма матери и, как следствие, плода – злоупотребление алкоголем, никотиновая и наркотическая зависимости.

Со стороны состояния здоровья плода причинами гипоксии могут быть:

  • врожденные генетически обусловленные аномалии;
  • гемолитическая болезнь;
  • внутриутробное инфицирование;
  • обвитие пуповины;
  • фетоплацентарная недостаточность;
  • компрессия головки;
  • внутриутробные травмы.

Резус-конфликт при разном резус-факторе у матери и будущего ребёнка обычно встречается при второй и последующих беременностях, если разные резус-факторы уже были у матери и первенца. Если резус-факторы матери и первого ребёнка совпадали, то вероятность возникновения резус-конфликта при второй беременности не так велика.

После 6–11-й недели беременности гипоксия провоцирует нарушения формирования головного мозга и ЦНС, нарушения строения сосудов, гематоэнцефалического барьера. Проблемы созревания и формирования могут коснуться почек, скелета, сердца, легких, кишечника и других органов.

Не всегда гипоксия ведёт к возникновению серьёзных проблем. Кратковременное и незначительное кислородное голодание с успехом компенсируются в последующие недели, но если гипоксия принимает хронический или затяжной характер, то риск осложнений возрастает многократно.

Классификация

По длительности течения и скорости развития гипоксию принято разделять на острую и хроническую.

Острая гипоксия чаще отмечается при осложнённых тяжелых родах и связана с затяжными или, наоборот, стремительными родами, выпадением или прижатием пуповины, длительной фиксацией и сдавливанием головки. Острая гипоксия развивается при отслойке плаценты и разрыве матки.

Хроническая гипоксия связана с длительным нарушением поступления кислорода к плоду. Любой из перечисленных факторов провоцирует нарушение кровоснабжения плода через плаценту или обеднение крови кислородом, нарушение всасываемости кислорода плодом. Все это приводит к развитию хронической гипоксии и её осложнений.

Шкала Апгар

В 1952 году американская врач Вирджиния Апгар предложила шкалу оценки состояния новорожденного в первые минуты после рождения.

Не всегда низкие баллы по шкале Апгар обусловлены именно гипоксией плода или новорожденного, но очень часто плохое состояние новорожденного обусловлено именно кислородным голоданием.

По шкале Апгар оценке от 1 до 3 баллов подлежат пять объективных критериев:

  1. Окраска кожи.
  2. Частота сердечных сокращений.
  3. Рефлекторная активность.
  4. Мышечный тонус.
  5. Дыхание.

Оценка 8–10 баллов считается отличной, это норма, при которой за здоровье малыша можно не беспокоиться. Оценка 4–7 баллов требует внимания со стороны акушера. Повторная оценка производится через пять минут после рождения. Обычно она поднимается до 8–10 баллов, если нет, то требуется внимательный осмотр малыша неонатологом и принятие решения о дополнительных мерах. Это умеренная гипоксия, которая нуждается в компенсации, но обычно не приводит к тяжелым последствиям. 0–3 балла – асфиксия, тяжёлая гипоксия, требующие принятия экстренных мер, реанимации.

Симптомы

В первые недели распознать гипоксию очень трудно, она практически никак себя не проявляет. Наличие факторов риска заставляет женщину и акушера-гинеколога с повышенным вниманием следить за состоянием здоровья будущей матери, производить косвенную оценку состояния плода. Необходимо компенсировать возможную анемию, обеспечить полноценное питание, отдых и пребывание на свежем воздухе.

После 20-й недели уже созревающий плод начинает активную жизнедеятельность, по выраженности и интенсивности которой можно судить о его состоянии. Если плод вдруг стал менее активным, меньше двигается и «пинается», то это может свидетельствовать о начале развития кислородного голодания, необходимо немедленно обратиться к врачу для проведения полноценной диагностики.

Начальные этапы развития гипоксии проявляются тахикардией – учащением сердцебиения. О прогрессировании кислородного голодания свидетельствует брадикардия (урежение пульса) и снижение активности, сердечные тоны приглушены. В околоплодных водах могут появиться примеси первородного кала, мекония. Это говорит о тяжёлой гипоксии плода и требует принятия экстренных мер для спасения жизни будущего ребёнка.

Диагностика

При первых признаках гипоксии врач проводит аускультацию сердечных тонов и ЧСС плода. При выраженных симптомах тахикардии или брадикардии необходимо дальнейшее целенаправленное обследование.

Кардиотокография и фонокардиография позволяют определить ЧСС плода, его активность. С помощью допплерометрии маточно-плацентарного кровотока можно оценить состояние кровоснабжения плода за счет скорости и характеристик кровотока в сосудистом русле пуповины и плаценты. При ультразвуковом исследовании выявляется задержка развития и роста плода, угнетение двигательной активности. Много- или маловодие являются косвенными свидетельствами и предрасполагающими факторами развития кислородного голодания.

Благодаря амниоскопии и амниоцентезу можно оценить околоплодные воды, их цвет, прозрачность, наличие примесей, сделать биохимические пробы.

Лечение

При диагностировании гипоксии плода женщина нуждается в госпитализации. Стационарно производится борьба с акушерско-гинекологическими и соматическими патологиями беременной и коррекция фетоплацентарного кровообращения. Необходим полный покой, полноценное питание, исключение любых внешних раздражителей.

Для коррекции гипертонуса матки назначаются папаверин, эуфиллин, дротаверин и другие спазмолитические препараты. Для снижения внутрисосудистой свертываемости крови – дипиридамол, пентоксифиллин и пр.

Препараты, способствующие нормализации внутриклеточной проницаемости – витамины Е, С, В6, глюкоза, глютаминовая кислота, антиоксиданты, нейропротекторы.

В качестве дополнительного способа лечения и в целях профилактики назначаются УФО, дыхательная гимнастика, индуктотермия.

После родов все дети подлежат постоянному наблюдению у невролога, у педиатра, по показаниям – у ортопеда, детского кардиолога, детского гинеколога, логопеда, детского психиатра.

Правильная и своевременная профилактика гипоксии плода заключается в предварительном выборе родовспоможения и правильном ведении родов, постоянном мониторинге состояния беременной и предупреждения родовых травм и внутриутробных инфекций, но в первую очередь необходимо уделить должное внимание сбору анамнеза женщины и её обследованию.

Источник:
http://www.baby.ru/wiki/problemyi-pri-beremennosti/gipoksia-ploda/

Гипоксия в родах. Помощь остеопата

Гипоксически-ишемическое поражение центральной нервной системы перинатального генеза – это очень частый диагноз, с которым обращаются родители со своими детьми. 75-85% заболеваний нервной системы у детей своими истоками уходят в ранние сроки внутриутробного развития или проблемы в родах. Внутриматочная гипоксия и гипоксия в родах обуславливают нарушения маточно-плацентарного кровообращения, что может сопровождаться недостатком кислорода у плода. Гипоксические нарушения у детей часто связаны с функциональным дисбалансом, ограничением кровотока и движения ликвора. Остеопатия нормализует движения в теле и способствует питанию мозга, исправлению негативных послествий перенесенной гипоксии.

Гипоксия и асфиксия, происходящие в родах и в период новорожденности, не проходят бесследно и могут оказать негативное воздействие на развивающийся мозг. Исходом может стать значительная потеря нейронов, дистрофические изменения нервных клеток в коре головного мозга и в подкорковых структурах и желудочках головного мозга.

В клинической картине могут быть такие симптомы:

При дефиците кислорода нарушается ауторегуляция мозгового кровообращения, изменяется проницаемость нейронов, нарушается обмен веществ в нервных клетках, скапливаются вредные аминокислоты и свободные радикалы. В результате токсических действий этих веществ наступает гибель нейронов, возникает запрограммированная смерть нервных клеток.  С учетом прогрессирования деформации нейронов, клинические симптомы могут проявиться позже, через несколько лет. Это говорит о том, что дети после перенесенной гипоксии должны наблюдаться неврологом и остеопатом.

Диагностика гипоксии

Дети с диагнозом перинатальное постгипоксическое поражение ЦНС наблюдаются неврологом в течение 2 лет. По истечении этого срока диагноз снимается, либо меняется на более сложный (ДЦП, гидроцефалия и тд).

Методы диагностики постгипоксического состояния:
  • УЗИ головного мозга показывает анатомию нервной системы
  • электроэнцефалограмма (ЭЭГ) характеризует функцию нейронов
  • допплерография сосудов головного мозга характеризует функции сосудов мозга, с какой скоростью и симметричностью они работают и насколько качественно доставляют кислород мозгу.
  • МРТ крайне редко делается детям в первые 2 года, так как требуется наркоз для проведения этого исследования.

На УЗИ головного мозга определяются следующие постгипоксические изменения:
  • Кисты (появляются уже после 10-14 дня после гипоксии).
  • Деформация извилин и борозд головного мозга.
  • Перивентрикулярная лейкомаляция – некроз клеток мозга вокруг желудочков мозга, является в плане прогноза крайне неприятным симптомом, часто заканчивается гидроцефалией и ДЦП.
  • Увеличение размеров желудочков мозга, межполушарной щели и других ликворосодержащих пространств.

Периодичность проведения исследований у детей, перенесших гипоксию, 1 раз в 3 месяца до года и 1 раз в 6 мес. на втором году жизни.

Оценка по шкале Апгар не единственный критерий перенесенной гипоксии. Например, у плода, в ответ на недостаток кислорода, открывается сфинктер прямой кишки и меконий выходит в околоплодные воды, из-за чего они становятся зелеными. О кислородном голодании может свидетельствовать также состояние плаценты (преждевременное старение, аномалия развития сосудов, и т.д.). Иногда такие дети рождаются с высокой оценкой по шкале Апгар, но гипоксия все-таки имела место.

Мозг детей в первые 2 года жизни очень пластичный и с удовольствием принимает все методы лечения, быстро откликается и выдаёт прекрасные результаты. В последнее время остеопатическое лечение занимает заслуженное место в программе лечения детей, перенесших гипоксию.

Последствия гипоксии

Ранее мы рассматривали причины и диагностику постгипоксических состояний и договорились о том, что дети, родившиеся с оценкой 7 баллов по Апгар и ниже, рассматриваются как перенесшие гипоксию. К этой группе также относятся дети, имевшие обвитие пуповиной, недоношенные дети и т.д.

Крайне важно регулярно проводить осмотры таких детей в динамике в определенные возрастные периоды: 1 мес., 3 мес., 6 мес., 9 мес., 1 год. Целью осмотра и наблюдения является профилактика и уменьшение хронических заболеваний и снижение степени отдаленных последствий. Около 83% детей, перенесших гипоксию, имеют поражения ЦНС в различных проявлениях и сочетаниях.

В течении заболевания выделяют 3 периода:
  • острый период до 1 мес.
  • восстановительный период с 2 мес. до 2 лет
  • исход заболевания — после 2 лет.

Самые частые симптомы поражения ЦНС в остром и восстановительном периоде. Иногда эти симптомы проявляются в сочетании друг с другом:
  • Синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости.
  • Ребенок очень беспокойный, негативный к осмотру, отмечаются нарушения сна, нарушения мышечного тонуса и т.д.
  • Гипертензионно-гидроцефальный синдром.
  • Из-за увеличения количества жидкости в пространствах головного мозга повышается внутричерепное давление. Характеризуется быстрым темпом прироста окружности головы, большим родничком, беспокойным поведением, частыми срыгиваниями.
  • Вегето-висцеральный синдром.
  • Нарушение функций ЖКТ, частые срыгивания, частый стул или запоры, вздутие живота. Нарушение регуляции тонуса сосудов, которое проявляется как неравномерность окраски кожи (мраморность). Нарушение ритма дыхания и сердечных сокращений.
  • Синдром угнетения ЦНС.
  • Снижение двигательной активности, снижение тонуса мышц, ослабление рефлексов сосания и глотания.
  • Пирамидный синдром.

Выражается гипертнусом икроножных мышц, тугоподвижностью в голеностопных суставах, хождением на цыпочках, задержкой темпов речевого развития, а также двигательного.

При наличии данных симптомов не стоит дожидаться планового осмотра, лучше сразу обратиться к неврологу и остеопату для ранней диагностики и лечения.

Лечение гипоксии

Постгипоксическое поражение ЦНС требует этапного лечения после проведения реанимационных мероприятий (если они были необходимы) начинается восстановительный период, применяется:

  • ЛФК
  • массаж
  • физиотерапевтическое лечение
  • медикаментозная терапия (ноотропные препараты, сосудистые препараты, витамины)
  • гидрокинезотерапия (плавание)
  • все активнее применяются такие методы, как бобат-терапия, войта-терапия, которые особенно полезны для детей с нарушением мышечного тонуса
  • остеопатия.

Остеопатическое лечение гипоксии в родах

Остеопатическое лечение по праву занимает одно из ведущих мест в реабилитации детей, перенесших гипоксию. Балансировка костей черепа позволяет снять напряжение с твердой мозговой оболочки и с полушарий головного мозга, тем самым обеспечивая максимально полноценное функционирование ЦНС.

Остеопатические методики позволяют осуществить дренаж венозных синусов, в результате чего налаживается резорбция ликвора и нормализуется внутричерепное давление. Освобождение шейного отдела позвоночника, устранение кривошеи способствует адекватному кровоснабжению головного мозга.

Раннее проведение остеопатического лечения на первом году жизни позволяет детям не только не отставать в развитии от своих сверстников, но иногда даже развиваться с опережением. Очень важно проводить это лечение с первых месяцев жизни, так как это поможет избавиться от отдаленных клинических патологических симптомов. Сеансы остеопатии детям проводятся начиная с первого месяца жизни. Остеопатическое лечение, создавая оптимальное функционирование ЦНС останавливает процесс постгипоксических изменений в нейронах, тем самым как-бы перепрограммирует мозг на полноценное развитие.

Не нужно бояться гипоксии, нужно предпринять весь комплекс мер для реабилитации после неё. Тем более, что современная медицина даёт нам множество инструментов для этого.

Преимущества лечения последствий гипоксии родов в нашем медицинском центре Неонатус Санус

Наша клиника остеопатии и неврологии на Васильевском острове «Неонатус Санус » — здоровье с рождения,  имеет большой практический опыт профилактики и лечении новорожденных детей, младенцев и детей грудничкового возраста.

Мы умеем и любим работать с маленькими детьми!

В нашей клинике работают опытные врачи-остеопаты, неврологи. Каждому малышу уделяется много внимания, чтобы понять ребенка, точно оценить его состояние, дать рекомендации родителям и при необходимости провести эффективное остеопатическое лечение.

В нашем центре вы можете получить лучшее обследование, лечение и рекомендации от ведущих специалистов Санкт-Петербурга.

Клинический пример лечения последствий гипоксии в нашем остеопатическом центре

Отзыв наших пациентов о лечении гипоксии

Катюша родилась от первой беременности на сроке 40 недель. Состояние после рождения было тяжелым за счёт асфиксии. Оценка по шкале Апгар 1/4 балла. Через 3 часа в связи с дыхательной недостаточностью и судорогами была переведена на реанимационное отделение. Проводилась искусственная вентиляция легких, гипотермия мозга.

Результатом тяжелой гипоксии мозга явился диагноз: Детский Церебральный Паралич, правосторонний спастический гемипарез. В возрасте 1 года 6 месяцев она впервые появилась в нашем центре. Основной жалобой была задержка двигательного развития, ходьба самостоятельная появилась только в 1год и 4 месяца. При ходьбе испытывала большие проблемы в связи с высоким гипертонусом мышц по всей правой стороне, отмечалось косоглазие и беспокойное поведение.

После проведённого лечения у девочки практически нормализовался мышечный тонус, походка максимально приблизилась к физиологической, у девочки прекрасное речевое развитие, она с удовольствием ходит в детский сад и общается со сверстниками.

Благодарим родителей за предоставленный видеоматериал.

Видеоотзыв смотрите по сслыке

Умеренная внутриутробная гипоксия плода как клинически значимая модель для изучения антигипоксической активности лекарственных средств | Шустов

1. Виноградов В.М. Некоторые итоги и перспективы изучения гутимина — одного из первых антигипоксических средств / Фармакология амидиновых соединений. — Кишинев. 1972. С. 106-115.

2. Каркищенко Н.Н., Уйба В.В., Каркищенко В.Н., Шустов Е.Б., Котенко К.В., Оковитый С.В. Очерки спортивной фармакологии. Т. 2. Векторы фармакопротекции / под ред. Н.Н. Каркищенко и В.В. Уйба. — М., СПб.: Айсинг. 2014. 448 с.

3. Методические рекомендации по экспериментальному изучению препаратов, предлагаемых для клинического изучения в качестве антигипоксических средств / под ред. Л.Д. Лукьяновой. — М., 1990. 18 с.

4. Микашинович З.И. и др. Метаболические аспекты внутриутробной гипоксии плода при сердечно-сосудистой патологии у беременных. — Ростов-на-Дону. 2008. 158 с.

5. Полянчикова О.Л. Клинические и метаболические факторы в патогенезе задержки развития плода и выборе акушерской тактики / автореф. дисс.…д.м.н.: М., 2010.

6. Руководство по лабораторным животным и альтернативным моделям в биомедицинских исследованиях / под ред. Н.Н. Каркищенко, С.В. Грачева. — М.: Профиль-2С. 2010. 358 с.

7. Семенов Х.Х., Каркищенко Н.Н., Матвеенко Е.Л., Капанадзе Г.Д. Влияние острой гипобарической гипоксии на репродуктивную функцию лабораторных крыс и мышей. Сообщение 1. Исследование последствий воздействия острой гипобарической гипоксии на стадии раннего органогенеза на жизнеспособность эмбрионов у самок крыс и мышей // Биомедицина. 2012. № 3. С. 73-78.

8. Шустов Е.Б. Повышение устойчивости к экстремальным воздействиям при астении / автореф. дисс. … д.м.н. — СПб: ВМедА. 1996. 38 с.

9. Шустов Е.Б., Каркищенко Н.Н., Каркищенко В.Н., Семёнов Х.Х. Анализ параметров индивидуальной устойчивости лабораторных животных к гипоксии в интересах биологического моделирования нейропротекторного и антигипоксического действия лекарственных средств // Биомедицина. 2013. № 4. С. 149-157.

Причины острой интранатальной и постнатальной гипоксии у новорожденных | Перепелица

1. Володин Н.Н.

2. Островская О.В., Ивахнишина Н.М., Наговицына Е.Б., Власова М.А., Морозова О.И.Инфекционные факторы при перинатальной смертности.Бюл. Федерального центра сердца, крови и эндокринологии им. ВА. Алмазова.2010; 6: 49—50.

3. Перепелица С.А., Голубев А.М., Мороз В.В.Дыхательная недостаточность у недоношенных детей, рожденных от многоплодной беременности.Общая реаниматология.2010; 6 (6): 18—24.

4. Перепелица С.А., Голубев А.М., Мороз В.В., Шмакова М.А.Прена-тальный морфогенез легких и предпосылки для развития РДС у недоношенных новорожденных.Общая реаниматология.2010; 6 (6): 53—58.

5. Ньюэлл М.Л., Мак-Интайр Дж.(ред.). Врожденные и перинатальные инфекции: Предупреждение, диагностика и лечение. СПб.; 2004.

6. Дубова Е.А., Павлов К.А., Боровкова Е.И., Байрамова М.А., Макаров И.О., Щеголев А.И.Фактор роста эндотелия сосудов и его рецепторы в плаценте беременных с ожирением.Бюл. эксперим. биологии и медицины.2011; 151 (2): 218—223.

7. Дубова ЕА., Павлов КА., Есаян Р.М., Дегтярева Е.И., Шестакова М.В., Щеголев А.И., СухихГ.Т.Фактор роста эндотелия сосудов и его рецепторы в плаценте беременных, страдающих сахарным диабетом 1-го типа.Бюл. эксперим. биологии и медицины.2011; 152 (9): 337—341.

8. Перепелица С.А., Голубев А.М., Мороз В.В.Респираторный дистресс-синдром новорожденных: ранняя диагностика, профилактика и лечение.Общая реаниматология.2012; 8 (4): 95—102.

9. Краснопольский В.И., Логутова Л.С., Туманова ВА., Савельев С.В., Титченко Л.И., Баринова И.В., Пырсикова Ж.Ю., Барыкина О.П., Аксенова А.А., Артюков И.А., Виноградов А.В., Барабанов В.М., Дубинина В.Ю., Романова С.А.Клиническая, ультразвуковая и морфологическая характеристики хронической плацентарной недостаточности.Акушерство и гинекология.2006; 1: 13—16.

10. Афанасьева Н.Ф., Стрижаков А.Н.Исходы беременности и родов при фетоплацентарной недостаточности различной степени тяжести.Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии.2004; 2 (3): 1—13.

11. Барашнев Ю.И.Перинатальная неврология. М.: Триада-Х; 2001: 325.

12. Перепелица С.А., Голубев А.М., Мороз В.В., Алексеева С.В., Мельниченко ВА.Воспалительные изменения в плаценте и бактериальная инфекция у недоношенных новорожденных с дыхательной недостаточностью.Общая реаниматология.2012; 8 (3): 18—24.

13. Зубков В.В., Михайлова О.И., Тютюник В.Л.Особенности раннего неонатального периода и первого года жизни детей, родившихся у матерей с плацентарной недостаточностью инфекционного генеза.Вопросы практич. педиатрии.2010; 5 (2): 13—17.

14. Перепелица С.А., Голубев А.М., Мороз В.В.Особенности рентгенологических изменений в легких у недоношенных новорожденных с дыхательной недостаточностью.Общая реаниматология.2011; 7 (1): 25—30.

Гипоксия плода — обзор

Неонатальная асфиксия

Хроническая внутриутробная асфиксия влияет на кровоток в плаценте, а инфаркт плаценты отрицательно влияет на рост плода. В случае хронической внутриутробной асфиксии роды могут плохо переноситься, и может потребоваться реанимация новорожденных. Когда требуется реанимация новорожденных, первичные или вторичные последствия асфиксии, включая ацидоз, судороги, преходящую сердечную дисфункцию (например, кардиомиопатию или трикуспидальную недостаточность), легочную гипертензию, почечную недостаточность (например.g., острый некроз канальцев), желудочно-кишечные / печеночные инсульты (например, некротический энтероколит [NEC]) или нарушения свертывания крови .

Послеродовая асфиксия часто является результатом ряда внутриутробных событий, но она также может быть вызвана событиями, происходящими во время родов. Незрелые механизмы контроля дыхания могут предрасполагать новорожденных, особенно недоношенных, к опасным для жизни реакциям на асфиксию. Например, реакция на гипоксию в течение первых 3-4 недель жизни может быть парадоксальной, поскольку гипоксия вызывает короткий период гиперпноэ, за которым следует брадипноэ (Cross and Oppe, 1952; Brady and Ceruti, 1966).Гипотермия и гиперкапноэ притупляют начальное гиперпноэ (Ceruti, 1966; Rigatto et al., 1975). Респираторная реакция на углекислый газ увеличивается как с постнатальным, так и с гестационным возрастом (см. Главу 3, Респираторная физиология у младенцев и детей) (Rigatto et al., 1975).

Хотя гипоксия может иметь долгосрочные последствия для плода и новорожденного, гипероксия также может вызывать серьезные осложнения, особенно у недоношенных детей. Например, гипероксия поражает недоношенных детей, особенно рожденных до 32 недель ‘. беременность, к значительному риску ретинопатии недоношенных (ROP; см. ниже) и, в некоторых случаях, слепоты (см. главу 27, Анестезия для офтальмологической хирургии) (Sylvester, 2008).В норме Pao 2 плода составляет от 20 до 30 мм рт. После рождения Pao 2 60 мм рт. Ст., Вероятно, является гипероксичным для младенцев, рожденных в возрасте от 24 до 36 недель ‘; беременность. Чтобы избежать последствий окислительного стресса у новорожденных, сатурация кислорода для недоношенных детей обычно поддерживается в пределах от 88% до 93% (Pao 2 от 45 до 60 мм рт. Ст.) В отделении интенсивной терапии, и аналогичные уровни Sao 2 составляют уместно в операционной. Непрерывное измерение Sao 2 позволяет легче поддерживать желаемое насыщение кислородом.Следует отметить одного недоношенного ребенка, у которого никогда не было повышенного Pao 2 , кроме как в операционной, но у которого развилась ROP после операции (Betts et al., 1977).

Внутриутробная гипоксия — обзор

Физиология допплер-велоциметрии

При гипоксии плода или других формах стресса развиваются отклонения формы волны скорости плода. Хотя систолический компонент отражает интенсивность сердечной функции плода, диастолический компонент кривых скорости плода имеет наибольшее значение при оценке состояния плода, поскольку он отражает величину периферического сопротивления, которое нижнее сосудистое русло оказывает сердцу.По мере увеличения периферического сопротивления скорость кровотока уменьшается во время сердечной диастолы. Следовательно, у плода с инфарктом плаценты и связанным с этим увеличением внутриплацентарного сопротивления со временем наблюдается рост систолического отношения к диастолическому. Если сопротивление повышается достаточно высоко, кровоток в диастоле может полностью прекратиться. В крайних случаях может наблюдаться обратный диастолический поток. Многие исследователи сообщали о связи отсутствия конечных диастолических скоростей (AEDV) в пупочной артерии с ЗВУР, аспирацией мекония, внутриутробной гибелью плода и асфиксией при рождении.

При беременности, осложненной ЗВУР, от двух третей до трех четвертей плодов демонстрируют чрезмерно высокий индекс плацентарной резистентности (систолическое / диастолическое соотношение или индекс резистентности) (Trudinger et al, 1991). Плоды с аномальной формой волны скорости кровотока имеют более высокую частоту неонатальной заболеваемости, чем плоды с нормальными результатами исследования.

Гистологически высокое сопротивление плаценты, о чем свидетельствует аномальная форма волны доплеровского кровотока в пуповине, связана с уменьшением количества мелких (диаметром <90 мкм) артерий в третичных ворсинах плаценты (сосуды сопротивления) (Giles et al, 1985) облитерирующие изменения остальных сосудов.

Нарушения скорости кровотока могут возникать в других сосудистых руслах у плода, страдающего гипоксемией. Когда уровень кислорода в пуповинной венозной крови падает, мозговое кровообращение компенсируется увеличением кровотока в сонных артериях. Соответственно, при прогрессирующей гипоксии внутримозговое сосудистое сопротивление обычно падает, а диастолическая скорость увеличивается. Это может отрицательно сказаться на скорости потока в нисходящей аорте, снабжающей большинство внутренних органов плода.Уровень внутриутробной гипоксемии в любой момент времени может быть лучше всего выражен как сумма воздействий на пупочное, церебральное и аортальное кровообращение.

Поскольку связь сердца плода с плацентарным, церебральным и висцеральным кровообращением находится в динамическом состоянии потока во время беременности, индексы формы волны скорости плода должны быть скорректированы с учетом гестационного возраста. Нормативные таблицы для индекса пульсации и систолического диастолического отношения были опубликованы Schulman и соавторами (1984).

Нарушения формы волны скорости плода (особенно диастолические изменения) обычно становятся очевидными за 1–3 недели до появления аномалий других клинических параметров, таких как частота сердечных сокращений плода, объем околоплодных вод и АД плода. Во время беременности маточный кровоток заметно увеличивается с минимальным сопротивлением, вторичным по отношению к воздействию эстрогена на маточное кровообращение. На достаточно ранних сроках беременности можно задокументировать кривые скорости плода в маточно-плацентарной циркуляции, а при некоторых материнских заболеваниях, таких как хроническая гипертензия и гипертензия, вызванная беременностью, могут быть задокументированы отклонения в кривых скорости плода в маточно-плацентарной фазе.Фактически, Кэмпбелл и соавторы (1986) отметили аномалии маточно-плацентарного кровообращения примерно с 20 недель беременности, при которых развились тяжелые ЗВУР или гипертензия, вызванная беременностью.

Гипоксия плода | Адвокаты Сиракуз по вопросам медицинской халатности DeFrancisco & Falgiatano, LLP

Опытные поверенные по родовым травмам, помогающие семьям в северной части штата Нью-Йорк

Часто дистресс плода выявляется по аномальной частоте сердечных сокращений плода. Он используется для описания плода, не получающего достаточно кислорода во время беременности или родов.Плод может быть лишен достаточного количества кислорода по ряду причин, включая курение матери, низкий уровень кислорода в крови матери, выпадение пуповины или инфаркт плаценты. Иногда задержка внутриутробного развития плода вызывается гипоксией плода или является ее следствием. Если ваш ребенок получил родовые травмы из-за гипоксии плода, которая не была должным образом устранена или обращена врачом в Сиракузах, Рочестере или за его пределами, вы можете взыскать убытки с поставщика медицинских услуг. В DeFrancisco & Falgiatano наши юристы по фетальной гипоксии в Сиракузах гордятся тем, что обеспечивают надежное юридическое представительство по искам наших клиентов против небрежных поставщиков медицинских услуг.

Претензии, возникающие в результате гипоксии плода

И «асфиксия», и «гипоксия» используются для описания недостаточного количества кислорода, обеспечиваемого ребенку до, во время или сразу после рождения. Признаки того, что ребенку не хватает кислорода, включают неустойчивую или пониженную частоту сердечных сокращений плода и отсутствие движений. Есть разные причины гипоксии плода. Во-первых, у матери есть заболевание, при котором снижается уровень кислорода в крови. Другая проблема заключается в том, как плацента обеспечивает кислород.

Однако в некоторых случаях врачебная халатность приводит к родовой травме или осложнению родов, например дистоции плеча, которая снижает количество кислорода, которое получает ребенок.Например, врач может чрезмерно стимулировать матку с помощью слишком большого количества питоцина. Медсестра может не контролировать кровяное давление матери. Или врач может не вызвать роды у матери, страдающей гестационным диабетом, что позволит ей умереть после свидания, и плацента может перестать функционировать. Результатом может быть гипоксия плода. Признаки при рождении включают посинение или бледность кожи, более низкую частоту сердечных сокращений, ослабленный мышечный тонус, более слабый крик, плохие рефлексы и затрудненное дыхание. Если вы заметили какой-либо из этих признаков, вам следует обратиться к поверенному по поводу гипоксии плода в районе Сиракуз, который может расследовать ситуацию.

Когда гипоксия плода не лечится или не лечится должным образом, это может привести к травме головного мозга, церебральному параличу, когнитивным проблемам, гипоксической ишемической энцефалопатии или даже смерти. Умеренная или тяжелая гипоксия плода существенно увеличивает риск пожизненной инвалидности ребенка. Не существует лекарства от повреждения мозга, вызванного умеренной или тяжелой гипоксией, а затраты на лечение этих состояний непомерно высоки — часто намного больше, чем ожидают новые родители за новорожденного или ребенка.Семьям часто требуется терапия, чтобы справиться с проблемами ухода за ребенком с когнитивными проблемами или повреждениями головного мозга. Можно привлечь к ответственности врача, если врачебная халатность вызывает гипоксию плода и родовые травмы.

Если вам необходимо установить врачебную халатность для возмещения ущерба после того, как у вашего ребенка разовьется гипоксия плода, ваш поверенный по гипоксии плода в Сиракузах должен будет доказать, что скорее всего, чем маловероятно, были отношения между врачом и пациентом, врачом или другим лицом. Медицинский работник отклонился от принятых профессиональных стандартов в отношении таких пациентов, как мать и ребенок, в определенной географической области, и это отклонение привело к тому, что ваш ребенок получил травмы.Когда врачу не удается справиться с гипоксией плода должным образом и в соответствии с тем, как с этим справились бы другие поставщики медицинских услуг, находящиеся в аналогичном положении, он может нести ответственность за причиненный ущерб.

Ущерб, который вы можете возместить от имени своего ребенка, включает лечение, медицинское оборудование, лекарства, стоимость пожизненного и реабилитационного ухода, терапию, боль и страдания, а также потерянное удовольствие от жизни. Вы также можете возместить ущерб, причиненный вашим эмоциональным расстройством, когда гипоксия плода ребенка приводит к серьезным эмоциональным расстройствам для другого родителя ребенка и вас.

Найдите юриста по фетальной гипоксии в Сиракузах или окрестностях

Роды должны быть радостным временем. Однако для родителей, чьи дети страдают родовыми травмами, это может быть время огромного стресса, поскольку они пытаются решить, как справиться с такими проблемами, как чрезмерно дорогостоящее лечение или необходимость в уходе на протяжении всей жизни. Если ваш ребенок получил травмы из-за того, что врач не смог должным образом справиться с гипоксией плода, наша юридическая фирма может помочь вам взыскать убытки с ответственных сторон.Мы также представляем семьи в Рочестере, Бингемтоне, Оберне, Эльмире, Норвиче, Кортленде, Дели, Херкимере, Уотертауне, Ловилле, Онейде, Вампсвилле, Ютике, Канандаигуа, Освего, Куперстауне, Итаке, Лионе и во всех северных регионах штата Нью-Йорк. Позвоните нам по телефону 315-479-9000 или свяжитесь с нами через нашу онлайн-форму.

Гипоксия плода и структурные аномалии мозга у больных шизофренией, их братьев и сестер и контрольной группы | Врожденные пороки | JAMA Psychiatry

Фон Уменьшение количества серого вещества в корковом веществе и увеличение спинномозговой жидкости (ЦСЖ) — надежные корреляты шизофрении, но их связь с акушерскими и другими этиологическими факторами риска еще предстоит установить.

Методы Структурированные диагностические интервью, записи из акушерской больницы и магнитно-резонансная томография головного мозга были получены у 64 пациентов с шизофренией или шизоаффективностью (репрезентативны для всех таких пробандов в когорте Хельсинки, Финляндия), а также у 51 их непсихотических полных братьев и сестер и 54 демографически сходные контрольные группы без семейных историй психозов.

Результаты Гипоксия плода предсказывала уменьшение серого вещества и увеличение спинномозговой жидкости с двух сторон по всей коре у пациентов (размер эффекта серого вещества, −0.От 31 до -0,56; Размер эффекта CSF от 0,25 до 0,47) и братьев и сестер (размер эффекта серого вещества от 0,33 до 0,47; размер эффекта CSF от 0,17 до 0,33), наиболее сильно в височной доле. Величина эффекта была в 2–3 раза выше среди случаев, рожденных маленькими для их срока гестации. Гипоксия также достоверно коррелировала с увеличением желудочков, но только у пациентов (величина эффекта 0,31). Напротив, гипоксия плода не была связана ни с белым веществом среди пациентов и братьев и сестер, ни с каким-либо типом ткани в какой-либо области среди контрольной группы.Ассоциации не зависели от членства в семье, общего объема мозга, возраста, пола, злоупотребления психоактивными веществами и пренатальной инфекции.

Выводы Гипоксия плода связана с более выраженными структурными аномалиями мозга у больных шизофренией и их братьев и сестер, не являющихся шизофрениками, чем среди контрольной группы с низким генетическим риском шизофрении. Этот образец результатов указывает на учет взаимодействия генов и окружающей среды в патогенезе нервного развития расстройства.

СТРУКТУРНЫЕ НАРУШЕНИЯ МОЗГА — надежные корреляты шизофрении, но их причины окончательно не установлены. 1 -3 Нейромоторный и когнитивный дефициты у детей до шизофрении 4 -6 и смещение ламинарных нейронов кортикального слоя у больных шизофренией при вскрытии 7 -10 предполагают, что по крайней мере некоторые из анатомических изменений, связанных с шизофренией имеют нервное развитие по происхождению. 11 Генетические влияния на шизофрению значительны, 12 , но способ наследования сложен. Он включает, по крайней мере, несколько генов 13 и определенные нервно-разрушающие воздействия окружающей среды, такие как акушерские осложнения (ОК). 14 -27 Из многих типов ОК, обнаруженных для прогнозирования шизофрении, гипоксия плода показала наиболее сильную связь, составляя большую долю риска, чем воздействие инфекций во время беременности, задержки роста плода и других акушерских факторов. 27 Поскольку ни одно исследование с использованием объективных записей о рождении не показало, что гипоксические ОК чаще встречаются у родственников первой степени родства больных шизофренией, чем в общей популяции, 17 -24 эти осложнения, по-видимому, не являются следствием генетической предрасположенность к шизофрении.Также маловероятно, что эти ранние влияния сами по себе вызывают шизофрению, потому что более 90% людей, которые испытывают гипоксию плода, даже в ее тяжелой форме, не заболевают шизофренией. 17 , 18,25 , 26 Гипоксические ОК должны, таким образом, действовать аддитивно или интерактивно с генетическими факторами, влияя на предрасположенность к заболеванию. 27

В предыдущем исследовании компьютерной томографии мы нашли доказательства, подтверждающие модель взаимодействия генов и окружающей среды в отношении вклада гипоксии плода в подкорковые аномалии у больных шизофренией. 28 Соотношение желудочков и головного мозга увеличивалось в связи с наличием в анамнезе ОКК, связанных с гипоксией, среди потомков родителей-шизофреников, но не среди потомков контрольной группы, тогда как соотношение борозды и мозга варьировалось в зависимости от степени генетической нагрузки шизофрении, но не акушерских факторы изучены. Эти данные предполагают, что генетический фактор шизофрении может сделать мозг плода особенно восприимчивым к повреждению перивентрикулярной ткани после гипоксии. Интерпретируемость этих данных ограничена, однако, ограниченным локализующим значением анатомических показателей на основе спинномозговой жидкости (CSF) 2 и сомнительной обобщаемостью результатов, полученных у потомков матерей с необычно тяжелыми формами шизофрении. 29 Кроме того, исследование с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ) монозиготных близнецов, дискордантных по шизофрении, обнаружило более крупные желудочки и меньшие объемы височных долей у пораженных по сравнению с непораженными близнецами, различия, которые должны отражать негенетические влияния 30 ; Эти внутрипарные различия в размерах желудочков и гиппокампа связаны с более высокой частотой ОК у пораженных близнецов. 31

Ранее мы сообщали о различиях в региональной морфологии головного мозга, оцененной с помощью МРТ, у пациентов с шизофренией, их братьев и сестер, не являющихся шизофрениками, и у контрольной группы с низким генетическим риском шизофрении. 32 У пациентов и их братьев и сестер было уменьшение серого вещества и увеличение ликвора борозды в лобных и височных областях с обеих сторон, но не в задних областях. Пациенты, но не братья и сестры, также показали увеличение желудочков и уменьшение общего белого вещества по сравнению с контрольной группой. В рамках этого исследования мы также собрали оригинальные акушерские истории болезни субъектов. Было обнаружено, что наличие в анамнезе ОК, связанных с гипоксией, но не внутриутробных инфекций или задержки роста плода, позволяет прогнозировать повышенный риск ранней шизофрении. 18 В этом анализе мы использовали одни и те же образцы, чтобы определить, была ли гипоксия плода по-разному связана с увеличением желудочков и уменьшением объема височных долей у пациентов и братьев и сестер с повышенным риском шизофрении по сравнению с контрольной группой с низким генетическим риском.

участников были отобраны из общей популяции людей, родившихся в Хельсинки, Финляндия, в 1955 году, и всех их полных братьев и сестер (N = 7840 и N = 12 796, соответственно) с использованием ранее описанных методов. 12 , 32 Национальные компьютеризированные базы данных были использованы для скрининга когорты на предмет наличия в анамнезе психических расстройств, требующих лечения, и потенциальные пробанды были выбраны случайным образом из этого общего пула. Право на участие было ограничено пробандами с пожизненным диагнозом шизофрения или шизоаффективного расстройства при прямом собеседовании DSM-III-R 33 . Около 75% опрошенных дали информированное согласие и соответствовали критериям включения. Исследуемые пробанды были эквивалентны остальной популяции пробандов с точки зрения года рождения, размера нуклеарной семьи, пола, возраста при первом поступлении в стационар, анамнеза психического расстройства и трудоспособности, но в исследуемой группе средний показатель составлял 1 балл.На 5 госпитализаций больше, чем в неисследованной группе. 32 Была предпринята попытка завербовать хотя бы одного не шизофренического родного брата каждого исследуемого пробанда, но это оказалось возможным только в 62 из 80 случаев. Кроме того, 56 субъектов контрольной группы, не страдающих шизофренией (из 28 пар братьев и сестер), были выбраны из одной и той же когорты рождения после исключения лиц с личным или семейным анамнезом психиатрического лечения. Субъекты контроля были похожи на пробандов и их братьев и сестер по демографическим переменным. Все субъекты были опрошены с использованием структурированного клинического интервью для DSM-III-R расстройств 34 , проводимого психологами и социальными психиатрическими работниками, прошедшими обширную предварительную подготовку; братья и сестры и члены контрольной группы также были опрошены по пунктам кластера А из экзамена на расстройство личности. 35 Диагностическая надежность была превосходной (κ = 0,94 ± 0,02), 36 и окончательные диагнозы были поставлены на основе консенсуса между 3 независимыми оценщиками.

Отсутствие записей акушерского стационара (n = 21) и / или технические проблемы с МРТ (n = 7) исключили 27 субъектов из анализа. Таблица 1 показывает, что пациенты, братья и сестры и контрольные группы были сбалансированы по злоупотреблению психоактивными веществами и основным демографическим и акушерским переменным.

Исследователь, слепой к диагностике и результатам визуализации, использовал стандартную форму для кодирования информации из исходных записей женской консультации и родовспомогательной больницы о здоровье матери, мониторинге плода, пренатальных и перинатальных осложнениях и состояниях новорожденных.Акушерские переменные, использованные в анализе, были небольшими для статуса гестационного возраста (т. Е. Масса тела при рождении на уровне или ниже 10-го процентиля для данного гестационного возраста), любой материнской инфекции (краснуха, грипп и т. Д.) Во время беременности и гипоксии плода. Гипоксия плода оценивалась как присутствующая, если субъект имел код синего цвета при рождении или новорожденном или имел 2 или более осложнения, которые были существенно связаны с асфиксией при рождении или неонатальной асфиксии в общей выборке. Осложнения включали завязывание пуповины или туго обернутую вокруг шеи, инфаркт плаценты, кровотечение в третьем триместре, преэклампсию, анемию во время беременности, анорексию во время беременности, отклонения частоты сердечных сокращений / ритма плода и тазовое предлежание.Недоношенность была удалена из определения гипоксии, которое ранее использовалось 18 , чтобы дать возможность оценить эффекты гипоксии как функцию статуса развития. Поскольку почти все субъекты, родившиеся преждевременно (т. Е. ≥2 недель), были маленькими для своего гестационного возраста, и наоборот, эти две категории были объединены.

Изображения были получены с использованием стандартной последовательности двойного эхо с толщиной среза 5 мм и сегментированы на серое вещество, белое вещество и CSF с использованием адаптивного 3-мерного байесовского алгоритма 38 , ранее утвержденного для этой цели. 39 Эти объемы были разделены по полушариям и областям с использованием оперативно определенных границ для лобных и височных долей. 40 Кроме того, «задняя» область была определена как вся ткань, за исключением лобной и височной долей. Трассировки проводились вслепую в отношении диагноза и истории рождений, и межэкспертная надежность была превосходной (внутриклассовые корреляции> 0,93). Дополнительные сведения, относящиеся к процедурам получения и анализа МРТ, представлены в другом месте. 32

Данные были проанализированы с использованием общей линейно-смешанной модели с повторными измерениями. Мы скорректировали зависимость (т. Е. Корреляцию) между несколькими наблюдениями из одной семьи и одного и того же человека, рассматривая семью и человека, вложенного в семью, как случайные переменные и соответствующим образом скорректировав условия ошибки модели. Измерения серого вещества, белого вещества, борозды ЦСЖ и ЦСЖ желудочков анализировались отдельно, при этом полушарие и, где это уместно, область (лобная, височная, задняя) рассматривались как внутренние переменные с повторными измерениями.Мы проверили гипотезу о том, что гипоксия плода сильнее связана с морфологией мозга при наличии генетической предрасположенности к шизофрении, моделируя взаимодействие группы риска и гипоксии плода, как в целом, так и во взаимодействии с полушарием и регионом, в качестве предиктора фиксированного эффекта. Чтобы определить, различаются ли эти эффекты в зависимости от недоношенности / малого для статуса гестационного возраста, мы также смоделировали взаимодействие группы риска × гипоксия плода × мало для статуса гестационного возраста, как в целом, так и во взаимодействии с полушарием и регионом.Каждый раз, когда один из этих терминов значительно предсказывал объем мозга, проводился контрастный анализ для сравнения субъектов с гипоксией в анамнезе и без нее в каждой группе риска после коллапса по несущественным параметрам внутри субъекта. Этот подход поддерживал процент ошибок типа I на уровне 0,05, оценивая вклад предиктора в зависимую меру только в том случае, если его влияние было значительным на многомерном уровне. Инфекция матери во время беременности была включена в качестве предиктора для контроля возможного искажения связи между гипоксическими ОК и объемами мозга.Было слишком мало субъектов с историей материнской инфекции для значимого теста ее потенциального взаимодействия с группой риска. Кроме того, в анализах учитывались общий объем мозга, возраст на момент обследования, пол и история психического расстройства, поскольку эти индивидуальные различия могут объяснять некоторую вариабельность региональных объемов мозга. Для корректировки межобластных различий в размере интересующей области объемы регионарной ткани выражали как процентное соотношение общих региональных объемов (например, соотношение серого вещества во фронтальной области = [объем серого вещества в передней части / общий объем во фронтальной области] × 100).

Смешанная модель, анализ с повторными измерениями региональных соотношений серого вещества, белого вещества и спинномозговой жидкости в региональном и полушарийном отделах мозга показал, что гипоксия плода является значимым предиктором серого вещества (F 1,111 = 14,6, P <0,001) и общая борозда ЦСЖ (F 1,144 = 8,3, P = 0,005). Анализы также показали, что гипоксия плода значительно взаимодействует с группой риска при прогнозировании общего серого вещества (F 2,95 = 6, P =.003), с незначительными тенденциями в этом направлении для общей борозды CSF (F 2,125 = 2,7, P = 0,07) и всего желудочкового CSF (F 2135 = 2,7, P = 0,07). Как для серого вещества (F 10,785 = 6,8, P <0,001), так и для спинномозговой жидкости (F 10,785 = 7,0, P <0,001), термин взаимодействия группа риска × гипоксия плода значительно варьировался как функция региона, но не функция полушария или региона внутри полушария.Как показано в Таблице 2, несмотря на то, что было значительное сокращение серого вещества, связанного с гипоксией плода, во всех регионах среди пациентов и братьев и сестер, величина этой связи была наибольшей в височной доле для обеих групп. Та же картина наблюдалась в отношении увеличения регионарной борозды у пациентов, в то время как у братьев и сестер гипоксия была в значительной степени связана с увеличением борозды только в височной доле. Гипоксия плода также была связана со значительным увеличением ЦСЖ желудочков, но только у пациентов.Напротив, гипоксия плода не была существенно связана с белым веществом ни в одной группе и не была существенно связана с каким-либо типом ткани в любой области для контроля.

Недоношенность / малая степень гестации

Наблюдалось основное влияние статуса малого для гестационного возраста на серое вещество (F 1,125 = 4.8, P = 0,03) и борной CSF (F 1,152 = 3,8, P = 0,05). Взаимодействие группы риска и гипоксии плода варьировалось незначительно в зависимости от малого для гестационного возраста статуса серого вещества (F 5,98 = 1,9, P = 0,10), со значительной тенденцией в этом направлении для бороздов CFS (F 5,128 = 2,5, P = 0,04), изображенные на рисунках 1 и 2 соответственно. Связь гипоксии плода с уменьшением серого вещества и увеличением борозды у пациентов и их братьев и сестер была значительно выше (т. Е. Величина эффекта была в 2-3 раза больше) среди тех, кто родился недоношенным и / или маленьким для своего гестационного возраста.Среди субъектов, родившихся доношенными и / или нормальными для их гестационного возраста, гипоксия плода была связана со значительным уменьшением серого вещества только у пациенток. Напротив, малый для гестационного возраста статус не был связан с серым веществом или бороздой спинномозговой жидкости в отсутствие гипоксии, и не было значимой связи между гипоксией плода и серым веществом или бороздой спинномозговой жидкости в контрольной группе, независимо от статуса развития при рождении.

Инфекция оказала значительное общее основное воздействие на серое вещество (F 1,108 = 7.8, P = 0,006) и борозды CSF (F 1,137 = 6,2, P = 0,014), но не на белом веществе или спинномозговой жидкости желудочков. Субъекты, у которых в анамнезе была материнская инфекция во время беременности, имели более низкое соотношение серого вещества — и более высокое отношение спинномозговой жидкости к мозгу, чем те, у кого не было (среднее ± SEM, 54,3 ± 0,7 против 56,3 ± 0,3 для серого вещества; 10,5 ± 1,0 против 8,0 ± 0,4 для бороздчатый ликвор).

Общий объем мозга достоверно предсказал серое вещество (F 1,149 = 19.1, P <0,001), белого вещества (F 1,132 = 29,1, P <0,001) и ЦСЖ желудочков (F 1,128 = 4,8, P = 0,03). Возраст при сканировании и злоупотребление психоактивными веществами значительно предсказывали объем серого вещества (F 1138 = 6,7, P = 0,01; F 1100 = 3,6, P = 0,04, соответственно). После учета общего объема мозга секс не оказал существенного влияния на предсказание каких-либо объемов.

Главный вывод этого исследования состоит в том, что гипоксия плода в анамнезе связана с увеличением структурных аномалий мозга у пациентов с шизофренией и их братьев и сестер, не являющихся шизофрениками, но не среди контрольной группы с низким генетическим риском заболевания.В следующих параграфах мы рассмотрим основные конкурирующие объяснения наших выводов, а затем их потенциальные последствия.

Во-первых, связь между гипоксией плода и измененной нейроанатомией может быть объяснена другими ОК, которые как увеличивают риск шизофрении, так и нарушают работу мозга через механизмы, отличные от кислородной недостаточности или в дополнение к ней. Тем не менее, мы рассмотрели 2 наиболее известных таких кандидата, пренатальную инфекцию и задержку роста плода, и обнаружили, что ни один из них не имел значительной корреляции ни с гипоксией плода, ни с шизофренией у взрослых.Более того, контроль этих двух факторов статистически не изменил значимости или величины ассоциаций между гипоксией плода и морфологией мозга у пациентов или братьев и сестер. Тем не менее, можно ожидать, что некоторые случаи задержки роста плода связаны с такими состояниями, как плацентарная недостаточность, которые вызывают легкую, но хроническую гипоксию плода. 41 В соответствии с этой точкой зрения, ассоциации гипоксии плода с морфологией мозга были значительно увеличены среди пациентов и братьев и сестер, родившихся маленькими для их гестационного возраста.Однако, поскольку задержка роста плода не предсказывала значительных изменений морфологии мозга в отсутствие гипоксии, задержка роста сама по себе не конкурирует с гипоксией как механизм, лежащий в основе этих ассоциаций.

Можно также утверждать, что наши результаты предполагают влияние, отличное от гипоксии, потому что не наблюдались некоторые из хорошо описанных макроскопических последствий для мозга, таких как перивентрикулярное повреждение белого вещества. Однако нервные последствия гипоксии многочисленны и зависят от тяжести и времени поражения.На клеточном уровне они различаются по степени тяжести от изменений в росте нейритов до гибели нейрональных клеток. 42 Только в последнем случае можно ожидать потери как серого, так и белого вещества. В первом случае незрелые нейроны могут пережить гипоксическое воздействие, но все же иметь скомпрометированную выработку синаптических взаимосвязей. 42 Исследования на плодных овцах показали, что гипоксия, вторичная по отношению к хронической плацентарной недостаточности, связана с уменьшением толщины кортикального слоя и увеличением плотности кортикальных нейронов без какой-либо наблюдаемой потери нейронов или повреждения белого вещества. 43 Это уменьшение объема нейропиля должно проявляться как уменьшение объема серого, но не белого вещества на макроскопическом уровне. Таким образом, паттерн морфологических изменений, связанных с гипоксией в этом исследовании, совместим с моделью хронической гипоксии плода на животных. Эта интерпретация также подтверждается тем фактом, что более 80% субъектов в группе гипоксии плода имели положительные маркеры как пренатальной, так и родовой асфиксии.

Другая возможность состоит в том, что эффекты гипоксии могут быть смешаны с общими генетическими факторами или факторами окружающей среды, которые увеличивают вероятность гипоксических осложнений у пациентов и их незатронутых братьев и сестер.Однако у братьев и сестер не было более высоких показателей ОК, связанных с гипоксией, чем в контрольной группе, 18 , что указывает на отсутствие ковариации между этими ОК и статусом генетического риска. Хотя ковариацию между гипоксией и общим влиянием окружающей среды нельзя полностью исключить, исследования близнецов и усыновителей показали, что общая среда играет незначительную роль в общей этиологии шизофрении. 12 , 44 Более того, трудно представить себе систематическое влияние окружающей среды, которое проявлялось бы в большей предрасположенности к гипоксически-ишемическому повреждению головного мозга и которое разделялось бы несогласными с шизофренией братьями и сестрами, но не демографически подобранной контрольной группой.Наиболее вероятными из таких кандидатов являются пренатальная вирусная инфекция и задержка роста плода, которые не были более распространены у пациентов и их братьев и сестер и не являлись причиной значительных эффектов гипоксии.

Мы также можем исключить возможность того, что наши выводы являются следствием отбора нерепрезентативной выборки пробандов. В этом исследовании использовался метод случайной выборки на основе популяций, который привел к отличному соответствию между изученными и неизученными пробандами по основным демографическим и клиническим переменным.Кроме того, поскольку группы братьев и сестер и контрольные группы были хорошо сопоставимы по наличию основных психических расстройств, наши результаты не связаны с преобладанием психических заболеваний, не связанных с шизофренией, среди братьев и сестер.

Таким образом, кажется, что ОК, ассоциированные с гипоксией, каким-то образом связаны с патогенезом шизофрении нервной системы. В контексте расстройства с полигенным наследованием 45 ОК могут действовать либо аддитивно, либо интерактивно с генетическими факторами, повышая риск шизофрении на континууме ответственности. 27 Аддитивная модель предсказывает, что гипоксия должна иметь эквивалентную степень влияния на постоянные маркеры предрасположенности к заболеванию, независимо от степени генетического фона заболевания. Модель взаимодействия предсказывает, что гипоксия плода должна иметь дифференциальную взаимосвязь с постоянными маркерами предрасположенности к заболеванию у лиц с повышенным генетическим риском шизофрении по сравнению с лицами с низким генетическим риском. Наше открытие, что гипоксия плода связана с увеличением признаков аномалий мозга как у пациентов, так и у их братьев и сестер, но не среди контрольной группы с низким уровнем риска, таким образом, согласуется с моделью взаимодействия генов.Эта модель также подтверждается нашим более ранним исследованием, которое показало, что гипоксические осложнения предсказывают повышенный риск шизофрении и большее увеличение желудочков у потомков родителей-шизофреников, но не у потомков родителей, не являющихся шизофрениками. 20 , 28 Увеличение кортикальной борозды не зависело от акушерского анамнеза среди лиц с генетическим риском шизофрении в датском исследовании, 28 , как это было в настоящем исследовании, что, скорее всего, отражает большее снижение сигнала в корковая поверхность (из-за артефактов частичного объема), связанная с компьютерной томографией, по сравнению с МРТ.

Модель взаимодействия генов со средой делает 2 дополнительных прогноза, которые можно проверить на этой выборке: (1) гипоксия плода должна встречаться чаще среди пациентов с шизофренией, чем среди их братьев и сестер, и (2) связь между гипоксией плода и индикаторами постоянной ответственности должна отличаться от пациентов по сравнению с их братьями и сестрами. Хотя в этом исследовании частота гипоксии плода не различалась по группам риска, в предыдущем отчете по этой выборке было обнаружено, что количество ОК, связанных с гипоксией, было повышено среди случаев с ранним возрастом в начале, но не среди случаев с более поздним началом или среди братьев и сестер одного из них. группа. 18 Более того, вероятность раннего начала шизофрении увеличивалась в 2,9 раза на гипоксический ОК в семьях. 18 Поскольку в этом отчете рассматривалась взаимосвязь ОК и морфологии мозга, а не диагноз, и из-за ограниченного размера выборки, случаи с ранним и более поздним началом были объединены в анализах. Тот факт, что у большинства пациентов с гипоксией плода в анамнезе были случаи раннего начала, повышает вероятность того, что воздействие гипоксии смешано с другими факторами, которые определяют возраст начала.Однако связь между гипоксией плода и морфологией головного мозга оставалась значимой после того, как данные пациентов были повторно проанализированы с возрастом на момент начала заболевания в качестве дополнительной ковариаты (F 1,54 = 7,8, P = 0,007 для серого вещества; F 1 , 54 = 4,8, P = 0,03 для спинномозговой жидкости желудочков и F 1,54 = 7,9, P = 0,007 для спинномозговой жидкости желудочков).

В соответствии со вторым предсказанием, эффект гипоксии был значительно выше среди пациентов, чем братьев и сестер, для серого вещества обоих типов (F 6,535 = 6.53, P <0,001) и борозды CSF (F 6,535 = 6,20, P <0,001) и присутствовали только у пациентов с желудочковой CSF (таблица 2). Таким образом, хотя здоровые братья и сестры проявляют некоторую чувствительность к способствующим шизофрении эффектам гипоксии плода, эта чувствительность отличается от наблюдаемой у пациентов как количественно (по кортикальным измерениям), так и качественно (по поводу увеличения желудочков).

Эти данные добавляют к растущим свидетельствам того, что по крайней мере некоторые из аномалий головного мозга у больных шизофренией имеют нервное происхождение. 11 То, что увеличение желудочков и уменьшение объема серого вещества коры коррелировали с неблагоприятным состоянием при рождении, ясно указывает на раннее происхождение этих аномалий, хотя никоим образом не исключает участия более поздних процессов развития нервной системы 46 или нейродегенеративных 47 процессов. Также кажется вероятным, что гены, предрасполагающие к шизофрении, могут сделать мозг плода особенно уязвимым для гипоксических ОК. Это открытие стимулирует поиск генов, повышающих уязвимость мозга к гипоксическому / ишемическому повреждению нейронов.

Это исследование имеет несколько ограничений. Мы использовали T2-взвешенные изображения с большой толщиной среза (5 мм), которые более подвержены частичным объемным артефактам, чем T1-взвешенные изображения с более высоким разрешением. Такие эффекты усиливаются при увеличении борозды и, следовательно, могут влиять на диагностический статус. Однако, поскольку основное влияние артефакта частичного объема заключается в снижении отношения сигнал / шум, тем самым уменьшая способность обнаруживать истинные ассоциации, наличие такого взаимодействия в этих данных, скорее всего, привело бы к недооценке эффекта. размеры в группах пациентов и братьев и сестер.В этом исследовании также использовались относительно грубые анатомические подразделения, из-за чего неясно, отражают ли связи между гипоксией и потерей серого вещества в задней области уменьшение объема подкорковых структур, затылочно-теменной коры или и того, и другого. Влияние на заднее серое вещество представляется вероятным, поскольку примерно 80% объема заднего отдела приходится на затылочно-теменную кору. Связь гипоксии с подкорковыми аномалиями также представляется вероятной, учитывая ее корреляцию с увеличением желудочков, которое при шизофрении связано с уменьшением перивентрикулярного серого вещества. 48 , 49

Поскольку у большинства субъектов с историей гипоксии плода были положительные маркеры как пренатальной, так и перинатальной гипоксии, мы не смогли проверить, возникает ли гипоксия в разное время в развитии (ожидается, что это приведет к разным паттернам регионарной травмы головного мозга 50 , 51 ) по-разному относится к структурным аномалиям головного мозга при шизофрении. Кроме того, наше определение воздействия гипоксии ограничивалось осложнениями, которые были зарегистрированы в записях о рождении в финской системе здравоохранения в течение 1950-х годов.Хотя эти записи имеют высокое качество и содержат акушерские измерения, которые явно превосходят данные, полученные при ретроспективном опросе матери, более прямые количественные методы анализа оксигенации крови плода 52 , 53 позволили бы более чувствительно проверить наши гипотезы.

Принята к публикации 6 июня 2001 г.

Это исследование было поддержано грантом Mh58207 Национального института психического здоровья, Бетесда, штат Мэриленд.

Мы благодарим Уллу Мустонен, MSW, и Лийзу Варонен, PhD, за их вклад в набор и оценку субъектов; Антти Тансканен, MS, за его вклад в поиск в реестре и создание базы данных; Мэри О’Брайен, доктор философии, за ее вклад в диагностические процедуры и оценку надежности; и Ракель Гур, доктор медицинских наук, Брюс Турецкий, доктор медицинских наук, Мишель Ян, доктор философии, и другие исследователи из Клинического исследовательского центра психического здоровья факультета психиатрии Пенсильванского университета, Филадельфия (грант Mh53880), за их вклад в методы визуализации. и процедуры анализа, использованные в этом исследовании.

Автор для переписки и оттиски: Тайрон Д. Кэннон, доктор философии, факультет психологии, Калифорнийский университет, Лос-Анджелес, 1285 Франц Холл, Лос-Анджелес, Калифорния (электронная почта: [email protected]).

1. пушка Т.Д. Нарушения структуры и функции мозга при шизофрении: значение для этиологии и патофизиологии. Ann Med. 1996; 28533-539Google ScholarCrossref 2. Buchanan RWCarpenter WT Нейроанатомия шизофрении. Schizophr Bull. 1997; 23367-372Google ScholarCrossref 3. Pfefferbaum AMarsh L Структурная визуализация мозга при шизофрении. Clin Neurosci. 1995; 3105-111Google Scholar4.Rosso IMBearden CEHollister JMGasperoni TLSanchez LEHadley TCannon TD Детская нейромоторная дисфункция у пациентов с шизофренией и их здоровых братьев и сестер: проспективное когортное исследование. Schizophr Bull. 2000; 26367-378Google ScholarCrossref 5.Пушка TDBearden CEHollister JMRosso IMSanchez LEHadley T Когнитивное функционирование в детстве у пациентов с шизофренией и их здоровых братьев и сестер: проспективное когортное исследование. Schizophr Bull. 2000; 26379-393Google ScholarCrossref 6. Walker EF Модерированные в развитии проявления нейропатологии, лежащей в основе шизофрении. Schizophr Bull. 1994; 20453-480Google ScholarCrossref 7. Акбарян SBunney МЫ JrPotkin SGWigal SBHagman JOSandman CAJones Э.Г. Изменение распределения никотинамид-адениндинуклеотид-фосфат-диафоразных клеток в лобной доле у ​​шизофреников свидетельствует о нарушении коркового развития. Arch Gen Psychiatry. 1993; 50169-177Google ScholarCrossref 8. Акбарян SVinuela AKim JJPotkin SGBunney МЫ JrJones Э.Г. Искаженное распределение нейронов никотинамид-аденин-динуклеотид-фосфат-диафоразы в височной доле у ​​шизофреников свидетельствует об аномальном развитии коры головного мозга. Arch Gen Psychiatry. 1993; 50178-187Google ScholarCrossref 9. Арнольд SEHyman BTVan Hoesen GWDamasio А.Р. Некоторые цитоархитектурные аномалии энторинальной коры при шизофрении. Arch Gen Psychiatry. 1991; 48625-632Google ScholarCrossref 10.Benes FMMcSparren JBird EDSan Giovanni JPVincent Дефицит SL в малых интернейронах префронтальной и поясной коры шизофренических и шизоаффективных пациентов. Arch Gen Psychiatry. 1991; 48996-1001Google ScholarCrossref 11. Пушка Т.Д. Влияние на развитие нервной системы в генезе и эпигенезе шизофрении: обзор. Appl Prev Psychol. 1998; 747-62Google ScholarCrossref 12. Пушка TDKaprio JLönnqvist JHuttunen МОКоскенвуо M Генетическая эпидемиология шизофрении в финской когорте близнецов: исследование на основе популяционного моделирования. Arch Gen Psychiatry. 1998; 5567-74Google ScholarCrossref 14.Jones PBRantakallio PHartikainen Алисоханни MSipila P Шизофрения как отдаленный исход беременности, родов и перинатальных осложнений: 28-летнее наблюдение в когорте общего населения Северной Финляндии, родившейся в 1966 году. Am J Psychiatry. 1998; 155355-364Google Scholar15.Eagles JMGibson И.Бремнер MHClunie Фебмайер KPSmith NC Акушерские осложнения у DSM-III шизофреников и их братьев и сестер. Ланцет. 1990; 3351139–1141Google ScholarCrossref 16.Kinney DKLevy DLЮргелун-Тодд DAMedoff DLaJonchere CMRadford-Paregol M Сезон родов и акушерские осложнения у шизофреников. J Psychiatr Res. 1994; 28499-509Google ScholarCrossref 17.Cannon TDRosso IMHollister JMBearden CESanchez LEHadley T Проспективное когортное исследование генетических и перинатальных влияний на этиологию шизофрении. Schizophr Bull. 2000; 26351-366Google ScholarCrossref 18. Россо IMCannon TDHuttunen MOHuttunen TLönnqvist JGasperoni TL Факторы акушерского риска ранней шизофрении в финской когорте новорожденных. Am J Psychiatry. 2000; 157801-807Google ScholarCrossref 19. Гюнтер-Гента FBovet PHohlfeld P Акушерские осложнения и шизофрения: исследование случай-контроль. Br J Психиатрия. 1994; 164165-170Google ScholarCrossref 20. Мирдал GKMednick SASchulsinger FFuchs F Перинатальные осложнения у детей матерей-шизофреников. Acta Psychiatr Scand. 1974; 50553-568Google ScholarCrossref 21.Marcus JAuerback JWilkinson LBurack CM Младенцы в группе риска шизофрении: Иерусалимское исследование развития младенцев. Arch Gen Psychiatry. 1981; 38703-713Google ScholarCrossref 22. Рыба BMarcus JHans SLAuerbach JGPerdue S Младенцы из группы риска шизофрении: последствия генетического нейроинтегративного дефекта. Arch Gen Psychiatry. 1992; 49221-235Google ScholarCrossref 23.Hanson DRGottesman IIХестон LL Некоторые возможные детские индикаторы взрослой шизофрении, полученные от детей шизофреников. Br J Психиатрия. 1976; 129142-154Google ScholarCrossref 24.Rieder ROBroman Ш.Розенталь D Потомство шизофреников, II: перинатальные факторы и IQ. Arch Gen Psychiatry. 1977; 34789-799Google ScholarCrossref 25.Buka SLTsuang MTLipsitt LP Осложнения беременности / родов и психиатрический диагноз: проспективное исследование. Arch Gen Psychiatry. 1993; 50151-156Google ScholarCrossref 26.Done DJJohnstone ECFrith CDGolding JShepherd PMCrow TJ Осложнения беременности и родов в связи с психозом во взрослой жизни: данные британского исследования перинатальной смертности. BMJ. 1991; 3021576-1580Google ScholarCrossref 27.Cannon Т.Д. О природе и механизмах акушерских влияний при шизофрении: обзор и обобщение эпидемиологических исследований. Int Rev Psychiatry. 1997; 9387-397Google ScholarCrossref 28.Cannon TDMednick SAParnas JSchulsinger FPraestholm JVestergaard А аномалии развития мозга у потомков матерей-шизофреников, I: вклад генетических и перинатальных факторов. Arch Gen Psychiatry. 1993; 50551-564Google ScholarCrossref 29.Parnas JCannon Т. Д. Якобсен BSchulsinger HSchulsinger FMednick SA Lifetime DSM-III-R диагностические результаты у потомков матерей с шизофренией: результаты Копенгагенского исследования высокого риска. Arch Gen Psychiatry. 1993; 50707-714Google ScholarCrossref 30.Suddath RLChristison GWTorrey Е.Ф.Касанова М.Ф.Вайнбергер DR Анатомические аномалии в головном мозге монозиготных близнецов, несовместимые с шизофренией. N Engl J Med. 1990; 322789-794Google ScholarCrossref 31.McNeil Т.Ф. Кантор-Граэ EWeinberger DR Связь акушерских осложнений и различий в размерах структур мозга в парах монозиготных близнецов, дискордантных по шизофрении. Am J Psychiatry. 2000; 157203-212Google ScholarCrossref 32.Cannon ТДван Эрп TGMHuttunen MLönnqvist JSalonen OValanne LPoutanen VPStandertskjöld-Nordenstam CGGur Рейан M Региональное распределение серого вещества, белого вещества и спинномозговой жидкости у больных шизофренией, их братьев и сестер и в контрольной группе. Arch Gen Psychiatry. 1998; 551084-1091Google ScholarCrossref 33.

Американская психиатрическая ассоциация, Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам , 3-е изд. Вашингтон, округ Колумбия, Американская психиатрическая ассоциация, 1987 год;

34.

Спитцер Р.Л.Уильямс JBGibbon M Руководство по структурированному клиническому интервью для DSM-III-R (SCID) . Вашингтон, округ Колумбия, Американская психиатрическая ассоциация, 1987 год;

35.

Loranger AWSussman VLOldham Ю.М.Русаков LM Обследование расстройства личности.Структурированное интервью для диагностики расстройств личности DSM-III-R. Уайт-Плейнс, Корнеллский медицинский колледж штата Нью-Йорк, 1985 год;

37. Рахаула U Количественная сила социальных слоев финского общества. Sosiaalinen-Aikakauskirja. 1970; 63347-362Google Scholar 38.Yan MXKarp JS Адаптивный байесовский подход к трехмерной МРТ сегментации мозга. Bizais YBarillot CDi Paola Reds Обработка информации в медицинской визуализации New York, NY Kluwer Academic Publishers, 1995; 201–213 Google Scholar39.Goldszal ADavatzikos CPham ДЛЯН MXBryan Р.Н.Ресник SM Система обработки изображений для качественного и количественного объемного анализа изображений головного мозга. J Comput Assist Tomogr. 1998; 22827-837Google ScholarCrossref 40.Turetsky BTCowell ПЭГур RCGrossman РИШтасель DLGur RR Объемы головного мозга лобных и височных долей при шизофрении: взаимосвязь с симптоматикой и клиническим подтипом. Arch Gen Psychiatry. 1995; 521061-1070Google ScholarCrossref 41. Richardson BSBocking А.Д. Метаболическая адаптация и адаптация кровообращения к хронической гипоксии у плода. Comp Biochem Physiol A Mol Integr Physiol. 1998; 119717-723Google ScholarCrossref 43.Rees SMallard CBreen SStringer MCock MHarding R Повреждение головного мозга плода после длительной гипоксемии и плацентарной недостаточности: обзор. Comp Biochem Physiol A Mol Integr Physiol. 1998; 119653-660Google ScholarCrossref 44.Kendler К.С.Грюнберг AMKinney DK Независимые диагнозы усыновленных и родственников в соответствии с DSM-III в провинциальных и национальных выборках датского исследования шизофрении в области усыновления. Arch Gen Psychiatry. 1994; 51456-468Google ScholarCrossref 45.

Gottesman IIShields J Шизофрения: эпигенетическая головоломка . Кембридж, Англия Издательство Кембриджского университета 1982;

46.Кешаван MSAnderson SPettegrew JW Является ли шизофрения результатом чрезмерного сокращения синапсов в префронтальной коре? пересмотр гипотезы Файнберга. J Psychiatr Res. 1994; 28239-265Google ScholarCrossref 47.Gur RECowell Птурецкий BIGallacher FCannon TDBilker WGur RC Последующее исследование шизофрении с помощью магнитно-резонансной томографии: взаимосвязь нейроанатомических изменений с клиническими и нейроповеденческими показателями. Arch Gen Psychiatry. 1998; 55145-152Google ScholarCrossref 48.Brown RColter NCorsellis Янкроу TJFrith CDJagoe RJohnstone ECMarsh L Посмертные доказательства структурных изменений мозга при шизофрении: различия в массе мозга, площади височных рогов и парагиппокампальной извилине по сравнению с аффективным расстройством. Arch Gen Psychiatry. 1986; 4336-42Google ScholarCrossref 49.Lesch ABogerts B Промежуточный мозг при шизофрении: доказательства уменьшения толщины перивентрикулярного серого вещества. Eur Arch Psychiatry Neurol Sci. 1984; 234212-219Google ScholarCrossref 50.Barkovich AJHallam D Нейровизуализация при перинатальном гипоксически-ишемическом повреждении. Ment Retard Dev Disabil Res Rev. 1997; 328-41Google ScholarCrossref 51.Volpe JJ Гипоксически-ишемическая энцефалопатия: невропатология и патогенез. Неврология новорожденных 3rd Philadelphia, PA WB Saunders1995; 279-312Google Scholar52.Low JA. Роль газов крови и измерения кислотно-щелочного баланса в диагностике асфиксии плода во время родов. Am J Obstet Gynecol. 1988; 1591235-1240Google ScholarCrossref 53.Buescher UHertwig KWolf CDudenhausen JW. Эритропоэтин в околоплодных водах как маркер хронической гипоксии плода. Int J Gynaecol Obstet. 1998; 60257-263Google ScholarCrossref

Антиоксиданты | Бесплатный полнотекстовый | Пренатальная гипоксия и оксидативный стресс плаценты: выводы от животных моделей к клиническим доказательствам

Пренатальная гипоксия — это состояние, ответственное за заболевание и гибель плода или новорожденного [18].Плацента — важный орган для общения беременной женщины и плода. Правильное функционирование этого органа важно для развития плода. Гипоксия определяется как снижение O 2 , необходимого для физиологических функций тканей [19]. Повышение уровней ROS, вызванное неполным восстановлением O 2 , является одним из наиболее распространенных механизмов, вызывающих гипоксию. Обычно плацента производит ROS, такие как супероксид-анион (O 2 ), гидроксильный радикал (HO ) и перекись водорода (H 2 O 2 ) [20].Эти молекулы очень нестабильны и обладают сильной химической реакционной способностью из-за наличия неспаренных электронов на внешней орбитали [21]. Из-за этой нестабильности АФК склонны отдавать или приобретать электрон от других электрически нестабильных молекул, чтобы достичь стабильного энергетического состояния. Таким образом, они проводят серию окислительно-восстановительных реакций, важных для выживания клетки. Нормальное производство АФК обеспечивается балансом между производством этих молекул и системой антиоксидантной защиты.Основная антиоксидантная система обеспечивается действием антиоксидантных ферментов, таких как супероксиддисмутаза (SOD), глутатионпероксидаза (GPx) и каталаза (CAT). Неферментативные антиоксиданты, такие как тиолы (например, глутатион, GSH), протеиновые тиолы; витамины A, B6, B12, C и E; селен; фолиевая кислота; и β-каротиноиды, билирубин и мочевая кислота, представляют собой еще один защитный механизм, способный снизить чрезмерную продукцию ROS [22]. Во время беременности нормальные уровни АФК могут участвовать в пролиферации и дифференцировке трофобластов, а также в модуляции сосудистых ответов плаценты [19].Однако повышение уровня АФК отвечает за функциональные изменения плаценты. После гипоксии плода низкие уровни O 2 приводят к снижению активности митохондриальной цепи переноса электронов. Таким образом, это снижение способствует увеличению процентного содержания не полностью восстановленного O 2 с последующим образованием ROS, таких как O 2 [20,23]. Цепь митохондриального транспорта электронов представляет собой основной продуцент АФК. Другой источник АФК — НАДФН-оксидаза, ответственная за эндогенное производство O 2 [24].В эндотелии сосудов цитохром P450 — еще один фермент, ответственный за производство OH и O 2 [25]. Металлофлавопротеин ксантиноксидаза — еще один фермент, который после окисления гипоксантина до ксантина и мочевой кислоты приводит к образованию O 2 [26]. В плаценте в условиях гипоксии потребление кислорода митохондриями снижается. Это приводит к уменьшению запасов высокоэнергетических фосфатов, генерирующих высокие уровни ксантина, гипоксантина, NADH, FADH, ионов водорода (H + ) и молочной кислоты [27].Гипоксия вызывает снижение ферментативной активности насосов АТФ-ази-зависимых мембран, снижение мембранного потенциала и увеличение уровня цитозольного кальция (Ca 2+ ). В условиях гипоксии увеличение внутриклеточного Ca 2+ из-за активации потенциал-зависимых каналов и высвобождения митохондриями и эндоплазматическим ретикулумом создает петлю, которая запускает механизм апоптоза и некроза нейронов [28]. Особенно в нейронных клетках проникновение Ca 2+ способствует накоплению глутамата.Глутамат, взаимодействуя с рецепторами N-метил-D аспартата (NMDA), усиливает внутриклеточный ток Ca 2+ , дополнительно способствуя повреждению нейронов [29]. Кроме того, Ca 2+ отвечает за активацию синтазы оксида азота ( NOS), участвующий в производстве оксида азота (NO). Среди трех известных изоформ NOS эндотелиальная синтаза оксида азота (eNOS) является Ca 2+ -зависимым флавоэнзимом, который генерирует NO [30]. В этом процессе Ca 2+ играет важную роль в активации eNOS, регулируя связывание eNOS с кальмодулином [31]. NO является мощным эндотелиальным вазодилататором, участвующим в регуляции сосудистого тонуса, в контроле кровотока в тканях и в агрегации тромбоцитов.В плаценте NO играет ключевую роль в расширении сосудов маточно-плацентарных артерий, важном механизме, который определяет инвазию трофобластов и ремоделирование эндотелия [32]. Следовательно, измененный баланс NO и ROS играет решающую роль в модулировании функции сосудов пуповины и плаценты в различных пренатальных условиях. Следовательно, высокие уровни ROS ответственны за повреждение нескольких клеточных компонентов, таких как ДНК, белки и липиды, с последующим нарушением. нормальных клеточных функций [33].Во время беременности в течение 10–12 недель беременности увеличивается приток материнской крови к плаценте, что приводит к локальному увеличению кислорода и, как следствие, повышению активности антиоксидантных ферментов. Однако чрезмерное увеличение АФК, которому не может противодействовать антиоксидантный ответ, вызывает условия окислительного стресса. Окислительный стресс плаценты, особенно на этой стадии беременности, отвечает за снижение инвазии трофобластов. Этот каскад событий вызывает различные состояния, которые могут быть связаны с изменениями внутриутробного развития плода, а в серьезных случаях — даже с преждевременной неудачей беременности [34,35].Мозг более чувствителен к изменениям уровня O 2 . Окислительный стресс является основным фактором, вызывающим гибель нейрональных клеток в незрелом мозге [36]. Во время эмбриогенеза гипоксическое повреждение также задерживает миграцию нейронов и изменяет экспрессию многих нейротрансмиттеров [37,38]. Эти механизмы увеличивают риск врожденных дефектов нервной системы, повреждения мозга и долгосрочных когнитивных нарушений в обучении и памяти [39,40]. Более того, он также может предрасполагать потомство к будущему возникновению эпилептических состояний [41].

Гипоксико-ишемическая энцефалопатия и мониторинг сердца плода

Почему важен мониторинг сердца плода?

Когда мать попадает в родильное отделение, врачи должны постоянно контролировать частоту сердечных сокращений ребенка. Это очень важно, потому что частота сердечных сокращений плода показывает, насколько хорошо ребенок справляется с родами. Иногда во время схваток и родов к ребенку поступает недостаточный приток насыщенной кислородом крови из-за таких осложнений, как проблемы с пуповиной, гиперстимуляция матки или проблемы с плацентой.Медицинские работники могут определить кислородную недостаточность, посмотрев на частоту сердечных сокращений ребенка. Аномальная частота сердечных сокращений плода является важным признаком дистресса плода, что свидетельствует о том, что плод не получает достаточно кислорода. Если медицинские работники реагируют на признаки дистресс-синдрома плода, быстро выполняя экстренное кесарево сечение или другие вмешательства, они могут предотвратить гипоксически-ишемическую энцефалопатию (ГИЭ) и связанные с ней состояния, такие как церебральный паралич (ДЦП).

Как работает мониторинг сердечного ритма плода?

Медицинские работники могут наблюдать частоту сердечных сокращений плода с помощью внутреннего или внешнего устройства мониторинга.Внутренний монитор включает электрод, который прикрепляется к коже головы будущего ребенка, в то время как внешний монитор представляет собой устройство в виде ремня, которое крепится вокруг живота матери.

Во время схваток частота сердечных сокращений ребенка может незначительно снижаться. Это происходит потому, что деятельность матки влияет на кровеносные сосуды. Однако он должен быстро вернуться к исходному уровню после сокращения. Некоторые признаки того, что ребенок может испытывать опасный уровень кислородного голодания, включают:

  • Тахикардия (аномально учащенное сердцебиение)
  • Брадикардия (аномально медленное сердцебиение)
  • Различные замедления (внезапное замедление частоты сердечных сокращений)
  • Позднее замедление (медленное возвращение к исходной частоте сердечных сокращений после сокращений)
  • Пониженная вариабельность

Медицинский персонал обучен чтению распечаток (EFM-трассировок), полученных с электронного блока мониторинга плода .Следующее изображение представляет собой пример показаний EFM:

Изображение предоставлено Wikimedia Commons

Цитаты

  • Murray, DM, et al. Паттерны сердечного ритма плода при неонатальной гипоксически-ишемической энцефалопатии: взаимосвязь с ранней церебральной активностью и исходом нервного развития. Am J Perinatol. 2009 сентябрь; 26 (8): 605-12. DOI: 10.1055 / с-0029-1220774. Epub 2009, 27 апреля.
  • Goulding, RM, et al. Вариабельность сердечного ритма при гипоксической ишемической энцефалопатии: корреляция со степенью ЭЭГ и 2-летним исходом нервного развития.Педиатрические исследования (2015) 77, 681–687 DOI: 10.1038 / pr.2015.28.

Гипоксия-ишемия недоношенного плода вызывает гипертонию и двигательный дефицит у новорожденных кроликов: модель церебрального паралича человека?

Введение

Гипоксически-ишемическое повреждение головного мозга приводит к церебральному параличу (ДЦП), умственной отсталости или неспособности к обучению у выживших детей (Robertson and Finer, 1985). В настоящее время широко признано, что большинство случаев терминальной неонатальной энцефалопатии связано с гипоксически-ишемическим повреждением головного мозга, которое происходит в утробе матери и из различных состояний во время родов (Badawi et al., 1998). Гипоксия-ишемия (H-I) также связана с последующим повреждением головного мозга у непропорционально высокого процента выживших после преждевременных родов (Volpe, 2001). Заболеваемость ХП резко возрастает с уменьшением гестационного возраста при рождении, так что им подвержены 4–12% младенцев с массой тела при рождении <1000 г (Schmidt et al., 2001).

Ввиду большого вклада факторов риска во время родов и недоношенности в последующую неврологическую заболеваемость и смертность необходимы исследования, направленные на изучение основных механизмов повреждения головного мозга, которое происходит внутриутробно в ЦНС незрелого и недоношенного плода.Отсутствие подходящей модели эмбриона на животных, которая воспроизводит моторный дефицит CP, затрудняет определение этих механизмов. В большинстве предыдущих исследований использовались модели церебральной гипоксии-ишемии у постнатальных животных. Обычно наблюдалась значительная смертность или животные полностью выздоравливали, а нейроповеденческий дефицит было трудно выявить (Wright and Rang, 1990).

Мы разработали модель глобальной гипоксии-ишемии у недоношенного плода кролика, подвергшегося ишемии матки, которая точно отражает острую плацентарную недостаточность у людей (Tan et al., 1999; Деррик и др., 2001). Как устойчивая, так и периодическая гипоксия-ишемия плода приводила к заметному увеличению продукции активных форм азота и кислорода в мозге плода, а антиоксидантная терапия снижала степень повреждения головного мозга (Tan et al., 1998; Tan et al., 1999; Tan et al., 2001). In vitro культура нервных клеток, диссоциированных из ишемизированного мозга плода, продемонстрировала увеличение как ранней некротической гибели клеток, так и замедленного апоптоза (Derrick et al., 2001).

В настоящем исследовании была использована новая батарея нейроповеденческих тестов для характеристики двигательной активности новорожденных щенков после устойчивой гипоксии-ишемии у недоношенного плода кролика при 67-70% гестации.Плодам давали возможность родиться спонтанно при доношенной беременности, а затем подвергали нейроповеденческой батарее перед гистологическим анализом повреждения ЦНС. Эта модель предлагает явные преимущества, заключающиеся в том, что, как и у новорожденного человека, у новорожденного кролика незрелая локомоторная функция и полушария головного мозга не полностью миелинизированы. Ишемия матки в матках привела к отчетливому нейроповеденческому фенотипу у новорожденных детенышей, который характеризовался повышением тонуса передних конечностей, что значительно коррелировало с гистологическими доказательствами стойкого повреждения подкорковых моторных путей, включающих базальные ганглии и передний таламус.Эти исследования представляют собой первую модель на животных, в которой предшествующее повреждение во время развития незрелой ЦНС приводит к совокупности гипертонических моторных дефицитов при доношенных родах, которые согласуются с наблюдаемыми при ХП.

Материалы и методы

Хирургия животных . In vivo глобальная гипоксия-ишемия плодов была вызвана ишемией матки у беременных новозеландских белых кроликов (Myrtle’s Rabbits, Thompson Station, Теннесси), как описано ранее (Tan et al., 1998; Деррик и др., 2001). Точное время беременности обеспечивалось наблюдением за спариванием кроликов и ограничением контакта самцов кроликов 5 минутами со стороны продавца. Вкратце, матери анестезировали внутривенным введением фентанила (75 мкг / кг / час) и дроперидола (3,75 мг / кг / час), а также обеспечивали вентиляцию мешком и маской для поддержания нормального артериального pH (7,35-7,45), Pco 2 (32-45 торр) и Po 2 (70-100 торр). После этого самкам была проведена спинномозговая анестезия введением 0.75% бупивикаина через спинномозговую иглу 25G, введенную в межпозвонковое пространство L4-L5. Доза фентанила и дроперидола была снижена на 60%, чтобы плотина могла самостоятельно дышать через маску. Ишемию матки, которая привела к гипоксии плода, вызывали с помощью артериального катетера для эмболэктомии Fogarty 4 F (Baxter Health Care Corporation, Санта-Ана, Калифорния). Катетер вводили в левую бедренную артерию, продвигали на 10 см в нисходящую аорту выше матки и ниже почечных артерий, а баллон надували 300 мкл физиологического раствора.Артериальное давление правой нижней конечности контролировали с помощью Доплера (Mini Dopplex D500; Huntleigh Technology, Luton, UK), чтобы гарантировать продолжение ишемии. В конце процедуры баллон был спущен и катетер удален. Бедренная артерия ушита швами 7-0, кожа ушита швами 3-0. Мать вернули в клетку. Самкам либо была проведена гистеротомия через 24 часа на 23-й день беременности, либо им разрешили родить в гнездовом ящике в срок (31,5 дня). Все детеныши, найденные мертвыми в период новорожденности, были признаны перинатальными мертворожденными, поскольку их вес был аналогичен весу их живых однопометников.

Протокол гипоксии-ишемии. Недоношенных животных на 21–22 день беременности [67–70% беременности; эмбриональный день (E) 21-E22] подверглась устойчивой ишемии матки в течение 30, 37, 38 или 40 минут. Это было сделано в попытке смоделировать нарушение плацентарной недостаточности недоношенным детям. Этот протокол у недоношенных кроликов приводит к глобальной гипоксии плода, которая сопровождается немедленной брадикардией плода (от 180 до 80 ударов в минуту) и немедленным падением микрососудистого кровотока к коре головного мозга, как было определено измерениями лазерного допплера (Perimed, Ярфалла, Швеция).Количество самок и детенышей в каждой группе показано в Таблице 1.

Таблица 1.

Количество самок и детенышей в каждой группе

Поведенческое тестирование. После естественных родов, в послеродовой день (P) 1, четыре щенка из помета были случайным образом выбраны для поведенческого тестирования. Таким образом, поведенческое тестирование проводилось через 10 дней после гипоксического инсульта на E22 или через 11 дней после инсульта на E21. Если размер помета был меньше четырех живых детенышей, оценивали всех живых детенышей.Этот протокол был выбран, чтобы минимизировать влияние конкретных пометов на общий групповой эффект. Дизайн поведенческой батареи был основан на возможностях новорожденного щенка на P1. Например, в точке P1 детеныши проявляли спонтанное движение и поведенчески реагировали на тактильные и ядовитые раздражители, но не на свет или звук. Детенышей оценивали в их гнездовом ящике. Ректальную температуру регистрировали во время тестирования поведения в подгруппе животных, и не было значительных различий между контрольной группой и группой с 40-минутной ишемией матки (таблица 2).

Таблица 2.

Физиологические переменные

Для каждого животного испытание записывалось на видео и оценивалось по шкале от 0 до 3 (0, худший; 3, лучший) двумя слепыми наблюдателями. Описание системы подсчета очков приведено в Таблице 3. Также предоставлены видеозаписи и видеоролики с результатами (доступны на www.jneurosci.org). Передвижение на плоской поверхности оценивали по степени спонтанного движения головы, туловища и конечностей.Тонус оценивался по активному сгибанию и разгибанию передних и задних конечностей и оценивался (0-4) по шкале Ашворта (Damiano et al., 2002). Рефлекс выпрямления оценивали, когда детенышей кладут на спину. Сосание и глотание оценивали путем введения смеси (Similac с железом; Abbott Labs, Abbott Park, IL) в рот щенка с помощью пластиковой пипетки.

Таблица 3.

Протокол нейроповеденческой оценки для щенков кроликов на P1

Чтобы определить, проявляются ли у недоношенных животных неблагоприятные физиологические последствия, которые могут помешать нейроповеденческому тестированию, в подгруппе случайно выбранных щенков измеряли частоту сердечных сокращений с помощью доплеровского датчика 8 МГц (Mini Dopplex D500; Huntleigh Technology) в точке P1.После этого детенышей умерщвляли и собирали образцы смешанной венозной и артериальной крови. Определение газов артериальной крови проводилось вместе с натрием, калием и ионизированным кальцием на анализаторе серии ABL 700 (Radiometer Medical, Копенгаген, Дания). Уровень глюкозы в сыворотке определяли на приборе SureStepFlexx Meter (Lifescan, Milpitas, CA).

Гистологические исследования. После поведенческого тестирования детенышей P1 анестезировали однократной внутримышечной дозой комбинации кетамина (35-40 мг / кг), ацепромазина (0.75-1,0 мг / кг) и ксилазин (3-5 мг / кг), а затем убивали декапитацией. Мозг пяти контрольных животных и девяти экспериментальных животных фиксировали погружением на 24 часа при 4 ° C в 4% параформальдегид в 0,1 м фосфатном буфере, pH 7,4. Мозг систематически разрезали на коронковые блоки толщиной 2 мм с помощью резака ткани матрикса для получения однородных образцов из аналогичных областей в каждом мозге. Альтернативные 2-миллиметровые блоки ткани были заделаны в парафин и нарезаны на срезы 8 мкм или срезы свободно плавающие на 50 мкм с помощью вибрирующего микротома.Области, отобранные для заделки парафина, включали от рострального до каудального среднесептальных ядер переднего мозга, вентрального заднебокового ядра таламуса и вышележащего гиппокампа, лицевого двигательного ядра моста и вышележащего мозжечка, а также шейно-мозгового перехода. Свободно плавающие срезы были вырезаны из 2-миллиметрового блока ткани, который содержал головку хвостатого ядра и передние ядра таламуса. Эти срезы окрашивали биотинилированным маркером микроглии-макрофагов Bandeiria griffonia изолектин B4 (1: 100; L2140; Sigma, St.Louis, MO) и визуализировали с помощью X-конъюгированного с родамином красного стрептавидина (1: 400; 016-290-084; Jackson ImmunoResearch, West Grove, PA).

Залитые парафином срезы ткани иммуногистохимически окрашивали в двух экземплярах на макрофаг и активированный маркер микроглии HAM 56. Срезы сначала обрабатывали для извлечения антигена путем погружения в 50 мМ трис-HCl, pH 10, на 25 мин и в паровой бане. нагревают до 100 ° C в рисоварке. Срезы охлаждали на воздухе помещения в течение 20 минут в этом растворе, а затем обрабатывали для иммунопероксидазной гистохимии следующим образом.Срезы обрабатывали 0,3% пероксидазой водорода в течение 5 мин, промывали 50 мМ Трис-HCl, pH 7,4 и реагировали в течение ночи при 2-4 ° C с первичным антителом HAM 56 IgM (MO632; Dako, Carpinteria, CA), разведенным 1 : 200 в Трис-буфере, содержащем 1% БСА (Sigma). После этого срезы инкубировали с биотинилированным вторичным антителом против μ-цепи IgM мыши (1: 100; BA2020; Vector Laboratories, Burlingame, CA) с использованием набора пероксидазы Vectastain Elite ABC (PK6100; Vector Laboratories) и следуя инструкциям производитель.

Плотность и общую площадь микроглии, меченной HAM 56, определяли маскированно в светлом поле с помощью прямого микроскопа Leica (Nussloch, Германия) DMRX, оснащенного цифровой камерой CCD с охлаждением Orca-ER (C4742-95; Hamamatsu). , Сидзука, Япония), который был сопряжен с программным обеспечением для анализа изображений Open Lab 3.0.4 (пакет морфометрии; Improvision, Бостон, Массачусетс). Для каждой анализируемой области было получено одно оцифрованное изображение с помощью объектива с фазовым контрастом 20x (HC PL Fluotar; числовая температура 0.50, pH 2; Leica), в которых количество клеток, меченных НАМ 56, оказалось максимальным. Все изображения были получены с одинаковыми настройками экспозиции. Анализируемая область была подтверждена морфологией и распределением нейронов, визуализированных с помощью фазово-контрастной микроскопии. Для каждого оцифрованного изображения как количество, так и общая площадь микроглии, меченной HAM 56, были определены с помощью анализа пороговых значений плотности среза, в котором минимальная интенсивность пикселей была установлена ​​на уровне 40 единиц пикселей.

Флуоресценция in situ обнаружение фрагментации ДНК через 24 часа после инсульта. Гистеротомия была выполнена четырем маткам через 24 часа после 40-минутной ишемии матки, и плоды были доставлены. Мозг этих плодов E23 фиксировали на 24 часа путем погружения в ледяной 4% параформальдегид в 0,1 м фосфатном буфере перед хранением при 2-4 ° C в PBS. В общей сложности 18 гипоксических мозгов плода сравнивали с шестью контрольными мозгами из двух пометов контрольных животных E23. Свободно плавающие коронковые срезы всего мозга размером 50 мкм были последовательно сделаны в ледяной PBS на вибрирующем микротоме Leica VTS-1000 и проанализированы с интервалами 250 мкм.Срезы тканей были закреплены и высушены на воздухе на предметных стеклах. В предварительных исследованиях срезы тканей подвергали проницаемости в течение 5 минут в смеси 1: 1 этанол: уксусная кислота (-20 ° C) в течение 10 минут в Triton X-100 или в течение 5 минут при комнатной температуре в протеиназе K (20 мкг / мл в PBS). Обработка этанолом: уксусная кислота или Triton X-100 занижали степень опосредованной терминальной дезоксинуклеотидилтрансферазой биотинилированного мечения конца никеля UTP (TUNEL) по сравнению с обработкой протеиназой К, которая использовалась для анализа повреждений.Набор для обнаружения фрагментации ДНК ApopTag-fluorescein in situ (Intergen, Purchase, NY) использовали для визуализации ядер, меченных TUNEL, как сообщалось ранее (Back et al., 2001). Срезы тканей контрастировали Hoechst 33324.

Наше исследование было одобрено Комитетом по обзору животных Северо-западного научно-исследовательского института здравоохранения Эванстона. Все животные получали гуманный уход в соответствии с принципами лабораторного ухода , сформулированными Национальным обществом медицинских исследований, и Руководством по уходу и использованию лабораторных животных Национального института здравоохранения, подготовленным Национальной академией наук.

Статистический анализ. Животные были проанализированы в четырех группах: контрольные неишемические животные ( n = 129), гипоксия в течение 30 минут на E22 ( n = 26), гипоксия в течение 37-40 минут на E22 ( n = 102), и гипоксия 37-40 мин на E21 ( n = 61). Обе последние две группы были обозначены как ≥37 H-I. Порядковые баллы в этих группах были проанализированы с помощью теста Краскела-Уоллиса с post hoc знаковых сравнений Уилкоксона с поправкой α = 0.0224, ввиду множественных сравнений. Рефлекс выпрямления и кратчайшее расстояние между передними конечностями и лапами задних конечностей анализировали с помощью ANOVA со сравнением средних значений с апостериорным Student Newman Keuls . Другие переменные, включая вес, частоту сердечных сокращений, газы крови и группы электролитов, сравнивали с тестом t с двумя образцами. Количество и площадь микроглии анализировали с помощью сравнения ранговых знаков Уилкоксона. Связь активированной микроглии (клеток / мм 2 и площадь) с гипертонией (оценка по шкале Ашворта) анализировали с помощью точного критерия Фишера.Весь статистический анализ проводился с использованием SAS для Windows версии 8.2.

Результаты

Мы определили влияние устойчивой гипоксии продолжительностью 30-40 минут на плод 22-й гестации (E22). Как и ожидалось из исследований острой плацентарной недостаточности на людях (Saftlas et al., 1991), у гипоксических животных наблюдались мертворождения. Частота мертворождений увеличивалась с увеличением продолжительности устойчивой гипоксии свыше 30 минут (рис. 1 A ). Средний вес мертворожденных детенышей (контрольная группа) был на 21% ниже, чем живорожденных контрольных детенышей, и аналогичное снижение на 17% наблюдалось для гипоксической группы.Это говорит о том, что время внутриутробной смерти было одинаковым в обеих группах. Затем мы определили ответы выживших новорожденных на батарею нейроповеденческих тестов (таблица 3). Животные, подвергшиеся 30-минутной гипоксии, были неотличимы от контроля (рис. 1, 2, 3, 4). Однако нейроповеденческие изменения наблюдались у животных, подвергшихся длительной гипоксии ≥37 мин. Самым поразительным открытием было наличие явных изменений позы и тонуса у выживших P1 (Рис. 1 B ).Эти щенки обычно имели согнутую позу конечностей в состоянии покоя (рис. 1 B , врезка) (дополнительная видеопленка; доступна на www.jneurosci.org). У животных, подвергшихся 40-минутной гипоксии, 37% родов были мертворожденными, а из выживших 83% детенышей имели гипертонус. Наблюдалось значительное увеличение показателя гипертонуса для двух групп животных, подвергшихся длительной гипоксии ≥37 мин на E22 и E21 (рис. 1 C ).

Фигура 1.

A , Частота мертворождений, отмеченная на P1 в контроле и после устойчивой гипоксии в течение 30, 37 или 40 минут на E22. Число на каждой полоске показывает количество щенков в каждой группе. B , Уровни гипертонуса на P1 контроля и после устойчивой гипоксии в течение 30, 37 или 40 минут на E22. Число на каждой полоске показывает количество щенков в каждой группе. На вставке показан щенок, подвергнутый 40 мин на E22, демонстрирующий ненормальную осанку (стрелки). C , Оценка гипертонуса передних и задних конечностей в контроле (C) и после устойчивой гипоксии в течение 30 минут на E22 (h40, E22), 37-40 минут на E22 (H ≥ 37, E22) или на E21 (H ≥ 37, E21).Данные показаны в виде прямоугольников и усов. Черные круги — Среднее; белые круги, 99-й процентиль; группы, достоверно различающиеся по критерию Краскела-Уоллиса. * p <0,0224; Знаковый ранговый тест Вилкоксона по сравнению с контролем.

Фигура 2.

Тонус был оценен у подгруппы новорожденных детенышей в состоянии покоя и во время медленного или быстрого растяжения суставов передних конечностей и был основан на исследовании, предложенном Целевой группой по двигательным расстройствам у детей (Sanger et al., 2003). Показана оценка мышечного тонуса при сгибании над пунктирной линией и тонусе при разгибании под пунктирной линией в состоянии покоя или при медленном (3 секунды) или быстром растяжении сустава. Пунктирная линия на ординате — нулевая точка с увеличением сопротивления дальше от пунктирной линии. На вставках показаны позы животных, для которых показаны данные тона. A , Тонус нормального контрольного щенка на сгибание и разгибание. Врезка показывает типичную позу контрольного животного. B F , Различные типы нарушений тонуса, наблюдаемые у детенышей после 40 минут устойчивой гипоксии на E22.Стрелки на вставках показывают нарушения осанки.

Рисунок 3.

Оценка двигательной активности производилась слепым методом у контрольных детенышей (абсцисса C) и после устойчивой гипоксии в течение 30 минут на E22 (h40 E22), 37-40 минут на E22 (H ≥ 37 E22) или E21 (H ≥ 37 E21). Оценка была основана на оценке качества, интенсивности и продолжительности движений головы ( A ), передних конечностей ( B ) и задних конечностей ( C ) (см. Таблицу 3 для оценки). D показывает способность щенка двигаться по прямой линии. E показывает количество пересечений перпендикулярной линии за 60 секунд при ходьбе вперед по прямой (см. Таблицу 3). F показывает способность двигаться по кругу. Данные показаны в виде прямоугольников и усов. Черные круги — Среднее; белые круги, 99-й процентиль. Группы существенно различаются по критерию Краскела-Уоллиса. * p <0,0224; Знаковый ранговый тест Вилкоксона по сравнению с контролем.

Рисунок 4.

A , Оценка рефлекса выпрямления, оценивающая способность детенышей выпрямляться после того, как их поместили на спину в контроль (абсцисса C) и после устойчивой гипоксии в течение 30 минут на E22 (h40 E22), 37-40 минут на E22 d (H ≥ 37 E22) или при E21 (H ≥ 37 E21). Точно так же B показывает способность сосать и глотать. C демонстрирует способность рефлекторно отворачивать голову в ответ на введение в рот пипетки.Данные показаны в виде прямоугольников и усов. Черные круги — Среднее; белые круги, 99-й процентиль. Группы существенно различаются по критерию Краскела-Уоллиса. * p <0,0224; Знаковый ранговый тест Вилкоксона по сравнению с контролем.

Устойчивая гипоксия при преждевременных родах приводит к гипертоническому двигательному дефициту на уровне P1

В подгруппе детенышей, родившихся после 40 мин гипоксии на ст. E22, мы определили типы нарушений тонуса передних конечностей (рис.2). Тонус оценивался в соответствии с недавними рекомендациями семинара Национального института здравоохранения по двигательным расстройствам у детей (Sanger et al., 2003) и оценивался в покое и во время медленного или быстрого растяжения сустава. В целом животные в группе с гипоксией демонстрировали повышенный тонус передних конечностей в покое (рис. 2 C F ) по сравнению с контрольными животными (рис. 2 A ). Эта находка обычно сопровождалась фиксированными непроизвольными позами передних конечностей в покое (рис.2, врезки, изображения подопытных животных). При медленном или быстром растяжении сустава при сгибании или разгибании, как правило, не наблюдалось зависящего от скорости увеличения сопротивления мышц растяжению. У части животных действительно наблюдалось небольшое повышение тонуса при медленном сгибании конечности (рис. 2 B ). Большинство животных проявляли одинаковую степень сопротивления мышцы растяжению с медленной и быстрой скоростью (рис. 2 D F ) при сгибании, разгибании или и том, и другом. Другая подгруппа показала небольшое снижение тонуса при активном сгибании конечности (рис.2 C, D ).

Устойчивая гипоксия при преждевременных родах приводит к нарушению двигательной активности

Поскольку у большинства выживших после длительной преждевременной гипоксии наблюдались нарушения тонуса, мы определили, приводит ли это повреждение также к нарушению двигательной активности. Когда мы сравнили легкую (30 минут) и тяжелую (≥37 минут) гипоксию с контрольной группой, мы обнаружили, что группы гипоксии ≥37 минут были значительно хуже по качеству, интенсивности и продолжительности контроля головы и конечностей.Рисунок 3, A C , показывает значительно более низкие показатели двигательной активности в группах гипоксии ≥37 минут, которые были определены для контроля головы (рис. 3 A ), передних конечностей (рис. 3 B ). , и задние конечности (рис. 3 C ). Эти нарушения в локомоторном контроле были подтверждены баллами, в которых оценивалась спонтанная двигательная активность вперед (рис. 3 D ), количество прямых пересечений за 60 секунд (рис. 3 E ) и круговое движение (рис. 3 ). F ).Поскольку передние конечности обычно были сильнее задних, щенки с более легким поражением могли двигаться кругами, но не могли двигаться вперед в одном направлении. Наиболее сильно пострадавшие щенки не могли целенаправленно двигать головой или конечностями. Однако у тех щенков, которые могли ходить по прямой линии, кратчайшее расстояние между передними и задними лапами использовалось как мера способности задних конечностей идти в ногу с передними конечностями, и оно не отличалось между контрольной группой. и группы гипоксии (данные не показаны).

Двигательные рефлексы были нарушены в группах гипоксии длительностью ≥37 мин. Рефлекс выпрямления был значительно нарушен в группах с гипоксией (рис. 4 A ). Более низкие баллы для групп с тяжелой гипоксией отражают спектр нарушений. В положении лежа на спине щенки с легкой степенью поражения возвращались в положение лежа на более длительный период времени, тогда как животные с более тяжелым поражением могли только поворачиваться на бок или оставаться на спине. Когда мы подсчитали количество успешных поворотов в положение лежа за 10 попыток, в группе с гипоксией, ≥37 мин на E22, было значительно меньше поворотов (6 ± 1) по сравнению с другими группами (контроль, 9 ± 0; гипоксия, 30 мин. , 10 ± 0; гипоксия, ≥37 мин на ст. 21, 8 ± 1; среднее ± SEM).

Координация сосания и глотания также была значительно нарушена в группах с тяжелой гипоксией (Рис. 4 B ). При пероральном кормлении молоком дефицит варьировался от некоторой носовой регургитации у животных с более легкой степенью поражения до неспособности удерживать жидкость во рту у животных с более тяжелым поражением. Мы также наблюдали, что во время кормления введение пластиковой пипетки в боковую часть рта контрольного животного вызывало начальную реакцию, при которой животное отворачивалось от пипетки.Интересно, что этот ответ был наиболее чувствительным дефицитом, который мы наблюдали, и он был значительно нарушен как в 30-минутной, так и в 37-минутной группах гипоксии (рис. 4 C ).

Оценка общего состояния здоровья пациентов группы P1, перенесших преждевременную ишемию матки

Мы провели несколько исследований, чтобы определить влияние предшествующей ишемии матки на общее состояние здоровья животных группы P1. Влияние ишемии матки на внутриутробный рост исследовали путем сравнения веса выживших в группе с наиболее тяжелым поражением (≥37 мин на ст. E22) с контрольной группой.Разница в весе живых детенышей в группе гипоксии по сравнению с контролем составила 6%, что было связано с тем фактом, что средний вес детенышей с гипертонией был на 14% меньше, чем у детенышей без гипертонии в группе гипоксии. Затем мы определили, существуют ли физиологические различия между контрольной и экспериментальной группами, которые могут повлиять на производительность во время поведенческого тестирования. Как показано в Таблице 2, не было значительных различий между группами по размеру помета или весу мертворожденных детенышей.У испытуемых животных основная температура тела, частота сердечных сокращений и показатели смешанной венозной крови, такие как pH, Pco 2 , Po 2 , избыток основания, натрий, калий, ионизированный кальций и глюкоза, не различались между двумя группами. .

Устойчивая гипоксия при преждевременных родах приводит к отсроченному повреждению головного мозга при рождении

Затем мы определили, существует ли паттерн отсроченного повреждения ЦНС, который мог бы объяснить двигательный дефицит у животных, которые выжили в течение 10 дней после гипоксического инсульта продолжительностью 40 минут на E22.Мы исследовали четыре различных уровня полушарий головного мозга P1 и ствола мозга у пяти контрольных животных и девяти животных с гипоксией (см. Материалы и методы). Первоначальный замаскированный анализ залитых гематоксилином и эозином парафиновых срезов от этих 14 животных показал небольшое различие между контрольной и гипоксической группами, за исключением отдельных популяций активированной микроглии. Визуализация активированной микроглии и фагоцитарных макрофагов с помощью иммуногистохимии с антителом HAM 56 подтвердила присутствие различных скоплений этих клеток в лучевой коронке, хвостатой скорлупе, вентральных ядрах таламуса, образовании гиппокампа (зубчатая извилина, CA1, CA3, парапубикулум и миндалевидная железа). области гиппокампа), полушарий мозжечка и червя.

На фиг. 5 показаны результаты слепого количественного анализа количества клеток, меченных HAM 56, у 14 животных (см. Материалы и методы). По обе стороны от трех областей мозга животных с гипоксией: хвостатая скорлупа (рис. 5 A ), вентральные ядра таламуса (рис. 5 C, E, F ) и парапубикулум амигдало-гиппокампальной области (данные не показано), было такое же значительное повышение количества клеток, меченных НАМ 56. Мы также количественно оценили общую площадь клеток, меченных HAM 56, потому что мы пришли к выводу, что площадь сомов активированной микроглии может быть больше, чем площадь покоящейся микроглии, и, таким образом, может предоставить дополнительные средства для идентификации областей отсроченного повреждения.Результаты этого анализа продемонстрировали аналогичное значительное увеличение общей площади клеток, меченных НАМ 56, в трех вышеупомянутых областях экспериментальной группы по сравнению с контролем (данные не показаны). Мы не наблюдали скопления активированных микроглиев в субикулюме, ядрах черепных нервов, вентральных мостах, нижних оливковых ядрах или клетках передних рогов шейного отдела спинного мозга.

Рисунок 5.

Слепой гистопатологический анализ показывает отсроченное повреждение хвостатой скорлупы и таламуса.Срезы ткани головного мозга, полученные в точке P1 от контроля (C) и выживших после 40-минутной гипоксии на E22 (H), окрашивали на антитело HAM 56. Автоматический подсчет клеток, меченных HAM 56, показан как плотность клеток (клеток / мм 2 ), и его проводили, как описано в разделе «Материалы и методы». Сторона 1 и Сторона 2 относятся к подсчетам, полученным для каждой половины мозга, где сторона была назначена случайным образом. A , Плотность клеток, меченных HAM 56, в хвостатой скорлупе. Данные показаны в виде прямоугольников и усов.Черные круги — Среднее; белые круги, 99-й процентиль. * p <0,05; Знаковый ранговый тест Вилкоксона по сравнению с контролем. B . Связь между количеством активированной микроглии и гипертонией показана для хвостатой скорлупы. Абсцисса — тон с отсечкой 2,5 для определения гипертонуса. Любая точка справа от вертикальной серой линии означает гипертонию. Ордината представляет плотность клеток. Граница 99-го процентиля для контрольной популяции изображена горизонтальной серой линией, и любая точка над этой линией представляет плотность клеток, которая выше, чем 99-й процентиль контролей.Связь 2 × 2, протестированная с помощью точного критерия Фишера, значима ( p <0,05). C , Плотность клеток, меченных HAM 56, в таламусе. Данные показаны в виде прямоугольников и усов. Черные круги — Среднее; белые круги, 99-й процентиль. * p <0,05; Знаковый ранговый тест Вилкоксона по сравнению с контролем. D аналогичен B и показывает связь между количеством активированных микроглии в вентральном таламусе и гипертонией, как описано в тексте.Абсцисса и ордината как в B . Связь 2 × 2, протестированная с помощью точного критерия Фишера, значима ( p <0,05). E и F показывают репрезентативные изображения вентральных ядер таламуса животных из контрольной группы и группы гипоксии, соответственно. Стрелками обозначены коллекции клеток, меченных HAM 56. Масштабные линейки, E, F , 100 мкм.

Поскольку этот слепой гистопатологический анализ подтвердил тот факт, что базальные ганглии и таламус получили отложенное повреждение, мы дополнительно оценили степень повреждения этих областей с помощью дополнительного маркера покоящейся и активированной микроглии, изолектина B4.Многочисленные клетки, меченные изолектином B4, были визуализированы в головке хвостатого ядра, скорлупе, внутренней капсуле и в передних ядрах таламуса (данные не показаны). Эти клетки были намного более многочисленными и имели реактивный гипертрофический вид у животных из группы с гипоксией, в отличие от контрольных животных, у которых меченые клетки имели вид покоящейся микроглии.

Гипертонус в точке P1 коррелирует с повреждением двигательных путей

Затем мы спросили, связано ли увеличение количества клеток, меченных HAM 56, в хвостатой скорлупе и вентральном таламусе группы гипоксии в точке P1 с двигательными нарушениями, наблюдаемыми в нашей модели.Мы назначили пороги 99-го процентиля количества контрольных клеток и тона ≥2,5 в качестве верхних пределов нормальности и провели сравнение 2 × 2 количества клеток, меченных HAM 56 в областях с тоном. Гипертонус передних конечностей сильно коррелировал с аномальным (> 99-й процентиль числа контрольных клеток) увеличением количества клеток, меченных HAM 56, как в хвостатой скорлупе (рис. 5 B ), так и в таламусе (рис. 5 D ). . Точно так же гипертонус задних конечностей также сильно коррелировал с аномальным количеством клеток, меченных HAM 56 (данные не показаны).Интересно, что не было никакой корреляции между аномальным количеством клеток, меченных HAM 56 в парапубикулуме миндалевидного гиппокампа и гипертонусом ни передних, ни задних конечностей (данные не показаны). Аналогичный анализ с использованием 99-го процентиля общей площади контроля в сравнении с гипертонией также показал аналогичные результаты (данные не показаны).

Гипоксия-ишемия на ст. E22 порождает различные паттерны острого повреждения подкорковых моторных путей

Поскольку в переднем мозге выживших новорожденных были обнаружены признаки повреждения двигательных путей, мы затем определили, получили ли эти области острые повреждения у эмбриональных кроликов E22, подвергшихся 40-минутной гипоксии-ишемии.Чтобы визуализировать масштабы и распределение острой клеточной дегенерации, ядра, меченные TUNEL, были визуализированы у животных, которые выжили в течение 24 часов (см. Материалы и методы). На рисунке 6 схематически показано типичное распределение ядер, меченных TUNEL, на двух уровнях переднего мозга у этих эмбриональных кроликов E23. Вентральная часть переднего мозга всегда была более подвержена травмам, чем задняя часть переднего мозга. Дорсальные корковые структуры обычно имели дискретные очаговые поражения, тогда как повреждение вентральных корковых структур, таких как грушевидная кора, было более диффузным.В основном травма была локализована в основном в корковых и подкорковых структурах серого вещества. В отличие от животных, перенесших гипоксию-ишемию, контрольные животные имели редкие клетки, меченные TUNEL, в областях, показанных на рисунке 6. Этот результат согласуется с очень похожими данными по мозгу плода овцы (Falkowski et al., 2002), которые подтверждают концепция программируемой гибели клеток на этом этапе развития находится на низком уровне.

Рисунок 6.

A, B , срезы Ниссля из плода кролика E23 (слева) и соответствующие графики (справа) распределения ядер, меченных TUNEL (красные точки), в коронарных срезах переднего мозга на уровне ядер перегородки ( A ) и на уровне гиппокампа ( B ).Аббревиатуры были получены в основном из классификационной схемы Paxinos et al. (1994). AHA, передняя область гипоталамуса; ATh, передняя ядерная группа таламуса; СА1, СА1 поле гиппокампа; CxP, кортикальная пластинка; CxS, кортикальная субпластина; Ct — хвостатое ядро; ct — хвостатый нейроэпителий; ДГ — зубчатая извилина; ЭК, внешняя капсула; фи, фимбрия свода; GP, globus pallidus; IC, внутренняя капсула; ICx, промежуточная корковая зона; LV, боковой желудочек; Пир, грушевидная кора; Пу, скорлупа; Spt, перегородка; spt, нейроэпителий перегородки; SubV, субвентрикулярная зона; 3V, третий желудочек.

Рисунок 7 A показывает типичное распределение ядер, меченных TUNEL, в кортикальной пластинке. Дегенерирующие ядра были в основном локализованы в мультифокальных корковых поражениях в глубокой корковой мантии и прилегающей корковой субпластине. Небольшие перивентрикулярные поражения локализуются в кортикальном нейроэпителии и субвентрикулярной зоне, но не затрагивают перивентрикулярное белое вещество. В вентральной части переднего мозга, на уровне ядер перегородки (рис.6 A ), повреждение локализуется преимущественно в грушевидной коре, обонятельном бугорке, хвостатом ядре, хвостатом нейроэпителии (рис.7 B ) и брюшной скорлупы (рис.7 C ). В переднем мозге, на уровне гиппокампа (рис. 6 B ), выраженное подкорковое повреждение, локализованное в хвостатом ядре, хвостатом нейроэпителии, скорлупе, бледном шаре (рис. 7 D ) и передней группе ядер таламуса (рис. 7 D ) Рис.7 E ). У некоторых животных также были небольшие дискретные поражения гиппокампа, которые затрагивали слой пирамидных клеток СА1 и СА3 (рис. 7 F ) или зубчатую извилину. Менее выраженное повреждение также редко наблюдалось в передней области гипоталамуса и в вентральном медиальном ядре гипоталамуса (данные не показаны).

Рисунок 7.

Флуоресцентные микрофотографии показывают распределение ядер, меченных TUNEL, в основных структурах плода кролика E23, которые были повреждены после гипоксии-ишемии за 24 часа до этого на E22. Мечение TUNEL было незначительным в областях, показанных для контрольных плодов E23 (данные не показаны). A , В кортикальной мантии маркировка TUNEL была сконцентрирована глубоко в кортикальной пластинке (CxP) и прилегающем слое субпластинки (CxS) в дискретных мультифокальных поражениях.Обратите внимание, что промежуточный кортикальный слой (ICx), который дает начало лучистой короне, сохраняется. LV, боковой желудочек. B , Окрашивание TUNEL в вентральном хвостатом нейроэпителии (обозначенном стрелками), расположенном между внутренней капсулой (IC) и боковым желудочком (LV). Повышенное окрашивание TUNEL также наблюдается латеральнее внешней капсулы (внизу слева) в грушевидной коре. C , ТУНЕЛЬНОЕ окрашивание в путуме (Pu). Обратите внимание, что участки белого вещества внешней капсулы (EC) и внутренней капсулы (IC) в основном сохраняются. D , TUNEL окрашивание увеличивалось в бледном глобусе; однако прилегающие участки белого вещества внутренней капсулы (IC) не были помечены. E , Обширное окрашивание TUNEL в передней ядерной группе таламуса. eml, внешняя мозговая пластинка; 3V, третий желудочек. F , Рассеянные ядра, меченные TUNEL, визуализировались в гиппокампе в слое пирамидных клеток в полях CA1 и CA3 (стрелки). Д.Г., Зубчатая извилина. Масштабные линейки: A, B, F , 100 мкм; C E , 50 мкм.

Таким образом, гипоксически-ишемическое повреждение плода E22 не было диффузным, но отдельные области переднего мозга плода были стабильно более уязвимыми. Выраженное повреждение чаще всего наблюдалось в базальных ганглиях и переднем таламусе, в меньшей степени — в коре головного мозга и гиппокампе. Следовательно, чаще всего наблюдалось повреждение подкорковых двигательных путей.

Обсуждение

Это исследование демонстрирует, что in utero гипоксия-ишемия недоношенного плода кролика приводит к двигательным нарушениям у выживших новорожденных.Насколько нам известно, это первая модель антенатального гипоксико-ишемического повреждения развивающегося мозга, которое приводит к моторным фенотипам, совместимым с некоторыми моторными нарушениями, наблюдаемыми у детей с ХП. В частности, гипертония наблюдалась у выживших после гипоксии-ишемии на сроках 67-70% гестации. Это согласуется с данными людей, согласно которым у недоношенных новорожденных с массой тела при рождении <1500 г вероятность развития ХП в ~ 100 раз выше, чем у доношенных детей с массой тела 3000-3500 г (Cummins et al., 1993). В нашей модели нарушения локомоции, рефлекторной двигательной активности и координации сосания и глотания наблюдались после гипоксии-ишемии в утробе матери , аналогично клиническим данным гипоксически-ишемической энцефалопатии у младенцев.

Преимущества новорожденного кролика модели

Перинатальный кролик имеет несколько явных преимуществ по сравнению с другими моделями гипоксически-ишемического повреждения мозга на животных. Кролики и люди являются перинатальными разработчиками мозга, в отличие от грызунов (постнатальный) и овец (пренатальный) (van Marthens et al., 1975). Что наиболее важно, новорожденные кролики демонстрируют большой набор спонтанной двигательной активности и рефлекторных реакций, которые воспроизводимо тестируются. Кроме того, новорожденные кролики отличаются большей силой передних конечностей по сравнению с задними.Перинатальная локомоция прогрессирует от способности двигаться по кругу к движению по прямой линии и к способности прыгать, поскольку, предположительно, задние конечности становятся сильнее. Способность к прыжкам была значительно снижена в группах с гипоксией, и почти ни одно из животных из группы с гипоксией ≥37 минут не демонстрировало прыжкового поведения (данные не показаны).

Время травмы и факторы, зависящие от созревания

Развитие двигательных систем кроликов происходит быстрее, чем у человека.Например, у кроликов крупный моторный контроль развивается быстрее, чем у людей, и с помощью P3 происходит скоординированное движение задних конечностей с передними. Это может способствовать раннему появлению двигательных нарушений у кроликов, переживших гипоксию-ишемию.

Наши нейропатологические данные согласуются с появляющейся концепцией о том, что восприимчивость развивающегося мозга к травмам зависит от созревания и включает преимущественное повреждение или сохранение определенных популяций клеток.Внутри коры головного мозга мы наблюдали склонность очевидных субпластинчатых нейронов становиться TUNEL-положительными, что согласуется с недавними наблюдениями, что гипоксия-ишемия преимущественно нацеливается на эти нейроны у перинатальных крыс (McQuillen et al., 2003). Субпластинчатые нейроны являются критическими для нормального развития коры и участвуют в патогенезе CP, связанного с преждевременным церебральным повреждением человека (Allendoerfer and Shatz, 1994; Volpe, 1996). У людей период высокого риска повреждения белого вещества головного мозга совпадает с периодом развития, когда в белом веществе преобладают предшественники поздних олигодендроцитов (Back et al., 2001). Интересно, что мы не наблюдали предрасположенности к TUNEL-положительным клеткам в белом веществе головного мозга на E23 после гипоксии-ишемии на E22. Одно из объяснений может заключаться в том, что поздние предшественники олигодендроцитов не являются основной популяцией в белом веществе кроликов до E24-E26 (S.A.B. и S.T., неопубликованные наблюдения). С другой стороны, гибель клеток в белом веществе может происходить из-за замедленного апоптоза, как ранее наблюдалось в сером веществе (Northington et al., 2001a).

Гипоксия-ишемия недоношенного плода нацелена на подкорковые моторные пути

После гипоксии-ишемии на ст. E22 плодные кролики получили стойкие острые повреждения базальных ганглиев и переднего таламуса, которые являются основными компонентами подкорковых моторных путей.При рождении поведенческие аномалии у недоношенных выживших также коррелировали с задержкой повышения активированной микроглии в базальных ганглиях и таламусе. Эти области особенно подвержены гипоксически-ишемическому повреждению как у недоношенных, так и у доношенных детей (Schneider et al., 1975; Rutherford et al., 1994; Okumura et al., 1997). Таламус и базальные ганглии особенно подвержены гипоксически-ишемическому повреждению, как это наблюдается у постнатальных крыс с перевязкой сонных артерий и гипоксией (Northington et al., 2001b), у доношенных плодных обезьян (Myers, 1975) и у недоношенных и недоношенных плодов овец, подвергшихся глобальной церебральной гипоперфузии (Reddy et al., 1998).

Характер гипертонического двигательного дефицита

Кролики, пережившие гипоксию-ишемию, обычно демонстрировали гипертонус, который проявлялся как при сгибании, так и при разгибании. Наблюдаемый гипертонический дефицит соответствовал выраженной локализации повреждения базальных ганглиев и таламуса (см. Обзор Volpe, 2001).Наше исследование не предназначалось для различения подтипов гипертонии, учитывая отсутствие общепринятых диагностических протоколов у детей (Sanger et al., 2003). В состоянии покоя у большинства животных наблюдался повышенный тонус сгибателей и сгибательные позы, которые клинически напоминали гипертонические контрактуры, связанные со спастичностью. Однако у некоторых животных наблюдалась гипертония без выраженного сопротивления, зависящего от скорости, на сгибание или разгибание конечностей, что является признаком спастической гипертонии.Сопротивление внешнему движению суставов было одинаковым при низкой и высокой скорости у некоторых животных, что является признаком дистонической гипертонии (Sanger et al., 2003). У детей смешанная гипертония чаще встречается, чем чистая спастическая гипертония или чистая дистония (Sanger et al., 2003).

При церебральном параличе у человека гипертония и контрактуры развиваются от месяцев до лет после перинатального инсульта (Back, 1999). Поскольку детеныши с гипоксией не могли питаться и выжить после рождения, было невозможно проследить эволюцию двигательных аномалий и невропатологии.Это может быть осуществимо в будущих исследованиях с разработкой долгосрочной поддержки интенсивной терапии, требующей вентиляции (Bernard et al., 2003) и парентерального питания (Loff et al., 1998). У перинатальных грызунов, перенесших гипоксически-ишемическое повреждение головного мозга, нейрональная дегенерация достигает пика в течение первых 24-72 часов в коре, базальных ганглиях и таламусе (Northington et al., 2001a; Han et al., 2002; McQuillen et al., 2003). ).

Гипоксия-ишемия недоношенного плода нарушает сложные двигательные рефлексы

Новорожденные, пережившие гипоксию-ишемию, демонстрировали значительные нарушения координации сосания и глотания.Многие щенки также демонстрировали аномальные реакции на оральную двигательную стимуляцию. Наши невропатологические исследования подтверждают, что оромоторная дисфункция была связана с надъядерным повреждением, поскольку мы не наблюдали ни острого, ни отсроченного повреждения ядер ствола мозга при окрашивании по TUNEL (данные не показаны). Более подробное исследование необходимо для изучения основы такого сложного поведения, которое может быть суммарной реакцией многих рефлексов (Drewett et al., 1982; Keil et al., 1990; Kindermann et al., 1994). Мы также наблюдали дефицит аверсивного поворота головы в ответ на ядовитые обонятельные стимулы, такие как перечная мята или алкоголь (данные не показаны), у P1, переживших гипоксию-ишемию.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить, связано ли нарушение обонятельных реакций с нарушениями моторной интеграции, сенсорной интеграции или того и другого. Интересно, что через 24 часа после гипоксии-ишемии на ст. E22 мы наблюдали обширную острую клеточную дегенерацию в грушевидной коре головного мозга, которая является основной областью, которая интегрирует и передает обонятельную информацию от обонятельной луковицы (Wilson, 2001)

Поведенческие нарушения в других моделях перинатальной гипоксии-ишемии

Предыдущие исследования не создали модели на животных, воспроизводящей двигательные аномалии, характерные для ХП.Перинатальные грызуны, новорожденные поросята, овцы и обезьяны с недоношенным плодом очень восприимчивы к гипоксии-ишемии; однако отчетливый фенотип CP не определен (Raju, 1992; Back, 2001).

Однако отложенные поведенческие аномалии наблюдались во многих моделях (Nyakas et al., 1996). Антенатальная гипоксия у 77% беременных крыс привела к увеличению двигательной активности на P13-P15, дефициту в приобретении пассивного избегания и увеличению латентности бегства при плавании на P28 (Cai et al., 1999). Интересно, что антенатальная гипоксия у крыс не приводит к гистопатологическим отклонениям (Cai et al., 1999).

Постнатальные крысы легко переносят большие гипоксически-ишемические гистопатологические поражения, но не проявляют гипертонуса (Liu et al., 2001). Гипоксия-ишемия на P7 у крыс приводит к когнитивному дефициту в виде кратковременного удержания и задержки бегства при плавании через 6 недель (Liu et al., 2001). Прерывистая гипоксия между 10-30 днями привела к аналогичным нарушениям пространственного обучения при тестировании в водном лабиринте Морриса через 30 дней (Row et al., 2002). Гипоксия-ишемия у двухдневных крыс приводила к двигательному дефициту при тестировании стержней, балок и ступенек через 3 месяца (McQuillen et al., 2003).

Мертворождения и гипоксия-ишемия

При острой плацентарной недостаточности, такой как отслойка плаценты, беременные женщины в 11 раз более склонны к мертворождению (Saftlas et al., 1991). Перинатальная аноксия была основной причиной мертворождений и ранних неонатальных смертей (Gunn and Cable, 1984). Настоящее исследование подтверждает корреляцию между временем инсульта и частотой мертворождений (рис.1 А ). Таким образом, степень нейроповеденческих аномалий, о которых сообщалось в нашем исследовании, на самом деле может быть недооценена, поскольку наиболее пострадавшие животные, вероятно, погибли. В соответствии с этой возможностью, у некоторых из наших мертворожденных были тонические позы, похожие на позы выживших (не контрактуры, потому что конечности можно было пассивно разгибать). Энергичная реанимация неожиданных мертворождений у людей показала, что большинство выживших имеют длительную инвалидность (Casalaz et al., 1998).

Клиническая значимость

Таким образом, мы создали модель антенатальной гипоксии при преждевременной беременности, которая привела к перинатальной смерти и фенотипу у выживших, который напоминает ранние проявления ХП.Эта модель согласуется с формирующейся клинической концепцией, согласно которой антенатальные факторы патогенетически связаны с последующим развитием ХП у многих пациентов. Таким образом, наша модель обеспечивает важную поведенческую конечную точку, которая до сих пор была недоступна для изучения. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить клеточные и молекулярные механизмы, предшествующие ХП, и оценить, можно ли уменьшить этот дефицит с помощью терапевтических вмешательств.

.
alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *