Дисбактериоз у новорожденных: Дисбактериоз у детей — причины, симптомы, диагностика и лечение дисбактериоза кишечника у ребенка в Москве в детской клинике «СМ-Доктор»

Содержание

Сдать анализ на дисбактериоз у грудничка в СПб

Родители грудных детей часто встречаются с диагнозом «дисбактериоз кишечника». Что же означает диагноз «дисбактериоз», и какие анализы могут его выявить?

Дисбактериоз кишечникаэто нарушение равновесного состояния кишечной микрофлоры. Считается, что при этом полезные бактерии, способствующие пищеварению, погибают, а патогенные (болезнетворные) размножаются. При этом дисбактериоз не является болезнью (этот диагноз отсутствует и в международных, и в отечественных классификациях болезней). Скорее, это состояние, которое может являться следствием некоторых заболеваний (энтериты, колиты), приема антибиотиков. У грудных детей с неустоявшейся кишечной микрофлорой симптомы дисбактериоза могут также возникать при смене питания, введения новых продуктов в рацион малыша или матери (при грудном вскармливании).

Как выявить дисбактериоз

Обычно для того, чтобы определить состояние кишечной микрофлоры, берут анализ на дисбактериоз у грудничка.

Он делается не меньше недели и включает в себя копрограмму (анализ непереваренных остатков) и бактериальный посев, выявляющий патогенную и нормальную микрофлору. Также применяется ПЦР-диагностика, исследование продуктов обмена веществ бактерий и метод хромато-масс-спектрометрии. При этом все эти методы обладают погрешностью, ведь точно определить состав кишечной микрофлоры можно, только взяв пробу непосредственно из тонкого кишечника.

Как правильно собрать биоматериал для анализа на дисбактериоз у детей

Для этого анализа необходимо собрать кал ребенка. Объем пробы не менее 10-15 мл, моча в кал попасть не должна. Кал должен быть свежим: его необходимо сдать в лабораторию в течение 2-3 часов после дефекации. При этом опорожнение кишечника должно быть естественным, его нельзя стимулировать специальными средствами.

Чтобы результаты анализа на дисбактериоз у грудничка не исказились, необходимо соблюдать следующие требования:

  • сдавать анализ на дисбактериоз у детей через 2-3 недели после отмены антибиотиков, а также пробиотиков и пребиотиков;
  • после отмены других лекарственных препаратов должна пройти 1 неделя;
  • несколько дней перед сбором кала не вводить в рацион ребенка новых продуктов, если ребенок на искусственном вскармливании – не менять смесь.
  • не применять ректальные препараты.

При соблюдении этих правил анализ на дисбактериоз у грудничка будет наиболее информативным.

Что покажет анализ на дисбактериоз у детей

Исследование кала покажет соотношение разных штаммов бактерий нормальной микрофлоры кишечника, а также наличие патогенных бактерий (сальмонеллы, грибы рода Кандида, клостридии и др.). При выявлении этих микроорганизмов нужно будет начать лечение.

Если в результате анализа кала на дисбактериоз у детей будет выявлено нарушение баланса кишечной микрофлоры, задача врача – избрать правильную тактику для устранения симптомов этого состояния. Обычно лечение начинается с устранения причины дисбактериоза, далее назначается симптоматическая терапия.

В сети клиник «Медицентр» Вы можете сдать анализ на дисбактериоз у своего ребенка, результат вы получите в течение нескольких дней.


Наши клиники в Санкт-Петербурге

Медицентр Юго-Запад
Пр.
Маршала Жукова 28к2
Кировский район
  • Автово
  • Проспект Ветеранов
  • Ленинский проспект

Получить подробную информацию и записаться на прием Вы можете по телефону +7 (812) 640-55-25

Диагностика и коррекция дисбактериоза у детей | Мухина Ю.Г.

Значение микробиоценоза кишечника Наиболее сложным биотопом микробиоценоза является кишечная кооперация, представленная различными популяциями микроорганизмов. Микробиоценоз кишечника — очень важная система организма, выполняющая или регулирующая многочисленные его функции по поддержанию гомеостаза.

ФУНКЦИИ НОРМАЛЬНОЙ МИКРОФЛОРЫ КИШЕЧНИКА:

o обеспечение колонизационной резистентности
o формирование иммунного ответа
o переваривание пищи
o регуляция моторной функции кишечника
o дезинтоксикация


Одной из важнейших функций нормальной микрофлоры является обеспечение колонизационной резистентности, которая предотвращает заселение организма посторонними микробами. При снижении колонизационной резистентности происходит увеличение числа и спектра патогенных бактерий, возникает возможность развития инфекционного процесса. Интересно, что колонизационная способность микроорганизмов, (в частности, лактобактерий) строго специфична в отношении конкретного индивидуума. Исследования на добровольцах показывают, что аутомикроорганизмы обеспечивают очень быстрое восстановление нормального состояния микрофлоры кишечника.

Слизистая кишечника покрыта биопленкой, внутри которой устойчивость бактерий к неблагоприятным воздействиям обеспечивают клеточный муцин и бактериальный полисахарид, заключающие матрикс микроколонии бактерий и простейших. Неиммобилизованные бактерии имеют устойчивость во много раз ниже, чем при колонизационной резистентности.

У детей, находившихся на искусственном вскармливании, аутофлора кишечника чаще вызывает эндогенные инфекционные процессы

Хорошо известна иммуномодулирующая функция микрофлоры кишечника. Становление иммунного ответа формируется в первые часы неонатального периода под влиянием микрофлоры. При отсутствии микроорганизмов происходит уменьшение глубины крипт слизистой кишки, снижение высоты ворсин, истончение собственной пластины, уменьшение пейеровых бляшек. При их участии выделяются лизоцим и другие адъювантно-активные соединения, которые стимулируют иммунную систему организма.

Микроорганизмами осуществляются физиологические, биохимические процессы в желудочно-кишечном тракте (ЖКТ) по перевариванию и всасыванию пищи. Метаболизм белков, углеводов, жиров, продукция витаминов, гормонов, ряда биологических аминов поддерживают функциональные возможности всего организма и, в частности, ЖКТ. Моторная функция кишечника регулируется также микробной флорой, которая осуществляется через ряд механизмов: образование и ингибирование субстанций типа брадикинина; продукция простагландинов бактериального происхождения; изменение метаболизма желчных кислот с образованием метаболитов, ускоряющих моторику. Образующиеся в процессе жизнедеятельности микроорганизмов амины — гистамин, брадикинин — регулируют сфинктерную деятельность ЖКТ.

Разнообразные неблагоприятные воздействия вызывают изменения иммунного ответа и поэтому могут влиять на качественные и количественные характеристики нормальной флоры кишечника

Детоксикационная деятельность кишечной микробной флоры осуществляет защиту от ксенобиотиков: пестицидов, аминов, солей тяжелых металлов, многих лекарственных средств, нитратов и пр. Известен ряд бактерий, имеющих высокую активность нитратредуктазы (пропионибактерии, пептококки, вейлонеллы, грамотрицательные энтеробактерии и другие), которые предотвращают развитие метгемоглобинемии при высоком содержании нитратов. Особенно это важно у детей раннего детского возраста, имеющих высокую долю фетального гемоглобина.

Метаболические детоксикационные процессы протекают с участием преимущественно реакций гидролиза и восстановления, с биотрансформацией, приводящей к образованию нетоксических продуктов и ускорению элиминации.

 

Формирование микробиоценоза у детей

Становление микробного биоценоза ребенка начинается с первых этапов жизни. Во время родов при заглатывании происходит поступление микрофлоры родовых путей матери и колонизация вагинальной флоры в пищеварительной системе ребенка. В настоящее время отработаны рекомендации по коррекции вагинальной флоры беременной женщины в последнем триместре беременности с помощью бактерийного препарата желемик, представляющего собой лиофилизированные живые лактобактерии, выделенные из влагалища здоровых женщин. Колонизация кишечника ребенка микрофлорой матери обеспечивает предупреждение развития дисбактериозов у новорожденного.

Приизмене ияхмикрофлор кишечни анеобхо им коррекцияпита иясучетоммотори и,секре орныхизме ений,фермент ойактивности пищева ительного трактаидоп л ительн мвведениемвитаминн -минераль ы комплексов

После рождения происходит колонизация кишечника микробами матери, а также персонала и окружающей среды, которые в основном представлены аэробами и факультативно — анаэробами. Если ребенок прикладывается к груди в сроки от 12 до 24 ч после рождения, то бифидофлора выявляется лишь у половины детей, более позднее прикладывание детей дает заселение бифидобактериями только у каждого 3-4-го ребенка. Начиная с 4-го дня жизни, в толстой кишке новорожденного определяются лактобактерии, эшерихии, стрептококки, стафилококки.
Отмечено, что кишечная палочка и стрептококки создают условия для появления и колонизации облигатных анаэробов. К концу первой недели жизни возрастает титр лактобактерий, эшерихий, бифидобактерий, появляются бактероиды, клостридии, анаэробные кокки.

Флора ребенка первого года жизни находится в прямой зависимости от характера вскармливания. Дети, получающие естественное вскармливание, имеют виды бифидумбактерий: B. bifidum и B. breve, а на искусственном — биовар в B. longum. После одного года жизни доминирующими становятся B. breve, B. adolscentis, B. longum, B. infantis. У взрослых чаще присутствует B.bifidum серовар а, B. adolscentis, B. longum. Лактобактерии

определяют в более высоком титре при искусственном вскармливании. Клостридии превышают уровень 106 КОЕ/г исследуемого материала при использовании искусственных смесей. Нередко можно обнаружить у этих детей C. dificile и C. perfringens, способных вырабатывать энтеротоксины. Повышение уровня клостридий может происходить у более старших детей при использовании несбалансированной диеты со значительным увеличением содержания мясных продуктов.

 

Просмотреть [ _Т а б л и ц у_ ]

У детей, получающих искусственное вскармливание, чаще и в более высоких титрах появляются бактероиды и вейлонеллы. При избыточном количестве последних может отмечаться повышенное газообразование, развитие диспепсических проявлений. В зависимости от характера питания находится и факультативно-анаэробная флора. Пациенты, находящиеся на искусственном вскармливании чаще заболевают энтеритами, которые обусловлены эндогенными эшерихиями, или кишечными палочками с измененными свойствами (лактозонегативные и гемолизинпродуцирующие). Другие бактерии: клебсиеллы, протеи, морганеллы, энтеробактер, цитробактер, серрации являются условно-патогенными; при снижении резистентности организма они могут приобретать патогенные свойства, вызывать воспалительный процесс и диарею.

Непатогенные стафилококки (S. epidermidis) колонизируют кишечник детей с первых дней жизни. Иногда присутствуют в небольших концентрациях стафилококки с патогенными свойствами. Однако возможно развитие инфекционного процесса при передаче от носителей к ребенку нозокомиальных штаммов. Эти штаммы отличаются устойчивостью к антибактериальным препаратам и могут вызывать тяжелые воспалительные поражения кишечника и даже септический процесс.

Результат комплексного лечения зависит от эффективности терапевтической тактики основного заболевания, адекватности выбора комплекса препаратов с учетом микробиологических изменений и особенностей организма ребенка

Роль стрептококков в формировании оптимального уровня колонизационной резистентности достаточно велика. При естественном вскармливании уровень стрептококков сохраняется постоянным, а при искусственном вскармливании может значительно превышать норму. Однако при сниженном количестве облигатной микрофлоры у детей усиленный рост энтерококков способствует формированию эндогенного инфекционного процесса.

Таким образом, естественное вскармливание ребенка, начатое сразу после его рождения, формирует более благоприятную флору пищеварительного тракта, которая способна к колонизационной резистентности и обеспечивает адекватные процессы пищеварения. Искусственное вскармливание может являться одной из причин изменений микроэкологии ребенка с последующим участием эндогенной флоры в формировании инфекционных, аллергических, иммунопатологических процессов.

Микроорганизмы колонизируют просвет пищеварительного тракта, а также поверхность слизистых оболочек. В связи с этим разделяют мукозную микрофлору и полостную микрофлору. При ряде патологических состояний очень важно учитывать состав каждого пула. В настоящее время разрабатываются и внедряются методы раздельной оценки флоры пищеварительного тракта.

Клинические проявления дисбиоза появляются значительно позже, чем микробиологические изменения. Они очень неспецифичны, однако возможен ряд симптомов, которые формируются из-за нарушения процессов, происходящих при участии определенных бактерий.

Состав кишечной микрофлоры

Бифидобактерии — грамположительные палочки, строгие анаэробы — в толстой кишке детей составляют около 95% популяции бактерий. Являясь сахаролитическими микробами, выделяют большое количество кислых продуктов. Образующаяся молочная, уксусная кислоты способствуют усилению всасывания ионов кальция, железа, витамина D. Продукция ими лизоцима, бактериоцинов, спиртов и высокая антагонистическая активность по отношению к патогенным бактериям препятствуют проникновению микробов в верхние отделы ЖКТ и другие органы. Отмечена высокая способность у бифидобактерий к синтезу аминокислот, белков, многих витаминов группы В, которые затем всасываются в кишечнике. Поэтому при стойких, тяжелых нарушениях функций бифидобактерий может развиваться комплекс белково-витаминно-минеральной недостаточности. При снижении уровня бифидобактерий транслокация условно-патогенных микробов в верхние отделы кишечника может вызывать их избыточный рост с более тяжелыми проявлениями синдрома нарушенного всасывания.

Лактобактерии включают 44 вида, но основными являются L. acidophilus, L. casei, L. plantarum, L. fermentum. Подавление гнилостных и гноеродных микробов и антибактериальная активность лактобактерий связаны с выработкой молочной кислоты, спирта и лизоцима, продуктов с высокой антибиотической активностью, интерферонов, интерлейкина 1, ряда других. Исчезновение лактобактерий приводит к сдвигу реакции среды в щелочную сторону, резко снижая утилизацию кишечником биологически активных соединений. Интересен факт, что люди, использующие строгую вегетарианскую диету, имеют очень высокое содержание лактобактерий.

Доказана важная роль эубактерий, которые представляют собой анаэробные грамположительные неспорообразующие палочки, в трансформации холестерола в копростанол. В связи с этим положением требует внимания педиатров ряд работ зарубежных исследователей по использованию функционального питания, обогащенного соответствующими микроорганизмами для снижения уровня холестерола у пациентов. Однако следует помнить, что эубактерии могут участвовать в развитии воспаления ротовой полости, формировании гнойных процессов в плевре и легких и инфекционного эндокардита.

Клостридии также принимают участие в деконъюгации желчных кислот, многие поддерживают колонизационную резистентность, подавляют рост патогенных клостридий. Clostridium difficile и C. perfrigens способны вырабатывать энтеротоксины. Микробные пептидные токсины оказывают провоспалительный эффект, вызывают хемотаксис нейтрофилов, выделяют сериновые протеазы, окислители, формируют хроническое воспаление. При их участии происходит местная и системная сенсибилизация антигенами энтеральной системы, пищевая сенсибилизация. Так, развитие псевдомембранозного колита, обусловленного C. difficile (Рис. 1), связано с применением ряда антибиотиков, подавляющих нормальную микрофлору и резким снижением количества нетоксигенных клостридий.

Бактероиды являются еще недостаточно изученными представителями микрофлоры, известна их определенная роль в расщеплении желчных кислот. Среди них B. fragilis обладает рядом факторов, обусловливающих патогенность: способность секретировать лактамазу, энтеротоксин, гиалуронидазу, гепариназу, фибролизин, нейраминидазу. Имеются указания, что 10% случаев диарей вызываются энтеротоксигенными штаммами B. fragilis, особенно часто диарея, обусловленная бактероидами, наблюдается у детей дошкольного возраста.

Целый ряд видов фузобактерий способны секретировать гемолизины, гемагглютинины и факторы агрегации тромбоцитов. Поэтому при тяжелых септицемиях, связанных с ростом фузобактерий, могут возникать тромбоэмболии, имеющие соответствующую клиническую характеристику.

Вейлонеллы способны к восстановлению нитратов. При избыточном размножении в кишечнике вейлонелл отмечается повышенное газообразование, могут возникать выраженные диспепсические расстройства.

Некоторые штаммы эшерихий продуцируют колицины, которые тормозят рост энтеропатогенных штаммов кишечной палочки. Эти свойства обусловлены в первую очередь механизмом синтеза секреторных иммуноглобулинов в кишечнике. Эшерихии принимают участие в синтезе витамина К, обеспечивая гемостатические процессы. Однако следует указать на способность формирования госпитальных штаммов эшерихий с множественной резистентностью к антибактериальным средствам, что является причиной развития госпитальной инфекции.

Цитробактер, энтеробактер, протеи, клебсиеллы и другие при снижении иммунологической резистентности организма также могут приводить к изменению функции кишечника, формированию воспалительных процессов в различных органах в результате воздействия микробных пептидных токсинов.

Иммунная реактивность организма

Самые разнообразные неблагоприятные воздействия на ребенка: стрессы, физические и психоэмоциональные нагрузки, несбалансированное питание, экологическое неблагополучие и многие патологические состояния вызывают изменения иммунного ответа и поэтому могут влиять на качественные и количественные характеристики нормальной флоры кишечника. В случае развития дисбактериоза кишечника у больного ребенка могут выявляться клинические состояния, которые связаны со снижением колонизационной резистентности, расстройствами пищеварения и трофическими нарушениями, нарушением детоксицирующей функции кишечной микрофлоры и изменениями иммунного ответа.

Диагностика и оценка тяжести кишечного дисбактериоза

В зависимости от степени выраженности клинических проявлений и особенностей микробиологических изменений выделяют 3 степени дисбактериоза: компенсированная, субкомпенсированная и декомпенсированная. Однако в оценке степеней дисбактериоза нет единой точки зрения, так как часто используются разные клинико-лабораторные критерии. Клинические проявления дисбактериоза кишечника в значительной степени определяются локализацией изменений. Дисбактериоз тонкой кишки — синдром избыточного бактериального роста (обсеменения), чаще характеризуется диареей и формированием синдрома нарушенного кишечного всасывания с самыми разнообразными отклонениями в гомеостазе. Дисбактериоз толстой кишки может не иметь клинических проявлений. В ряде случаев описывают связь запоров с нарушениями микрофлоры. Может формироваться тяжелое заболевание — псевдомембранозный колит.

Лабораторная диагностика дисбактериоза чаще всего базируется на микробиологическом анализе фекалий. Микробиологическими критериями служат снижение бифидолактобактерий, снижение или увеличение эшерихий, появление штаммов с измененными свойствами, повышение количества кокков, обнаружение условно-патогенных грамотрицательных палочек, а также грибов и клостридий более 103 КОЕ/л. В анализах возможны различные сочетания указанных сдвигов.

В настоящее время применяется также газожидкостная хроматография. Хроматографический метод позволяет оценить химические соединения, связанные с жизнедеятельностью нормальной микрофлоры.

Оценка копрологии выявляет бродильную и гнилостную диспепсию, нарушения расщепления и всасывания пищевых ингредиентов.

В ряде случаев целесообразно определение ЛПС-О-антигена, уровня энтеротоксинов.

Коррекция микрофлоры

Лечебные программы по восстановлению нарушенной микрофлоры должны строиться с учетом возможных факторов, приводящих к ее изменению. Имея в своем арсенале широкий спектр различных препаратов, для выбора конкретных лекарств врач должен проанализировать индивидуальные изменения в организме ребенка с учетом преморбидного фона, возраста, характера вскармливания, аллергических реакций, перенесенных кишечных инфекций, а также препаратов, используемых для терапии основного заболевания.

Питание

Адекватное, соответствующее возрасту ребенка, сбалансированное питание при нормальном функционировании органов и систем предотвращает развитие дисбиозов. При изменениях микрофлоры необходима коррекция питания с учетом моторики, секреторных изменений ЖКТ, ферментативной активности пищеварительного тракта и дополнительным введением витаминно-минеральных комплексов. В настоящее время широкое распространение получает так называемое функциональное питание. При функциональном питании употребляются готовые пищевые продукты, в которые добавляют биопрепараты, антиоксиданты, каротиноиды, ферменты и другие субстраты. Для детей раннего возраста широко применяются адаптированные смеси, обогащенные представителями микрофлоры, — (Малютка), (Биолакт адаптированный), (Бифидок), (Бифилин), (Бифидолакт), (Бифилайф), (Виталакт) и ряд других. Во многих случаях оправдывает себя применение сухой смеси (Лактофидус), содержащий бифидобактерии и стрептококки, (НАН) с бифидобактериями. Для выхаживания детей в неонатальном периоде разработано функциональное питание в виде лиофилизированного грудного молока, обогащенного Bifidobacterium bifidum.

Большое значение для коррекции микрофлоры кишечника имеют пищевые волокна. Они являются естественными энтеросорбентами и влияют на состав микробоценоза. Микробная флора использует пищевые волокна в качестве субстрата для жизнедеятельности, однако следует помнить, что продукты их метаболизма могут оказывать как физиологическое, так и токсическое действие.

Пищевые волокна (пектины, лигнины, целлюлоза, гемицеллюлоза) содержатся в большом количестве в отрубях, морской капусте, яблоках, моркови, красной рябине и других овощах и фруктах; поступая в толстую кишку, они подвергаются воздействию глюкозидаз. Глюкоза является субстратом для многих анаэробных бактерий. Велика роль и других образующихся метаболитов, среди них молочная кислота, другие короткоцепочечные монокарбоновые кислоты, которые ингибируют патогенную флору и являются субстратом для восстановления кишечного эпителия. Пропионовая кислота регулирует микроциркуляцию толстой кишки через сосудистые сфинктеры, бутират участвует в пролиферации и дифференцировке эпителия кишечника. Пищевые волокна существенно снижают уровень эндогенного гистамина и других биологических аминов, которые реализуют аллергические проявления при болезнях пищеварительной системы. Хорошо зарекомендовали себя препараты лактулозы. Для лечения дисбиозов широко используется нормазе. Препарат высоко эффективен при наличии запоров и аллергического компонента.

Ферментные препараты

Для улучшения расщепления и всасывания пищевых ингредиентов могут использоваться ферментные препараты на основе панкреатина, а в сложных случаях — микротаблетированные ферменты, которые могут предотвращать гнилостные процессы. В последнее время с хорошим эффектом применяются комбинированные препараты вобензим, флагензим. Они особенно эффективны в комплексной терапии дисбиозов кишечника, сопровождающихся нарушениями кишечного всасывания и аллергическими проявлениями у детей.

Энтеросорбенты

Применение энтеросорбентов особенно важно в условиях возрастания полирезистентности микробов к антибактериальным средствам. Сорбенты обладают высокой сорбирующей активностью по отношению к экзо- и эндотоксинам, метаболитам бактерий, желчным кислотам, а также самим бактериям и вирусам. Применяются сорбенты на основе гранулированных активированных углей: карболен, микросорб П, активированный уголь СКН, энтеросорбент СКН, карболонг и ряд других. Энтеросорбент смекта, представляющий собой микропластины диоктаэдра кремния и алюминия также нашел свое применение в педиатрической практике. Этот препарат способствует улучшению свойств слизи ЖКТ, повышению резистентности слизистой оболочки , имеет цитопротективное действие. С хорошим терапевтическим эффектом применяются новые сорбенты — СУМС1 и альгисорб (альгинат кальция), они быстро выводят различные метаболиты, нормализуют показатели микрофлоры. СУМС1 представляет собой углеродоминеральный сорбент в виде гранул и порошка. Альгисорб изготавливается из морских водорослей — ламинарий, не влияет на обмен кальция, калия, железа, микроэлементов, поэтому может применяться в течении длительного времени. Он хорошо восстанавливает многие адаптационные механизмы.

Бактерийные препараты

Широкое распространение получили бактерийные препараты на основе живых микроорганизмов, представителей нормальной микрофлоры — пробиотики (см. таблицу). В настоящее время появилось новое понятие — биотерапевтические агенты (БТА), представляющие собой препараты микроорганизмов, на основе штаммов лактобифидобактерий. Бифидумбактерин, лактобактерин, кисломолочный бифидумбактерин относятся к категории БТА. Для этих препаратов характерна способность выживать в кислой среде, эффективно прикрепляться к эпителиоцитам, осуществлять колонизацию слизистой, продуцировать антимикробные субстанции, стимулировать иммунную систему, предупреждать избыточный рост и размножение патогенных микроорганизмов, восстанавливать нормальную микрофлору.

В ряде препаратов имеется сочетание микроорганизмов: бификол (бифидо-колибактерии), бифиформ (бифидум-энтерококк), бифоцит (бифидум-лактобактерии), линекс (три штамма лактобактерий), кисломолочный бифилакт. Имеются также комплексные препараты: бифидумбактерин-форте (с косточковым сорбентом), бифилиз (с лизоцимом), нутролин В (с витаминами группы В), кипацид (с иммуноглобулином). В настоящее время появляются рекомбинантные препараты (субалин).

Имеются разные точки зрения на применение бактерийных препаратов, содержащих аэробные спорообразующие бактерии — бактисубтил, споробактерин и др. Существуют указания, что искусственное введение в кишечник этих бактерий в больших количествах и излишнее размножение бацилл в нехарактерной для них экологической нише, сопровождающееся распространением бацилл за пределы кишечника, на фоне снижения количества облигатной флоры может увеличивать степень дисбиотических нарушений, ухудшать состояние пациента. B. cereus синтезируют гемолизины, способные разрушать эритроциты. Препарат споробактерин содержит бациллы, продуцирующие протеолитические ферменты, фибринолизины. Штаммы, содержащиеся в споробактерине, из-за высокой протеолитической активности проникают через слизистую оболочку в кровь, лимфу, достигают лимфатических узлов, селезенки, печени. По сути эти штаммы обладают свойствами, характерными для патогенных микроорганизмов. Можно согласиться с мнением ряда авторов, что широкое применение указанных препаратов мало обосновано и должны быть строгие показания для их использования.

В настоящее время при неэффективности коммерческих бактерийных препаратов в силу слабой их приживляемости в кишечнике больного могут использоваться аутоштаммы бифидо- и лактобактерий. Они могут длительно сохранять свою активность в лиофилизированном состоянии или в холодильнике при температуре -20оС. Особенно рекомендуется коррекция микрофлоры с помощью аутоштаммов у больных, требующих применения цитостатиков, глюкокортикоидов, антибиотиков, лучевой терапии.

Отработано применение донорских штаммов бифидо- и лактобактерий матери для ребенка через 2 ч после кесарева сечения с целью предотвращения патологической колонизации кишечника и формирования нормальной микрофлоры.

Также используются препараты пробиотики, состоящие из пищевых добавок, селективно стимулирующих рост нормальной флоры. Достаточно широко используются лизоцим, лактулоза, хилак-форте.

В случаях дисбактериоза 2-3-й степени необходимо назначать средства, обладающие селективной антибактериальной активностью. Различные фаги часто бывают эффективны в лечении дисбактериозов. В настоящее время используют стафилококковый, клебсиеллезный, пиобактериофаг, интестибактериофаг, синегнойный и другие фаги.

В некоторых случаях, при низкой чувствительности к фагам могут использоваться антибактериальные препараты: фуразолидон, хлорофилипт, метронидазол, нифуроксазид, интетрикс, а также антибиотики и группа антигрибковые средства, среди последних следует указать кетоконазол, флюконазол, натамицин.

Комплексная терапия может включать иммуномодулирующие средства, в том числе витамины, стабилизаторы клеточных мембран, микроэлементы.

Результат лечения зависит от эффективности терапии основного заболевания, адекватности выбора комплекса препаратов с учетом не только микробиологических изменений, но и особенностей организма ребенка.

 

 

 

 

 


Литература

 

1. Бабушкин Н.В. Применение препарата (Хилак-форте) в комплексном лечении дисбактериоза кишечника. Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. 1997; 5: 96-7.

2. Запруднов А.М., Мазанкова Л.Н. Микробная флора кишечника и пробиотики. М. 1999.

3. Куваева И.Б., Ладодо К.С. Микроэкологические и иммунные нарушения у детей. М. 1991.

4. Коровина Н.А., Вихерева В.Н., Захарова И.Н. и др. Профилактика и коррекция нарушений микробиоциноза кишечника у детей раннего возраста. М. 1996.

5. Коршунов В.М., Смеянов В.В., Ефимов Б.А. Рациональные подходы к проблеме коррекции микрофлоры кишечника. Вестн. РАМН. 1996; 2: 60-5.

6. Коршунов В.М., Володин Н.Н., Ефимов Б.А. и др. Микроэкология желудочно-кишечного тракта. Коррекция микрофлоры при дисбактериозах кишечника. М. 1999.

8. Парфенов А.И. Микробная флора кишечника и дисбактериоз. Рус. мед. журн. 1998; 6 (18): 1170-3.

9. Шендеров Б.А., Манвелова М.А. Функциональное питание и пробиотики: микроэкологические аспекты. М. 1997.

10. Щеплягина Л.А., Римарчук Г.В., Борисова О.И. и др. Организация медицинского наблюдения за детьми в районах экологического неблагополучия. (Лекция). М. 1998; 25-35.

.

Дисбактериоз у новорожденных

Дисбактериоз — это нарушение качественного и количественного состава микрофлоры, соответственно нарушаются и ее функционирование. Если говорить о функциях кишечной микрофлоры, то они достаточно широки: это не только участие в процессах пищеварения и усвоения питательных веществ, синтез ряда ферментов и витаминов, а также обеспечения трофики слизистой кишечника и формирование иммунной защиты организма.

Как насчет микрофлоры у новонородженных? Известно, что малыш рождается практически стерильным, и уже с первых минут появления на свет его кожа и слизистые начинают заселяться микроорганизмами. Очень важно, чтобы это была родная ему полезная микрофлора матери, а не больничные бактерии, которые к тому же часто является полирезистентными к антибиотикам. Именно поэтому столь важны следующие рекомендации: раннее (в первые 30 минут после рождения) прикладывание малыша к груди, контакт «кожа к коже» — после рождения и проведения необходимого осмотра врач выкладывает ребенка на живот маме (или, в случаях кесарева сечения, отца), постоянное 24-часовое совместное пребывание матери и младенца. И один из важнейших аспектов в поддержке микрофлоры малыша — это, конечно, грудное вскармливание, которое в первые недели жизни должно быть по требованию ребенка. Ну а в дальнейшем малыш вместе с мамой уже выработают свой индивидуальный суточный режим кормления и сна. Все эти меры направлены на то, чтобы сформировать у ребенка такую ​​микрофлору, которая в дальнейшем сможет должным образом функционировать и обеспечивать ему здоровый рост и развитие.

Следует учесть, что формирование устойчивой микрофлоры у младенца занимает несколько недель, поэтому есть такое понятие, как транзиторный (т.е. временный, преходящий) дисбактериоз новорожденных — https://enterol.ua/ru/enterol-detyam/. Это один из многих транзиторных функциональных состояний, возникающих у большинства новорожденных, продолжаются от нескольких часов-дней до недель, и обычно не требуют никаких посторонних вмешательств, поскольку при нормальном развитии ребенка, без влияния внешних негативных факторов, самостоятельно проходят. Другие преходящие физиологические состояния — это потеря массы тела в первые дни (до 10%), нарушения терморегуляции, физиологическая желтуха, половой криз и др.

Транзиторный дисбактериоз по сути является переходным состоянием. В первые 24 часа после рождения у малыша выделяется так называемым первородный кал (меконий) — это густая темно-зеленая масса, в дальнейшем стул малыша будет иметь разный цвет, в переходном периоде он может быть неоднородным, с комочками, зеленоватыми или белыми вкраплениями, даже слизью. Через 2-3 недели, иногда немного дольше, стул становится более однородным, цвет преимущественно ярко-желтый или светло-коричневый.

Сначала организм ребенка заселяет разнообразная флора — кишечная палочка, стафилококки, стрептококки, однако при благоприятных условиях в течение 2-3 недель лактобактерии и бифидобактерии вытесняют их и занимают доминирующие позиции.

Однако есть ситуации, когда к сожалению не все так идеально, и малыш может нуждаться в помощи, чтобы успешно пройти период становления микрофлоры. Какие же факторы могут негативно влиять на этот процесс? Самые распространенные ситуации — рождение путем кесарева сечения, антибиотикотерапия матери и / или ребенка, искусственное или смешанное вскармливание, преждевременное рождение и длительное пребывание в больнице.

Собственно в таких ситуациях может возникнуть потребность в применении пробиотика, в частности ЭНТЕРОЛа, который разрешен к использованию у детей от рождения. Половину содержимого пакетика следует развести в воде или молоке, и давать малышу утром натощак раз в сутки, длительность приема препарата должен определить врач.

27-mini лекция «Особенности формирования микробиоценоза у грудных детей и дисбактериоз кишечника»

В настоящее время не подвергается сомнению, что мать является первичным источником колонизации, а иногда и инфицирования своего ребенка.

В современных условиях характер первичной микробной колонизации претерпел критические изменения, что связано с увеличением контингента женщин с перинатальными факторами риска, с обусловленным этим осложненным течением беременности (гестозы, угроза прерывания беременности) и нарушением микроэкологического статуса, а также с неполноценностью питания, возрастанием стрессовых воздействий, экологическим неблагополучием и бесконтрольным применением антибиотиков.

Принципиальным является признанный факт – заселение различными микроорганизмами основных экологических ниш новорожденного ребенка начинается автоматически с момента прохождения его через родовые пути матери. Между тем появилась и другая точка зрения, основанная на результатах экспериментальных работ.

Из недавно опубликованных данных следует, что нормальная микрофлора кишечника у плода закладывается во второй половине беременности от матери при помощи феномена бактериальной транслокации.

Состояние микробиоценоза основных локусов у новорожденных на сегодняшний день рассматривается как достаточно информативный маркер, отражающий систему адаптационных процессов. С этих позиций чрезвычайно остро встает вопрос оценки функциональных взаимоотношений в системе «мать–плод–новорожденный».

Сегодня убедительно доказано, что естественная микрофлора кишечника у женщин в период беременности по сравнению с микрофлорой других биотопов играет главенствующую

физиологическую роль в формировании и динамике становления микрофлоры кишечника у новорожденных детей.

Учитывая данный факт, подтвержденный в ходе ряда исследований, отработаны практические рекомендации на этапе дородовой подготовки: проведение бактериологического скрининга среди беременных женщин с определением качественного и количественного состава не только влагалища, но и кишечника.

Обязательному бактериологическому обследованию должны подлежать пациентки, имеющие хронические инфекционно-воспалительные заболевания урогенитального тракта (пиелонефрит, воспалительные заболевания придатков матки), болезни органов пищеварения (гастрит, холецистит и др.), сочетание хронической патологии и острых инфекционных заболеваний, а также получавших местную или общую антибактериальную терапию во время настоящей беременности.

При наличии изменений в видовом и численном составе микрофлоры коррекция биоценоза кишечника должна проводиться с помощью пробиотиков и продуктов функционального питания. По нашим данным, восстановление микробиоценоза толстой кишки является специфическим маркером нормализации биоценозов в остальных микробиотопах.

В последние годы внимание исследователей все чаще привлекают вопросы, связанные со значением микрофлоры матери в осуществлении естественной динамики развития иммунитета у новорожденного ребенка. Основываясь на экспериментальных исследованиях, было высказано предположение о том, что в организме беременной женщины постоянно происходит спонтанная или индуцированная различными факторами гибель микроорганизмов, что сопровождается высвобождением соответствующих антигенов и их сорбцией.

Трансплацентарное проникновение микробных антигенов ведет к их поступлению в вилочковую железу плода и образованию в ней предшественников Т-супрессорных клеток. В процессе внутриутробного развития антигенная доза становится все больше, накапливаются клетки-предшественники, которые вскоре после рождения мигрируют из тимуса в ассоциированную с пищеварительным трактом лимфоидную ткань.

Здесь, взаимодействуя с антигенами первых попавших в организм новорожденного микроорганизмов, они дифференцируются в Т-супрессорные клетки, обеспечивающие толерантность к тем микроорганизмам, которые в максимальной степени индуцировали у плода формирование клеток-предшественников.

С помощью совершенствования техники кордоцентеза установлены новые данные, которые позволяют оценить возможности иммунной системы плода антенатального периода жизни в реагировании на антигенные раздражители и развитии иммунитета у детей. Получены достаточно отчетливые признаки поляризации иммунного ответа плодов по пути Th3 от женщин, страдающих атопией.

Это коррелировало с высокой частотой и ранними сроками появления аллергической патологии в первые месяцы жизни у таких детей. В группе плодов, развивающихся у беременных, инфицированных цитомегаловирусом, выявлено явное реагирование Т-лимфоцитов по пути Th2.

Память иммунной системы на микробные агенты, попадающие в плод от матери через плаценту, сохраняется и во взрослом организме. Это положение требует внимания педиатров-интернистов, им необходимо учитывать его для предотвращения развития негативных иммунологических реакций к пищевым антигенам или формирования врожденной сниженной колонизационной резистентности у новорожденных (часто возникающей после антибиотикотерапии беременных женщин).

Таким образом, плацентацию и длительное эмбриональное развитие в утробе матери необходимо рассматривать как ценнейший эволюционно приобретенный механизм длительной адаптации плода и его иммунологического аппарата к микрофлоре матери и семьи, с которой он встретится после рождения, что объясняет целесообразность совместного пребывания матери и ребенка в одной палате родильного дома.

Заселение ЖКТ после рождения происходит в рострально-каудальном направлении. Формированию нормальной микрофлоры кишечника новорожденного ребенка способствует раннее, в течение получаса после рождения, прикладывание к груди.

Лечение дисбактериоза у детей в Одинцово

В период внутриутробного развития желудочно-кишечный тракт (ЖКТ) плода стерилен. Там нет никаких бактерий и других микроорганизмов. После рождения ЖКТ ребенка заселяется бактериями, которые находятся в окружающей среде. В грудном молоке содержится бифидус-фактор, вещество, которое способствует росту бифидобактерий. Неудивительно, что бифидобактерии составляют 95-99% флоры кишечника детей на грудном вскармливании. Бифидобактерии, которые иногда называют еще пробиотиками, являются частью здоровой флоры кишечника. Бифидобактерии преобладают в кишечнике у грудного ребенка до тех пор, пока грудное молоко составляет бо́льшую часть питания ребенка.

Что такое дисбактериоз?

Дисбактериоз или дисбиоз – нарушение качественного или количественного баланса микроорганизмов в организме, в данном случае, в кишечнике. За рубежом дисбиоз именуется синдромом «избыточного роста бактерий». Это значит, что изменилась пропорция бактерий в кишечнике или там появились необычные для нормальной флоры микроорганизмы. Дисбактериоз часто связывают с лечением антибиотиками и кишечными инфекциями.

Диагностирование дисбактериоза проводится по симптомам или же анализом кала на дисбактериоз. Обычно, показанием к анализу на дисбактериоз является непреходящий в течение двух или трех суток понос. Среди других симптомов, которые служат поводом для лабораторных исследований на дисбактериоз могут быть зеленоватый стул, стул со слизью, запор (редкий стул у грудных детей часто ошибочно принимают за запор), пенистый стул, частички непереваренной пищи.

Когда нужно обратиться к врачу?

Обратитесь к врачу, если у ребенка наблюдается склонность к запорам или, наоборот, жидкий стул, повышенное газообразование, колики, беспокойство, низкий набор веса.

Что нужно знать и помнить кормящей маме?

Способствует возникновению дисбиоза ранний перевод на искусственное вскармливание, поэтому кормление грудью является самой настоящей страховкой здоровья желудочно-кишечного тракта ребенка в течение первых лет жизни. Грудное молоко способствует росту бифидобактерий, которые препятствуют колонизации кишечника болезнетворными бактериями, а также содержит антитела и факторы, которые защищают ребенка от болезни, даже если патогенным бактериям удалось прижиться в кишечнике. Кормление грудью помогает восстановить баланс микрофлоры кишечника ребенка после лечения антибиотиками, а также укрепляет общий иммунитет, защищает от инфекций.

симптомы, анализ, лечение в 2021 году

Есть ли жизнь в кишечнике?

В человеческом организме есть немало мест, где очень «уютно» различным микроорганизмам. Они есть в носоглотке, легких, влагалище, кишечнике. При этом наличие маленьких жителей вовсе не означает, что человек чем-то болен. Если и микроорганизмы, и их «хозяин» чувствуют себя отлично, то такое мирное соседство называется симбиозом. Комбинацию бактерий для каждого определенного места их сосуществования принято называть микрофлорой.

Источник фото: http://alfa-med.su/

Если ее количественный и качественный состав позволяет организму пребывать в здоровом состоянии, то он считается оптимальным для данного человека и называется эубиозом. Если же в силу каких-то причин состав и свойства микрофлоры нарушаются, начинается дисбактериоз. Чаще всего этот термин употребляется для характеристики нарушений микрофлоры кишечника, хотя дисбактериоз может возникнуть и в других местах обитания микроорганизмов.

Ребенок рождается, попадая из стерильной среды в мир, где обитает множество бактерий. Первое заселение его организма маленькими обитателями – бактериями, грибками – происходит еще во время прохождения по родовым путям. Следующий этап – первое прикладывание к груди. С капельками материнского молозива малыш получает полезные бактерии – залог будущего крепкого иммунитета. Ведь микрофлора кишечника выполняет множество важных функций:

  • участвует в производстве витаминов группы В, витамина К, никотиновой кислоты, стимулирует деятельность органов кроветворения;
  • поддерживает газообмен в кишечнике в пределах нормы;
  • участвует в синтезе аминокислот и фиксации азота воздуха;
  • способствует обмену холина, мочевой кислоты, а также желчных и жирных кислот;
  • повышает активность ферментов тонкого кишечника;
  • выделяет специальные вещества, стимулирующие перистальтику кишечника, влияет на процессы всасывания воды;
  • способствует оптимальному делению и обновлению клеток слизистой оболочки кишечника;
  • стимулирует выработку лимфоидными клетками иммуноглобулинов и лизоцима, которые препятствуют проникновению в организм инфекций.

Но кроме полезных микроорганизмов (бифидо- и лактобактерий), в кишечнике также живут и условно-патогенные. Они тоже необходимы организму, но в определенных условиях могут вызывать различные заболевания. К ним относятся энтерококки, клебсиелла, стафилококки, стрептококки, грибы рода Кандида и другие. Если баланс между «хорошими» и «плохими» не нарушен, то ничего страшного не происходит. Но случается, что условно-патогенная флора начинает усиленно размножаться, подавляя полезную. Возникает дисбактериоз.

Миф, симптомы, болезнь или диагноз?

Наверное, ни один диагноз не вызывает столько разногласий у медиков, как дисбактериоз. Одни вообще не верят в его существование, другие готовы обвинить его в самых различных болезнях – от атопического дерматита и язвы до кариеса.

Интересный факт: в международной классификации болезней, принятой ВОЗ, такой диагноз вообще отсутствует. Этот синдром может быть спутником многих заболеваний и не имеет специфической симптоматики. Нарушение микрофлоры – это последствие болезней, а не их причина. Поэтому лечить нужно не дисбактериоз, а заболевание, его вызвавшее.

Признаки, по которым мама может заподозрить у ребенка наличие дисбактериоза (частые поносы или запоры, срыгивания, метеоризм, кишечные колики, плохой аппетит и недобор веса), могут свидетельствовать как о другом заболевании желудочно-кишечного тракта, так и о ситуативных проблемах. Соответственно, когда уходит проблема – дисбактериоза кишечника тоже не будет.

Источник фото: http://medic-mir.ru/

Причины и следствия

У детей дисбактериоз связан с недостаточно сформированными защитными реакциями организма и факторами риска, которым подвергается малыш с момента рождения. Эти факторы зависят от возраста ребенка.

Возраст ребенка

Факторы риска развития дисбактериоза

Новорожденный

  • патологическая беременность матери и осложненные роды;
  • наличие у мамы бактериального вагиноза и/или мастита;
  • низкие показатели по системе Апгар и применение реанимационных мероприятий к новорожденному;
  • позднее (позже 2-х часов с момента рождения) прикладывание к груди;
  • малые гнойные инфекции у малыша;
  • длительное пребывание в роддоме;
  • физиологическая незрелость моторных функций кишечника;
  • колонизация кишечника вредными микроорганизмами из окружающей среды

Ребенок грудного возраста

  • ранний отказ от грудного вскармливания и перевод на искусственное/смешанное вскармливание;
  • частые ОРВИ на протяжении первого года жизни;
  • диспепсия;
  • диатез, анемия, рахит;
  • неврологические нарушения;
  • инфекционные или соматические заболевания

Ребенок школьного возраста

  • нерациональное питание;
  • хронические заболевания;
  • частые ОРВИ;
  • аллергия;
  • вегетососудистая дистония;
  • гормональная перестройка организма;
  • эндокринные нарушения.

Вопреки распространенному мнению, применение антибиотиков по стандартной схеме (5 – 7 дней) и согласно возрастным нормам вызвать дисбактериоз у детей не может. Такое нарушение может возникнуть лишь в том случае, если курс антибиотика длительный (более 14 дней), сам препарат широкого спектра действия, а пациент страдает иммунными нарушениями. Во всех остальных случаях баланс флоры восстанавливается самостоятельно сразу же после отмены лечения.

Источник фото: http://facekid.ru

Анализ кала на дисбактериоз у грудничка, лечение

Так нужно ли сдавать такой популярный анализ на дисбактериоз? Практикующие медики говорят о том, что посев кала на дисбактериоз малоинформативен и, по меньшей мере, нерационален. Конечно, сдать его несложно. Но и показатели будут недостоверными по нескольким причинам:

  • анализ не отображает истинную картину микрофлоры всего кишечника, показывает флору его последних отделов;
  • некоторые бактерии на воздухе погибают, что отрицательно влияет на качество анализа;
  • на результаты влияет то, в какое время суток собран кал, его количество и то, в какой лаборатории был проведен анализ;
  • оценить «нормальность» флоры, руководствуясь результатами такого анализа, невозможно, поскольку бактерии, участвующие в процессе пищеварения, живут на стенках кишечника; материал для исследования поступает из просвета толстой кишки;
  • норму эубиоза определить трудно, так как она зависит от очень многих показателей и индивидуальна для каждого человека.

Хотя у такого анализа есть свой плюс: он может показать, есть ли в кишечнике патогенные и условно-патогенные бактерии в большом количестве. Если при этом присутствует клиническая картина заболевания: ребенок страдает поносами, запорами, имеет плохой аппетит, в общем, выглядит нездоровым – лечение необходимо. Но перед этим следует определить причину возникновения дисбактериоза, провести тщательную диагностику. И, конечно, лечить не дисбактериоз как проявление болезни, а саму болезнь.

Если же ребенок в целом чувствует себя хорошо, то никакой необходимости ни в анализе, ни в лечении нет. При соблюдении следующих несложных правил состояние флоры должно самостоятельно прийти в норму:

  1. Кормить ребенка грудью как можно дольше (хотя бы 1 год).
  2. Следить за чистотой. Обязательное мытье рук: и мамы перед кормлением ребенка, и малыша перед едой.
  3. Старшему ребенку организовать рациональное питание. Он должен получать в достаточном количестве молочные и кисломолочные продукты, мясо и рыбу, фрукты и овощи. Избегайте избытка сладостей, жиров, да и избытка пищи в целом.
  4. Ежедневные прогулки на воздухе, купание, физкультура и закаливание.

Так называемое лечение дисбактериоза с помощью различных препаратов неэффективно. Пробиотики (полезные микроорганизмы) из таблетки, которые якобы должны заселить кишечник, погибают еще в пути под воздействием желудочного сока, желчи, ферментов поджелудочной железы и тонкого кишечника. Остаточные бактерии, которые все же поступают в кишечник, являются для него чужеродными и не приживаются.

Наиболее безвредным и эффективным путем коррекции дисбактериоза кишечника медики считают восстановление его собственной микрофлоры, сформированной на протяжении жизни ребенка. Хорошо при этом помогают пребиотики. Они не содержат бактерий, но служат питательной средой для них, благодаря чему происходит рост собственной полезной флоры и подавление патогенной. Пребиотики входят в состав многих продуктов для специального детского питания – смесей, каш, напитков. Но при этом маме следует учитывать, что выбор таких продуктов все же нужно обсудить с врачом.

Родители должны помнить: и в профилактике, и в лечении всех детских заболеваний главным является здравый смысл мамы и папы. 

Сравнение цен на анализы для детей:

Автор: Брикульская Юлия. Медицинский эксперт проектов, медицинский тренер, практикующий врач-терапевт. Специально для Простобанк Консалтинг

Казанские Аптеки- Дисбактериоз у новорожденных и грудных детей

В норме микрофлора кишечника состоит в среднем из 1 млн микробов на 1 мл содержимого. Нормальную микрофлору составляют 15-20 представителей анаэробных (бактерии, которые не могут жить в присутствии кислорода) и аэробных (способных существовать в присутствии кислорода) бактерий основных родов: бактероиды, бифидобактерии, лактобактерии и другие. Бифидобактерии относятся к доминирующей микрофлоре (Ig10-11).* Здоровая микрофлора участвует в пищеварительных процессах, усиливает активность пищеварительных ферментов, действует на моторику желудочно-кишечного тракта, способствует выработке витаминов, гормонов, аминокислот и повышает иммунитет. Также микрофлора выполняет детоксикационную и антиаллергенную функции. Защитные функции кишечника сводятся к созданию барьера для размножения болезнетворных бактерий и разрушения аллергенов. Нормальная микрофлора также обладает антиоксидантными, антимутагенными и противораковыми функциями.* Формирование микрофлоры Формирование и функционирование иммунной системы происходит в 2 этапа. Первый заключается в формировании клонов Т- и В-лимфоцитов на основе генетического материала, который был представлен в период раннего эмбриогенеза (ранние этапы беременности). Второй этап — начинается после рождения человека и заселения микробами слизистых оболочек, в том числе и ЖКТ.** Кишечник – самый большой иммунный орган. 80% иммунных клеток располагаются именно в кишечнике. Таким образом, формирование собственного кишечного иммунитета у грудного ребенка происходит с период ранней микробной колонизации и начинается сразу после рождения ребенка. Поэтому момент появления на свет является одним из ключевых этапов в формировании здорового ЖКТ. В становлении нормальной микрофлоры ребенка особенно важную роль играют бифидобактерии. Количество бифидобактерий в кишечнике ребенка, находящегося на грудном вскармливании, быстро нарастает в первые недели его жизни. В течение первого года жизни меняется видовой состав кишечной микрофлоры, что связано с различными периодами в жизни ребенка: периодом грудного вскармливания до введения прикорма, после введения прикорма, после появления в рационе твердой пищи, после прекращения грудного вскармливания. Беременность мамы, микрофлора родовых путей, течение родов, рождение раньше срока, наличие и продолжительность грудного вскармливания, раннее введение прикорма, частые простудные заболевания определяют становление этого процесса. Нормальная микрофлора ребенка Микрофлора обусловливает защиту слизистой кишечника от внедрения патогенных микроорганизмов, поддерживает и активирует иммунную систему, участвует в обмене белков, липидов, углеводов, выполняет антиаллергическую функцию, участвует в синтезе аминокислот, витаминов, гормонов, влияет на пищеварительные функции желудочно-кишечного тракта. Нормальную микрофлору кишечника составляют множество видов микроорганизмов. Одни из значимых и изученных на сегодняшний день: Бифидобактерии По данным различных источников составляют 80% и более процентов от общего количества микроорганизмов нормальной кишечной микрофлоры. Начинают доминировать в кишечной микрофлоре младенцев к концу первой недели жизни. Синтезируют аминокислоты и белки, витамин К, пантотеновую кислоту, витамины группы В: B1 — тиамин, B2 — рибофлавин, B3 — никотиновую кислоту, фолиевую кислоту, B6 — пиридоксин. Способствуют усилению процессов всасывания через стенки кишечника ионов кальция, железа, витамина D. Лактобактерии В процессе своего нормального метаболизма лактобактерии способны образовывать молочную кислоту, перекись водорода, продуцировать лизоцим и вещества с антибиотической активностью: реутерин, плантарицин, лактоцидин, лактолин. Лактобактерии продуцируют ряд гидролитических ферментов, в частности, лактазу, расщепляющую лактозу (молочный сахар) и препятствующую развитию лактазной недостаточности. Нарушения микрофлоры Дисбактериоз является нарушением качественного и количественного состава микрофлоры кишечника. Это означает, что патогенных микроорганизмов может стать значительно больше, чем полезных. Иногда сам организм может справиться с временно возникшими изменениями в кишечной микрофлоре, но при определенных ситуациях для лечения дисбактериоза используются пробиотики, содержащие полезные микроорганизмы. Дисбактериоз у грудных детей может проявляться в виде изменения частоты, состава и цвета стула, нарушения процессов переваривания пищи, повышенного газообразования, беспокойного поведения ребенка, плача, повышенной раздражительности, плохого аппетита и сна, ухудшение состояния кожного покрова и даже аллергических реакций. Причины возникновения дисбактериоза у новорожденных и грудничков В группе риска по нарушению баланса микрофлоры находятся дети, мамы которых имели различные осложнения в период беременности и родах, а также дети, находящиеся на искусственном вскармливании, недоношенные. Простудные заболевания, прием некоторых лекарственных препаратов (лечение антибиотиками) могут приводить к нарушениям баланса микрофлоры кишечника. Внешними проявлениями этого состояния могут быть нарушения сна, плаксивость, нарушение аппетита, аллергические высыпания, колики и постоянное бурчание в животе после кормления. Сдача анализов При возникновении симптомов недомогания у Вашего ребенка, обязательно проконсультируйтесь с врачом. Для постановки диагноза дисбактериоза врач может порекомендовать сдать анализ кала на дисбактериоз. Как правильно собрать кал для анализа на дисбактериоз: Кал собирается в стерильную баночку, предварительно прокипяченную вместе с крышкой в течение 20 минут. Посуда для анализа, на основании результатов которого будет проводиться лечение дисбактериоза у грудных детей, должна храниться в холодильнике не более суток. Собранный в стерильную емкость анализ доставляется в лабораторию в течение 2 часов (не позднее). Результаты подготавливаются через 7-10 дней.  Литература: «Атлас ультраструктуры микробиоты кишечника человека» О.В.Рыбальченко, В.М. Бондаренко с соавт., 2008 год «Кишечная микрофлора, иммунитет и пробиотики» Мазанкова Л.Н. с соавт., 2009 год http://www.bifiform.ru/bifiform-baby.htm

Новые направления в профилактике неонатального дисбактериоза

Proteus mirabilis, часть микробиома человека.

Некротический энтероколит, сокращенно НЭК, является одной из основных причин смерти младенцев. Врачи знают, что недоношенные дети более уязвимы для НЭК, чем доношенные, но причины не совсем ясны. Предотвратить и лечить это состояние особенно сложно.

NEC и другие серьезные состояния в младенчестве, такие как сепсис и даже задержка развития, связаны с нездоровым дисбалансом бактерий в пищеварительном тракте младенцев, состоянием, известным как дисбактериоз.

«Все начинается в кишечнике, когда плохие бактерии берут на себя контроль», — говорит Ахил Махешвари, директор неонатологии Детского центра Джонса Хопкинса.

Преобладает мнение, что недоношенные младенцы более склонны к дисбактериозу, потому что после рождения они проводят много времени в больнице, где заражаются вредными бактериями от других младенцев — траектория неонатологов и микробиологов именуется горизонтальным приобретением.

«Колонизация у матерей происходит задолго до рождения, и матери передают ее.Мы можем использовать эти знания для предотвращения дисбактериоза ». — Ахил Махешвари

Новое исследование Махешвари перевернуло это понимание с ног на голову. Противоречивые результаты исследования открыли новое понимание того, как младенцы становятся колонизированными нездоровыми бактериями, и предлагают новые интригующие направления в борьбе с дисбактериозом. Исследование было опубликовано в выпуске Microbiome от 12 сентября.

Дисбиоз вызывает беспокойство, потому что микробный дисбаланс склоняется в пользу класса микробов, известных как гаммапротеобактерии, который включает патогены, вызывающие брюшной тиф, гонорею, чуму, холеру и другие известные инфекционные заболевания, а также E.coli , которая может вызвать смертельное пищевое отравление у детей.

Махешвари намеревался определить, как эти нежелательные бактерии начинают процветать у недоношенных детей, у которых чаще развивается полноценный дисбактериоз. Его исследование показывает, что недоношенные дети, у которых развивается дисбактериоз, делятся на две категории: полужизни начинают с низким уровнем гаммапротеобактерий в кишечнике и колонизируются в первые несколько недель после рождения; у другой половины младенцев очень высокий уровень этих бактерий, как только они родились.Исследование Махешвари — первое, демонстрирующее эту двойную дихотомию в прогрессировании дисбактериоза.

Однако более критично то, что исследование говорит о том, как младенцы приобрели бактерии. Обе группы рождаются с гаммапротеобактериями и изначально не приобрели их от других младенцев, как предполагают преобладающие гипотезы. Должен быть другой источник.

«Это говорит о том, что вредные бактерии поступают непосредственно от матери к ребенку, а не от других младенцев — так называемая вертикальная траектория », — говорит Махешвари.

В то же время врачи также знают, что у доношенных матерей нет гаммапротеобактерий в крови, молоке, кале или других жидкостях организма. «Если у доношенных мам их нет, а у недоношенных — откуда они?» — риторически спрашивает Махешвари.

Ответ в данных. Теперь он считает, что вредные бактерии приобретаются не младенцами от других младенцев, а матерями во время длительного, а иногда и многократного пребывания в больнице, предназначенного для предотвращения преждевременных родов.По его словам, шестьдесят процентов матерей с преждевременными родами попадают в больницу три или четыре раза, и многие другие женщины поступают как минимум дважды.

Передача от матери к ребенку также объясняет еще один факт о дисбактериозе: вагинальные роды, при которых младенцы чаще контактируют с кровью, фекалиями и другими биологическими жидкостями от матери, приводят к большей вероятности развития этого состояния у недоношенных детей. матери которых были госпитализированы до их рождения.

«Колонизация у матерей происходит задолго до рождения, и матери передают ее», — говорит Махешвари.«Мы можем использовать эти знания для предотвращения дисбактериоза».

Основываясь на результатах своего собственного исследования, Махешвари начал широкое сотрудничество со своими коллегами-акушерами по внедрению новой политики и процедур приема в Детский центр Джона Хопкинса для противодействия дисбактериозу.

Вместо того, чтобы бороться с микробным дисбалансом постфактум — у уже колонизированных новорожденных, дезинфицируя отделения интенсивной терапии или назначая антибиотики, — борьба должна начаться гораздо раньше, в идеале — с момента, когда у матери начнутся преждевременные роды, — говорит он.Махешвари считает, что следует более тщательно рассмотреть потенциальные риски пребывания в больнице по поводу преждевременных родов, и следует избегать или ограничивать такое пребывание в максимально возможной степени.

«Врачам необходимо начать профилактику до родов», — говорит он. «Если мы дождемся рождения ребенка, будет уже слишком поздно».

«Колонизация у матерей происходит задолго до рождения, и матери передают ее», — говорит Махешвари. «Мы можем использовать эти знания для предотвращения дисбактериоза».

Дисбиоз материнской и неонатальной микробиоты, связанный с гестационным сахарным диабетом

Введение

В человеческом теле обитают многочисленные микробы, которые образуют стабильные симбиотические отношения с хозяином и необходимы для здоровья человека.С дисбалансом микробиоты человека связан длинный список заболеваний.1 В последние годы большое внимание уделялось микробиоте во время беременности и в раннем периоде жизни, поскольку они очень важны для репродуктивного здоровья2. корреляция между микробиотой влагалища матери и преждевременными родами.3 Кроме того, материнская и неонатальная микробиота может влиять на раннее развитие новорожденных, 4 и может вызвать долгосрочные физиологические последствия в будущем.5 Соответственно, следует предпринять усилия, чтобы понять последствия состояния здоровья матери во время беременности на исходную микробиоту новорожденных и вклад матери.

Сахарный диабет беременных (ГСД) — это заболевание аномальной толерантности к глюкозе, которое впервые возникает и распознается во время беременности. Пероральный тест на толерантность к глюкозе (ПГТТ), проводимый между 24 и 28 неделями, является золотым стандартом для диагностики этого заболевания.6 ГСД широко распространен во всем мире, а его распространенность в некоторых странах или регионах даже превышает 20%. ГСД продолжает расти, что представляет большую угрозу для здоровья матери и новорожденного. Это было связано с рядом неблагоприятных исходов, включая гестационную гипертензию, сердечно-сосудистые заболевания и преэклампсию у беременных 8, а также макросомию плода, респираторный дистресс-синдром и диабет 2 типа у потомства.9 Более того, диабетический статус матери может вызвать дисбактериоз микробиоты в меконии новорожденных.10 Учитывая, что меконий обычно выводится и собирается через несколько часов после родов, микробы могут накапливаться и воспроизводиться в течение этого периода, микробиота мекония предположительно является результатом послеродовой сбор.11 Однако такие типы образцов, как глоточные аспираты, которые располагаются глубоко в теле новорожденного и могут быть собраны сразу же при рождении, являются идеальным материалом для изучения воздействия GDM на исходную микробиоту.

В этом исследовании мы выполнили ген 16S рРНК и метагеномное секвенирование образцов, собранных из нескольких участков тела 486 беременных китайских женщин и новорожденных в течение нескольких секунд после родов. Наличие или отсутствие GDM было включено для определения вариаций материнской и неонатальной микробиоты, соответствующих состоянию здоровья беременных женщин, а также для иллюстрации основных микробных различий в раннем возрасте и их влияния на результаты для здоровья.

Материалы и методы

Набор субъектов

Беременные женщины и новорожденные были набраны в Пекинской авиационной больнице общего профиля и Народной больнице Вэньчжоу.Беременные женщины с ГСД (ГСД +) были диагностированы врачами-профильными специалистами по результатам ОГТТ и были отобраны как клиническая группа. Контрольной группой служили здоровые беременные женщины (GDM-), у которых в анамнезе не было других заболеваний, особенно пародонтита, диабета 2 типа и бактериального вагиноза.

Отбор проб

Операции по отбору проб выполнялись обученными профессионалами в строгих асептических условиях и по единому протоколу. Амниотическая жидкость (5–10 мл на образец) была собрана во время родов.Примерно 0,5–1 мл слюны новорожденного и 2–3 мл глоточного аспирата были взяты стерильными пипетками в течение 60 с после родов до того, как пуповина была разрезана. Примерно 1 г мекония брали стерильной пластиковой ложкой в ​​течение 24 часов, как только у новорожденных появились первые кишечные выделения. Большинство неонатальных образцов было собрано у новорожденных после кесарева сечения. Образцы свежей слюны, стула и вагинального секрета были взяты у беременных за 1-2 дня до родов. Влагалищные образцы были взяты из заднего свода под прямой визуализацией с помощью трех мазков.Все образцы помещали в стерильные пробирки или флаконы, сразу же замораживали после сбора при –20 ° C, а затем транспортировали в лабораторию и хранили при –80 ° C до полной экстракции ДНК для последующего секвенирования.

Препарат ДНК

На строго контролируемом, отдельном и стерильном рабочем месте приблизительно 0,2 мл слюны, глоточного аспирата и амниотической жидкости смешивали с равными объемами PBS и буфера AL Qiagen путем импульсного встряхивания в течение 30 с. Тотальную ДНК экстрагировали в трех экземплярах из суспензии каждого типа образцов с использованием мини-набора QIAamp DNA (Qiagen, Валенсия, Калифорния).Образцы фекалий (~ 200 мг) ресуспендировали в буфере ASL Qiagen и гомогенизировали в течение 2 минут. Тотальную фекальную ДНК экстрагировали из супернатанта с использованием мини-набора QIAamp DNA Stool (Qiagen). Два вагинальных мазка интенсивно встряхивали в 0,5 мл PBS и 0,5 мл буфера Qiagen’s AL в течение 2 минут для ресуспендирования и лизиса микробных клеток. Полученный лизат обрабатывали с использованием набора QIAamp DNA Mini Kit (Qiagen). Выделенную ДНК элюировали 50 мкл дистиллированной воды. Качество ДНК и концентрацию каждого образца измеряли электрофорезом в агарозном геле и Qubit 3.0 (Life Technologies, Waltham, MA) и до последующей обработки.

Высокопроизводительное секвенирование

Для каждого образца мы амплифицировали вариабельные области 3 и 4 (V3-V4) гена 16S рРНК с использованием модифицированных праймеров 341F и 805R. Очищенные положительные ампликоны с различными индексными последовательностями объединяли в эквимолярных количествах и затем секвенировали на платформе HiSeq2500 (Illumina, San Diego, CA) с реагентами v2 и картриджем 2 × 250 п.н. Метагеномная ДНК 50 образцов мекония (~ 0.5 мкг на образец) был разрезан на фрагменты размером ~ 300 п.н. с использованием сфокусированного ультразвукового устройства (Covaris, Woburn, MA). Библиотеки секвенирования были сконструированы из разрезанных фрагментов с использованием TruSeq Sample Preparation Kit v2 (Illumina). Длину вставки и целостность библиотек оценивали с помощью анализатора фрагментов (Advanced Analytical Technologies) перед секвенированием парных концов (PE) (2 × 125 п.н.) на платформе HiSeq2500.

Анализ последовательности 16S рРНК

Необработанные считывания последовательностей гена 16S рРНК были качественно отфильтрованы и проанализированы с использованием QIIME V.1.8.0.12 Оперативные таксономические единицы (OTU) были классифицированы таксономически с использованием эталонной базы данных генов 16S рРНК Greengenes.13 Таксономический состав микробных сообществ был визуализирован с помощью Calypso.14 Кластеризация сообществ измерялась невзвешенным расстоянием UniFrac на основе нормализованной таблицы OTU. Вместе с набором данных о микробиоте кожи новорожденных, полученным в результате недавнего исследования, 15 различие Брея-Кертиса между различными типами образцов было рассчитано с использованием пакета R ecodist.Наборы микробных данных взрослого человека, включая 121 переднюю ноздрю, 312 слизистой оболочки рта, 73 образца влагалища, 102 слюны и 55 образцов стула, были загружены из проекта Human Microbiome Project (HMP). Кластерный анализ структуры бактериального сообщества проводился на уровне родов.

Частичный дискриминантный анализ наименьших квадратов и линейный дискриминантный анализ

Частичный дискриминантный анализ наименьших квадратов (PLS-DA) и линейный дискриминантный анализ (LDA) использовались для выявления таксономических и функциональных изменений в материнской и неонатальной микробиоте в ответ на GDM.16 17 PLS-DA был выполнен с использованием пакета R mixOmics (http://www.mixOmics.org). Дискриминационная способность каждого таксона оценивалась количественно с помощью переменной важности для параметров проекции (VIP). Оценки VIP использовались для ранжирования способности разных таксонов различать разные группы. Таксон с оценкой VIP> 1,0 считался важным для дискриминации. Категории KEGG с общей относительной численностью по всем образцам <1% были удалены. Величина эффекта была определена как значимая (p <0.05), различающиеся между группами, были оценены агентством LDA для выявления дискриминационной ортологии KEGG (KO) с использованием онлайн-приложения Galaxy (https://huttenhower.sph.harvard.edu/galaxy). Только функциональные категории с логарифмической оценкой LDA> 2,0 рассматривались как дифференциальные сигнатуры, которые лучше различают группы GDM + и GDM-.

Анализ соответствия и совместной встречаемости

Обогащение OTU было рассчитано для каждого типа образца путем сравнения среднего и медианного относительного содержания между группами GDM + и GDM-.Для сетевого анализа совместной встречаемости бактериальные корреляции в материнских и неонатальных образцах с и без GDM были рассчитаны соответственно на основе относительной численности каждого рода с использованием SparCC со 100 бутстрапами для оценки значения p.18 Значения корреляции со значением p <0,05 были сохранены. Сети совместной встречаемости материнской микробиоты полости рта, кишечника и влагалища были визуализированы с помощью igraph (http://igraph.org). Близость и собственный вектор узлов были рассчитаны для измерения центральности узлов в каждой сети.Согласованность бактериальных корреляций между материнской и неонатальной микробиотой, связанной с GDM, была сделана путем подсчета одинаковых бактериальных корреляций в разных типах образцов и визуализирована с помощью OmicCircos19.

Реконструкция метаболических путей

KO-функциональное профилирование микробиоты неонатального мекония было выполнено с использованием сборок, полученных на основе данных полногеномного секвенирования (WGS). Показания низкого качества сначала были вырезаны из необработанных данных секвенирования с помощью Trimmomatic.Было собрано 20 высококачественных считываний de novo в контиги с использованием metaSPAdes и metaSort с параметрами по умолчанию.21 22 Затем мы выполнили прогнозирование генов с помощью PROKKA V.1.11 для этих каркасов, 23 и предсказанные белки были назначены на KO с использованием Сервер автоматических аннотаций KEGG.24 Обрезанные высококачественные считывания, расположенные на заданных каркасах, были подсчитаны для расчета численности нокаутов в каждом образце с использованием выравнивателя Берроуза-Уиллера (BWA) 25. Матрицу нормализовали путем деления абсолютного количества каждого функционального гена. по общему количеству считываний, присвоенных функциональным генам в каждом образце.Анализ под наблюдением был проведен с использованием LDA для выявления микробных функциональных путей, которые по-разному экспрессировались в микробиоте кишечника новорожденных, рожденных женщинами с различным статусом уровня глюкозы.

Анализ вирома и подвидов

После удаления последовательностей ДНК человека были измерены таксономия и численность вируса и бактериофага в микробиоте неонатального мекония путем сопоставления показаний секвенирования WGS с пользовательской базой данных. Эта база данных была построена путем объединения геномных последовательностей вирусов и фагов из NCBI и PhAnToMe после удаления дубликатов, как описано в нашем предыдущем исследовании.26 считываний было BLASTX для этой базы данных с порогом E -значение <10 -5 с использованием DIAMOND.27 Был вычислен наименьший общий предок всех таксонов в собранных совпадениях BLAST и использован для определения таксономического происхождения. Альфа-разнообразие вирусных и фаговых сообществ было рассчитано с использованием веганского (https://cran.r-project.org/web/packages/vegan). Для профилирования видов бактерий на уровне штаммов из данных метагеномного секвенирования геномы 35 Escherichia и 69 Lactobacillus , выделенных из полости рта, кишечника или влагалища человека, были получены из HMP и взяты в качестве эталонов.Считывания WGS каждого образца мекония были сопоставлены с этими эталонными геномами с помощью BWA.

Результаты

Мы набрали 140 новорожденных и 346 беременных женщин и взяли 1062 пробы, включая слюну, глоточный аспират, меконий и околоплодные воды новорожденных, а также слюну, фекалии и вагинальные выделения беременных женщин (онлайн-дополнительная таблица S1) . Подавляющее большинство неонатальных образцов, особенно амниотической жидкости, было собрано при кесаревом сечении (76 кесарева сечения против 17 вагинальных родов), чтобы избежать возможного заражения влагалищной флорой.Для каждого образца были секвенированы области 16S рРНК V3-V4, и 233 образца не смогли получить данные и были удалены из следующих анализов.

Секвенирование гена 16S рРНК подходящих 248 неонатальных (64 амниотической жидкости, 20 оральных, 81 глоточных и 83 мекониевых) и 581 материнских (175 оральных, 147 кишечных и 259 вагинальных) образцов дало 309 миллионов считываний PE (2 × 250 п.н. ), с ~ 373 241 чтением на выборку. Каждая пара считываний PE была объединена в одну последовательность путем перекрытия. Совпадения составляли 25–75 п.н. для каждого образца (онлайн-дополнительный рисунок S1A), и более 80% считываний PE были успешно объединены в длинные последовательности в 94.3% выборок (дополнительный рисунок S1B онлайн). Кроме того, согласно оценке охвата и кривой разрежения Good (дополнительный рисунок S1C, D), количество последовательностей может хорошо отражать микробное разнообразие каждого сообщества. При выборе различных методов для классификации OTU было небольшое расхождение (онлайн-дополнительный рисунок S1E). Все неонатальные образцы и половина материнских образцов (n = 289), собранные во время родов, были использованы для изучения возможного микробного сдвига нескольких участков тела, страдающих от GDM (онлайн-дополнительная таблица S2).Оставшаяся половина материнских образцов (95 оральных, 98 кишечных и 99 вагинальных) использовалась в качестве наборов данных для проверки. Подмножество образцов мекония было выбрано случайным образом для метагеномного секвенирования, и 48 из 50 образцов (24 для GDM + и 24 для GDM-) были успешно секвенированы, что дало более 1,5 миллиардов считываний PE (2 × 125 п.н.).

Измененная материнская микробиота в нескольких участках тела в GDM

Чтобы выяснить, может ли материнская микробиота зависеть от уровня глюкозы, мы сначала исследовали микробный сдвиг беременных женщин, которым был поставлен диагноз GDM.Соотношения общих или уникальных OTU в образцах ротовой, кишечной и вагинальной ротовой полости матери оценивались, чтобы определить, оказывает ли GDM аналогичное влияние на различные участки тела. Мы обнаружили, что пациенты с GDM (GDM +) имели больше OTU как минимум в двух участках тела, чем беременные женщины без GDM (GDM-), при этом примерно 57,6% OTU появлялись только в одном участке тела GDM- по сравнению с 47,0% в GDM + ( рисунок 1А). Кроме того, мы рассчитали расстояния Брея-Кертиса с использованием нормализованной численности OTU. Расстояния между образцами любых двух участков тела были значительно меньше в GDM +, чем в GDM- (p <0.05, тест Манна-Уитни) (рис. 1В). Эти результаты показывают, что микробный сдвиг в материнской микробиоте различных участков тела может быть связан с ГСД во время беременности.

Рисунок 1

Микробные вариации беременных женщин, страдающих гестационным сахарным диабетом (ГСД). (A) Доли общих операционных таксономических единиц (OTU) среди материнской микробиоты полости рта, кишечника и влагалища. Общая ОТЕ означает, что определенная ОТЕ была обнаружена в двух или трех участках тела. (B) Различия бактериального сообщества между любыми двумя участками тела в материнских образцах.Расстояния Брея-Кертиса были независимо рассчитаны для групп GDM + и GDM-. VS представляет собой против. Статистическая значимость определялась с помощью теста Манна-Уитни. (C – E) Относительное количество типов бактерий в микробиоте полости рта, кишечника и влагалища беременных женщин. (F – H) Бактериальные роды со значительными (критерий Манна-Уитни с поправкой на частоту ложных открытий (FDR); * p <0,1) различиями между группами GDM + и GDM-. Обилие рода в каждой выборке было нормализовано до 100 000 прочтений. (I – K) Корреляция между значимыми различиями между бактериями и значениями перорального теста на толерантность к глюкозе (OGTT).Метки 0 час, 1 час и 2 часа под прямоугольными диаграммами представляют моменты времени тестирования OGTT. Пара прямоугольников указывает бактериальные соотношения, соответствующие уровням глюкозы в крови ниже (левое поле) или выше (правое поле) пороговых значений (5,1 в 0 час, 10,0 через 1 час и 8,5 через 2 часа во время OGTT). Значимое различие (критерий Манна-Уитни, p <0,05) обозначается символом красного цвета, а символ ns синим цветом обозначает несущественное различие (критерий Манна-Уитни, p ≥ 0,05).

Чтобы дополнительно продемонстрировать эти вариации, соответствующие GDM в разных участках тела, мы сравнили численность бактерий между группами на уровне филума.Наибольшие изменения произошли в полости рта: больше протеобактерий (p <0,05, тест Манна-Уитни с коррекцией частоты ложных обнаружений (FDR) с использованием метода Бенджамини-Хохберга), но меньше Firmicutes (p <0,01), обнаруженных в GDM + (рисунок 1C). ). Не было обнаружено явных различий ни в кишечной, ни в вагинальной микробиоте (рис. 1D, E). Затем был проведен PLS-DA для улучшения разрешения флоры GDM. От семи до девяти родов со значением VIP> 1 были обнаружены из трех участков тела (онлайн-дополнительный рисунок S2A – F).Для проверки микробных вариаций, соответствующих GDM, были использованы 95 образцов перорального, 98 кишечных и 99 вагинальных образцов, взятых у второй когорты беременных женщин. Около 77,8% (7 из 9), 88,9% (8 из 9) и 71,4% (5 из 7) родов VIP, идентифицированных в наборах данных первой партии, можно было проверить во второй партии, и большинство из них показали последовательное обогащение или истощение в двух когортах (рисунок 1F – H и дополнительный онлайн рисунок S2G – I). Для дальнейшего изучения взаимосвязи между этими родами и GDM мы связали их численность с результатами OGTT.Пороговые значения (5,1 в 0 час, 10,0 через 1 час и 8,5 через 2 часа во время OGTT) основаны на диагностических критериях, рекомендованных Международной ассоциацией групп по изучению диабета и беременности в 2011 году. Как показано на рисунке 1I – K, относительная численность этих бактерий сильно коррелировала со значениями OGTT (p <0,05, тест Манна-Уитни).

Микробиота новорожденных, матери которых страдали ГСД, значительно отличается от таковой в контрольной группе.

Чтобы изучить возможные эффекты ГСД на микробиоту новорожденных, мы затем исследовали состав сообщества и структуру новорожденных.В анализе основных координат (PCoA) невзвешенных расстояний UniFrac образцы были сгруппированы в основном по участкам тела, с отдельными материнскими оральными, кишечными и вагинальными кластерами, а также кластерами неонатальной глотки, мекония и околоплодных вод (рисунок 2A). Узловая кластеризация тела наблюдалась в образцах новорожденных из разных участков тела, хотя разделение было не таким заметным, как у матери. Кроме того, мы рассчитали расстояние Брея-Кертиса внутри или между участками тела, чтобы количественно оценить сходство сообщества одного и того же типа образца.Расстояния между сообществами в образцах, полученных из одного и того же участка тела, как и ожидалось, были меньше, чем между разными участками тела (рис. 2В), что дополнительно подтвердило результаты кластеризации с помощью PCoA. Мы рассчитали расстояние Брея-Кертиса между неонатальной и материнской выборками. В результате, за исключением нескольких необычных выборок новорожденных, рожденных естественным путем, которые, очевидно, происходили из влагалищного сообщества матери, способ родов оказал лишь очень незначительное влияние на микробиоту новорожденных (рис. 2С).Более того, неонатальная микробиота показала более высокое альфа-разнообразие, чем микробиота влагалища (рисунок 2D). Видовое богатство образцов глотки и околоплодных вод было даже сопоставимо с материнскими оральными и кишечными сообществами, микробное разнообразие которых было довольно высоким (дополнительный рисунок S3 онлайн). Неонатальная микробиота каждого участка тела имела уникальную структуру сообщества (рисунок 2E). Напротив, материнские сообщества этих трех участков тела показали типичную структуру микробиоты взрослого человека (дополнительный рисунок S4 онлайн).

Рисунок 2

Колонизация и специфичность участка тела неонатальной микробиоты при рождении. (A) Анализ основных координат (PCoA) невзвешенных расстояний UniFrac для образцов ротовой полости, кишечника и влагалища матери, а также амниотической жидкости новорожденных, образцов ротовой полости, глотки и мекония. Эллипсы представляют 95% доверительный интервал. (B) Различия бактериального сообщества внутри и между участками тела. Метки Phar, Inte, Amni и Vagi обозначают микробиоту глотки, кишечника, околоплодных вод и влагалища соответственно.Приведено среднее расстояние Брея-Кертиса для каждой группы парных сравнений. Красные и синие тени обозначают наименьшее и наибольшее значения в каждом столбце соответственно. (C) Влияние способов доставки на неонатальные бактериальные сообщества. Три края треугольника представляют материнскую микробиоту ротовой полости (коричневый), кишечника (желтый) и влагалища (зеленый). Каждая полая точка представляет собой неонатальный образец, а расстояние по вертикали до трех краев треугольника указывает среднее расстояние Брея-Кертиса между этим образцом и материнскими образцами.Точки ближе к краям означают, что такие неонатальные образцы более похожи по бактериальному сообществу на указанную материнскую микробиоту. (D) Альфа-разнообразие неонатальной и материнской микробиоты. Скрипка с прямоугольной диаграммой показывает медианное значение и IQR индексов разнообразия типа сэмпла, а ширина скрипки представляет собой распределение показателей плотности. (E) Таксономическое профилирование микробиоты глотки, кишечника и околоплодных вод новорожденных. Средняя относительная численность каждой таксономической категории представлена ​​толщиной ветви.Каждый узел филогенетического дерева представляет один таксон микробов.

Учитывая, что неонатальная микробиота могла быть установлена ​​при рождении, мы задались вопросом, будет ли такое микробное сообщество сформировано состоянием здоровья беременных женщин во время беременности. Соответственно, расстояния Брея-Кертиса были рассчитаны с использованием количества OTU микробиома из образцов околоплодных вод, глотки и мекония для оценки воздействия GDM на микробиоту новорожденных. Мы обнаружили, что расстояния между тремя типами выборок в GDM + были значительно меньше, чем в GDM- (p <0.001, тест Манна-Уитни) (рис. 3A), из которого следует, что GDM может влиять на микробиоту новорожденных и, следовательно, приводить к однородности сообщества по множеству типов образцов. Эта тенденция к изменению расстояния между сообществами соответствовала той, которая наблюдалась в ротовой, кишечной и вагинальной микробиоте матери (рисунок 1B). PCoA продемонстрировал минимальные различия между состоянием здоровья и болезнью околоплодных вод (Adonis p <0,001, R 2 = 0,069), глоточный (Adonis p <0.001, R 2 = 0,050) и меконий (Адонис p <0,05, R 2 = 0,026) микробиоты (рисунок 3B – D). Образцы были сгруппированы преимущественно по ассоциациям GDM + и GDM-. Эти результаты показывают, что микробный состав и различия как у матери, так и у новорожденного могут быть обусловлены состоянием здоровья беременной женщины. Воздействие ГСД на микробы во время беременности может вертикально передаваться ребенку во время беременности.

Рисунок 3

Микробиота новорожденных, связанная с гестационным сахарным диабетом (ГСД).(A) Бактериальные различия между микробиотой новорожденных. Расстояния Брея-Кертиса были рассчитаны для образцов GDM + и GDM- независимо. Статистическая значимость определялась с помощью теста Манна-Уитни. (B – D) Анализ основных координат (PCoA) невзвешенных расстояний UniFrac для околоплодных вод, глоточной и мекониевой микробиоты. Эллипсы представляют 95% доверительный интервал. (E – G) Наиболее многочисленные роды со значительным различием между группами GDM + и GDM−. Обилие рода в каждой выборке было нормализовано до 100 000 прочтений.Тест Манна-Уитни с поправкой на частоту ложных открытий (FDR): нет. * р <0,1; * р <0,05; ** p <0,01; *** р <0,001. Пара таксонов была выделена темным цветом, поскольку их относительная численность была наибольшей среди значительно обогащенных и истощенных родов GDM + в каждом типе образцов. (H – J) Корреляция между существенно различающимися бактериями микробиоты новорожденных и значениями перорального теста на толерантность к глюкозе (OGTT). Метки 0 час, 1 час и 2 часа представляют три момента времени тестирования OGTT.Пара прямоугольников показывает бактериальные соотношения, соответствующие уровням глюкозы в крови ниже (левое поле) или выше (правое поле) пороговых значений (5,1 в 0 час, 10,0 через 1 час и 8,5 через 2 часа во время OGTT). Тест Манна-Уитни; * р <0,05; ** p <0,01; *** p <0,001; нс p≥0,05.

Обилие бактерий между группами GDM + и GDM- было дополнительно сравнено на уровне рода, чтобы прояснить локальные вариации тела, связанные с GDM в микробиоте новорожденных. Как показано на рисунке 3E – G, образцы околоплодных вод имели больше родов со значительными межгрупповыми различиями, чем образцы глотки или мекония (p <0.1, тест Манна-Уитни с коррекцией FDR) в 30 самых распространенных родах, что указывает на большую микробную дифференциацию в околоплодных водах (рис. 3B – D). Чтобы изучить корреляцию между дискриминирующими бактериями и GDM, мы выбрали наиболее распространенные обогащенные или истощенные роды и рассчитали корреляцию их численности с соответствующими материнскими значениями OGTT. В результате сильная корреляция наблюдалась в нескольких группах (рисунок 3H – J и дополнительный рисунок S5 онлайн). Мы также выполнили анализ PLS-DA в неонатальных образцах, чтобы определить дифференциальные сигнатуры между группами здоровья и заболевания (дополнительный рисунок S6 онлайн).Роды VIP, такие как Prevotella , Streptococcus , Bacteroides и Lactobacillus , преобладали в нескольких типах образцов материнской и неонатальной микробиоты, что отражает их возможное значение для ответа GDM на разных поколениях и участках тела.

Соответствие микробных вариаций между матерями и новорожденными, страдающими GDM

Учитывая, что как материнский, так и неонатальный микробиомы нескольких участков тела были заметно изменены с GDM, мы попытались изучить соответствие микробных вариаций между матерями и новорожденными.Сначала мы подсчитали количество OTU, обогащенных или истощенных у новорожденных с GDM, а затем сосредоточились на тех, которые были общими в материнских выборках. OTU, которая была обогащена (или истощена) материнской и неонатальной микробиотой GDM +, была определена как изменяющаяся по одной и той же тенденции. Напротив, OTU, которая была обогащена микробиотой новорожденных, но обеднена материнской микробиотой GDM +, была определена как противоположная тенденция, и наоборот. Соответственно, были подсчитаны таксономия и количество OTU, изменяющихся по одной и той же тенденции в материнской и неонатальной микробиоте, и было обнаружено, что большое количество OTU с большим количеством различаются с той же тенденцией.Наиболее заметное соответствие микробной изменчивости было показано между амниотической жидкостью и материнской микробиотой ротовой полости (рисунок 4A, B и дополнительный рисунок S7 в онлайн-режиме), в котором большинство наиболее распространенных OTU варьировались с одной и той же тенденцией. Кроме того, было обнаружено, что около 100 OTU различаются с одинаковой тенденцией в одной материнской и трех неонатальных типах выборок. Prevotella , Streptococcus и Bacteroides были наиболее распространенными таксонами, показывающими соответствие микробной изменчивости между матерями и новорожденными (дополнительные рисунки в Интернете S8 – S11).Вместе с Lactobacillus и Faecalibacterium (рисунок 4C – E) эти бактерии соответствовали общим родам VIP для материнских и неонатальных типов образцов (онлайн-дополнительные рисунки S2 и S6), что также отражает их важность для ответа на GDM. Эти наблюдения доказали, что, несмотря на то, что существуют вариации в зависимости от участка тела, GDM может иметь сходные эффекты как на материнскую, так и на неонатальную микрофлору.

Рисунок 4

Сходные микробные сдвиги между материнской и неонатальной микробиотой, связанные с гестационным сахарным диабетом (GDM).Обилие операционных таксономических единиц (OTU) в каждой выборке было нормализовано до 100 000 считываний. (A) Соответствие вариаций OTU между околоплодными водами и микробиотой полости рта матери. Средняя относительная численность 100 самых распространенных OTU сравнивалась между группами GDM + и GDM-. Сплошные точки представляют собой OTU микробиоты околоплодных вод, а полые точки представляют микробиоту полости рта матери. Красные точки обозначают OTU, изменяющиеся по одной и той же тенденции, а синие точки обозначают противоположную тенденцию. (B) Совокупное количество OTU, изменяющихся в соответствии с одной или противоположной тенденцией.p <0,001, t-критерий. (C – E) Наиболее распространенные таксоны, показывающие соответствие микробных вариаций между матерями и новорожденными. Каждая цветная полоса указывает частоту OTU определенного рода. Красная полоса представляет переменную важность для проекционного (VIP) рода, связанного с GDM, который является общим для материнских и неонатальных типов выборок.

Чтобы исследовать соответствие микробной совместимости между матерями и новорожденными, мы затем вычислили корреляции между бактериальными родами в материнских и неонатальных образцах с и без GDM.Приблизительно 47–62 родов (узлов) и 60–134 соединений (ребер) сохранялись при различных пороговых значениях корреляции (0,4–0,5) (онлайн-дополнительный рисунок S12A, B) в сетях совместной встречаемости материнских оральных, кишечных и микробиота влагалища. При сравнении сетей GDM + с сетями GDM− их компоненты и топографии были довольно различны, и наиболее заметное различие происходит из-за связей родов VIP с другими бактериями (рис. 5A – C). Чтобы количественно оценить такую ​​разницу, мы подсчитали количество ребер и центральность узлов в материнских микробных сетях при разном статусе GDM.Несмотря на наличие нескольких перекрывающихся ребер, десятки ребер были специфичными для GDM + или GDM- (рисунок 5D), а близость и собственный вектор общих узлов между GDM + и GDM- также сильно различались (рисунок 5E и дополнительный рисунок S12C онлайн). Более того, внутригрупповые различия всегда были очевидны в каждом интервале значений корреляции (онлайн-дополнительная цифра S12D – F). Что касается новорожденных, бактериальные корреляции также были различны между GDM + и GDM- (рисунок 5F, G и дополнительный рисунок S12G онлайн).Например, в микробиоте глотки около 69,2% корреляций со значением корреляции> 0,4 ​​существовали только в GDM +, в то время как ~ 18,7% присутствовали только в GDM- (рисунок 5F). Аналогичные результаты наблюдались и для мекония: 76,9% и 15,3% уникальных корреляций присутствовали в GDM + и GDM-, соответственно (рисунок 5G). Примечательно, что бактериальные корреляции между образцами матери и новорожденного, ассоциированными с GDM, были в высокой степени сохранены (рисунок 5H и дополнительный рисунок S12H онлайн). Около 88,8% всех бактериальных связей имели одинаковую тенденцию к совместному возникновению между поколениями, а 69.1% были обнаружены только в GDM +, но не в GDM-. Среди них положительная корреляция между Neisseria и Haemophilus и отрицательная корреляция между Lactobacillus и несколькими VIP-бактериями (включая Porphyromonas и Bacteroides ) присутствовали почти во всех участках тела матери и новорожденного (дополнительный рисунок S12I в Интернете). ). Кроме того, соединения, содержащие Blautia , Coprococcus , Roseburia и Sutterella , показали высокую частоту совместного присутствия в нескольких типах образцов, что указывает на их универсальную принадлежность к микробиоте, связанной с GDM.Согласно этим результатам, можно предположить, что постоянство микробной изменчивости у матерей и новорожденных, страдающих от GDM, произошло в изобилии бактерий и в их взаимодействиях.

Рис. 5

Сеть совместного возникновения бактерий и соответствие между материнской и неонатальной микробиотой, связанной с гестационным сахарным диабетом (GDM). (A – C) Сети совместного присутствия материнской микробиоты полости рта, кишечника и влагалища GDM + (левая панель) и GDM- (правая панель). Сеть совместной встречаемости была выведена для каждого типа материнской выборки путем парной корреляции относительной численности (нормированной на 100 000) для всех родов.Каждый узел в сети указывает на род бактерий. Размер узла представляет собой среднюю относительную численность одного рода в каждом типе материнской выборки. Узлы зеленого цвета показывают переменную важность для родов проекций (VIP), связанных с GDM. Сохраняются только бактериальные связи (края), превышающие пороговые значения (значения корреляции> 0,4, 0,45 и 0,5 в трех сетях соответственно). Ширина края представляет собой значение корреляции, поддерживающее это соединение. Цвет краев показывает положительную (красный) и отрицательную (синий) корреляцию соответственно.(D, E) Расхождения в бактериальных сетях совместного возникновения между материнским GDM + и GDM-. Подсчитывалось количество уникальных и общих ребер, а также центральности (ранг близости) и расхождения узлов в сетях совместного появления GDM + и GDM-, соответственно. (F – G) Расхождения в бактериальных корреляциях между неонатальной микробиотой GDM + и GDM-. Каждая ячейка показывает количество одинаковых пар бактериальных корреляций, имевших место как в GDM +, так и в GDM-, с изменениями цвета, представляющими слабую (серый) или сильную (синий и красный) корреляции, соответственно.(H) Соответствие бактериальных корреляций между материнской и неонатальной микробиотой, связанной с GDM. Соответствие было выведено путем подсчета одинаковых бактериальных корреляций (пороговое значение> 0,4) для разных типов образцов. Каждая точка внешнего цикла представляет собой одно соединение двух коррелированных бактерий (по крайней мере, одна принадлежит к роду VIP). Красная кривая (встречается только в GDM +) и серая (встречается как в GDM +, так и в GDM-) обозначает одну и ту же тенденцию совместного возникновения такой связи между материнской и неонатальной микробиотой, а кривая синего цвета обозначает противоположную тенденцию.

Измененный микробный метаболизм и повышенная вирусная нагрузка в GDM + меконий

Микробиота кишечника новорожденных важна для метаболизма и иммунитета развивающихся младенцев и взрослых.28–30 Поэтому мы попытались оценить потенциальные риски микробного перехода новорожденных, профилируя микробиота мекония, и, таким образом, для секвенирования WGS была выбрана подгруппа проб мекония. Было успешно секвенировано 48 образцов, что дало более 375 Гб данных секвенирования WGS.Метагеномное таксономическое профилирование данных секвенирования WGS образцов мекония было выполнено с использованием MetaPhlAn.31 По сравнению с таксономическими профилями мекония на основе 16S рРНК, метагеномное секвенирование генерирует довольно похожую структуру бактериального сообщества (дополнительный рисунок S13 онлайн). Мы искали метаболические различия между кишечной микробиотой новорожденных, рожденных женщинами с ГСД и без. В результате меньшие индексы Pielou для КО были показаны в группе GDM + (рис. 6A), что означает, что микробиота новорожденных в этой группе имела более низкую равномерность, чем в группе GDM-.LDA использовалась для выявления межгрупповых различий в KO, и большое количество KO было истощено в GDM +, что указывает на снижение метаболических возможностей по сравнению с микробиотой кишечника новорожденных, рожденных женщинами без GDM (рисунок 6B и дополнительная онлайн-таблица S3). Отсутствие таких метаболических путей может отрицательно влиять на усвоение пищи или определенную метаболическую способность новорожденных.

Рисунок 6

Микробные и функциональные изменения микробиоты мекония, связанные с гестационным сахарным диабетом (GDM).(A) Равномерность ортологии KEGG (KO). (B) Количество обогащенных КО. (C, D) Распределение вирусного богатства и равномерности. (E, F) Относительная численность вируса герпеса и поксвируса. Обилие вирусов в каждом образце было нормализовано до 100 000 считываний. (G, H) Распространенность мастаденовируса и папилломавируса в меконии. (I, J) Значительная дифференциация штаммов Escherichia и Lactobacillus между GDM + и GDM-. Геномы штаммов Escherichia и Lactobacillus , выделенных из ротовой полости, кишечника или влагалища человека, были загружены из Human Microbiome Project (HMP) и взяты в качестве ссылок.Считывания секвенирования были сопоставлены с этими ссылками, а численность штаммов в каждом образце была нормализована до 100 000 считываний.

Мы также сравнили данные WGS с известными вирусными геномами, чтобы выявить возможные изменения в вироме мекония. Хотя более высокое богатство (количество наблюдаемых видов вирусов) эукариотических вирусов в меконии GDM + было незначительным (рисунок 6C), как вирусная однородность (индекс Пиелу в каждом образце), так и индексы альфа-разнообразия были значительно ниже, чем у GDM- ( р <0.05, тест Манна-Уитни) (рисунок 6D и дополнительный онлайн рисунок S14A – D). Напротив, не было очевидных межгрупповых различий в альфа-разнообразии бактериофагов (дополнительный рисунок в Интернете S14E – H). Дальнейшее исследование оценило относительное количество распознаваемых вирусных таксонов и выявило четыре типа вирусов, которые варьировались в зависимости от состояния здоровья беременных женщин, включая герпесвирус, поксвирус, мастаденовирус и папилломавирус. Среди них герпесвирус и поксвирус были более распространены в группе GDM + (рис. 6E, F), а также более распространены мастаденовирус и папилломавирус в образцах этой группы (рис. 6G, H).Эти данные свидетельствуют о том, что беременные женщины, страдающие ГСД, увеличивают распространенность вирусов в кишечной микробиоте новорожденных и могут привести к появлению населения, очень уязвимого к воздействию этих вирусов.

Наконец, чтобы исследовать внутривидовое разнообразие некоторых неонатальных кишечных бактерий, мы сопоставили данные WGS-секвенирования образцов мекония с доступными в настоящее время эталонными геномами Escherichia и Lactobacillus , которые включают геномы 35 Escherichia и 69 выделенных Lactobacillus . из полости рта, кишечника и влагалища человека, извлеченных из HMP (рис. 6I, J).Учитывались только однозначно картированные чтения этих геномов. Большое количество считываний может быть отнесено к геномам эталонных штаммов, выделенных не только из влагалища, но и из ротовой полости и кишечника человека, что дополнительно подтвердило наблюдение о том, что неонатальная микробиота происходит не только из влагалища. Кроме того, мы наблюдали, что как Escherichia , так и Lactobacillus показали различия в уровне штаммов между новорожденными, родившимися от матерей с GDM и без него. Примечательно, что Lactobacillus iners штаммов были значительно более многочисленны в GDM + (p <0.05, тест Манна-Уитни с поправкой FDR) (рисунок 6J). Эти данные продемонстрировали, что Lactobacillus spp и их подвиды у новорожденных могут быть сформированы статусом GDM их матерей.

Обсуждение

Большинство неонатальных образцов в нашем исследовании были собраны в течение нескольких секунд после доставки кесарева сечения, что позволило нам исключить возможность микробного воздействия и колонизации in vitro . Микробы, присутствующие в этих образцах, указывают на формирование микробиоты плода, в отличие от обнаружения микробов в меконии, которое, как сомневается, было результатом послеродового приобретения.11 Секвенирование гена 16S рРНК выявило бактериальные сигналы от каждого участка тела новорожденного, а некоторые участки тела (например, микробиота глотки и околоплодных вод) даже имеют относительно высокое видовое богатство. В сочетании с заметной разницей в таксономическом составе и структуре сообществ неонатальной и материнской микробиоты эти результаты показывают, что не все микробные нуклеиновые кислоты, обнаруженные в амниотической жидкости и образцах новорожденных, являются контаминантами от матери, как предполагалось ранее.32 Кроме того, как показано в анализе несходства PCoA и Брея-Кертиса, очень ясно, что неонатальные образцы были сгруппированы в соответствии с типами образцов. Наблюдаемой кластеризации различных типов образцов не наблюдалось бы, если бы их микробы возникли в результате потенциального материнского заражения или загрязнения реагентами. Более того, живые бактерии были успешно культивированы из околоплодных вод беременных женщин как с GDM +, так и с GDM- (данные не показаны). Несмотря на то, что в одном обзоре использовались мыши без микробов в качестве примера, чтобы отвергнуть гипотезу микробной колонизации в утробе матери, 11 мы предполагаем, что причиной могут быть различия в клеточных структурах плаценты и продолжительности беременности между мышами и людьми.Два слоя синцитиотрофобластов и один полный слой цитотрофобластов в плаценте мыши создают сильные барьеры для предотвращения вертикальной передачи микробов от матери к потомству 33, а короткий срок беременности (19–21 день) также снижает вероятность попадания бактерий в матку мыши. Напротив, у людей в плаценте есть только один слой синцитиотрофобластов, и более длительная беременность дает бактериям больше шансов проникнуть в матку. Таксономическое профилирование как 16S рРНК, так и метагеномное секвенирование показали, что Enterobacteriaceae и Escherichia являются наиболее распространенными таксонами в образцах мекония.Это согласуется с предыдущими исследованиями микробиоты плаценты34 или мекония.15 Эти результаты позволяют предположить, что Escherichia преобладает в утробе матери и в молодом возрасте.

В сочетании с результатами предыдущих исследований 10 35 мы считаем, что GDM может влиять на микробиоту как беременных женщин, так и новорожденных во многих частях тела во время беременности. Хотя OGTT был принят в качестве золотого стандарта для диагностики GDM, для мониторинга необходим анализ крови, и его проводят только между 24 и 28 неделями во время беременности.6 Существует сильная корреляция между несколькими дискриминационными бактериями и значениями OGTT. Например, в материнской микробиоте, оральные соотношения Neisseria / Leptotrichia положительно коррелировали со значениями глюкозы в крови, особенно с концентрациями глюкозы в крови натощак, которые отражают суточную секреторную способность базального инсулина. Низкий уровень кишечного Faecalibacterium / Fusobacterium соотношения соответствовали высоким значениям глюкозы в крови, где корреляция была очень значимой между бактериальным соотношением и двухчасовыми уровнями глюкозы в крови, что отражает способность к регуляции и восстановлению после приема сахара.Кроме того, высокие показатели вагинального соотношения Prevotella / Aerococcus также коррелировали с высокими значениями глюкозы в крови, в частности, с 1- и 2-часовыми значениями OGTT. Хотя образцы матери, собранные до OGTT, необходимы, это может обеспечить многообещающий подход к разработке биомаркеров GDM, особенно для микробов полости рта, которые очень удобны для отбора образцов и имеют самые большие микробные вариации, связанные с GDM.

Как в материнской, так и в неонатальной микробиоте, микробные вариации имели тенденцию сходиться по участкам тела в GDM +, которые демонстрировали более сходную структуру сообщества, чем в GDM-.Микробы, различающиеся по одной и той же тенденции между материнской и неонатальной микробиотой, также наблюдались в нашем исследовании, что выявило межпоколенческую согласованность микробных вариаций, связанных с GDM. Эти результаты предполагают, что GDM может оказывать одинаковое влияние на микробиоту в разных поколениях и на разных участках тела. Такие микробные изменения, вероятно, увеличивают риск гестационных осложнений или нежелательных исходов. Более низкая равномерность, но большее истощение КО, а также более высокая численность или распространенность некоторых эукариотических вирусов могут привести к снижению метаболических возможностей и большему воздействию вирусов на новорожденных с ГСД, чем без него.Кроме того, L. iners считается более способствующим возникновению аномальной микробиоты, которая может привести к неблагоприятным последствиям для здоровья.36 37 L. iners имеет наименьший размер генома среди лактобацилл и не имеет генов, необходимых для синтеза. аминокислоты de novo ,38 Относительно высокое соотношение этого штамма может снизить эффективность метаболизма микробных аминокислот в пищеварительном тракте новорожденных.

Здесь мы описываем влияние состояния здоровья матери на вертикальную передачу микробов и колонизацию в раннем возрасте.Связь между микробным дисбактериозом в раннем возрасте и большим количеством заболеваний может указывать на долгосрочное влияние исходной микробиоты на здоровье человека39–41. Наше исследование сосредоточено на контакте с микробами и колонизации в раннем возрасте, а также на форме микробов. неонатальный микробиом. Эти наблюдения будут способствовать лучшему пониманию происхождения микробиоты человека и вертикальной передачи микробов от матери к младенцу. Это исследование проливает свет на другую форму наследования и подчеркивает важность понимания формирования микробиома в раннем возрасте, что предлагает многообещающий подход к модуляции начальной микробной колонизации и взаимодействия посредством вмешательства матери для снижения риска неблагоприятных последствий для здоровья.

Лучшие медицинские специалисты собираются для лечения дисбактериоза кишечника младенцев

ДЭВИС, Калифорния, 4 июня 2019 г. / PRNewswire / — Evolve BioSystems, производитель детского пробиотика Evivo® , объявила сегодня о созыве Консультативного совета по здоровью детей с участием ведущих экспертов в области медицины и научных исследований в области младенцев. здоровье. Консультативный совет провел свое первое заседание 29 мая, на котором обсуждались способы восстановления полезных бактерий, необходимых для создания функционального микробиома младенца, и снижения риска краткосрочных и долгосрочных проблем со здоровьем.

Во время этого первого и последующих заседаний Консультативный совет по здоровью младенцев изучит, как безопасно и эффективно вернуть жизненно важные бактерии в микробиомы младенцев. В состав Консультативного совета по здоровью младенцев входят :

  • д-р Крис Дамман, доктор медицины, старший сотрудник по программам, Глобальное здравоохранение, Фонд Билла и Мелинды Гейтс; Доцент кафедры гастроэнтерологии Вашингтонского университета
  • Д-р Бенджамин Голд, доктор медицины, детский гастроэнтеролог, Детский центр здоровья пищеварительной системы, Атланта,
  • Доктор.Джей Ким, доктор медицинских наук, неонатолог и детский гастроэнтеролог, Детская больница Рэди, Сан-Диего; Клинический профессор педиатрии Калифорнийского университета, Сан-Диего,
  • Д-р Брайан Скоттолайн, доктор медицинских наук, неонатолог, доцент педиатрии, Орегонский университет медицинских наук
  • доктор Эрин Гамильтон Спенс, доктор медицины, неонатолог, Детская больница Кука, Форт-Уэрт; Медицинский директор, Банк материнского молока Северного Техаса,
  • Д-р Карл Сильвестр, доктор медицины, профессор хирургии и педиатрии, заместитель декана по исследованию здоровья матери и ребенка, Стэнфордский университет

«Проблема дисбактериоза проявляется по-разному.«Очень важно объединить исследователей и клиницистов из разных дисциплин», — сказала д-р Эрин Гамильтон Спенс, доктор медицины, неонатолог Детской больницы Кука, Форт-Уэрт, и медицинский директор, Mother’s Milk Bank в Северном Техасе. «Каждый из нас видит проблемы в наш собственный объектив. Консультативный совет по здоровью новорожденных Evolve BioSystems предоставляет форум для обмена данными и генерации идей. Основываясь на нашей первой встрече, я очень взволнован нашим потенциалом пролить свет на очень сложные и все более распространенные проблемы со здоровьем младенцев в США и за их пределами.«

Клинически доказано, что ключевые полезные бактерии B. infantis, снижают количество кишечных патогенов, таких как Clostridium и E. coli , которые связаны со все более распространенными аутоиммунными состояниями, такими как астма и аллергии. , экзема и диабет 1 типа. Хотя B. infantis исторически присутствовал в кишечнике младенцев, важные современные медицинские методы, такие как антибиотики, кормление смесью и кесарево сечение, предотвратили естественный перенос полезных бактерий от матери к младенцу при рождении.Действительно, недавних исследований показали, что до девяти из 10 младенцев, рожденных в США, в раннем возрасте отсутствовали в кишечном микробиоме B. infantis .

«Ведущие практики в области неонатальной и педиатрической науки и медицины начинают понимать, что дисбактериоз, характеризующийся нарушением нормального кишечного микробиома и нарушением симбиотических отношений между хозяином и связанными с ним микробами, становится все более распространенным среди детей в США», сказал докторБенджамин Голд, доктор медицины, детский гастроэнтеролог, Детский центр здоровья пищеварительной системы, Атланта. «Это нарушение нормальной микрофлоры может затем привести к развитию заболеваний, в частности, аутоиммунных, воспалительных и аллергических заболеваний, которые становятся настоящим кризисом для общественного здравоохранения. К счастью, мы добились больших успехов в поиске методов восстановления кишечник ребенка до нормального здорового состояния. Мы должны использовать эти мощные открытия и начать применять эту технологию к ряду различных парадигм болезней, чтобы определить, можно ли успешно снизить риск развития болезни путем восстановления нормального микробиома младенца.«

О компании Evolve BioSystems
Evolve BioSystems, Inc. — это частная микробиомная компания, занимающаяся разработкой продуктов следующего поколения для создания, восстановления и поддержания здорового микробиома кишечника. Evolve недавно завершила раунд финансирования серии C на сумму 40 миллионов долларов, совместно возглавляемый Фондом Билла и Мелинды Гейтс и Horizons Ventures, венчурным подразделением Фонда Ли Ка Шинга. Evolve — это ответвление Института продуктов питания для здоровья (FFHI) Калифорнийского университета в Дэвисе, основанное на более чем десятилетних исследованиях, направленных на понимание уникального партнерства микробиома кишечника младенца и компонентов грудного молока.Благодаря разработке и коммерческому запуску продуктов для лечения дисбактериоза кишечника новорожденных, в том числе Evivo® EVC001 для младенцев, открытая платформа Evolve теперь применяется для решения проблемы дисбактериоза кишечника на протяжении всего жизненного цикла человека и животных. В дополнение к знаменательному испытанию, подтверждающему правильность концепции, Evolve проводит дальнейшие клинические исследования для создания своего набора решений на основе микробиома.

Контактное лицо: Crisel Ortiz, 1-415-989-9000, [адрес электронной почты защищен]

ИСТОЧНИК Evolve BioSystems, Inc.

Ссылки по теме

https://www.evolvebiosystems.com/

Дисбактериоз кишечника новорожденных — UC Davis

TY — JOUR

T1 — Дисбактериоз кишечника новорожденных

AU — Андервуд, Марк А.

AU — Мухопадхай, Сагори

AU — Лакшминьяна

AU — Лакшминьяна Чарльз

PY — 2020

Y1 — 2020

N2 — Начальная колонизация кишечного тракта новорожденных зависит от способа родов, кормления, материнской микробиоты и множества факторов окружающей среды.После рождения состав микробиоты младенца претерпевает ряд значительных изменений, особенно в первые недели и месяцы жизни, в конечном итоге превращаясь в более стабильную и разнообразную взрослую популяцию в детстве. Дисбактериоз кишечника — это изменение микробиоты кишечника, связанное с заболеванием, которое, по-видимому, часто встречается у новорожденных. Последствия кишечного дисбактериоза неясны, но веские косвенные доказательства и ограниченные подтверждения причинно-следственной связи предполагают, что дисбактериоз в раннем возрасте может сильно повлиять на здоровье младенца, а также способствовать его восприимчивости к заболеванию в более позднем возрасте.

AB — Начальная колонизация кишечного тракта новорожденных зависит от способа доставки, кормления, материнской микробиоты и множества факторов окружающей среды. После рождения состав микробиоты младенца претерпевает ряд значительных изменений, особенно в первые недели и месяцы жизни, в конечном итоге превращаясь в более стабильную и разнообразную взрослую популяцию в детстве. Дисбактериоз кишечника — это изменение микробиоты кишечника, связанное с заболеванием, которое, по-видимому, часто встречается у новорожденных.Последствия кишечного дисбактериоза неясны, но веские косвенные доказательства и ограниченные подтверждения причинно-следственной связи предполагают, что дисбактериоз в раннем возрасте может сильно повлиять на здоровье младенца, а также способствовать его восприимчивости к заболеванию в более позднем возрасте.

UR — http://www.scopus.com/inward/record.url?scp=85091372656&partnerID=8YFLogxK

UR — http://www.scopus.com/inward/citedby.url?scp=85091372656&partnerID=8Y

У2 — 10,1038 / с 41372-020-00829-2

ДО — 10.1038 / s41372-020-00829-2

M3 — Обзорная статья

C2 — 32968220

AN — SCOPUS: 85091372656

JO — Перинатологический журнал

JF — Перинатологический журнал

42 9 — 0743 ER —

Кишечный микробиом недоношенных детей связан с задержкой роста

Чем больше отклонений от нормы микробиома у младенцев отделения интенсивной терапии, тем больше вероятность, что они испытают задержка роста даже в 4-летнем возрасте.В то время как задержка роста недоношенных детей Хорошо известно, роль микробиома не исследована. Эффекты кишечного микробиома на этом замедлении роста были только что обнаружены в Мире Конференция по микробиомам в Милане, Италия, завершившаяся пятилетним исследованием стоимостью 2,7 миллиона долларов. финансируется Национальным институтом медицинских исследований.

Группа исследователей под руководством Университета Южной Флориды (USF) изучила 78 младенцев. родился с массой тела менее трех фунтов.Ведущий автор Морин Гроер, доктор философских наук, профессор сестринского дела и внутренней медицины в USF, еженедельно проверяли образцы стула на предмет их первые шесть недель в отделении интенсивной терапии. Она обнаружила, что у всех них развился чрезвычайно ненормальный микробиом, известный как дисбактериоз, который может повлиять на раннее и позднее здоровье, поскольку микробиом контролирует пищеварение, иммунная система и играет значительную роль в прерывистой длине. Дисбактериоз был связан с задержкой роста, которую испытывают многие из этих младенцев.

Большинство недоношенных детей остаются в отделении интенсивной терапии в течение нескольких месяцев и рождаются с ассоциированными болезни и состояния. Находясь в больнице, они проходят стрессовые инвазивные процедуры, получают несколько антибиотиков и меньше общаются со своими матерями. Их кормление строго регулируется, но часто потребляют больше смеси, чем грудное молоко, которое передает полезные кишечные бактерии от матери к младенцу.

«Эти младенцы пришли в этот мир, уже испытав сильный стресс в матка, — сказал Гроер. «Хотя они, возможно, пережили тяжелую беременность, они угрожает степень незрелости и многие необходимые вмешательства, которые выполняются в отделении интенсивной терапии, которое играет роль в наблюдаемом дисбактериозе ».

Исследователи наблюдали за 24 детьми, когда им исполнилось два года. и снова в четыре, измеряя их здоровье, рост и развитие во время домашних визитов.Гроер сообщает о значительных улучшениях в их микробиоме. Она приписывает это дети, соблюдающие обычную диету и живущие за пределами больницы. Тем не мение, основываясь на нормах роста детей Всемирной организации здравоохранения, она обнаружила, что когда тем же детям исполнилось четыре года, они были слишком низкими для своего возраста и тоже тяжелые для своего роста, что может представлять опасность для здоровья в зрелом возрасте.

Гроер предлагает создать новые варианты вмешательства, чтобы поддержать рост отделений интенсивной терапии младенцам, например, специальные пробиотики. Она надеется, что это поможет с ранней диагностикой. и лечение хронических заболеваний кишечника, аутоиммунных заболеваний и снижение аллергии. Groer и ее коллеги сейчас изучают, как микробиом кишечника новорожденных в отделении интенсивной терапии влияет на развитие нервной системы. и поведение в детстве.

Изменение парадигмы с глубокими последствиями для патофизиологических концепций и новых терапевтических стратегий

Преждевременные роды представляют собой глобальную проблему с постоянно растущим бременем болезней в течение последних десятилетий. Прогресс в понимании этиопатогенеза пока не привел к сокращению числа недоношенных детей. Сбалансированное развитие микробиома хозяина в раннем возрасте является ключом к созреванию иммунной системы и многих других физиологических функций.Благодаря огромному прогрессу в новых диагностических возможностях, влияние изменений микробиоты на преждевременные роды, а также острые и долгосрочные последствия недоношенности стали предметом исследования. В этом обзоре обобщены последние достижения в понимании микробиомов амниотической полости и нижних половых путей женщин, а также того, как изменения в структурах микробиоты способствуют преждевременным родам. Выставка этих очень уязвимых младенцев к враждебной среде в отделении интенсивной терапии новорожденных обязательно влечет за собой быструю колонизацию несбалансированным микробиомом в ситуации, когда организм все еще очень подвержен риску и находится на ранней стадии развития.Глобальные исследовательские усилия по расшифровке патологических изменений проложат путь к новым концепциям дородовой и послеродовой терапии.

1. Введение

Микробиомы включают комменсальные, симбиотические и патогенные бактерии, грибы и вирусы, которые образуют экологическую единицу и взаимодействуют между собой и со своим конкретным хозяином. Долгое время считалось, что колонизация микробиоты ограничивается поверхностями тела, такими как кожа и желудочно-кишечный тракт. Однако в последние годы стало ясно, что микроорганизмы обитают почти во всех тканях человека, включая молочные железы, яичники, матку и плаценту.Таким образом, человеческое тело заселяют триллионы микробных обитателей. Они составляют разнообразное и индивидуально меняющееся экологическое сообщество, которое, кроме того, меняется с возрастом [1]. В соответствии с этим пришлось отказаться от прежней теории о том, что амниотическая полость представляет собой стерильную среду. Стало ясно, что здоровая материнско-фетальная единица заселена микробами и что это является предпосылкой для иммунного созревания, а также метаболического и гормонального гомеостаза. Жизнь плода и первый год жизни — это продолжительность жизни, которая имеет решающее значение для развития хорошо функционирующей иммунной системы и поддержания здоровья в долгосрочной перспективе.По этим причинам негативные события в раннем возрасте представляют особый риск для соматического и психомоторного развития. Патологические изменения микробиомов предрасполагают или способствуют возникновению острых и хронических заболеваний каждого органа в любом возрасте. Кроме того, функциональные изменения микробиомов вызывают инфекционные осложнения. В этом обзоре мы представляем последние сведения о структуре и функции нашего микробиома и о том, как патологические изменения способствуют преждевременным родам, преждевременным родам, а также острым и долгосрочным последствиям недоношенных детей.Несмотря на то, что грибы и вирусы являются частью микробиомов, большинство исследований до сих пор явно сосредоточено на разнообразии бактерий. Таким образом, другие микробы, кроме бактерий, в основном исключены из этого обзора просто потому, что нет доступных данных.

2. Функциональные особенности микробиома нижних отделов урогенитального тракта и плода

Амниотическая полость долгое время считалась стерильной средой, в которой плод защищен от вредных внешних воздействий и угроз.Первые сообщения появились в начале нового тысячелетия, в которых эта гипотеза подвергалась сомнению и описывалась внутриутробная и плацентарная микробная среда [2–4]. С развитием молекулярных методов стало ясно, что плацента, амнион и плод имеют большие доли общего микробиома и что материнский микробиом управляет развитием иммунной системы плода [5, 6]. Плацентарный микробиом в физиологических условиях содержит непатогенные комменсалы, включая Firmicutes, Tenericutes, Proteobacteria, Prevotella, Neisseria, Bacteroidetes и Fusobacteria, а также потенциальные патогенные виды, такие как Escherichia coli [7].Поскольку его обнаружение основано на молекулярных методах, продолжается научная дискуссия о том, содержит ли плацентарный микробиом жизнеспособную микробиоту или только микробные компоненты. Тем не менее, в настоящее время предполагается регуляторная функция [8].

Микробиом влагалища напоминает микробиом шейки матки и физиологически в нем преобладают Lactobacillales, но также регулярно обнаруживаются Clostridiales, Bacteroidales и Actinomycetales. Различия и сдвиги в бактериальном сообществе выявляются почти исключительно между различными штаммами Lactobacillus без какого-либо отрицательного воздействия на исходы беременности.Во время беременности количество и разнообразие микробов уменьшается, а количество бактерий увеличивается. В то же время сокращается распространенность потенциальных патогенов, таких как микробные виды уреаплазмы и микоплазмы. Таксономический состав микробного сообщества влагалища остается стабильным во время беременности с увеличением микробного разнообразия до рождения здорового ребенка в срок. Эти данные позволяют сделать вывод о том, что состав влагалищной микробиоты строго регулируется во время беременности и что переход к небеременной ситуации предшествует родам и, возможно, даже запускает их [9–13].

Разнообразие микробов и организованные структурные изменения в молодом возрасте являются ключевыми характеристиками здорового микробиома. Этническая принадлежность и региональные различия имеют ключевое влияние на микробиоту влагалища. Остается определить, объясняют ли изменения в микробиоме влагалища, наблюдаемые у латиноамериканских и чернокожих женщин, повышенную частоту преждевременных родов в этих этнических группах [14–16].

Плод заглатывает огромное количество околоплодных вод. Это объясняет, почему его кишечник заселяется внутриутробной микрофлорой еще до рождения.После рождения ребенок быстро заселяется материнской микробиотой влагалища, кишечника и кожи. У доношенного ребенка способ родоразрешения путем вагинальных родов или кесарева сечения определяет микробное разнообразие и то, колонизируется ли кишечник в первую очередь вагинальной и фекальной или кожной микробиотой матери. Эти данные являются первым научным свидетельством того, что ранние события оказывают долгосрочное воздействие на здоровье структур микробиоты [17–20]. В отличие от ситуации в срок, решение о преждевременных родах путем кесарева сечения или вагинальных родов не влияет на микробное разнообразие кишечника и продольные изменения микробиоты, и микробиота демонстрирует модель, отличную от таковой в срок.В качестве примера различий в микробиоте недоношенных детей отсутствуют видов Bacteroides , которые после кесарева сечения демонстрируют отложенную модель колонизации. Хотя микробиомы в основном способны адаптироваться к микробиомам доношенных детей в течение нескольких недель, внутриутробная и послеродовая неправильная колонизация представляет собой серьезную угрозу для здоровья недоношенных детей [21–23]. В следующих главах суммируются существенные достижения в нашем понимании структур и динамики микробиоты во время беременности и после родов.

3. Патологические изменения микробиома, связанные с преждевременными родами и преждевременными родами

Причины преждевременных родов включают множество различных причин, включая психосоциальный стресс матери, гормональные изменения, чрезмерное растяжение матки, заболевание шейки матки, сосудистые и материнские заболевания и истощение. материнско-плодовой толерантности [24]. Среди них инфекция и воспаление являются основными причинами преждевременных родов и составляют по крайней мере половину преждевременных родов [24–26].На сегодняшний день гистопатология является золотым стандартом для определения хориоамнионита, в отличие от низкой чувствительности и специфичности клинических оценок и лабораторных параметров [27]. При тяжелом хориоамнионите наблюдается типичная картина с увеличением численности бактерий и уменьшением разнообразия с преобладанием бактерий, чего не наблюдается в физиологической ситуации [28]. Эволюционное ослабление иммунной системы матери и плода делает возможным внутриутробный рост плода, но в то же время иммунная толерантность матери подвергает плод риску инфицирования [29].Диагностика материнской инфекции имеет решающее значение, поскольку плод, подвергшийся воздействию микробиоты в амниотической полости, претерпевает иммунологическую адаптацию. Это новое явление получило название так называемой иммунотолерантности или иммунопаралича. Это означает, что предыдущее или продолжающееся воздействие микробиоты подавляет необходимый физиологический иммунный ответ и что адекватное увеличение классических маркеров воспаления и инфекции не гарантируется [30, 31]. Структуры плацентарной микробиоты демонстрируют различные закономерности у доношенных и недоношенных детей, независимо от способа родов, и могут зависеть от условий жизни, таких как чрезмерное увеличение веса во время беременности [32, 33].Микробные виды уреаплазмы и микоплазмы, а также Aerococcaceae, Bifidobacteriaceae и Fusobacteria преобладают или даже присутствуют исключительно в мембранах недоношенных детей. И наоборот, бактериальный дисбиоз и воспаление плодных оболочек могут возникать без преждевременных родов и без типичных клинических признаков и, по-видимому, не подвергают плод риску преждевременных родов [2, 4, 34]. В случае преждевременных родов происходит смещение микробиоты с уменьшением микробного разнообразия.Последние молекулярные методы оказались более эффективными в обнаружении микробной инвазии и разнообразия по сравнению с традиционными методами культивирования, что открыло новые возможности для диагностики [35]. Давно преобладающая концепция бактериального восхождения или передачи из урогенитального тракта как основного фактора развития хориоамнионита и амниотического воспаления была основана на бактериологическом обнаружении обычно присутствующих микробов. К ним относятся виды бактерий из родов Streptococcus , E. coli, Gardnerella spp., Prevotella, Gonorrhea, Treponema, Chlamydia, Ureaplasma и Mycoplasma , а также дрожжи, такие как Candida [13, 36–38]. Другие виды, включая анаэробные Fusobacteriaceae, были недавно обнаружены методами, не основанными на культивировании.

Фактически, в микробиоме преобладают бактерии из урогенитального тракта, кишечника и полости рта (рис. 1). Этот сдвиг сопровождается изменениями в микробных и метаболических путях, которые, как предполагается, способствуют преждевременным родам и родам [34, 39].Нижняя часть урогенитального тракта и перианальная область составляют микробный эпитоп, на который сильно влияют бактериальная колонизация кишечника и местные условия жизнеспособности. Микробиомы меняются во время беременности, и давно признано, что различия в составе являются причиной вариаций в частоте преждевременных родов [11, 16, 40, 41]. Уменьшение микробного богатства и разнообразия, а также изменения в структуре микробиома, по-видимому, происходят на ранних этапах, в первом-втором триместре беременности, и, по-видимому, существуют расовые различия [14, 42–44].То есть микробиота шейки матки женщин с инфекцией Chlamydia trachomatis , которая предрасполагает к преждевременным родам, полностью отличается от таковой здоровых женщин в отношении микробного разнообразия. Они демонстрируют изменение микробных таксонов от видов Lactobacillus к анаэробам [43, 45]. В то время как виды Lactobacillus , которые доминировали в микробиоте шейки матки, имеют более низкий риск инвазии амниотической полости и хориоамнионита после преждевременного разрыва плодных оболочек, распространенность Gardnerella и Sneathia увеличивает вероятность [46].


Микробиота из ротовой полости может в равной степени вызывать хориоамнионит, когда они передаются через кровоток или половым путем. Представители родов Streptococcus, Porphyromonas, Filifactor, Campylobacter, и Fusobacterium представляют виды, которые неоднократно были связаны с преждевременными родами. Научные данные указывают на то, что микробиота кишечника является третьим источником бактериальной транслокации и может вызывать амниотическую инфекцию и хориоамнионит.Уменьшение микробного разнообразия и изменения микробиоты кишечника происходят во время беременности с преобладанием протеобактерий и ацинетобактерий, а не Bifidobacterium , Streptococcus , Clostridiales и Bacteroides , которые предрасполагают к преждевременным родам и заболеваниям [47–51]. Патологические изменения в микробиоме околоплодных вод обнаруживаются в образцах мекония от недоношенных детей с высокой степенью соответствия. Микробиота переведена на штаммы родов Enterobacter , Enterococcus , Photorhabdus, и Tannerella , которые известны своими воспалительными и потенциально преждевременными родами свойствами [39, 52, 53].В соответствии с этими наблюдениями, тип диетического питания или активное воспалительное заболевание кишечника влияет на состав микробиоты кишечника, и у этих пациентов повышается риск преждевременных родов. Это подчеркивает концепцию, согласно которой изменение микробиоты кишечника матери является одним из ответственных факторов [54].

4. Последствия для недоношенных детей

Воспалительные заболевания представляют наибольшую угрозу для недоношенных детей и поражают все органы, включая незрелые легкие, сердечно-сосудистую систему, иммунную систему, мозг, глаза и желудочно-кишечный тракт, с острыми и стойкими последствия для здоровья пациента.Инфекция является причиной или усугубляет острый респираторный дистресс, истечение жидкости и артериальную гипотензию после рождения. В то же время все органы подвержены высокому риску вторичных осложнений, включая НЭК, нозокомиальную инфекцию, церебральное повреждение, ретинопатию недоношенных и эндокринологический дисбаланс. Инфекция способствует развитию БЛД, соматических нарушений и нарушений развития [55].

Антибиотикотерапия направлена ​​на борьбу с опасными для жизни пре- или послеродовыми инфекциями, вызванными патогенной микробиотой, но она не может уменьшить или предотвратить сопутствующее воспалительное поражение органов.На данный момент доступно большинство патомеханических данных о воспалительном поражении незрелого легкого, а эффективные терапевтические вмешательства ограничиваются очень ограниченным количеством лекарств. Причина до сих пор безуспешного создания эффективных терапевтических вмешательств основана на сложности задействованных патомеханизмов. Сложное взаимодействие между различными центральными путями и стойкое искажение клеточного фенотипа после однократного повреждения создает дополнительные препятствия, которые необходимо преодолеть для достижения терапевтической эффективности [56-59].Следующие разделы посвящены подробному описанию некоторых из наиболее серьезных проблем, вызываемых микробным дисбиозом. Они суммируют фактический статус терапевтических вмешательств с доказанной эффективностью. Особое внимание уделяется влиянию нарушенного эндогенного микробиома кишечника (рис. 2).


5. Микробиота дыхательных путей и бронхолегочная дисплазия

Бронхолегочная дисплазия (БЛД) — хроническое заболевание легких недоношенных детей, приводящее к пожизненному ограничению функции легких [59].На патофизиологическом уровне БЛД характеризуется искаженным альвеолярным и сосудистым ростом на мешковидной стадии развития легких. Центральное место в патогенезе занимает воспалительная реакция легких после рождения, которая в основном провоцируется пре- и послеродовыми инфекциями, а также жизненно необходимыми методами искусственной вентиляции легких и подачи кислорода [58]. В то время как хориоамнионит и особые патогены, такие как виды бактерий, происходящие от уреаплазмы, общепризнанно вносят свой вклад в заболевание в испытаниях на животных и когортных исследованиях недоношенных детей, влияние микробной колонизации дыхательных путей внутриутробно, и после рождения, до недавнего времени игнорировалось [60–60]. 63].Это удивительно, учитывая огромное влияние микробиома на другие легочные заболевания и иммунитет легких, включая астму, пневмонию, муковисцидоз, ХОБЛ и даже легочный фиброз. Дыхательные пути недоношенного ребенка при рождении не стерильны, и на его микробиом сильно влияет микробиом околоплодных вод. Различия в колонизации и клинических параметрах позволяют разделить на группы болезней, которые позволяют прогнозировать клиническое течение и исход [64].Снижение микробного разнообразия при рождении, исходное обилие видов уреаплазм в трахеальном аспирате недоношенных новорожденных, находящихся на ИВЛ, и более выраженные изменения в продольном микробном сообществе связаны с более высокой степенью тяжести БЛД. Связь преобладания Proteobacteria и уменьшения количества видов Lactobacillus в дыхательных путях младенцев с тяжелой формой БЛД была повторена в модели на мышах, оказав существенное влияние на регуляцию центральных сигнальных путей легких [65–68].Хорошо принятое дополнительное измерение, возникающее из-за взаимодействия микробиоты кишечника с легкими при других легочных заболеваниях, называемых осью кишечник-легкие, необходимо установить для ПРЛ.

6. Значительное влияние микробиоты на некротический энтероколит

В отличие от БЛД, важный вклад бактерий в патогенез некротического энтероколита, который представляет собой одно из самых разрушительных заболеваний недоношенных, хорошо известен. НЭК считается многофакторным заболеванием.Воспалительная реакция кишечника на микроорганизмы является центральной гипотезой патогенеза некротического энтероколита [69, 70]. Большие положительные преимущества грудного молока объясняются разнообразием микробиоты и формированием иммунологических свойств [71]. Напротив, терапия антибиотиками вызывает микробный дисбиоз и увеличивает риск некротического энтероколита [72]. Исходя из этих результатов, преимущества профилактического применения пробиотических штаммов Bifidobacteria, Lactobacillus и Saccharomyces были протестированы в различных экспериментальных и клинических условиях.Несмотря на неоднородность результатов и необходимость крупномасштабных метаанализов, в самых последних обзорах четко установлено, что пробиотики позволяют почти вдвое снизить риск некротического энтероколита и снизить частоту внутрибольничных инфекций и смерти [73, 74].

Постнатально кишечник колонизируется грамположительными и грамотрицательными бактериями, в основном с факультативным или строго анаэробным метаболизмом. У доношенного ребенка в кишечнике преобладают Bifidobacteriales и Bacteroides .У недоношенных детей было описано наличие большого количества различных родов, включая Anaerococcus, Aquabacterium, Bacillus, Bifidobacterium, Corynebacterium, Micrococcus, Oceanobacillus, Propionibacterium, Pseudomonas, Rothia, Sarcina, Snetococcuathia , и . Как правило, в кишечном микробиоме недоношенных детей преобладают протеобактерии, даже если обеспечивается обеспечение грудным молоком, а появление видов Clostridium и Vellonella задерживается [53, 75–78].На микробиом сильно влияет пре- и послеродовая антибактериальная терапия [79]. В этом контексте пробиотическая терапия направлена ​​на создание и поддержание физиологических структур микробиоты кишечника.

Сильное преобладание грамотрицательных бактерий и уменьшение количества анаэробных бактерий описано до появления клинических симптомов некротического энтероколита, но остается открытым вопрос, предрасполагают ли измененные микробные структуры к некротическому энтероколиту или являются следствием желудочно-кишечной или иммунологической незрелости.Расхождения в структуре микробиома между фекалиями и образцами, взятыми из полости рта или желудка, а также влияние микробного дисбиоза верхних отделов желудочно-кишечного тракта требуют дальнейшего уточнения. Наличие грамотрицательных бактерий и стафилококков позволяет сделать вывод об их приобретении из среды интенсивной терапии интенсивной терапии [80]. Микробную колонизацию можно разделить на перипартальное приобретение, как описано, например, для Escherichia coli и Candida albicans и микробных структур, приобретенных в больнице, включая Klebsiella , Enterobacter, и Acinetobacter видов и видов Candida . Candida albicans [81].Взятые вместе, исследования кишечного микробиома выявили снижение бактериального разнообразия и сдвиг микробиоты от Bacteroidetes и Firmicutes к Proteobacteria и потенциально патогенным видам, включая Staphylococcus aureus, Escherichia coli, Shigella spp. , Citrobacter spp. И Klebsiella spp. до появления клинических симптомов некротического энтероколита [78, 82–85].

7. Микробный дисбиоз и риск нозокомиальной инфекции

Нозокомиальные инфекции представляют особый риск для недоношенных детей.Из-за незрелости и иммунологической несостоятельности иммунной системы недоношенные дети особенно уязвимы для внутрибольничных инфекций во враждебной среде отделения интенсивной терапии новорожденных [30, 31, 86–90]. Более того, антенатальная терапия стероидами и магнием, а также недоношенный для гестационного возраста статус и дородовое курение, по-видимому, еще больше влияют и снижают способность иммунологического ответа [91–94]. Следовательно, колонизация и созревание микробиоты кожи и кишечника являются важными предпосылками для предотвращения чрезмерного роста патогенов и внутрибольничных инфекций.В коже здоровых доношенных и недоношенных детей преобладают Firmicutes, Actinobacteria, Proteobacteria и Bacteroidetes, которые подвергаются внутрибольничной инфекции [95, 96]. Физиологическое преобладание бифидобактерий в структурах микробиоты кишечника может служить фактором защиты от транслокации эпителия кишечника. Различия в микробиоте кишечника недоношенных и доношенных детей в начале сепсиса используются в качестве объяснения уязвимости недоношенных детей и важной роли микробиома кишечника в инициации заболевания.Соответствие микробиоты, выделенной из кишечника младенцев, сепсису и бактериям, идентифицированным в положительных культурах крови, подтверждает это предположение [97–99]. Фактическое понимание патомеханики предполагает следующую последовательность: недоношенный ребенок подвергается воздействию враждебной среды отделения интенсивной терапии новорожденных, и кишечная микробиота после рождения демонстрирует большое несоответствие. Единый микробиом устанавливается в течение первых недель жизни с преобладанием высокопатогенных бактерий, включая Staphylococcus, Enterococcus, и несколько Enterobacteriaceae, в то время как бифидобактерии выявляются редко.Снижение микробного разнообразия с преобладанием стафилококков снова является еще одним фактором, предрасполагающим к позднему началу инфекции [100]. Неудивительно, что пре- или постнатальная антибиотикотерапия снижает микробное разнообразие и препятствует формированию физиологической микробиоты кишечника с переходом от Firmicutes и Bacteroidetes к Proteobacteria и Actinobacteria [85, 101–103].

В совокупности микробиом кишечника недоношенного ребенка сильно зависит от эндогенных факторов и факторов окружающей среды, а также от материнских и послеродовых терапевтических вмешательств, что объясняет высокую восприимчивость к внутрибольничным инфекциям (рис. 3).


8. Ось кишечник-мозг у недоношенных

Развитие и функции мозга претерпевают фундаментальные этапы в последнем триместре и на первом году жизни. Физиологические этапы свертывания мозга и этапы развития мозгового коннектома намного превосходят увеличение объема мозга и сильно влияют на функциональность. Их функциональное значение может быть получено у недоношенных детей с серьезными ограничениями функций мозга, у которых обнаруживаются огромные изменения на этих критических этапах [104, 105].Все больше и больше данных исследований на животных и людях подтверждают вывод о том, что микробиом кишечника, особенно на ранних постнатальных стадиях, оказывает огромное влияние на поведенческие реакции и реакции на стресс в более позднем возрасте [106–110]. Термин ось кишечник-мозг обобщает не только многочисленные и сложные функции головного мозга, но и эндокринный гомеостаз, симпатико-парасимпатическую и даже кишечную нервную систему. К неврологическим расстройствам относятся такие заболевания, как расстройства аутистического спектра, депрессия и тревожность, которые часто наблюдаются у недоношенных новорожденных и ограничивают качество их жизни за пределами интеллекта, крупной и мелкой моторики [111, 112].Даже стойкие гормональные нарушения у недоношенных детей становятся предметом исследований [113]. Подчеркивая функциональную значимость оси кишечник-мозг для исхода нервного развития после недоношенности, более высокая и сохраняющаяся распространенность бифидобактерий в микробиоме кишечника связана с улучшением показателей умственного развития через 24 месяца [114]. Убедительные данные на животных демонстрируют далеко идущее влияние пре- и постнатальных изменений микробиоты на развитие мозга и различные функциональные области, которые были воспроизведены в первых ассоциативных исследованиях у детей [115–117].Ось кишечник-мозг не односторонняя, но кишечник и мозг воздействуют друг на друга двунаправленно, что может привести к умножению величины эффекта [118–120]. Это особенно актуально, поскольку недоношенный ребенок подвергается высокому уровню стресса и многократным болезненным процедурам [121]. В будущих исследованиях необходимо будет выяснить, как микробиота модулирует развитие мозга и функционирует физиологически по сравнению с недоношенными, как эти события в раннем возрасте приводят к стойким психомоторным последствиям и являются ли клетки микроглии единственными мишенями в центральной нервной системе [122]. Наоборот, , еще предстоит определить, как нарушение функции мозга влияет на физиологические структуры микробиоты.

9. Грудное молоко и не только для формирования физиологической структуры микробиоты

Грудное молоко — это оптимальное питание для недоношенных детей с точки зрения острого и долгосрочного здоровья, соматического роста и психомоторного развития. Из исследований на здоровых новорожденных хорошо установлено, что микробиом младенца в решающей степени определяется и формируется микробиотой, противовоспалительными и антиоксидантными свойствами, факторами роста, гормонально активными веществами и цитокинами, обеспечиваемыми грудным молоком.В целом, грудное молоко способствует формированию и обогащению физиологической микробиоты кишечника [69]. Материнские микробы, выделяемые из молочной железы, контакт с кожей груди и питательные компоненты грудного молока способствуют созреванию иммунных функций и созданию стабильного физиологического богатого и разнообразного микробиома с преобладанием бифидобактерий и Lactobacillu s видов, но также присутствие видов из родов Staphylococcus, Streptococcus, Propionibacterium, Bacteroides, Rothia, Enterococcusi, и Pseudomonas [99, 123–129].Но также строго анаэробные кишечные комменсалы Clostridiaceae, включая Blautia, Clostridium, Collinsella и Veillonella, видов были обнаружены в грудном молоке вместе с Coprococcus, Faecalibacterium, и Roseburia видов, которые были одновременно изолированы от груди матерей. молоко и стул. Это позволяет сделать вывод, что помимо оси кожа-кишечник существует ось микробиома кишечника-груди матери и что микробиом кишечника младенца формируется микробиомом кишечника матери [128, 130, 131].Состав микробиоты кишечника после преждевременных родов отличается от такового у матерей, родивших в срок, с изменением вида с Bifidobacterium на Enterococcus . На него влияет перинатальная антибактериальная терапия матери с уменьшением количества видов Lactobacillus, , Bifidobacterium, Staphylococcus, и Eubacterium [132]. Младенцы, вскармливаемые смесью, демонстрируют дальнейшее снижение микробного разнообразия и преобладание Enterobacteriaceae, Coriobacteriaceae и Bacteroides [95, 126].У недоношенных детей с высоким риском микробного дисбактериоза кишечника пробиотическая терапия с использованием бактериальных комменсалов, выявленных в ранее упомянутых исследованиях, оказалась в целом эффективной для снижения частоты некротического энтероколита, сепсиса и смерти. Однако оптимальный штамм или формула и продолжительность применения ждут дальнейшего изучения [73, 74]. Лактоферрин, белок семейства трансферринов с широким антимикробным действием, означает стремительный рост знаний о функциях грудного молока, формирующих микробиоту кишечника.Его рекомбинантное применение не только снижает риск инфекций, связанных с устройством, но и изменяет фекальный микробиом в сторону физиологической ситуации [133]. В отличие от этих медицинских терапевтических вмешательств, уход кожа к коже — это простой в применении клинический метод формирования микробиома младенца. Его постоянное содержание формирует микробиом полости рта недоношенного ребенка и помогает ускорить его созревание [134].

Имеющиеся данные убедительно подтверждают гипотезу о том, что пре- и постнатальный микробиом способствует преждевременным родам и острым последствиям у недоношенных детей.Несмотря на огромный научный прогресс, мы лишь прикоснулись к поверхности, чтобы понять последствия аберрантной микробиоты и их динамические изменения в возникновении и прогрессировании заболевания. Текущие данные убедительно подчеркивают их влияние на внутрибольничную инфекцию и НЭК, которые не только представляют собой огромное бремя болезней для недоношенных детей, но, что более важно, влекут за собой пожизненные последствия и значительную летальность. Тем не менее, для большинства острых осложнений и краткосрочных последствий, включая легочные и церебральные проблемы, четкая причинная связь все еще отсутствует.Остается определить, является ли патогенная микробиота причиной искажения долгосрочного соматического и психомоторного развития у недоношенных детей, которые не страдали тяжелыми острыми осложнениями, такими как инфекция или кровоизлияние в мозг. Следовательно, срочно необходимы комплексные и долгосрочные исследовательские усилия, чтобы охватить эти важные и клинически очень важные аспекты. Всестороннее и механистическое понимание связи между микробным дисбиозом и возникновением и прогрессированием заболевания поможет разработать новые терапевтические концепции, направленные на контроль и восстановление физиологических микробных структур.Следующими важными темами исследований являются получение подробных знаний о микробных структурах и способах предотвращения загрязнения образцов, а также обеспечение сопоставимости исследований в отношении методов и подготовки образцов [135]. Остается открытым вопрос, как наш образ жизни и генетический фон влияют на микробиом беременной женщины и частоту преждевременных родов.

Успешное внедрение послеродовой пробиотической терапии и дальнейшие клинические руководства вселяют надежды на снижение бремени болезней матери и плода в ближайшем будущем и на создание целенаправленной или даже персонализированной медицины.Следующие шаги могут быть получены на основе наблюдательных исследований и должны включать (1) разработку методов на месте оказания медицинской помощи для определения микробных структур на месте и в режиме реального времени для немедленного выявления матери и ребенка из группы риска, (2) оценка преимуществ персонализированных медицинских стратегий трансплантации вагинальной жидкости или кала плоду и новорожденному, (3) разработка новых стратегий для обнаружения бактериальной инфекции с высокой точностью прогноза, чтобы избежать ненужной и продолжительной антибактериальной терапии и последующего микробного дисбиоза, и (4) для тестирования более эффективные альтернативы существующим классическим пробиотикам, включая смеси различных бактериальных штаммов и бактериальных метаболитов.Каждая из этих областей создает огромные проблемы и возможности для окончательного снижения показателей преждевременных родов и связанных с ними заболеваний. Открытие и достижение этих новых рубежей в перинатальной науке дает возможность приблизиться к эффективной профилактике преждевременных родов, которые создают все более серьезное глобальное бремя и проблемы.

Раскрытие информации

Бирте Штауде и Франк Оемке имеют первое авторство.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации этой статьи.

Вклад авторов

Бирте Штауде, Франк Оемке, Тина Лауэр и Харальд Эрхардт подготовили рукопись и разработали рисунки. Юдит Бенке, Вольфганг Гёпель, Михаэль Шлотер, Хольгер Шульц и Сюзанна Краусс-Эчманн внесли ценный интеллектуальный вклад и отредактировали и исправили рукопись. Все авторы прочитали и одобрили окончательную версию рукописи.

Благодарности

Авторы высоко оценивают реализацию макета рисунка компанией CE Marketing & PR Services, Германия.Эта работа была поддержана исследовательскими грантами Немецкого исследовательского фонда (KFO 309), von Behring Röntgen Stiftung (63-0009 и 65-0019) и конкурса Leibniz Competition 2016 «Микробиота легких как интерфейс между эпителием дыхательных путей и окружающей средой».

Плохой рост у младенцев с МВ, связанный с дисбалансом микробиоты кишечника в исследовании

Дисбаланс микробов, населяющих кишечник младенцев с муковисцидозом (МВ), влияет на их рост в течение первого года жизни.

Это открытие было подробно описано в исследовании «Дисбактериоз кала у младенцев с муковисцидозом связан с ранним нарушением линейного роста», опубликованном в журнале Nature Medicine .

Большинство младенцев с МВ имеют низкий линейный рост (длина к возрасту) в течение первых 12 месяцев жизни, что также влияет на развитие их легких. Предыдущие исследования обнаружили связь между более слабым линейным ростом у этих младенцев и ухудшением дыхательной функции и выживаемостью в долгосрочной перспективе.

По оценкам, 85% младенцев с МВ также имеют внешнесекреторную недостаточность поджелудочной железы — дефицит ферментов поджелудочной железы, необходимых для правильного переваривания пищи. Эта недостаточность является причиной воспаления желудочно-кишечного тракта, проблем с пищеварением и плохого усвоения питательных веществ, что может привести к плохому увеличению веса.

Эти желудочно-кишечные симптомы могут также способствовать так называемому дисбактериозу кишечника — дисбалансу популяций микробов, естественным образом присутствующих в кишечнике. Популяции кишечных микробов (также называемые микробиотой) играют ключевую роль в росте тела, собирая питательные вещества в кишечнике, регулируя метаболизм хозяина и производя вещества, которые влияют на уровень гормона роста.

Исследователи из Вашингтонского университета использовали образцы фекалий младенцев с МВ, чтобы исследовать возможную связь между их кишечной микробиотой и линейным ростом в возрасте от 3 до 12 месяцев.

В исследование были включены 207 младенцев с МВ с низкой или нормальной длиной тела и 25 здоровых младенцев соответствующего возраста, которые служили контролем. У всех младенцев, начиная с 3-месячного возраста, были взяты пробы, чтобы определить, «выглядит ли развитие микробиоты схожей по траектории».

Результаты показали, что младенцы с МВ в возрасте 4 месяцев имели меньшее разнообразие видов бактерий в образцах фекалий в целом, чем здоровые младенцы. Это бактериальное разнообразие улучшилось у детей с МВ в течение первого года жизни, но в меньшей степени, чем было очевидно в контрольной группе.

В тот же период было обнаружено, что пропорции между различными группами бактерий у младенцев с МВ были разными по сравнению со здоровыми младенцами. В частности, относительная численность Proteobacteria была выше у младенцев с МВ, а относительная численность Bacteroidetes была ниже. Предыдущие исследования показали, что мальабсорбция жира и воспаление связаны с обогащением фекалий Proteobacteria и истощением Bacteroidetes .

Доля групп бактерий, обнаруженных в образцах, также значительно различалась между младенцами с МВ с низким линейным ростом (более короткая длина) и младенцами с МВ с нормальным линейным ростом в возрасте 12 месяцев.В частности, младенцы с МВ меньшего роста имели более выраженный дисбактериоз (дисбаланс в популяциях кишечных микробов).

Затем исследователи использовали математическую модель, чтобы установить связь между возрастом младенца и его фекальной микробиотой. Используя этот метод, они увидели, что у младенцев с МВ в целом созревание фекальной микробиоты было отложено по сравнению с контрольной группой. Задержки созревания были особенно выражены у младенцев с МВ меньшего роста в возрасте 12 месяцев по сравнению с младенцами с этим заболеванием, но нормальной длины тела для этого возраста.

«Таким образом, низкая длина была связана с задержкой развития фекальной микробиоты у младенцев с МВ», — пишут исследователи.

Команда также обнаружила, что у младенцев с МВ меньше видов бактерий, участвующих в производстве короткоцепочечных жирных кислот (SCFA) — молекул, которые, как известно, модулируют рост костей и тела.

«Эти результаты предполагают, что продукция SCFA кишечной микробиотой младенцев с CF может быть снижена по сравнению с таковой у младенцев без CF», — писали исследователи, предполагая, что «фекальный дисбиоз может способствовать недостаточной длине, изменяя продукцию SCFA.”

Эта работа предполагает, что «терапия, направленная на устранение раннего фекального дисбиоза, проявляемого здесь у младенцев с МВ, восполнение SCFAs или регулирование их выработки (например, с помощью пребиотиков, как подтверждено недавним исследованием), может улучшить ранний рост, GI [желудочно-кишечного тракта] функции и долгосрочные исходы МВ », — заключили исследователи.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *