Преследование в школе: Что делать, если ребёнка травят в школе

Содержание

Что делать, если ребёнка травят в школе

Кто-то вспоминает школу с ностальгией, кто-то — с ужасом. Последний возникает не из-за плохих условий или скучной программы, а из-за школьной травли.

Травля, или буллинг (англ. bullying) — агрессивное преследование одного из членов коллектива (особенно коллектива школьников и студентов, но также и коллег) со стороны остальных членов коллектива или его части. При травле жертва оказывается не в состоянии защитить себя от нападок, таким образом, травля отличается от конфликта, где силы сторон примерно равны.

Не путайте буллинг и отсутствие сотни друзей. Ребёнок может быть интровертом, замкнутым, любящим одиночество или непопулярным. Но он не должен быть жертвой. Разница в регулярной и сознательной агрессии по отношению к ребёнку.

Относительно недавно появился ещё и кибербуллинг — это эмоциональное давление, только в интернете, особенно в социальных сетях.

Как часто это встречается?

Гораздо чаще, чем кажется. 30% человек в возрасте от 5 до 14 лет испытывали на себе насилие. Это 6,5 миллионов человек (по данным за 2011 год)

. Из них пятая часть приходится на насилие в школе. Цифра не просто большая, она огромная.

Чем опасна школьная травля?

Помимо того, что травля может принимать форму физического насилия, то есть приводить к травмам, она может быть и психологической, эмоциональной. Её следы труднее заметить, но она не менее опасна.

Травля уничтожает самооценку человека. У объекта буллинга формируются комплексы. Ребёнок начинает верить, что заслужил плохое отношение к себе.

Травля мешает учиться, потому что ребёнку не до занятий: ему бы в школе выжить. Травля формирует тревожные расстройства, фобии, депрессии .

И ни один человек, который прошёл через неприятие коллектива, никогда этого не забудет. Впоследствии негативное отношение к жизни в классе может перейти вообще на любую общность, а это означает проблемы с коммуникацией во взрослом возрасте.

Кто в группе риска?

На самом деле все. Для травли ищут повод, что-то, чем ребёнок отличается от других (в любую сторону). Это могут быть физические недостатки, проблемы со здоровьем, плохая успеваемость, очки, цвет волос или разрез глаз, отсутствие модной одежды или дорогих гаджетов, даже неполная семья. Часто страдают замкнутые дети, у которых мало друзей, домашние дети, которые не умеют общаться в коллективе, и вообще все, чьё поведение не похоже на поведение обидчика.

Исправлять какие-то особенности, ставшие поводом, бесполезно. Те, кто травит, при желании могут докопаться и до фонарного столба.

А кто, собственно, травит?

Есть два совершенно противоположных типа нападающих.

  • Популярные дети, короли и королевы со своей школьной свитой, лидеры, управляющие другими детьми.
  • Асоциальные, оставшиеся за бортом коллектива ученики, которые пытаются занять позицию королей, собирая собственный двор.

Отдельный тип агрессоров — это взрослые сотрудники школы. Как правило, учителя.

Почему травят?

Потому что могут. Если спросить уже выросших обидчиков, зачем они занимались буллингом, как правило, они отвечают, что не понимали, что делают что-то не так. Кто-то ищет оправдания своему поведению, объясняя, что жертва получала «за дело».

Исследователи приходят к выводу, что источник травли не в личности жертвы или обидчика, а в том принципе, по которому формируются классы .

Детей в школах собирают на основании одного признака — года рождения. Естественным образом такая группа никогда бы не сформировалась. Поэтому неизбежны и конфликты: дети вынуждены общаться с теми, кого им навязывают, без права выбора.

Ситуация в школе напоминает ситуацию в тюрьме: людей насильно загоняют в одно помещение, а следить за ними должны люди, за которыми установлен не менее жёсткий контроль.

Травля — это и возможность установить свою власть в таком неестественном коллективе, и объединение обидчиков в сплочённую группу. А в любой группе ответственность за поступки размывается, то есть дети получают психологическую индульгенцию на любые поступки .

Есть только одно обязательное условие, без которого травля невозможна: попустительство со стороны учителей или молчаливое одобрение такого поведения.

Так это учителя во всём виноваты?

Нет. Дело в том, что учителя не видят травли. Нападающие умеют вести себя тихо, притворяться паиньками и издеваться над жертвой, когда этого никто не замечает. А вот жертва такой хитростью, как правило, не отличается. И если даёт ответ, попадается на глаза преподавателям.

Итог: учитель видит, как ученик нарушает порядок, но не видит, что стало поводом для этого.

Хотя нельзя отрицать проблему. Многие взрослые считают, что дети сами разберутся, что лучше не вмешиваться, что объект травли «сам виноват». А иногда педагогу не хватает опыта, квалификации (или совести), чтобы прекратить буллинг.

Как понять, что ребёнка атакуют?

Дети часто молчат о своих проблемах: боятся, что вмешательство взрослых обострит конфликт, что взрослые не поймут и не поддержат. Есть несколько признаков, по которым можно заподозрить буллинг.

  • Синяки и царапины, которые ребёнок не может объяснить.
  • Ложь в ответ на вопрос, откуда взялись повреждения: ребёнок не может придумать объяснение, говорит, что не помнит, как появились кровоподтёки.
  • Часто «теряющиеся» вещи, сломанная техника, пропавшие украшения или одежда.
  • Ребёнок ищет повод не ходить в школу, притворяется больным, у него часто внезапно заболевает голова или живот.
  • Изменение пищевого поведения. Особенно нужно обратить внимание на случаи, когда ребёнок не ест в школе.
  • Ночные кошмары, бессонница.
  • Испортившаяся успеваемость, потеря интереса к занятиям.
  • Ссоры со старыми друзьями или одиночество, низкая самооценка, постоянная подавленность.
  • Побеги из дома, самоповреждение и другие виды деструктивного поведения.

Как прекратить травлю?

На самом деле, никто из исследователей не может дать рецепта, как остановить травлю. Нужно учесть, что если в школе началась травля, устранять проблему на уровне «жертва — нападающий» нельзя, потому что это неэффективно. Работать нужно со всем коллективом, потому что в буллинге всегда больше двух участников

.

Весь класс и учителя — это свидетели, на которых также влияет развернувшаяся драма. Они тоже принимают участие в процессе, пусть и как наблюдатели.

Единственный способ на самом деле остановить травлю — создать нормальный здоровый коллектив в школе.

Этому помогают совместные задания, работы в группе над проектами, внеклассная активность, в которой участвуют все.

Главное, что нужно сделать, — это назвать травлю травлей, насилием, обозначить, что действия агрессоров замечены и что это необходимо прекратить. Так всё, что обидчики считают прикольным, окажется выставлено в другом свете. И сделать это должен либо классный руководитель, либо завуч, либо директор.

Как реагировать на агрессию?

Обсудите с ребёнком все случаи травли, чтобы он мог отвечать на действия обидчиков. Как правило, сценарии повторяются: это обзывания, мелкое вредительство, угрозы, физическое насилие.

В каждом случае жертве нужно действовать так, как не ожидают агрессоры.

На оскорбления всегда отвечать, но спокойно, не скатываясь в ответную ругань. Например, сказать: «А я с вами вежливо разговариваю». Если ребёнок увидел, что кто-то испортил его вещи, нужно об этом сообщить учителю, так, чтобы услышали обидчики: «Мария Александровна, на моём стуле жвачка, кто-то испортил школьную мебель». Если пытаются бить или затащить подальше, если не получается убежать, нужно громко кричать: «Помогите! Пожар!». Непривычно. Но дать себя избить — хуже.

Поскольку способы буллинга разнообразны, то и ответы будут индивидуальными. Не можете придумать, как быть? Спросите у специалистов-психологов, которые должны быть в каждой школе.

Что можно сделать с обидчиками?

Вариантов немного. Если ребёнка бьют, нужно обращаться в травмпункт, проходить медицинское освидетельствование, сообщать в полицию и обращаться в суд за компенсацией вреда. Ответственными за противоправные деяния будут родители и школа. Сами обидчики отвечают только после 16 лет (за тяжкий вред здоровью — после 14)

.

Но если буллинг только эмоциональный, доказать что-то и привлечь правоохранительные органы вряд ли получится. Нужно немедленно идти к классному руководителю, а если учитель отрицает проблему — к завучу, директору, в РОНО, Городское управление образования. Задача школы — организовать ту самую психологическую работу внутри класса или нескольких классов, чтобы прекратить насилие.

Если я вмешаюсь, хуже не станет?

Не станет. Травля — это не единичный конфликт. Их может быть множество. Если ребёнок стал объектом буллинга, он уже не может справиться с агрессией своими силами.

Худшая политика — решить, что ребёнок сам разберётся с проблемами.

Некоторым это действительно удаётся. А многие ломаются. Дело может дойти даже до суицида. Вы хотите проверить на своём ребёнке, повезёт ему или нет?

Как поддержать ребёнка?

  • Если травля уже есть, то это повод обратиться к психологу, причём разбираться надо сразу всей семьёй. Если ребёнок занимает в семье позицию жертвы, то и в школе будет то же самое.
  • Покажите, что вы всегда на стороне ребёнка и готовы помогать ему, разбираться с трудностями до самого конца, даже если это будет непросто. Никаких предложений перетерпеть сложный период быть не должно.
  • Постарайтесь уничтожить страх. Ребёнок боится и обидчиков, и учителей, которые могут наказать его за нарушение норм поведения, если он даст отпор или пожалуется. Расскажите, что его самоуважение важнее, чем мнение одноклассников и учителей.
  • Если ребёнку не хватает возможностей для самоутверждения в школе, найдите для него такие возможности. Пусть он покажет себя в хобби, спорте, дополнительных занятиях. Нужно привить ему уверенность. Для этого нужны практические подтверждения своей значимости, то есть достижения.
  • Сделайте вообще всё, что поможет поднять ребёнку самооценку. Это отдельная тема. Переройте весь интернет, перечитайте всю литературу на эту тему, поговорите со специалистами. Всё, чтобы ребёнок поверил в себя и в свои силы.

Что нельзя говорить?

Иногда родители занимают позицию, при которой их помощь становится вредной. Некоторые фразы сделают только хуже.

«Ты сам виноват», «ты так себя ведёшь», «ты их провоцируешь», «тебя травят за что-то». Ни в чём ребёнок не виноват. И у каждого из нас можно найти отличия от других, недостатки. Это не значит, что каждого могут травить. Обвинять жертву и искать причины буллинга — значит оправдывать обидчиков. Так вы встанете на сторону врагов своего ребёнка.

Есть мнение, что существует особое виктимное поведение, то есть шаблон жертвы, на которую невозможно не напасть. Даже если и так, это не повод делать ребёнка козлом отпущения. Так просто нельзя — и точка.

«Не обращай внимания». Травля — это грубейшее вторжение в личное пространство, не реагировать на такое нельзя. В какой-то момент обидчики и правда могут отстать. Не факт, что к этому времени от самооценки и от самоуважения ребёнка хоть что-то останется.

«Дай им сдачи». Рискованный совет, который ставит под угрозу здоровье ребёнка и обостряет конфликт. Если жертва пытается неумело сопротивляться, травля только усиливается.

«Что вы делаете, ему же плохо!». Этими или похожими словами пытаются утихомирить нападающих. Не старайтесь достучаться до тех, кто травит, объясняя, что жертве плохо. Так вы только докажете, что жертва слабая, а обидчики — сильные, то есть подтвердите их позицию.

Надо ли переводить ребёнка в другую школу?

Популярна позиция, что перевод ребёнка в другой класс или школу — это неудачная мера, потому что на новом месте будет то же самое. Лучше научить ребёнка вести себя по-новому, чтобы он закалял характер и мог дать отпор.

На самом деле нет. Как мы уже выяснили, травля начинается там, где у ребёнка нет права выбора коллектива. Потенциальной жертвой может стать любой. И буллинг невозможен, если педагогический состав умеет пресекать травлю в самом начале.

То есть переход в другой коллектив (например, в школу, где углубленно изучают предметы, близкие ребёнку) или к другому учителю может исправить ситуацию.

Если не удаётся решить проблему, если учителя в школе закрывают глаза на травлю, если ребёнок боится идти в школу, то смените её.

А потом уже, на новом месте и с новыми силами, ходите к психологу и учите ребёнка моральной стойкости.

У моего ребёнка всё хорошо, ему травля не грозит?

Будем надеяться, что нет, и что ваш ребёнок не будет ни жертвой, ни агрессором. Но на всякий случай помните:

  • Буллинг — распространённое явление, которое было всегда.
  • Травля растёт там, где её выращивают: в коллективе, где собраны слишком разные дети без общих целей и интересов. Стать жертвой может любой человек, так как все мы чем-то отличаемся от других.
  • Дети не всегда рассказывают родителям о травле, но без вмешательства взрослых проблему решить сложно. Устранять буллинг нужно во всём классе сразу, работать с учителями и психологами.
  • Главное — спасти детскую самооценку, чтобы это не вылилось в серьёзные психологические проблемы во взрослом возрасте.
  • Если сотрудники школы делают вид, что ничего не происходит, ищите другую школу.

Поделитесь опытом: как вы смогли остановить травлю в школе, что именно помогло? Если вы когда-то участвовали в травле, то что вами двигало?

Читайте также 🧐

Что делать, если ребёнка травят в школе

Кто-то вспоминает школу с ностальгией, кто-то — с ужасом. Последний возникает не из-за плохих условий или скучной программы, а из-за школьной травли.

Травля, или буллинг (англ. bullying) — агрессивное преследование одного из членов коллектива (особенно коллектива школьников и студентов, но также и коллег) со стороны остальных членов коллектива или его части. При травле жертва оказывается не в состоянии защитить себя от нападок, таким образом, травля отличается от конфликта, где силы сторон примерно равны.

Не путайте буллинг и отсутствие сотни друзей. Ребёнок может быть интровертом, замкнутым, любящим одиночество или непопулярным. Но он не должен быть жертвой. Разница в регулярной и сознательной агрессии по отношению к ребёнку.

Относительно недавно появился ещё и кибербуллинг — это эмоциональное давление, только в интернете, особенно в социальных сетях.

Как часто это встречается?

Гораздо чаще, чем кажется. 30% человек в возрасте от 5 до 14 лет испытывали на себе насилие. Это 6,5 миллионов человек (по данным за 2011 год) . Из них пятая часть приходится на насилие в школе. Цифра не просто большая, она огромная.

Чем опасна школьная травля?

Помимо того, что травля может принимать форму физического насилия, то есть приводить к травмам, она может быть и психологической, эмоциональной. Её следы труднее заметить, но она не менее опасна.

Травля уничтожает самооценку человека. У объекта буллинга формируются комплексы. Ребёнок начинает верить, что заслужил плохое отношение к себе.

Травля мешает учиться, потому что ребёнку не до занятий: ему бы в школе выжить. Травля формирует тревожные расстройства, фобии, депрессии .

И ни один человек, который прошёл через неприятие коллектива, никогда этого не забудет. Впоследствии негативное отношение к жизни в классе может перейти вообще на любую общность, а это означает проблемы с коммуникацией во взрослом возрасте.

Кто в группе риска?

На самом деле все. Для травли ищут повод, что-то, чем ребёнок отличается от других (в любую сторону). Это могут быть физические недостатки, проблемы со здоровьем, плохая успеваемость, очки, цвет волос или разрез глаз, отсутствие модной одежды или дорогих гаджетов, даже неполная семья. Часто страдают замкнутые дети, у которых мало друзей, домашние дети, которые не умеют общаться в коллективе, и вообще все, чьё поведение не похоже на поведение обидчика.

Исправлять какие-то особенности, ставшие поводом, бесполезно. Те, кто травит, при желании могут докопаться и до фонарного столба.

А кто, собственно, травит?

Есть два совершенно противоположных типа нападающих.

  • Популярные дети, короли и королевы со своей школьной свитой, лидеры, управляющие другими детьми.
  • Асоциальные, оставшиеся за бортом коллектива ученики, которые пытаются занять позицию королей, собирая собственный двор.

Отдельный тип агрессоров — это взрослые сотрудники школы. Как правило, учителя.

Почему травят?

Потому что могут. Если спросить уже выросших обидчиков, зачем они занимались буллингом, как правило, они отвечают, что не понимали, что делают что-то не так. Кто-то ищет оправдания своему поведению, объясняя, что жертва получала «за дело».

Исследователи приходят к выводу, что источник травли не в личности жертвы или обидчика, а в том принципе, по которому формируются классы .

Детей в школах собирают на основании одного признака — года рождения. Естественным образом такая группа никогда бы не сформировалась. Поэтому неизбежны и конфликты: дети вынуждены общаться с теми, кого им навязывают, без права выбора.

Ситуация в школе напоминает ситуацию в тюрьме: людей насильно загоняют в одно помещение, а следить за ними должны люди, за которыми установлен не менее жёсткий контроль.

Травля — это и возможность установить свою власть в таком неестественном коллективе, и объединение обидчиков в сплочённую группу. А в любой группе ответственность за поступки размывается, то есть дети получают психологическую индульгенцию на любые поступки .

Есть только одно обязательное условие, без которого травля невозможна: попустительство со стороны учителей или молчаливое одобрение такого поведения.

Так это учителя во всём виноваты?

Нет. Дело в том, что учителя не видят травли. Нападающие умеют вести себя тихо, притворяться паиньками и издеваться над жертвой, когда этого никто не замечает. А вот жертва такой хитростью, как правило, не отличается. И если даёт ответ, попадается на глаза преподавателям.

Итог: учитель видит, как ученик нарушает порядок, но не видит, что стало поводом для этого.

Хотя нельзя отрицать проблему. Многие взрослые считают, что дети сами разберутся, что лучше не вмешиваться, что объект травли «сам виноват». А иногда педагогу не хватает опыта, квалификации (или совести), чтобы прекратить буллинг.

Как понять, что ребёнка атакуют?

Дети часто молчат о своих проблемах: боятся, что вмешательство взрослых обострит конфликт, что взрослые не поймут и не поддержат. Есть несколько признаков, по которым можно заподозрить буллинг.

  • Синяки и царапины, которые ребёнок не может объяснить.
  • Ложь в ответ на вопрос, откуда взялись повреждения: ребёнок не может придумать объяснение, говорит, что не помнит, как появились кровоподтёки.
  • Часто «теряющиеся» вещи, сломанная техника, пропавшие украшения или одежда.
  • Ребёнок ищет повод не ходить в школу, притворяется больным, у него часто внезапно заболевает голова или живот.
  • Изменение пищевого поведения. Особенно нужно обратить внимание на случаи, когда ребёнок не ест в школе.
  • Ночные кошмары, бессонница.
  • Испортившаяся успеваемость, потеря интереса к занятиям.
  • Ссоры со старыми друзьями или одиночество, низкая самооценка, постоянная подавленность.
  • Побеги из дома, самоповреждение и другие виды деструктивного поведения.

Как прекратить травлю?

На самом деле, никто из исследователей не может дать рецепта, как остановить травлю. Нужно учесть, что если в школе началась травля, устранять проблему на уровне «жертва — нападающий» нельзя, потому что это неэффективно. Работать нужно со всем коллективом, потому что в буллинге всегда больше двух участников .

Весь класс и учителя — это свидетели, на которых также влияет развернувшаяся драма. Они тоже принимают участие в процессе, пусть и как наблюдатели.

Единственный способ на самом деле остановить травлю — создать нормальный здоровый коллектив в школе.

Этому помогают совместные задания, работы в группе над проектами, внеклассная активность, в которой участвуют все.

Главное, что нужно сделать, — это назвать травлю травлей, насилием, обозначить, что действия агрессоров замечены и что это необходимо прекратить. Так всё, что обидчики считают прикольным, окажется выставлено в другом свете. И сделать это должен либо классный руководитель, либо завуч, либо директор.

Как реагировать на агрессию?

Обсудите с ребёнком все случаи травли, чтобы он мог отвечать на действия обидчиков. Как правило, сценарии повторяются: это обзывания, мелкое вредительство, угрозы, физическое насилие.

В каждом случае жертве нужно действовать так, как не ожидают агрессоры.

На оскорбления всегда отвечать, но спокойно, не скатываясь в ответную ругань. Например, сказать: «А я с вами вежливо разговариваю». Если ребёнок увидел, что кто-то испортил его вещи, нужно об этом сообщить учителю, так, чтобы услышали обидчики: «Мария Александровна, на моём стуле жвачка, кто-то испортил школьную мебель». Если пытаются бить или затащить подальше, если не получается убежать, нужно громко кричать: «Помогите! Пожар!». Непривычно. Но дать себя избить — хуже.

Поскольку способы буллинга разнообразны, то и ответы будут индивидуальными. Не можете придумать, как быть? Спросите у специалистов-психологов, которые должны быть в каждой школе.

Что можно сделать с обидчиками?

Вариантов немного. Если ребёнка бьют, нужно обращаться в травмпункт, проходить медицинское освидетельствование, сообщать в полицию и обращаться в суд за компенсацией вреда. Ответственными за противоправные деяния будут родители и школа. Сами обидчики отвечают только после 16 лет (за тяжкий вред здоровью — после 14) .

Но если буллинг только эмоциональный, доказать что-то и привлечь правоохранительные органы вряд ли получится. Нужно немедленно идти к классному руководителю, а если учитель отрицает проблему — к завучу, директору, в РОНО, Городское управление образования. Задача школы — организовать ту самую психологическую работу внутри класса или нескольких классов, чтобы прекратить насилие.

Если я вмешаюсь, хуже не станет?

Не станет. Травля — это не единичный конфликт. Их может быть множество. Если ребёнок стал объектом буллинга, он уже не может справиться с агрессией своими силами.

Худшая политика — решить, что ребёнок сам разберётся с проблемами.

Некоторым это действительно удаётся. А многие ломаются. Дело может дойти даже до суицида. Вы хотите проверить на своём ребёнке, повезёт ему или нет?

Как поддержать ребёнка?

  • Если травля уже есть, то это повод обратиться к психологу, причём разбираться надо сразу всей семьёй. Если ребёнок занимает в семье позицию жертвы, то и в школе будет то же самое.
  • Покажите, что вы всегда на стороне ребёнка и готовы помогать ему, разбираться с трудностями до самого конца, даже если это будет непросто. Никаких предложений перетерпеть сложный период быть не должно.
  • Постарайтесь уничтожить страх. Ребёнок боится и обидчиков, и учителей, которые могут наказать его за нарушение норм поведения, если он даст отпор или пожалуется. Расскажите, что его самоуважение важнее, чем мнение одноклассников и учителей.
  • Если ребёнку не хватает возможностей для самоутверждения в школе, найдите для него такие возможности. Пусть он покажет себя в хобби, спорте, дополнительных занятиях. Нужно привить ему уверенность. Для этого нужны практические подтверждения своей значимости, то есть достижения.
  • Сделайте вообще всё, что поможет поднять ребёнку самооценку. Это отдельная тема. Переройте весь интернет, перечитайте всю литературу на эту тему, поговорите со специалистами. Всё, чтобы ребёнок поверил в себя и в свои силы.

Что нельзя говорить?

Иногда родители занимают позицию, при которой их помощь становится вредной. Некоторые фразы сделают только хуже.

«Ты сам виноват», «ты так себя ведёшь», «ты их провоцируешь», «тебя травят за что-то». Ни в чём ребёнок не виноват. И у каждого из нас можно найти отличия от других, недостатки. Это не значит, что каждого могут травить. Обвинять жертву и искать причины буллинга — значит оправдывать обидчиков. Так вы встанете на сторону врагов своего ребёнка.

Есть мнение, что существует особое виктимное поведение, то есть шаблон жертвы, на которую невозможно не напасть. Даже если и так, это не повод делать ребёнка козлом отпущения. Так просто нельзя — и точка.

«Не обращай внимания». Травля — это грубейшее вторжение в личное пространство, не реагировать на такое нельзя. В какой-то момент обидчики и правда могут отстать. Не факт, что к этому времени от самооценки и от самоуважения ребёнка хоть что-то останется.

«Дай им сдачи». Рискованный совет, который ставит под угрозу здоровье ребёнка и обостряет конфликт. Если жертва пытается неумело сопротивляться, травля только усиливается.

«Что вы делаете, ему же плохо!». Этими или похожими словами пытаются утихомирить нападающих. Не старайтесь достучаться до тех, кто травит, объясняя, что жертве плохо. Так вы только докажете, что жертва слабая, а обидчики — сильные, то есть подтвердите их позицию.

Надо ли переводить ребёнка в другую школу?

Популярна позиция, что перевод ребёнка в другой класс или школу — это неудачная мера, потому что на новом месте будет то же самое. Лучше научить ребёнка вести себя по-новому, чтобы он закалял характер и мог дать отпор.

На самом деле нет. Как мы уже выяснили, травля начинается там, где у ребёнка нет права выбора коллектива. Потенциальной жертвой может стать любой. И буллинг невозможен, если педагогический состав умеет пресекать травлю в самом начале.

То есть переход в другой коллектив (например, в школу, где углубленно изучают предметы, близкие ребёнку) или к другому учителю может исправить ситуацию.

Если не удаётся решить проблему, если учителя в школе закрывают глаза на травлю, если ребёнок боится идти в школу, то смените её.

А потом уже, на новом месте и с новыми силами, ходите к психологу и учите ребёнка моральной стойкости.

У моего ребёнка всё хорошо, ему травля не грозит?

Будем надеяться, что нет, и что ваш ребёнок не будет ни жертвой, ни агрессором. Но на всякий случай помните:

  • Буллинг — распространённое явление, которое было всегда.
  • Травля растёт там, где её выращивают: в коллективе, где собраны слишком разные дети без общих целей и интересов. Стать жертвой может любой человек, так как все мы чем-то отличаемся от других.
  • Дети не всегда рассказывают родителям о травле, но без вмешательства взрослых проблему решить сложно. Устранять буллинг нужно во всём классе сразу, работать с учителями и психологами.
  • Главное — спасти детскую самооценку, чтобы это не вылилось в серьёзные психологические проблемы во взрослом возрасте.
  • Если сотрудники школы делают вид, что ничего не происходит, ищите другую школу.

Поделитесь опытом: как вы смогли остановить травлю в школе, что именно помогло? Если вы когда-то участвовали в травле, то что вами двигало?

Читайте также 🧐

Работа учителем в школе, если имеется запись об уголовном преследовании

добрый день. 

У вас и судимости -то не было.  Ведь вы не были осуждены. Тем более она была бы уже давно погашена. А в Конституции РФ ст 37 1. Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. 2. Принудительный труд запрещен. 3. Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы. 4. Признается право на индивидуальные и коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения, включая право на забастовку. 5. Каждый имеет право на отдых. Работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск.

УК РФ Статья 86. Судимость
 

1. Лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости. Судимость в соответствии с настоящим Кодексом учитывается при рецидиве преступлений, назначении наказания и влечет за собой иные правовые последствия в случаях и в порядке, которые установлены федеральными законами.

 Согласно ст. 351.1 ТК РФ к трудовой деятельности в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в психиатрический стационар, клеветы и оскорбления), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а также против общественной безопасности.

что делать, если над ребенком издеваются в школе

В современной школе проблема буллинга, или травли, стоит остро — по разным оценкам в различных детских группах ее жертвами становятся до 50% детей. Психолог Вячеслав Аманацкий объясняет, кто может стать жертвой травли в классе и как с этим бороться.

По мнению психологов, буллинг — это системная болезнь класса, вызванная тем, что при отсутствии четкой цели, способной сплотить коллектив, дети вынуждены сами искать то, что способно их объединить. Часто объединяющим фактором становится именно травля другого, поэтому для белорусской школы, в которой обучение зачастую сводится к получению фиктивных оценок и посещению «обязательных» мероприятий, проблема буллинга стоит особенно остро.

Как выбирают жертву

Принято считать, что жертв буллинга выбирают по объективным причинам — должен быть какой-то повод. Действительно, ребенка могут дразнить за то, что он очкарик. Или рыжий. Или прыщавый. Или самый умный. Или самый глупый. Самый молчаливый. Самый навязчивый…

По сути, объектом насмешек может стать любая особенность ребенка. Существуют ли дети вообще без особенностей? Если да, то причиной издевательств может стать тот факт, что этот мальчик, в отличие от других, «самый обычный». Жертву могут дразнить даже за «отсутствующую» особенность — порой кличку «жирный» получает далеко не самый упитанный ребенок в классе.

«В начальной школе я носила брекеты. Помогло. Но кривозубой меня перестали называть только в лицее» (Нина).

По результатам исследований, жертвы травли более чувствительны к насмешкам, ярче («забавнее») реагируют на издевательства. Однако, скорее всего, это не причина буллинга, а ее закономерный результат. Если ребенок уже стал изгоем, советы «не обращай внимания» или «им надоест, они отстанут» принесут только вред. Не надоест и не отстанут. Напускная невозмутимость только раззадорит мучителей.

Стать жертвой травли может абсолютно любой ребенок. И чаще всего причина не в особенностях детей, а в случайном стечении обстоятельств.

Виды буллинга

Основных видов травли четыре. И в большинстве случаев они чередуются и дополняют друг друга.

Физические издевательства могут варьироваться от «невинных» тычков до самого жестокого избиения. В представлении родителей именно они являются наиболее опасными. Однако физическое насилие заметно — и это повышает шансы того, что ребенку в итоге помогут.

Поэтому, чтобы не оставлять улик, мучители могут использовать эмоциональный, или психологический буллинг. Как и в случае физического насилия, диапазон психологического воздействия очень широк — от распускания грязных слухов про жертву до коллективного игнорирования.

Эмоциональный буллинг часто путают с обычной непопулярностью в классе. Однако невнимание и презрение — абсолютно разные вещи. С непопулярным ребенком общаться неинтересно, с отверженным — опасно: можно оказаться на его месте.

«На день святого Валентина у входа в школу раздавали сердечки с номерами, чтоб каждый нашел себе пару. Кто найдет — тому конфеты. Получилось, что у мальчика из моего класса был один номер со мной. Узнав об этом, он демонстративно порвал свое сердечко» (Мария)

«Серая мышка» может привлечь внимание интересным увлечением, учебными успехами, новыми гаджетами. Затравленному это принесет только вред. Его положение схоже со статусом задержанного из криминальных сериалов — все, что он сделает, будет использовано против него.

«Новый телефон? Родители хотят, чтоб ты чувствовал себя менее ущербным?». «Какое красивое платье! Обидно, что на тебе оно висит как на пугале».

Это — словесная травля. Обесценивание. И обесценить можно абсолютно все. Если мальчик займется плаванием, все станут спрашивать, не жмет ли ему «купальник». Займется боксом — будут на каждой перемене «учить держать удар». Если девочка вместо очков станет носить линзы, одноклассницы очень «расстроятся», заявив, что очки хотя бы скрывали ее «кривоносость».

Словесная травля легко превращается в кибербуллинг — издевательства в интернет-пространстве. Для современных детей информационное пространство куда более реально, чем для их родителей — но интернет-травля к тому же происходит онлайн. Нельзя отдохнуть от хулиганов дома — ребенка могут преследовать практически круглосуточно, поддерживая жертву во взвинченном состоянии до следующего учебного дня.

В погоне за статусом

Как показывает практика, вовлеченным в травлю оказывается весь класс.

В роли зачинщика обычно выступает главный хулиган класса, но им может стать даже круглый отличник, находящийся на очень хорошем счету у учителей и дирекции. Особенностью зачинщика является высокая и часто неадекватная самооценка. Он полностью удовлетворен общением и считает, что его статус среди одноклассников высок — ведь чтобы не стать новой жертвой, другие дети подобострастно «уважают» зачинщика. Результаты анонимных исследований, однако, показывают: преследователь — это последний человек, с которым большинство детей на самом деле хотело бы общаться.

Также зачинщик считает себя слишком добрым (!), и эта иллюзия не исчезает даже в том случае, если агрессору непосредственно указывают на его жестокие действия. Классическое оправдание зачинщика — «если бы не я, жертве было бы куда хуже».

Однако травля — это не конфликт между зачинщиком и жертвой. В конфликте силы примерно равны. В случае травли наблюдается значительный дисбаланс, который достигается за счет помощников преследователя.

Как и предводитель, они имеют крайне низкий реальный статус в классе. Но, в отличие от зачинщика, c его приспешниками водиться никто не хочет в открытую, что делает их еще более жестокими. В конечном счете именно помощники принимают непосредственное участие в травле, тогда как их босс лишь разрабатывает план унижения жертвы.

При буллинге нарушается нормальное развитие жертвы: снижается самооценка, возникают тревожность и депрессивные мысли. Однако привычка преследователей решать все вопросы силой — это тоже нарушение адаптации. Как показывает практика, повзрослев, эти дети составляют основной контингент тюрем в большинстве стран мира. В конечном счете буллинг приносит вред и им.

У жертвы порой есть и защитники. Чаще всего ими становятся эмоционально зрелые дети, которые искренне сопереживают изгою и готовы вмешаться в ситуацию, если насилие переходит всяческие границы. Их участие (даже обычная эмоциональная поддержка) очень значимо, но есть и обратная сторона — если жертве нужны «адвокаты», это может стать еще одним поводом для насмешек.

Помощники жертвы обладают одним из самых высоких статусов в классе — именно он помогает защитникам время от времени вступаться за жертву, не становясь в свою очередь объектом травли.

Однако большая часть класса остается сторонними наблюдателями, не поддерживая буллинг, но и не препятствуя ему. Порой бездействие вызвано тем, что они боятся оказаться на месте жертвы. Однако наблюдатели могут даже одобрять травлю, так как постоянные издевательства над другим учеником поддерживают самооценку «немых» участников травли.

«У нас в классе была одна девочка. Сама в травле не участвовала. Но когда били „Сереженьку“, всегда подходила и молча с улыбкой смотрела. Выглядело жутковато» (Максим)

Дети, которые «ни при чем», тоже страдают от буллинга. Видя, на что способны их одноклассники, немые свидетели боятся, что уже завтра ветер в классе поменяется и роль жертвы придется играть им. Такие дети, даже обладая способностями, стараются «не высовываться» на уроке и остаются на позиции середнячка. Кроме того, роль свидетелей приводит их к патологической боязни публичного осуждения, которая может серьезно помешать самореализации во взрослой жизни.

Роль учителя

О роли учителя в школьной травле существуют два противоположных, но одинаково вредных мифа. Первый — учитель ничего не знает о буллинге, поэтому с него взятки гладки. Второй — учитель прекрасно понимает, что происходит в классе, и разберется без участия родителей.

Первый миф поддерживают сами учителя. Если мама ребенка придет в школу и пожалуется классному на травлю, в большинстве случаев тот сделает вид, что впервые об этом слышит. Однако, как показывают исследования, педагоги не только прекрасно осведомлены о травле, но и способны описать реальную структуру класса лучше, чем психологи, вооруженные самыми точными методиками.

Однако вопреки второму мифу менять ситуацию учителя не стремятся. Более того — порой педагоги сами участвуют в травле ребенка. Унизительно комментируют ответ жертвы. Ставят более низкую оценку. «Не замечают», как ребенка шпыняют в школьном коридоре. Казалось бы, мелочь, но агрессоры понимают — учитель «свой».

«Чтоб не убежал, они сдвигали парты и прижимали меня к стене. Однажды это заметила англичанка и отругала их за порчу школьного имущества. На меня ей было фиолетово» (Олег)

Подобное поведение в большей степени характерно для молодых педагогов. В ситуации, когда зарплата учителя стремится к уровню бюджета прожиточного минимума, а о престиже профессии просто неудобно говорить, пассивное участие в травле жертвы — это один из немногих способов поднять свой авторитет у остальной части класса. Однако и опытные педагоги не гнушаются буллингом — ведь в отсутствие реальной цели травля жертвы действительно помогает сплотить детей. Учителя младших классов, способные сами обозначать жертву, используют угрозу унижений как дополнительную нагрузку к плохой оценке.

Иногда учителя настраивают против ребенка не только класс, но и родителей, которые пришли разобраться с ситуацией. Чаще всего это подается в красивой обертке: «Ваш ребенок такой умный (тонкий, ранимый, талантливый) — его неизбежно будут травить обычные дети». Верить этому нельзя — учитель не хвалит ребенка, учитель выгораживает себя. Однако порой педагоги напрямую обвиняют родителей в том, что они не научили сына «взаимодействовать с коллективом». В этом случае учителю стоит напомнить, что коллектив — это группа, нацеленная на решение общественно полезных целей, например, обучения. А класс, в котором основной целью является травля жертвы, не может называться коллективом.

«Наш классный руководитель хороший, он такого делать не будет», — думают многие. К сожалению, не факт. Даже хорошие учителя порой опускаются до травли. Часто неосознанно затравленный ребенок поневоле вызывает у многих педагогов отторжение.

«Больше всего я ненавидела, когда мама приходила с родительского собрания и говорила бабушке с дедушкой, как же „нам“ повезло с классной руководительницей. А эта замечательная классная очень любила шутить на тему того, что деловой стиль одежды подходит всем, кроме меня, потому что на мне все как на корове седло» (Алина). Однажды мама все-таки отпросилась со своего завода к «заслуженному учителю», который вел продленку. Маме было сказано «Ваша дочь — слишком упрямая, и ее надо ломать».

Разумеется, к мнению учителей можно, а в некоторых случаях нужно прислушиваться. Но для родителя на первом месте должны быть не интересы «коллектива», а чувства его собственного ребенка.

Что делать

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Универсальных рецептов того, как справиться с травлей в школе, не существует. Однако важно помнить: нет детей, которых травят, есть классы, в которых любой может подвергнуться издевательствам. Нельзя обвинять ребенка, называть его слабаком, подзуживая дать сдачи. Не поможет. В лучшем случае жертву перестанут избивать — однако никто не помешает обидчикам обзываться или незаметно портить вещи ребенка. Но скорее всего, попытка отпора просто сорвет обидчикам всякие тормоза. Совет не обращать внимания может помочь на стадии, когда класс только выбирает жертву — в этом случае есть шанс попасть в категорию наблюдателей (однако их роль тоже незавидна).

Травля — это болезнь класса, и решать ее нужно системно. Если учитель адекватный — можно обратиться за помощью к нему. Но адекватный — не вежливый, не хороший предметник, а тот, который готов реально разобраться с проблемой.

Порой удается найти поддержку у других родителей. На вашей стороне могут быть мамы и папы других жертв, их защитников, порой — сторонних наблюдателей. Помощь может прийти и с самой неожиданной стороны — нередко родители зачинщиков приходят в ужас, когда узнают, чем их чадо на самом деле занимается в школе.

Если поддержка найдена, с классом придется работать комплексно. Как именно — хорошо расписано в статье психолога Людмилы Петрановской. Важно помнить: чем раньше удастся определить проблему и начать работу, тем больше шансов на успех. В младшей школе авторитет взрослого выше, а отношения в классе более пластичны.

Если решить проблему не получилось, лучше перейти в другую школу. Однако нельзя превращать это в бегство. «Где не будут бить» — плохой мотив. Нужна уважительная причина — перевестись в заведение с более высоким уровнем педагогов, или хорошим спортзалом, или эстетическим уклоном. Лучше всего, если ребенок сам выберет школу в соответствии со своими интересами.

«Не могу сказать, что в началке меня прямо травили, но помню, что отношение одноклассников было лучшим мотивом, когда поступала в гимназию» (Света)

К переводу следует подготовиться. Часто затравленные дети, попадая в новый класс, по привычке воспринимают даже самые доброжелательные шутки одноклассников как угрозу и избегают общения. Это не сделает ребенка изгоем — однако роль серой мышки тоже не самая завидная.

За помощью лучше обратиться к психологу — простые наставления вряд ли помогут. Можно обратиться к частному или государственному специалисту. А можно — к психологу в той школе, в которую ребенок собирается перейти. Тянуть с визитом не следует: психологическая травма — не насморк, и за один сеанс не лечится. Кроме того, хорошо, если психолог будет работать с ребенком и в период адаптации в новом коллективе.

Определение понятия кибербуллинга на основании исследований зарубежных и отечественных ученых



В данной статье автор пытается вывести собственное определение кибербуллинга, которые будет включать себя все основные аспекты данного явления, опираясь на труды зарубежных и отечественных исследователей.

Ключевые слова: кибербуллинг, травля, враждебное поведение, жертва, преследователь, агрессия.

Кибербуллинг, как вид травли, это новое явление, которое является следствием развития интернет-технологий. Проблемы, которые были связаны с травлей в реальности, перешли в виртуальную среду. Агрессия стала также неотъемлемой частью интернет пространства.

Молодое поколение проводит в интернете большое количество времени, что повышает шанс стать частью травли в интернет пространстве, будь то в роли преследователя или жертвы. Из этого следует важность изучения явления кибербуллинга, в связи с распространенностью этого явления и с последствиями, к которым может привести кибербуллинг.

Изученность этого явления в отечественной науке находится только на начальной стадии развития. Исследований в этой области не так много. Поскольку, изучая это явление, мы столкнулись с разного рода определениями, которые включают в себя разные аспекты проявления кибербуллинга. В каждом из этих определений делался акцент только лишь одной стороне этого вопроса: либо были раскрыты формы, либо только инструменты, либо вред, который наносит виртуальная травля, что и сформулировала целью нашей работы, где мы рассмотрим определения кибербуллинга и, на основе теоретического анализа, сформулируем собственное определение, с учётом особенностей, выделенные исследователями, которое будет включать в себя практически все аспекты изучаемого явления.

Исторически, это определение произошло от слова буллинг, автором которого норвежский ученый Д. Олвеус, в котором он дал определение, что «буллинг — агрессивное преследование одного из членов коллектива со стороны другого, но также часто группы лиц, не обязательно из одного формального или признаваемого другими коллектива»

Из буллинга в 1997 году Бил Белси [1] вывел определение кибербуллинга:

Кибербуллинг — это использование информационных и коммуникативных технологий, например, электронной почты, мобильного телефона, личных интернет-сайтов, для намеренного, неоднократного и враждебного поведения лица или группы, направленного на оскорбление других людей.

Билл Белси выделил главное различие буллинга и кибербуллинга, обозначив современные технологии, как средство травли жертв. В остальном же, а именно: враждебное поведение и неоднократные попытки травли — схожи с обычным буллингом.

P.K Smith и Slonje R. [2, с. 149], основываясь на трудах Б. Белси, дают следущее определение:

Кибербуллинг — это отдельное направление травли, определяемое как преднамеренные агрессивные действия, систематически на протяжении определенного времени осуществляемые группой или индивидом с использованием электронных форм взаимодействия и направленные против жертвы, которая не может себя легко защитить.

В этом определении автор выделяет кибербуллинг как отдельное направление травли, где появляется такое выражение как преднамеренное агрессивное действие, что является очень важным аспектом понимания кибербуллинга, которые не был выделен Б. Белси. Поскольку действия преследователя несут целенаправленный характер. Также следует отметить, что в этом определение есть понятие жертвы, в адрес которого и направленна травля, и что самое главное, выделена особенность жертвы — не может себя легко защитить. Это очень важный момент, который даёт нам понимание того, что это именно буллинг, а не конфликт, где есть две противоборствующие стороны.

Ещё один зарубежный ученый, Дэвид Фейган, дал определение кибербуллинга [3]:

Кибербуллингом называется использование силы или влияния, прямо или косвенно, в устной, письменной или физической форме, либо путем демонстрации или иного использования снимков, символов или чего-либо другого в целях запугивания, угроз, травли, преследования или смущения при помощи интернета или других технологий, к примеру, мобильных телефонов.

В данном определении прослеживается конкретизация инструментов кибербуллинга, где отмечается использование снимков, символов и т. д. Также в данном определении, новшеством является выделение целей кибербуллинга, а именно, запугивание, угрозы, травли, преследования или смущение, что раскрывает это явление в большем масштабе и даёт понимание того, что эта проблема намного шире, чем показали это прошлые авторы.

Мы рассмотрели определения кибербуллинга зарубежных авторов. Для более широкого понимания этого явления, также обратимся к отечественным исследователям.

Е. С. Ефимова [4, с. 65] даёт такое определение кибербуллинга.

Кибербуллинг можно определить как преследование сообщениями, содержащими оскорбления, агрессию, запугивание; хулиганство; социальное бойкотирование с помощью различных интернет-сервисов.

Данное определение ставит цель кибербуллинга — преследование сообщениями, также выделяя при этом такие формы как оскорбление, запугивание, социальное бойкотирование и т. д. Данное определение не раскрывает роли, кому именно обращено сообщение, поскольку для кибербуллинга важно, что есть роль жертвы, которая не может за себя постоять. Автор также не обозначает, что данное действие носит длительный характер, что не в полной мере раскрывает это понятие.

Е. А. Макарова, Е. Л. Макарова и Е. А. Махрина [5, с. 296] представляют кибербуллинг как более изощренную форму травли, включающую в себя моральное и психологическое насилие, доминирование и принуждение, социальную изоляцию, запугивание и вымогательство, осуществляемое с помощью электронных средств коммуникации.

Исследователями в этом определении выделяется тот факт, что кибербуллинг включает в себя психологическое и моральное насилие над жертвой, раскрывая тем самым возможные последствия проявления этого явления. При этом отмечая, что насилие принимает формы принуждения, вымогательства, доминирования и так далее. Из этого определения, мы понимаем, что кибербуллинг наносит вред психике человека, которое может привести к фатальным последствиям, поскольку жертва может потерять свою социальную роль и личностную целостность.

Для того, чтобы дать определение этого явления, нам следует выделить основные аспекты кибербуллинга, чтобы дать точную характеристику.

В первую очередь следует отметить, что кибербуллинг представляет собой двусторонний процесс, где есть преследователь, лицо, которое наносит вред, и жертва, тот, в чей адрес этот вред наносится. Травля умышленна и имеет форму агрессивного поведения. Кибербуллинг, как и буллинг, продолжителен во времени и также использует принуждение, запугивание, вымогательство, как инструмент агрессии. Отличается же кибербуллинг от буллинга тем, что для этого используются средства массовой коммуникации: мобильные телефоны, компьютеры и прочие гаджеты с доступом в интернет.

На основе глубокого психологического анализа, мы дали следующее определение, что кибербуллинг — это вид травли, подразумевающий под собой со стороны преследователя умышленное агрессивное, враждебное поведение, на протяжении продолжительного времени, проявляющаяся в форме принуждения, запугивания, вымогательства, группой или индивидом, в сторону жертвы, лица, которое не способно себя защитить, используя современные информационные и коммуникативные технологии.

Литература:

  1. The World’s First Definition of “Cyberbullying” // www.cyberbullying.ca. URL: http://www.cyberbullying.ca/ (дата обращения: 03.01.2020).
  2. Slonje R., Smith P. K. Cyberbullying: Another main type of bullying? // Scandinavian Journal of Psychology. — 2008. — № 49. — С. 147–154.
  3. Определение кибербуллинга // Телефон доверия. URL: http://www.g_4.edu54.ru/normdocs/roditelyam/cyberbullying.pdf (дата обращения: 03.01.2020).
  4. Ефимова Е. С. Кибербуллинг как проблема психопедагогики виртуальных сред // Успехи в химии и химической технологии. — 2014. — № 7. — С. 65–66.
  5. Макарова Е. А., Макарова Е. Л., Махрина Е. А. Психологические особенности кибербуллинга как формы интернет-преступления // Российский психологический журнал. — 2016. — № 3. — С. 293–311.

Основные термины (генерируются автоматически): враждебное поведение, явление, автор, вид травли, жертва, запугивание, использование снимков, Макаров, отдельное направление травли, преследование сообщениями, социальное бойкотирование, травля, форма принуждения.

В Москве запустят систему слежки за школьниками для доносов на семьи : Новости Накануне.RU

В Москве запустят систему слежки за школьниками для доносов на семьи

В Москве готовится новая ювенальная инициатива. В школах столицы планируют внедрить автоматизированную систему для классных руководителей – «Классный помощник». Она призвана отслеживать все действия детей и выявлять среди них «неблагополучных» для как можно более раннего доноса на семью. Об этом шла речь на круглом столе «Дети в трудной жизненной ситуации и возможности школы», организованном комиссией по развитию гражданского общества и общественному контролю (председатель — главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов) Общественной палаты Москвы совместно с Уполномоченным по правам ребенка в столице.

Читайте также:

Обсуждение прошло с участием чиновников Департамента образования и науки города, Департамента труда и социальной защиты населения, депутатов Мосгордумы, представителей школ, полиции и экспертов.

Детский омбудсмен в Москве Ольга Ярославская сообщила, что за первое полугодие было выявлено 1550 «неблагополучных семей» и работу по их выявлению надо усиливать. По ее словам, сейчас социальные и медицинские работники контактируют с детьми эпизодически, а за детьми надо следить постоянно. Таким человеком может быть классный руководитель. Он должен немедленно сообщать, что такой-то ребенок из «неблагополучной семьи». Все это будто бы для помощи детям и семье, хотя известно, чтó такое «помощь» опеки.

На учителей возложат обязанности доносить на детей в цифровую систему «Классный помощник». Донос будет маркироваться цветом по степени приоритетного реагирования, в зависимости от ситуации, и сразу будет передаваться в «Мой семейный центр» и всем органам, заинтересованным в том, чтобы срочно «помочь» ребенку и семье. Об этом заявила замруководителя Департамента образования и науки Москвы Марина Смирницкая.

Венедиктов поддержал проект и предложил пока внедрить его в школах Северо-Восточного округа Москвы. Он подчеркнул, что ребенка нужно постоянно «сопровождать», чтобы сразу доносить «куда следует» на ребенка и его родителей.

Зампрефекта Северо-Восточного округа Москвы Юлия Гримальская подчеркнула, что система вводится для доносов прежде всего на обычные семьи, так как якобы «все семьи, где происходят и суициды, и убийства детей, не стоят на учете в комиссии по делам несовершеннолетних». А значит, нужно усилить слежку за всеми детьми.

По итогам обсуждения было сформулировано предложение закрепить за классным руководителем полномочия «первичного оператора по организации сопровождения ребенка, попавшего в трудную жизненную ситуацию».

Заверяется, что все это делается только в интересах детей и для помощи семьям. По факту же это обыкновенная слежка. Из видеопрезентации программы ясно, что она содержит максимум данных на ребенка, в том числе о состоянии его здоровья, успеваемости, что он посещает, куда ходит, за какой партой сидит, сколько в семье детей, следит ли за ним комиссия по делам несовершеннолетних и т.д. Кроме того, есть данные об уровне дохода семьи, что сразу делает уязвимыми детей из бедных семей, то есть многих многодетных. Напомним, на сайте администрации Санкт-Петербурга висит методический материал, согласно которому многодетность считается признаком «жесткого обращения с ребенком», т.е., по мнению чиновников, за наличие братьев и сестер ребенка и его родителей надо карать.

Примечательно и другое, возможно, самое важное. Как и во всех подобных случаях преследования семей с детьми, не определены критерии, по которым семья признается попавшей в «трудную жизненную ситуацию» или «неблагополучной». Право решать это предоставлено чиновникам, что делает семью практически беззащитной перед самоуправством. Такая же норма, напомним, содержится в КоАП, где говорится о «ненадлежащем исполнении родительских обязанностей», что позволяет толковать это как угодно и является коррупциогенным фактором, создавая условия для коррупции (согласно ст. 1 ч. 2 Федерального закона от 17.07.2009 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»).

Как сообщало Накануне.RU, недавно в Минпросвещения поддержали всеобщую слежку за детьми в школе под предлогом профилактики насилия. Теперь понятно, для чего.

Какие бывают типы домогательств в школе?

Существует множество различных форм домогательств в школе, хотя в целом эти различные типы, как правило, относятся к тем, кто участвует в домогательствах, или к конкретному типу домогательств, которое имеет место. Люди, вовлеченные в ситуацию домогательств, часто диктуют форму преследований, которые происходят, например, домогательства между двумя или более учениками, преследования между двумя или более учителями и преследования с участием ученика и учителя.Однако, независимо от того, кто причастен к домогательствам в школе, существует также ряд различных видов домогательств, которые могут иметь место в школе, такие как сексуальные домогательства и издевательства.

Учителя могут стать источником притеснения детей.

Школьное преследование обычно относится к любому типу преследования, которое имеет место в школе, а не на любом другом рабочем месте или в социальной среде.Притеснение, как правило, представляет собой поведение, направленное на то, чтобы заставить человека почувствовать страх или угрозу, или которое создает в целом враждебную среду для кого-то в определенном месте. Обычно это язык, действия и изображения, используемые одним или несколькими людьми, чтобы заставить другого человека или небольшую группу людей почувствовать угрозу или сильное беспокойство. Школьные домогательства обычно представляют собой этот тип поведения и часто классифицируются в зависимости от того, кто в них участвует, или в зависимости от конкретных форм домогательств.

Школьные домогательства могут касаться двух или более учеников.

Домогательство ученика к другим ученикам — довольно распространенная форма школьного преследования, когда один или несколько учеников преследуют одного или нескольких учеников за оскорбительное поведение. Преследование в школе также может происходить между учителями и вообще не затрагивать учеников, что может быть аналогично другим формам преследования, которые могут иметь место на других рабочих местах.Также могут иметь место притеснения со стороны школы, в которых участвуют один или несколько учеников и один или несколько учителей с каждой стороны ситуации. Ученик может беспокоить учителя в классе, а учителя могут беспокоить учеников; обе ситуации неуместны и эмоционально разрушительны.

Оскорбления в школе могут включать текстовые сообщения.

Различные типы домогательств в школе часто обозначаются типом домогательств, независимо от того, кто в них участвует. Сексуальные домогательства включают агрессивное сексуальное поведение одного человека по отношению к другому, которое является нежелательным, заставляет жертву чувствовать угрозу и создает среду, в которой он или она не может учиться или учить. Издевательства также являются одной из основных форм притеснений в школе, которые состоят из физических действий и слов, которые заставляют человека чувствовать угрозу насилия, часто из-за различий в культуре, внешности или поведении.Это часто происходит между учениками и может привести к чему угодно — от драки на кулаках до ужасных актов насилия в школе.

Люди, участвующие в преследовании, часто диктуют форму преследования. Преследование в школе может привести к физическому насилию.

целевых методов преследования лиц

Уровень 5

В дополнение к продолжающимся методам тайной войны (преследование банд, вертолеты) ТИ теперь начинают получать унизительные комментарии от своего начальства на работе. Их заставляют выполнять черную работу, обычно не связанную с их обычными обязанностями, и им делают выговор перед коллегами, еще более унижая их. Они также сталкиваются вне работы, недалеко от дома, с хорошо одетыми и нормально выглядящими незнакомцами, которые бродяжно смотрят на них и задают им разные вопросы, связанные с психиатрическими больницами, такими как…. они работают в психбольнице. Они недавно вышли из психбольницы, так как выглядят знакомо? (Эти люди были бы преследователями банд).

TI не спит должным образом, не принимает лекарства, чтобы уснуть, не принимает другие лекарства, чтобы противостоять эффектам сверхбдительности. Они сомневаются в том, что видят, слышат, теряют концентрацию, и теперь их унижают на работе и посторонние. Психологические эффекты ухудшаются, и они начинают изолироваться.

Однако они связаны сильной моральной этикой, чтобы раскрыть то, что они знают об организации, что необходимо сделать общественным достоянием. На этом этапе они не объединяют «совпадения», происходящие в их жизни, со своим намерением разоблачить организацию.

Слой 6 — прошло 3 месяца.

В то время как обычные «совпадения» все еще имеют место (те же люди, вертолеты, деградирующие на работе, комментарии звездных людей), в их жизни входит бывший партнер и устанавливает близкие отношения с ТИ.Во время разговора на подушке партнер рассказывает о том, что происходит в его жизни, что совпадает с ТИ. TI, слыша эти повторяющиеся «сопутствующие» подобные события от этого человека, начинает становиться все более сверхчувствительным и сверхбдительным. Психологическое состояние ТИ продолжает ухудшаться. Они думают, что становятся параноиками и продолжают заниматься самолечением. Они не могут рассказать своему врачу о том, что происходит, поскольку симптомы похожи на параноидальную шизофрению, и они опасаются институционализации.

Без ведома ТИ к бывшему партнеру, который вошел в жизнь ТИ, обратились 2 старшие детективы за две недели до того, как он стал связанным с ТИ. Им показали файлы, в которых говорилось, что ТИ нарушила Закон, и их помощь требовалась, чтобы предотвратить попадание ТИ в тюрьму. Они получают финансовое вознаграждение за свою помощь и заставляют поверить в то, что требуемые от них действия больше подходят для ТИ, проведшего несколько лет в тюрьме. Однако полиция серьезно преувеличила ситуацию, поскольку у TI нет соглашения о конфиденциальности с правительственной организацией, и в общественных интересах, чтобы TI раскрывала то, что они морально обязаны.Партнер также не осведомлен о том, что ТИ переживает другие формы скрытой войны, и не будет знать, вовлечены ли другие люди в психологическое преследование ТИ.

Также на этом этапе родители TI сообщили TI, что к ним подошли какие-то странные люди, которые спросили их, работают ли они в психиатрической больнице. Кроме того, другой родственник упомянул, что в течение нескольких дней за ними, похоже, ехал вертолет, что было странно. Журналист, с которым разговаривала ТИ, был уволен, и с ним невозможно связаться или найти его.

Уровень 7 — прошло 6 месяцев

TI переживает обычную тайную войну, и их психологическое состояние еще больше ухудшилось. Бандитские преследователи, которые всегда были рядом с TI, поменялись местами с другой группой людей, которые используют ту же методику и всегда находятся в том же месте, что и TI, изо дня в день. Теперь TI уволены с работы, и они не получают никаких контактов из присланных ими заявлений о приеме на работу. Они переживают финансовый кризис и не могут оплачивать свои счета.Они могут потерять свой дом. Их дружба была потеряна из-за их здоровья и неспособности функционировать на нормальном уровне. У них проблемы с физическим здоровьем. Они чувствуют, что теряют рассудок.

Вышеизложенное взято из подлинного рассказа о том, что случилось с информатором в Великобритании несколько лет назад. Это также происходит еженедельно с широким кругом людей по всей Великобритании. В этом случае TI потребовалось несколько лет, чтобы оправиться, и они по-прежнему получают предупреждения и угрозы, хотя то, что они собирались разоблачить, все равно было разоблачено.Они внесены в списки уведомлений и базы данных секретной полиции. Их жизни больше никогда не будут прежними … но они морально настроенные люди и клянутся разоблачить тиранию, что они делают с энергией, честностью и упорством. Они становятся очень психологически сильными активистами.

Реальность такова, что хотя большинство людей знают, что разоблачители подвергаются тайным методам и тактике ведения войны, они не осознают, что чрезмерное использование тайных боевых действий также ведется против всех людей, включая детей, из всех стран. ежедневно.Цели — это не просто информаторы; это умные, независимые и сообразительные люди, которых с помощью упреждающих стратегий отмечают как потенциальных будущих нарушителей спокойствия «Системы». В фильме «Отчет меньшинства» более 10 лет назад было подтверждено использование превентивных стратегий, хотя основная тема фильма включала теорию предотвращения преступления, такого как убийство, до его совершения. Однако в действительности все обстоит наоборот, поскольку именно психопаты управляют «Системой» и ведут скрытую войну с гражданскими лицами, которые считаются угрозой для них, их привилегий и самой системы.

Ресурсы для борьбы с издевательствами и домогательствами в школе

Учебная программа по предотвращению издевательств

Посетите указанные ниже веб-сайты, чтобы найти видеоролики, задания и планы уроков, которые вы можете использовать в классе:

Дополнительные советы по планированию можно найти в следующих публикациях Edutopia:

Голос студентов и лидерство
Пятиступенчатое руководство

PACER «Объединитесь против издевательств — руководство по планированию школьных мероприятий» предоставляет полезную информацию о работе с учащимися над планированием мероприятий по предотвращению издевательств.Веб-страницы Центра PACER, посвященные Действиям учащихся и Действиям школы, демонстрируют примеры действий, предпринимаемых учащимися и школами для предотвращения издевательств.

Для вдохновения ознакомьтесь с этими примерами студенческого голоса и лидерства от Edutopia:

Ресурсы для родителей

«Создание безопасного и заботливого дома» от NSCC включает руководящие принципы для родителей, которые помогают детям чувствовать себя в безопасности и создают для детей позитивную среду. Чтобы лучше понять, чего родители должны ожидать от школы и что они могут делать, прочитайте «Что можно сделать, чтобы остановить издевательства?» от NBC News ‘Education Nation.

Общение со школой
В статье

GreatSchool «Сделаем школу для вашего ребенка безопасной и поддерживающей» подробно описаны конкретные вопросы, которые родители могут задать директорам или другим руководителям школы о том, как школа решает такие проблемы, как социальное и эмоциональное обучение; обучение уважению; и предотвращение запугивания, преследований и исключения. «10 фактов, которые необходимо знать родителям, учителям и учащимся» от Национального центра по предотвращению издевательств Пэйсер, содержат «Уведомление школы о издевательствах — с помощью шаблона письма» для родителей, которым необходимо сообщить школам о случаях издевательств, включая шаблоны для родителей детей. с особыми потребностями.

Киберзапугивание

Какими способами вы можете начать разговор со своими детьми о киберзапугивании?

Центр тем о киберзапугивании

Common Sense Media предоставляет подробные руководства для родителей по всему, что им нужно знать, сгруппированные по возрасту и стадии. Если вы являетесь родителем подростка, вы также можете просмотреть их «17 сайтов и приложений, на которые дети направляются после Facebook», недавно обновленный в 2016 году. Кроме того, загружаемый информационный лист «Технологии и молодежь: защита вашего ребенка» Электронная агрессия », Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) и страница« Предотвращение киберзапугивания »сайта StopBullying.gov включает советы о конкретных действиях, которые могут предпринять родители и опекуны.

Чтобы узнать о других способах борьбы с киберзапугиванием, посетите эти ресурсы Edutopia:

Подходы для всей школы и округа

Подумайте о том, чтобы запланировать просмотр фильма «БЫК» для сотрудников. Проект BULLY разработал набор инструментов для DVD, который включает в себя лицензию на публичный просмотр в школе, а также ряд полезных инструментов и ресурсов, включая «Руководство по фильму BULLY: поощрение действий и сочувствия в школах».«Вы можете собрать информацию для оценки вашего текущего школьного климата с помощью такого инструмента, как Комплексная инвентаризация школьного климата (CSCI) от NSCC. Есть несколько веб-сайтов, на которых собраны примеры успешных подходов к борьбе с издевательствами. Партнерство по обучению персонажей собрало примеры многообещающие методы борьбы с издевательствами из различных школ в документе «Перспективные методы борьбы с издевательствами»; база данных с возможностью поиска включает больше идей по борьбе с издевательствами, которые были успешными в других школах.На веб-сайте инициативы ASCD «Целый ребенок» приведены примеры подходов к борьбе с издевательствами в начальной, средней и старшей школе. Наконец, ознакомьтесь с «Успешными усилиями сообщества по предотвращению издевательств», где Бекки Кон-Варгас рассказывает о мерах по борьбе с издевательствами, которые включают студентов, преподавателей, родителей и более широкое сообщество.

Восстановительное правосудие

Подходы восстановительного правосудия сосредоточены на возмещении ущерба, а не на обвинении или наказании. В книге «Восстановительное правосудие: ресурсы для школ» Мэтт Дэвис собрал несколько руководств по реализации программ восстановительного правосудия и ссылки на полезные ресурсы и статьи.«Использование кругов диалога для поддержки управления классом», ресурс из «Работающих школ» Edutopia, исследует, как круги диалога в рамках программы восстановительного правосудия в начальной школе Гленвью в Окленде, штат Калифорния, помогли наладить сотрудничество, уважение и позитивный настрой. поведение среди студентов. Еще один полезный источник информации по этой теме — Центр восстановительного правосудия при Саффолкском университете.

Дополнительные общешкольные стратегии можно найти в других публикациях Edutopia:

Социальное и эмоциональное обучение

Организации, такие как Сотрудничество в области академического, социального и эмоционального обучения (CASEL), имеют на своих веб-сайтах ряд хорошо изученных отчетов и других ресурсов по борьбе с издевательствами в школе.Загрузите и прочтите полный отчет CASEL 2009 г. «Социальное и эмоциональное обучение и предотвращение издевательств».

Развитие сочувствия

Такие программы, как «Корни сочувствия», которые обучают навыкам взгляда на перспективу и дают детям возможность бороться с жестокостью с помощью сочувствия и доброты, показали эффективность в снижении агрессии и повышении просоциального поведения среди учащихся. Видео, советы и школьные примеры Empathy 101 с веб-сайта Ashoka’s Start Empathy содержат идеи для развития сочувствия в классе и дома.Для получения дополнительных идей о том, как вы можете создать атмосферу доброты, сочувствия и связи как в классе, так и за его пределами, посмотрите «Пятиминутный кинофестиваль VideoAmy: девять видеороликов о доброте, сочувствии и общении» и «Почему учить» Лизы Карри Доброта в школах необходима для уменьшения издевательств »от Edutopia. Родители могут захотеть изучить кураторский список блогов, статей и видео для родителей Edutopia о воспитании доброты и сочувствия (а также устойчивости, настойчивости и целеустремленности) у детей: «Ресурсное руководство для родителей по социальному и эмоциональному обучению».«

Разнообразие и инклюзивность

StopBullying.gov описывает факторы риска для издевательств, включая информацию о группах риска, таких как ЛГБТ-молодежь и молодежь с ограниченными возможностями, а также о проблемах со здоровьем. На веб-сайте GLSEN вы найдете множество ресурсов по борьбе с издевательствами, посвященными издевательствам и преследованиям против ЛГБТ; Обязательно загрузите отчет GLSEN «От насмешек к мучениям: школьный климат в Америке — национальный отчет о школьных издевательствах». Инструментарий для борьбы с издевательствами с особыми потребностями от проекта BULLY включает ресурсы для педагогов и родителей, имеющих отношение к детям с особыми потребностями.

Чтобы узнать больше о решении вопросов разнообразия и инклюзивности, присоединяйтесь к обсуждению в сообществе Edutopia. Такие разговоры, как «Издевательства и учащиеся с ограниченными возможностями», «Зовите меня, пожалуйста, Джейсон: поддержка наших трансгендерных студентов» и «Не спрашивайте, не говорите в наших школах» — хорошие места для начала. Также смотрите эти сообщения на Edutopia:

Предотвращение самоубийств

«Самоубийство и издевательства», информационный бюллетень Ресурсного центра по предотвращению самоубийств (SPRC), обсуждает связь между издевательствами и самоубийствами среди детей и подростков, включая рекомендации, с особым акцентом на ЛГБТ-молодежь.Инициативы, подобные The Trevor Project, сосредоточены на предотвращении кризисов и самоубийств среди детей из числа ЛГБТ-студентов из группы высокого риска. Все учителя должны ознакомиться со списком предупреждающих знаков проекта Trevor Project.

Киберзапугивание: что это такое и как его остановить

3. С кем мне поговорить, если кто-то запугивает меня в Интернете? Почему важна отчетность?


ЮНИСЕФ:

Если вы думаете, что над вами издеваются, первым делом следует обратиться за помощью к кому-то, кому вы доверяете, например к вашим родителям, близкому члену семьи или другому взрослому, которому вы доверяете.

В вашей школе вы можете обратиться к психологу, спортивному тренеру или любимому учителю.

А если вам неудобно разговаривать со знакомым, поищите в своей стране телефон доверия, чтобы поговорить с профессиональным консультантом.

Если издевательства происходят на социальной платформе, подумайте о том, чтобы заблокировать хулигана и официально сообщить о его поведении на самой платформе. Компании, работающие в социальных сетях, обязаны обеспечивать безопасность своих пользователей.

Может быть полезно собрать доказательства — текстовые сообщения и снимки экрана с публикациями в социальных сетях — чтобы показать, что происходит.

Чтобы прекратить издевательства, его необходимо идентифицировать и сообщить о нем. Это также может помочь показать обидчику, что его поведение неприемлемо.

Если вы находитесь в непосредственной опасности, вам следует обратиться в полицию или службу экстренной помощи в вашей стране.

Чтобы прекратить издевательства, его необходимо идентифицировать и сообщить о нем.


Facebook / Instagram:

Если над вами издеваются в Интернете, мы рекомендуем вам поговорить с родителем, учителем или кем-то еще, кому вы можете доверять — у вас есть право на безопасность.Мы также упрощаем сообщение о любых издевательствах прямо в Facebook или Instagram.

Вы всегда можете отправить нашей команде анонимный отчет из публикации, комментария или истории в Facebook или Instagram.

У нас есть команда, которая проверяет эти отчеты 24/7 по всему миру на более чем 50 языках, и мы удалим все оскорбительные или запугивающие. Эти отчеты всегда анонимны.

У нас есть руководство на Facebook, которое поможет вам справиться с издевательствами — или что делать, если вы видите, что кто-то подвергается издевательствам.В Instagram у нас также есть Руководство для родителей, которое содержит рекомендации для родителей, опекунов и взрослых, которым доверяют, о том, как избежать киберзапугивания, и центральный центр, где вы можете узнать о наших инструментах безопасности.


Твиттер:

Если вы думаете, что подвергаетесь киберзапугиванию, самое важное — убедиться, что вы в безопасности. Очень важно иметь с кем-то поговорить о том, через что вы проходите. Это может быть учитель, другой взрослый, которому доверяют, или родитель. Поговорите со своими родителями и друзьями о том, что делать, если вы или ваш друг подверглись киберзапугиванию.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *