Кризис подросткового возраста: Кризис подросткового возраста. Рекомендации психолога родителям.

Содержание

Кризисы подросткового возраста | Лицей города Кирово-Чепецка

По мнению Л.С.Выготского, ключом к пониманию психологии подростка является проблема интересов. Младший подростковый возраст распадается на 2 фазы – негативную и позитивную, фазу влечений и фазу интересов. Первая, длящаяся около двух лет, связана со свертыванием и отмиранием прежде установившейся системы интересов (отсюда ее протестующий, отрицательный характер) и с процессами вызревания и появления первых органических влечений. Вторая фаза характеризуется вызреванием нового ядра интересов. Выготский также обращает внимание на сходство негативной фазы у подростков с негативизмом, характерным для трехлетних детей, предупреждая, впрочем, об опасности их отождествления (Выготский, 1984).

Описание кризиса пубертатного (подросткового) периода дано в работе Д.Б.Эльконина и Т.В.Драгуновой. Самое важное, по мнению отечественных психологов, в том, что в этом возрасте формируется «чувство взрослости» — стремление быть, казаться и действовать как взрослый.

Если взрослые относятся к этому адекватно, то развитие происходит бесконфликтно. И прогноз его более благоприятен. Если же подростков, испытывающий «чувство взрослости», сталкивается с отношением к нему как к маленькому, то возникает конфликт, взаимное непонимание.

Существуют два основных пути протекания данного кризиса: кризис независимости и кризис зависимости.

Кризис независимости

Его симптомы – строптивость, упрямство, негативизм, своеволие, обесценивание взрослых, отрицательное отношение к их ранее выполнявшимся требованиям, протест-бунт, ревность к собственности. Это некоторый рывок вперед, выход за пределы старых норм, правил: «я уже не ребенок».

Кризис зависимости

Его симптомы – чрезмерное послушание. Зависимость от старших или сильных, регресс к старым интересам, вкусам, формам поведения. Это возврат назад, к той своей позиции, к той системе отношений, которая гарантировала эмоциональное благополучие, чувство уверенности, защищенности «я ребенок и хочу им оставаться».

Как правило, подросток занимает двойственную позицию, в симптомах кризисах присутствуют та и другая тенденция, речь идет только о том, какая из них доминирует. В силу недостаточной психологической зрелости подросток, предъявляя взрослым и отстаивая перед ними свои новые взгляды, добиваясь равных прав, стремясь расширить рамки дозволенного, одновременно ждет от взрослых помощи, поддержки и защиты, ждет (конечно, неосознанно), что взрослее обеспечат относительную безопасность этой борьбы, оградят его от слишком рискованных шагов. Поэтому повышенно-либеральное, «разрешающее» отношение часто наталкивается на глухое раздражение подростка, а достаточно жесткий, но при этом аргументированный запрет, вызвав кратковременную вспышку негодования, напротив, ведет к успокоению, эмоциональному благополучию.

Как преодолеть кризис подросткового возраста — советы для родителей

Что такое подростковый кризис, как он возникает и как с ним справиться, рассказывает специалист по соцработе семейного центра «Берегиня» Марианна Комлева.

Признаки и развитие кризиса

Подростковый возраст — это сложный период как для детей, так и для взрослых. Трудности появляются из-за остроты кризисного периода определенной возрастной ступени.

Подростковый кризис проходят абсолютно все без исключения, только начинается и заканчивается он у всех совершенно по-разному. У некоторых детей кризис может появиться уже в 10 лет, в то время как у другого — только в 13.

Можно выделить младший подростковый возраст, который наступает в 10 или 11 лет, средний — в 11 или 12 лет и, соответственно, старший — в 13 или 14 лет. При этом большинство психологов убеждены в том, что если кризис проявился позднее, то его проявления будут острее.

Как проявляется подростковый возраст:

  • Повышенное стремление к общению со сверстниками или детьми чуть старше. Многие родители наверняка замечали, что два подростка могут общаться хоть целую вечность, обсуждать свои насущные проблемы и переживания
  • Стремление утвердить собственную автономию, самостоятельность и независимость. Отныне у него есть собственное решение, которое, по его мнению, является единственно правильным. Все это формирует в дальнейшем личность ребенка.

«Кризис независимости»

Подросток начинает вести себя независимо от родителей и прочего окружения. Именно поэтому он носит такое название. В большинстве случае это своеволие, свое мнение обо всем происходящем, которое обесценивает взрослых и проявляется как отрицательное отношение к их условиям и требованиям.

Все это является типичным для кризиса независимости. Из жизни ребенка не получится так просто взять и вычеркнуть все симптомы кризиса. Помните о том, что они проявляются не постоянно, а периодически. Родителям не стоит их обострять.

Согласитесь: когда нам плохо, мы просим не беспокоить нас, особенно по пустякам, в то время как ребенок, чувствуя то же самое, но не умея управлять собственными эмоциями, может замкнуться или же, наоборот, начать срываться. С этим довольно трудно бороться. И не столь нужно, так как это своего рода крик души о помощи.

Родителям необходимо выслушивать все крики своего ребенка как можно спокойнее и не усугублять ситуацию нравоучениями. Такой подход значительно труднее, чем кажется на первый взгляд, поэтому стоит заранее набраться терпения.

Регулярные упреки в адрес ребенка, тем более применение физической силы, только усилит негодование подростка. А это, в свою очередь, толкает на совершение глупых, необдуманных поступков.

«Кризис зависимости»

Такой путь развития встречается все чаще. У подростка наблюдается чрезмерное послушание, а также зависимость от сильных и старших. Ребенок не хочет взрослеть и становиться независимым, боясь столкнуться с трудностями и принимать решения самостоятельно.

Многим на первый взгляд такое развитие событий покажется более легким, но это далеко не так. Дело в том, что подрастающий ребенок становится инфантильным, при этом его личность замедляется в развитии, он становится целиком и полностью зависим от родителя.

Протекание кризиса в большей степени зависит исключительно от стиля воспитания и самих взрослых.

После того как фазы развития сменят друг друга, постепенно подростковый кризис пройдет.

Как можно помочь ребенку

В семье должно быть равноправие, ребенок не должен чувствовать себя неполноценным членом семьи. У подростков очень колеблется самооценка, происходят частые перепады настроения, он может быть то слишком ласковым, то грубым и агрессивным.

Самым оптимальным решением является компромисс и взаимные уступки. Постарайтесь следить за тем, с какими людьми общается подросток, в какие игры он играет, какие фильмы смотрит, с кем общается в социальных сетях.

Помогайте подростку управлять эмоциями на личном примере, хвалите его за достижения и ни в коем случае не сравнивайте его с другими детьми. Не говорите, что они в чем- то лучше его.

Старайтесь быть для своего ребенка не только мамой или папой, но старшим опытным, понимающим, чутким другом, которому он будет доверять. Подросток должен знать, что его одобрят, поймут и поддержат в любой момент его жизни.

Подростковый период — самый сложный в жизни любого человека и очень важно, чтобы ребенок благополучно его прошел c минимальными потерями и приобрел уверенность, надежду и оптимизм, смотря в будущее.

https://dszn.ru/press-center/news/3920

Подростковый кризис

Подростковый возраст является одним из самых важных, существенно влияющим на дальнейшее развитие, критическим периодом в жизни человека. Он выступает в роли «переходного мостика» между детством и взрослостью.

В настоящее время к подросткам принято относить детей 12-15 лет. Одни дети вступают в подростковый возраст раньше, другие – позже, подростковый кризис может возникнуть и в 11 и 13 лет. Начинаясь с кризиса, весь период обычно протекает трудно и для ребенка и для близких ему взрослых. Кризис этого возраста значительно отличается от кризисов младших возрастов. Он является самым острым и длительным. Связано это с воздействием на подростка целого ряда гормональных, психологических и социальных факторов.

В целом, у девочек подростковый кризис протекает в более мягкой форме, наступает раньше и кончается быстрее, чем у мальчиков. Может быть, это связано с тем, что требования к самоопределению юношей и мужчин в нашем обществе традиционно жестче, чем аналогичные позиции для девушек и женщин.

В основе бурных и подчас болезненно переживаемых изменений организма подростка лежит интенсивная перестройка эндокринной системы, заканчивающаяся достижением половой зрелости. Ребенок вынужден приспосабливаться к физическим и физиологическим изменениям, происходящим в его организме, переживать саму «гормональную бурю». Это состояние удачно выразил американский подросток: « в 14 лет мое тело будто взбесилось». В моменты особенно резких эндокринных сдвигов у подростков отмечается выраженное психическое беспокойство, повышенный уровень тревожности. Пытаясь избавиться от этой тревожности, выплеснуть ее во вне, они часто вступают в конфликты, нередко отмечаются коллективные драки. Этим же объясняется повышенная склонность подростков к посещению массовых шумных рок-концертов, употребление наркотиков и алкоголя.

Наряду с психическими изменениями, обусловленными исключительно гормональным воздействием, у подростков наблюдаются и глубоко психологические, личностные изменения. В этом возрасте формируется «чувство взрослости» — стремление быть, казаться и действовать как взрослый. Если взрослые относятся к этому адекватно, то развитие происходит бесконфликтно. Если же подросток сталкивается с отношением к нему как к маленькому, то возникает конфликт, взаимное непонимание.

Существуют два основных пути протекания данного кризиса:

Кризис независимости.Ребенок становится строптивым, упрямым, своевольным. Отмечаются также негативизм, обесценивание взрослых, отрицательное отношение к ранее выполнявшимся требованиям, протест-бунт. Некоторые авторы добавляют сюда также ревность к собственности. Для подростка требование не трогать ничего у него на столе, не входить в его комнату, а главное – «не лезть ему в душу». Остро ощущаемое переживание собственного внутреннего мира – вот та главная собственность, которую оберегает подросток и ревниво защищает от других.

Кризис зависимости. Его симптомы – чрезмерное послушание, зависимость от старших и сильных.

Если «кризис независимости» – это некоторый рывок вперед, выход за пределы старых норм, правил, то «кризис зависимости» – возврат назад, к той своей позиции, к той системе отношений, которая гарантировала эмоциональное благополучие, чувство уверенности, защищенности. И то и другое – варианты самоопределения (хотя, конечно, неосознанного или недостаточно осознанного). В первом случае это: «Я уже не ребенок», во втором – «Я ребенок и хочу оставаться им».

«Кризис зависимости» – достаточно неблагоприятный вариант развития. Важно учесть, что подростки, так переживающие кризис, как правило, не вызывают у взрослых беспокойства, напротив, родители часто гордятся тем, что им удалось сохранить нормальные, с их точки зрения, отношения, т.е. отношения по типу «взрослый – ребенок».

Как правило, в симптомах кризиса присутствует та и другая тенденция, но одна из них доминирует.

Взрослым полезно знать основные проявления подросткового кризиса:

Негативизм, который проявляется как негативная установка по отношению ко всему окружающему. Очень часто за негативизмом скрываются тоска, угнетенное состояние. По этой причине подростки зачастую начинают вести личные дневники, т.к. не могут никому доверять.

Склонность к анализу, в том числе к безжалостному анализу окружающих (родителей, учителей) и самоанализу в сочетании с крайней эгоцентричностью. Подросток, который без конца щупает свои мускулы, или девушка, которая часами краситься, как правило, искренне воображают, что произведут не просто значимое, а неизгладимое впечатление на других.

Подростковая депрессия, которая может проявляться в безразличии, чувстве пустоты, ощущении, что детство уже кончилось, а взрослым еще себя не чувствует.

Суицидальное поведение. Следует знать, что в 90% случаев суицидальное поведение в виде угроз, высказываний, намерений – это «крик о помощи», адресованный прежде всего своим близким. Иногда суицидальные попытки подростков носят просто демонстративный характер. Однако не надо принимать это так, будто все происходит «ни с чего» или «нарочно».


Как помочь своему подростку успешно пережить кризис?

Во-первых, необходимо внимательно относиться к возрастному развитию своего чада, чтобы не пропустить первые, еще смазанные и неотчетливые признаки наступления подросткового возраста.

Во-вторых,отнеситесь серьезно к индивидуальным темпам развития вашего ребенка. Не считайте его маленьким, когда он уже начинает ощушать себя подростком. Но и не толкайте в подростковость насильно. Возможно, вашему сыну (или дочке) нужно на год или два больше времени, чем его сверстникам. Ничего страшного в этом нет.

В- третьих, отнеситесь серьезно ко всем декларациям вашего подростка, какими бы глупыми и незрелыми они вам ни казались.

В-четвертых, Как можно раньше дайте подростку столько самостоятельности, сколько он может съесть. Советуйтесь с ним по каждому пустяку. Пусть подросток поймет, что вы действительно, не на словах, а на деле, видите в нем равного вам члена семьи.

В-пятых, обязательно сами делайте то, чего вы хотите добиться от своего сына (или дочки). Звоните домой, если где-то задерживаетесь.

В-шестых, постарайтесь обнаружить и исправить те ошибки в воспитании, которые вы допускали на предыдущих этапах. Если вы, конечно, не сделали этого раньше. Относительно «обнаружить» проблем обычно не бывает. Потому что именно в подростковом возрасте все допущенные ранее ошибки лезут наружу и зацветают пышным цветом.

Абдуллина Лилия, клинический психолог. По материалам журнала «Планета здоровья»

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Менделеевская средняя общеобразовательная школа»

Как научиться дружить со своим подростком?

Трудный подросток, переходный возраст, проблема отцов и детей и тому подобное… в последнее время эти словосочетания встречаются всё чаще и чаще. однако вместе с тем, за время работы в школе, я часто слышу от родителей детей и другие высказывания, такие как: «что ещё за переходный возраст? Мы сами были подростками и ничего подобного с нами не происходило!», «придумали ещё проблему: трудный подросток, слишком уж много им внимания, строгости не хватает!» и другие из этого же стиля.
Интересно задаться вопросом: какие же из этих высказываний отражают суть ситуации и имеют право на истину? ответ будет таким: правы и те, кто утверждает, что проблема есть, как правы и те, кто заявляет о её надуманности. Как такое может быть? ответ прост. не все подростки равнозначны в своём проявлении, одни отличаются от других.
Вообще, следует особо отметить тот факт, что проблеме подросткового возраста посвящена львиная доля всех научных работ и исследований в рамках возрастной психологии. ни один возраст так не описан, как подростковый. начинается подростковый возраст с 11-12 и продолжается до 15-16 лет. Конечно, существуют индивидуальные различия: кто-то взрослеет раньше, кто-то позже, но в среднем – картина похожая.
Всё связано с тем, что в организме ребенка происходят серьезные физиологические изменения. начинают вырабатываться новые гормоны, отвечающие за половую функцию организма.
Под их воздействием происходят изменения в сердечно-сосудистой системе подростков. изменяются уровни артериального и венозного давления, ритм сердечных сокращений. это приводит к ослаблению иммунной системы, поэтому подростки чаще болеют, проявляются различные хронические заболевания.
Гормоны влияют и на эмоциональное состояние подростков. их поведение становится непредсказуемым. неуёмная жажда деятельности сменяется апатией. повышенная самоуверенность, безаппеляционность в суждениях сменяются ранимостью и неуверенностью. развязность в поведении сочетается с застенчивостью. нежность, ласковость сменяются недетской жестокостью. у подростка появляется ранее не свойственное ему чувство взрослости.
Именно это чувство и заставляет его совершать многие отрицательные поступки и занимать по отношению к родителям оборонительную позицию. дело в том, что за двенадцать лет родители привыкают относиться к своему ребёнку как к маленькому и несмышлённому.
Однако ситуация меняется, подросток начинает чувствовать себя взрослым, со всеми вытекающими последствиями, такими, как притязания на определённые права и освобождение от обязанностей. вот и возникает нечто вроде «революционной ситуации» когда «верхи не могут править по-старому, а низы не хотят жить по-старому». Требования родителей начинают восприниматься подростками как подавление их личности, нежелание родителей считаться с их мнением, тогда как родители всё это видят несколько иначе, а именно как то, что дети пытаются вырваться из-под контроля.
Очевидно, что в этой борьбе не может быть победителя, проиграют все: и родители, и дети. родители рискуют тем, что утратят авторитет для своих детей или, наоборот, полностью сломят их волю, что впоследствии приведёт к тому, что их дети вырастут неуверенными в себе людьми.
Дети же вдобавок к этому рискуют оставить себя без ценного совета взрослого, который по определению обладает большим опытом и знаниями.
В такой ситуации возникает другая, не менее опасная реальность, когда подросток начнёт искать информацию у тех, кто, по его мнению, хорошо его понимает. очень часто такими людьми выступают другие подростки с такими же проблемами. именно в среде ровесников, в кругу единомышленников и начинает происходить усвоение сложных жизненных уроков. Знания, полученные в таких группах, не могут претендовать на истинность и глубину. нередко такие группы попадают под внимание более старших лиц с криминальной направленностью, которые стремятся завоевать положение лидера в группе и использовать несмышлёных подростков в своих корыстных целях.
Нередки случаи ухода из дому, кражи денег, лжи и открытого противостояния. многие родители чуть ли не с ума сходят из-за того, что не могут найти общий язык со своими детьми, жалуются на то, что их сын или дочь вдруг стали неуправляемыми. у детей появляются собственные секреты, они занимают оборону при попытке воздействовать на них.
Подростковый возраст не зря называют трудным: пережить это время бывает непросто как самому подростку, так и его близким, в первую очередь родителям. видя такие изменения в своих чадах, родители порой не знают, как поступить, и совершают, по мнению психологов, три главные ошибки:
— стремление «задавить» ребенка своей властью, запрещая всяческую самостоятельность,
— ужесточение системы наказаний за непослушание, невыполнение родительских просьб и наставлений.
— выбор родителями тактики «игра в молчанку», объявляя бойкот ребенку за то, что тот не рассказывает о своей жизни и проблемах.
Чтобы таких ошибок родителям не совершать, хочется предложить несколько советов для налаживания хорошего контакта с детьми.
— прежде всего, займите правильную позицию. родители должны доверять ребенку, при этом самостоятельность предоставляется в разумных пределах.
— каждый подросток нуждается в признании – ему хочется знать, видеть и чувствовать, что его таланты ценят, его способностями и навыками гордятся.
— не скупитесь на похвалу. поощряйте и вдохновляйте своего ребенка.
— не оставляйте без внимания какие фильмы смотрит Ваш подросток, в какие компьютерные игры играет.
– постепенно нужно учить подростка справляться со своими трудностями. Пусть он самостоятельно ставит цели и определяет пути их достижения.
— учите ребенка выстраивать собственный жизненный путь, помогите ему сориентироваться в мире профессий.
– подросток должен понять, как зарабатываются деньги, как создается и распределяется семейный бюджет. научите своего ребёнка ценить деньги, расскажите о своих профессиях.
— приобщайте ребёнка к участию в делах семьи. если что-то, к примеру, решили изменить в доме, то очень хорошо об этом посоветоваться с ребёнком или хотя бы спросить его мнение. это непременно даст ему почувствовать собственную ответственность за происходящее, даст ощущение того, что его видят и слышат. начните признавать в своём подростке его право быть значимым и тогда, в ответ, он признает это право и за вами.
— оглянитесь в свое собственное подростковое прошлое – воспоминания могут стать хорошим помощником в понимании ребенка, его поступков и переживаний.
– не опускайте руки, не теряйте любви и уважения к своему ребенку.
Все, что происходит с ребенком, начинается с семьи. можно много говорить о школе, о различных контролирующих службах, которые должны проводить профилактику, воспитывать, но всё – же модель своего поведения дети копируют со своих близких.
Семья и родительский дом должны стать для подростков местом, где он чувствует себя в полной безопасности, принятым и защищенным. родители должны проявить мудрость и терпение, чтобы принять своего ребенка в случае любой неудачи. от того, как ребенок переживeт этот период, зависит его успешность или неуспешность во взрослой жизни.
А ещё хочется напомнить одну народную пословицу: «Дочь идет материнской дорогой, сын – отцовской». Каждый родитель должен знать, что его жизнь, его поведение – это пример для ребенка. Хотите иметь хороших детей – будьте не только хорошими воспитателями, но честными, порядочными людьми.
Педагог – психолог МБОУ «Менделеевская средняя общеобразовательная школа»
Пономарёва Марина Викторовна

Общая характеристика подросткового возраста

Подростковый возраст охватывает период от 10-11 лет до 13-14 лет и является одним из самых сложных и ответственных в жизни ребенка и его родителей. Этот возраст считается кризисным, поскольку происходят резкие качественные изменения, затрагивающие все стороны развития и жизни. Кризис подросткового возраста связан с изменением социальной ситуации развития и ведущей деятельности.

Социальная ситуация развития — это особое положение ребенка в системе принятых в данном обществе отношений. В подростковом возрасте она представляет собой переход от зависимого детства к самостоятельной и ответственной взрослости. Подросток занимает промежуточное положение между детством и взрослостью.

Ведущая деятельность — эта та деятельность, которая определяет возникновение основных изменений в психическом развитии ребенка на каждом отдельном этапе. Если у младших школьников такой деятельностью является учебная, то в подростковом возрасте она сменяется на интимно-личностное общение. Именно в процессе общения со сверстниками происходит становление нового уровня самосознания ребенка, формируются навыки социального взаимодействия, умение подчиняться и в тоже время отстаивать свои права. Кроме того, общение является для подростков очень важным информационным каналом.

В результате такой резкой смены интересов в подростковом возрасте часто страдает учебная деятельность, снижается школьная мотивация. Пытаясь вернуть прежние школьные успехи, родители стараются ограничить детей в общении со сверстниками. Однако важно помнить, что именно общение со сверстниками является наиболее важной для подростков деятельностью и оно необходимо для полноценного психического развития ребенка.

Многие особенности поведения подростка связаны не только с психологическими изменениями, но и с изменениями, происходящими в организме ребенка. Половое созревание и неравномерное физиологическое развитие подростка обуславливают многие его поведенческие реакции в этот период. Подростковый возраст характеризуется эмоциональной неустойчивостью и резкими колебаниями настроения (от экзальтации до депрессии). Поведение подростков зачастую бывает непредсказуемым, за короткий период они могут продемонстрировать абсолютно противоположные реакции:
целеустремленность и настойчивость сочетаются с импульсивностью;
неуемная жажда деятельности может смениться апатией, отсутствием стремлений и желаний что-либо делать;
повышенная самоуверенность, безаппеляционность в суждениях быстро сменяются ранимостью и неуверенностью в себе;
развязность в поведении порой сочетается с застенчивостью;
романтические настроения нередко граничат с цинизмом, расчетливостью;
нежность, ласковость бывают на фоне недетской жестокости;
потребность в общении сменяется желанием уединиться.

Наиболее бурные аффективные реакции возникают при попытке кого-либо из окружающих ущемить самолюбие подростка. Пик эмоциональной неустойчивости приходится у мальчиков на возраст 11-13 лет, у девочек — на 13-15 лет.


В подростковый период возникает ряд важнейших личностных задач. Основные линии развития подростков связаны с прохождением личностных кризисов: кризиса идентичности и кризиса, связанного с отделением от семьи и приобретением самостоятельности.

Кризис идентичности.

Что касается первого кризиса, то кратко можно сказать, что в это время происходит поиск и выбор новой взрослой идентичности, новой целостности, нового отношения к себе и к миру. Внешне это проявляется в активном интересе к себе: подростки постоянно что-то доказывают друг другу и самому себе; они общаются на темы, затрагивающие моральные и нравственные вопросы, межличностные отношения; появляется интерес к исследованию себя, уровня развития своих способностей через прохождение тестов, участие в олимпиадах.

Бурное развитие сознания и самосознания обуславливает интерес к себе, поэтому ребенок в подростковом возрасте склонен к уходу в себя, чрезмерно самокритичен и чувствителен к посторонней критики. Поэтому любая оценка со стороны значимых взрослых может вызвать бурную и непредсказуемую реакцию.

Становление нового уровня самосознания, Я-концепции выражается также в стремлении понять себя, свои возможности и особенности, свое сходство с другими людьми и свое отличие — уникальность и неповторимость. Познание себя через отличие зачастую происходит через противопоставление себя миру взрослых. Отсюда может идти негативизм в отношении норм и ценностей взрослых, их обесценивание. «Я не такой как вы! Я никогда не стану таким!», — вот достаточно характерные для подросткового возраста фразы.

Как следствие, в этом возрасте наблюдается резкое понижение ценности общения в семейном кругу: самыми большими авторитетами становятся друзья, а не родители. Требования, идущие со стороны родителей, в этот период сохраняют свое влияние на подростка лишь при условии, что они значимы и за пределами семьи, в противном случае они вызывают протест.

Познание себя через сходство с другими происходит у подростков при общении со сверстниками. Подростки имеют свои собственные нормы, установки, специфические формы поведения, которые образуют особую подростковую субкультуру. Для них очень важно чувство принадлежности, возможность занять свое место в референтной группе. Внешне это противоречит бунту против норм взрослых, но именно в такой ситуации формируется самосознание – социальное сознание, перенесенное вовнутрь.

Таким образом, можно сказать, что в подростковом возрасте резко падает авторитет взрослого и возрастает значимость мнения сверстников. И не удивительно, что родители жалуются на то, что их ребенок «совсем от рук отбился… не слушает моего мнения, хотя я желаю ему только добра… для него важны только друзья…». Их попытки «достучаться» до внутреннего мира ребенка, как правило, ни к чему не приводят, а лишь усугубляют ситуацию. Здесь важно помнить, что подросток вряд ли будет обсуждать со взрослыми личностно значимые вещи, но зато с удовольствием поговорит о социальных явлениях.

Кризис, связанный с отделением от семьи и приобретением самостоятельности.

Отечественные психологи выделяют еще одну важную особенность подросткового возраста – чувство взрослости. Внешне это выглядит как стремление к самостоятельности и независимости. Он стремиться расширить свои права, делать так, как он сам хочет, знает, умеет. Такое поведение часто провоцирует запреты. Но это необходимо, т.к. именно подобном противостоянии со взрослыми подросток исследует свои границы, пределы своих физических и социальных возможностей, рамки дозволенного. Через такую борьбу за независимость он удовлетворяет потребности в самопознании и самоутверждении, узнает свои возможности и учиться действовать самостоятельно.

Важно, чтобы эта борьба происходила в безопасных условиях и не принимала крайних форм. Ведь для подростка важна не столько сама возможность самостоятельно распоряжаться собой, сколько признание окружающими взрослыми этой возможности. В этом возрасте они считают, что между ними и взрослым нет принципиальной разницы. Однако не нужно путать безопасные условия с попустительством и вседозволенностью. Как уже говорилось выше, подросткам необходимы ограничения для того, чтобы познать свои границы. Кроме того, еще одной характерной чертой подросткового возраста является несоответствие представлений о своих желаемых и реальных возможностях. Вседозволенность в этой ситуации может привести к непоправимым последствиям, вплоть до криминальных действий.

Очень часто родители, уже прошедшие период становления и самоутверждения в жизни, но, имея в своем жизненном опыте ошибки и трудности, стараются оградить от них своих детей. Забывая при этом, что человек не может учиться только на положительном опыте. Чтобы «познать, что такое хорошо и что такое плохо» подросток должен все это пропустить через себя. Роль родителей в этом процессе заключается в том, чтобы ребенок не допускал фатальных и неисправимых ошибок, смягчая и не допуская до крайности процесс жизненного познания.

Итак, для подросткового возраста характерны следующие особенности:
половое созревание и неравномерное физиологическое развитие, обуславливающие эмоциональную неустойчивость и резкие колебания настроения;
изменение социальной ситуации развития: переход от зависимого детства к самостоятельной и ответственной взрослости;
смена ведущей деятельности: учебную деятельность вытесняет интимно-личностное общение со сверстниками;
открытие и утверждение своего «Я», поиск собственного места в системе человеческих взаимоотношений;
познание себя через противопоставление миру взрослых и через чувство принадлежности к миру сверстников. Это помогает подростку найти собственные ценности и нормы, сформировать свое представление об окружающем его мире;
появление «чувства взрослости», желание подростка признания своей «взрослости». В этом возрасте подростки стремятся освободиться от эмоциональной зависимости от родителей.

Это далеко не все изменения, происходящие в этот период. Но именно они, в первую очередь и наиболее ярко, сказываются на взаимоотношениях «родитель-ребенок».

Рекомендации родителям

— Разработайте систему последовательных требований, правил и санкций за их нарушение, а также поощрений. Необходимо, чтобы ребенок принимал участие в обсуждении, был в курсе этих правил и согласился с мерами наказаний. Требования и правила должны быть хорошо аргументированы и понятны ребенку. Наказания должны применяться последовательно, а не быть угрозой только на словах.

— При установлении каких-либо запретов желательно соблюдать следующую последовательность в процессе диалога:

Объясните ребенку, что именно вас не устраивает в его действиях (но не в нем самом!), выразить свои чувства по поводу происходящего в форме «Я-посланий». Например: «Я очень испугалась, когда увидела, что ты прыгаешь с такой высоты».
Аргументируйте свой запрет. Например: «Я не могу тебе позволить так прыгать, поскольку это опасно для жизни».
Выясните, какую цель преследует ребенок своими действиями, и совместно найдите иные пути достижения цели или поставьте более реальную цель. Важно, чтобы ребенок тоже вносил свои предложения. Например: «Но если очень хочешь прыгать, то можно записаться в секцию прыжков на батуте. Или, может быть, у тебя самого есть идеи, как реализовать твои желания безопасным способом?».

— Проявляйте свою заботу о ребенке не только в форме требований и ограничений, но и в форме эмоциональной поддержки, тепла, искреннего интереса к жизни ребенка. Больше и чаще демонстрируйте свои чувства. Важно, чтобы интерес не был навязчивым, так как в этом возрасте дети, как правило, неохотно допускают взрослых в свой внутренний мир. Однако сам факт проявления внимания к их жизни может оказаться очень значимым.

— Правил (ограничений, требований, запретов) не должно быть слишком много, и они должны быть гибкими.

— Предмет разговора с ребенком должен быть конкретным, затрагивающим суть дела. При этом нельзя касаться личности («ты такой, сякой»), т.к. возникает «круговая оборона», защита своей чести, своего «Я», особенно это касается ситуаций конфликтов, споров, ссор. Разбирая конфликтные ситуации, оценивайте только действия, демонстрируя, что не нравятся именно они, а не сам ребенок как личность.

— Общение должно быть в виде диалога, где существует равенство позиций взрослого и подростка.

— Когда вы говорите о своих чувствах ребенку, говорите от ПЕРВОГО ЛИЦА. О СЕБЕ, О СВОЕМ переживании, а не о нем, не о его поведении. И не стесняйтесь предлагать помощь. Например, вместо того, чтобы сказать «Ты опять получил в «двойку» («тройку») по русскому языку! Ты меня расстраиваешь», лучше сформулируйте свое послание следующим образом: «Я очень переживаю за твои оценки, мне кажется, что ты можешь учиться гораздо лучше. Может быть, я могу тебе чем-то помочь?».

— Помните, что подросток — личность, претендующая на равные со взрослыми отношения и права. Уважайте его право выбора, в том числе право на совершение ошибки.

— Принимая самостоятельность ребенка, не сводите ее к вседозволенности. Пусть он определит время возвращения домой, объем задания. Тогда вам легче будет контролировать принятое самим ребенком решение.

— Будьте более внимательным к проблемам ребенка, ведь в его восприятии они имеют не меньшую значимость, чем проблемы взрослых.

— Старайтесь осознавать, что мир взрослого и мир ребенка — два разных мира, что система их ценностей может отличаться. Нужно, чтобы он чувствовал, что взрослые уважают его как личность.

— Постепенно учите ребенка самого справляться со своими трудностями. Пусть самостоятельно ставит цели и определяет пути их достижения.

— Помогайте ребенку выстраивать собственный путь, а не ведите его за собой.

— Позволяйте вашему ребенку встречаться с отрицательными последствиями своих действий (или своего бездействия). Только тогда он будет взрослеть и становиться «сознательным», ответственным за свои решения и поступки.

— Чтобы избегать излишних проблем и конфликтов, соразмеряйте собственные ожидания с возможностями ребенка.

— Показывайте ребенку, что его любят таким, каков он есть, а не его достижения.

— Старайтесь никогда не сравнивать ребенка с окружающими (даже в сердцах), особенно если это сравнение не в его пользу.

— Не стесняйтесь подчеркивать, что вы им гордитесь.

В случае конфликтной ситуации предлагаем родителям применить следующий алгоритм действия:

1. Прояснение конфликтной ситуации.

Сначала родитель выслушивает ребенка. Уточняет, в чем состоит его проблема, а именно: что он хочет или не хочет, что ему нужно или важно, что его затрудняет и т.д. Делает он это в стиле активного слушания, то есть обязательно озвучивает желание, потребность или затруднение ребенка.

После этого родитель говорит о своем желании или проблеме, используя форму «Я-сообщения». Например: «Знаешь, я очень ждала этой передачи» (вместо: «Ты что, не знаешь, что я смотрю ее каждый день?!»).

2. Сбор предложений.

Этот этап начинается с вопроса: «Как же нам быть?», «Что же нам придумать?» или «Как нам поступить?». После этого надо обязательно подождать, дать возможность ребенку первому предложить решение (или решения), и только затем предлагать свои варианты. При этом ни одно, даже самое неподходящее, с точки зрения взрослого, предложение, не отвергается. Сначала предложения просто набираются «в корзинку». Если предложений много, их можно записать на листе бумаги.

3. Оценка предложений и выбор наиболее приемлемого.

На этом этапе проходит совместное обсуждение предложений. «Стороны» к этому времени уже знают интересы друг друга, и предыдущие шаги помогают создать атмосферу взаимного уважения. Когда в обсуждении участвует несколько сторон, наиболее приемлемым считается предложение, которое устраивает всех участников.

4. Детализация решения.

После того, как был выбран путь разрешения конфликтной ситуации, необходимо продумать его реализацию вплоть до малейших деталей.


Рекомендуемая литература:
Байярд Р.Т., Байярд Дж. Ваш беспокойный подросток. – М.: Семья и школа, 1995.
Безруких М. Я и другие, или Правила поведения для всех. – М., 1991.
Гиппенрейтер Ю.Б. Общаться с ребенком. Как? – М.: Сфера, 2003.
Кэмпбелл Росс. Как на самом деле любить детей. – М., 1998.
ЛеШан Э. Когда ваш ребенок сводит вас с ума. – М., 1990.
Млодик И.Ю. Книга для неидеальных родителей, или Жизнь на свободную тему. – М.: Генезис, 2006.
Савина Е.А., Смирнова Е.О. Родители и дети. Психология взаимоотношений. – М.: Генезис, 2003.
Спиваковская А.С. Как быть родителями. – М., 1986.
Фромм А. Азбука для родителей. – М., 1991.
Хоментаускас Г.Т. Семья глазами ребенка. – М., 1989.

Подростковый кризис — причины, диагностика и лечение

Когда начинается и когда заканчивается подростковый кризис?

В среднем (для климатической зоны Северной Европы и северо-запада России): 11-16 лет — у девочек и 12-18 лет — у мальчиков. Но на практике все происходит сугубо индивидуально. В качестве пикантности: подростку Достоевского из одноименного романа — двадцать один год. Не слабо, как говорят сами подростки, не правда ли?

В целом, у девочек подростковый кризис протекает в более мягкой форме, наступает раньше и кончается быстрее, чем у мальчиков. Может быть, это связано с тем, что требования к самоопределению юношей и мужчин в нашем обществе традиционно жестче, чем аналогичные позиции для девушек и женщин.

И все же начало и конец подросткового кризиса — дело сугубо индивидуальное, и любые точные предсказания в этом вопросе неизбежно будут носить характер спекуляции.

Цели и задачи подросткового кризиса

Принято считать, что основной целью подросткового кризиса является самоутверждение подростка, отстаивание себя как полноценной личности. Отчасти это, разумеется, именно так и есть. Социальная, интеллектуальная и биологическая зрелость человека в нашем сегодняшнем обществе разнесены во времени, то есть наступают не одновременно. И стало быть, какую-то из этих «зрелостей» и отстаивает наш подросток. Но какую?

Понятно, что о биологической зрелости 11-летней девочки или 13-летнего мальчика не может быть и речи. Несмотря на грустный факт появления в нашей стране прослойки детей, образование которых заканчивается после пятого-шестого класса, основная масса юношества в этом возрасте все еще продолжает плодотворно (или не очень) учиться в школе. Следовательно, насильственное или добровольное, но интеллектуальное развитие тоже еще на полпути. Социальная зрелость наступает в нашей стране чуть ли не позже, чем в большинстве развитых стран. Тридцатилетний мужчина, имеющий собственную семью, которому регулярно помогают старички-родители, — отнюдь не нонсенс как в Советском Союзе, так и в сегодняшней России. В последние годы, в связи с общей «американизацией» сознания и самой жизни, вроде бы наметилась тенденция к более раннему обособлению молодых людей от родительской семьи. Но пока это только тенденция.

Так какую же зрелость наш подросток отстаивает? Воображаемую, как считает большинство «пострадавших» от подросткового кризиса родителей? Или мы что-то упустили из виду?

Разумеется, упустили! За звучными терминами мы не заметили главного — самого человека. Однозначно незрелого по всем вышеописанным (и многим другим) позициям, но также однозначно существующего в нашем пространственно-временном континууме.

Когда ребенок рождается, первые минуты своей жизни он связан с матерью пуповиной — материальной биологической структурой, по которой к нему на протяжении всей внутриутробной жизни поступали необходимые для этой самой жизни вещества. Потом пуповину обрезают, но связь ребенка с матерью все еще во многом физична — кормление грудью, тесный физический контакт. Известно, что младенцы, лишенные тесного физического контакта со взрослым человеком в первые месяцы жизни, часто погибают, даже если кормление и гигиенический уход за ними близки к идеальным показателям.

Когда ребенок начинает ходить, первое время он предпочитает передвигаться, держась за материнский подол или палец. В дальнейшем (2—3 года) ребенок очень нервничает и пугается, когда мама или папа куда-то уходят, оставляя его одного или с малознакомыми людьми.

Постепенно, однако, сфера самостоятельных действий ребенка расширяется. Он сам играет в песочнице, посещает детский сад, бегает с другими ребятами во дворе. Но обиженный сверстниками, разбив коленку, он все равно идет к маме или папе за защитой, жалостью и лаской. Иногда (с годами все реже) он приходит просто так, залезает на колени («Не стыдно тебе, такой большой!»), или просто прижимается к маминому боку, испытывая потребность в «подзарядке» все той же биологической по сути общностью, без которой не могут выжить младенцы. С поступлением в школу сфера социальных контактов ребенка стремительно расширяется. Появляются первые настоящие друзья «до гроба», первые недруги Альтруизм и предательство, верность и честь — все это теперь существует вне дома, в сфере социальной жизни ребенка. Делится ли он дома своими победами и поражениями, находками и потерями — это зависит исключительно от поведения родителей, от их собственной нравственной позиции и от искренности их заинтересованности в том, чтобы ребенок не просто «не дрался», «не хулиганил», «дружил только с приличными детьми», а именно учился общаться, вести за собой и подчиняться другим, побеждать и терпеть поражение, находить выход в трудных, запутанных, и не всегда понятных взрослым ситуациях взаимоотношений детского социума. В это время (5—6 класс) наша воображаемая связь-резинка между ребенком и родителями растягивается до максимума. Дальнейшее ее растяжение становится болезненным для одной или для обеих сторон.

И тут-то как раз и наступает подростковый возраст. И его целью и задачей становится обрыв этой самой когда-то жизненно необходимой, а теперь сковывающей дальнейшее развитие связи.

Я больше не ваш придаток! — заявляет подросток. — Я самостоятельный человек.

Он передергивает, блефует, и на любой вопрос в лоб («В чем это ты такой самостоятельный?!») у него нет вразумительного ответа. Есть только чувство дискомфорта от перерастянутой «резинки». Если у родителей в момент самых первых заявлений хватит ума и смелости самим перерезать эту связь («Хорошо, ты самостоятельный человек, живущий рядом с нами. Ты можешь сам принимать те решения, которые тебе по силам. Если ты с чем-то не справишься, мы поможем тебе, но уже не как суверен вассалу, а как твои самые близкие друзья»), то ребенок-подросток, как правило, пугается внезапно открывшейся перспективы самому отвечать за все, и одновременно благодарен родителям за доверие, проявленное к его личностным силам. В этом случае условное расстояние между ним и родителями может стать даже меньше, чем было «до обрезания».

Если же (что бывает гораздо чаше) родители боятся перерезать эту морально и физически «устаревшую» связь, с тем чтобы заменить ее на новую («Это же все только слова, он же на самом деле еще глупый! Ничего не понимает! Жизни не знает!»), то ножницы берет сам подросток (иногда в ход идут копи и зубы), и вот именно тогда мы и имеем дело не просто с подростковым возрастом, но с подростковым кризисом во всей его красе. Если подростку после долгих попыток все же удается перегрызть охраняемую родителями «резинку», то его по инерции относит так далеко, что на восстановление доверительных и полноценных отношений могут потребоваться годы.

Если же родители оказываются сильнее, и подросток смиряется с длящимся положением «суверен — вассал», то его личностное развитие неизбежно искажается и надолго сохраняет инфантильные черты. Иногда в этом случае развивается невроз.

Итак, целью и задачей подросткового кризиса является приобретение не самостоятельности (она подростку еще и не нужна, и не по зубам), но личностной автономии, необходимой для дальнейшего развития личности по взрослому типу, то есть, иными словами, для развития умения брать на себя ответственность за все последствия своих взглядов, слов и действий.

Как вести себя родителям?

Во-первых, необходимо внимательно относиться к возрастному развитию своего чада, чтобы не пропустить первые, еще смазанные и неотчетливые признаки наступления подросткового возраста.

Как уже было сказано выше, подростковый возраст наступает у каждого ребенка в свое время и никакие общие правила здесь не могут быть догмой. Я видела десятилетнего мальчика-грузина, который имел отчетливые усики и отчетливый подростковый конфликт с папой, который в свою очередь никак не мог в это поверить и темпераментно объяснял мне, что у него самого никакого подросткового кризиса не было, и вообще в грузинских семьях такие безобразия не встречаются.

Видела я и двадцатичетырехлетнюю молодую женщину, которая пришла ко мне на прием вместе с встревоженной мамой, которая говорила о том, что вот, дочка окончила институт, вышла замуж, но жить самостоятельно отказывается наотрез, по-прежнему во всем советуется с мамой, и живет как бы ее умом. Когда девочке было 14 лет, маму это необычайно радовало и хотелось сохранить такое состояние отношений подольше. Мама как личность гораздо сильнее дочери, и у нее все получилось. Но с трудом завоеванный результат теперь почему-то радовать перестал.

Во-первых, отнеситесь серьезно к индивидуальным темпам развития вашего ребенка. Не считайте его маленьким, когда он уже начинает ощушать себя подростком. Но и не толкайте в подростковость насильно. Возможно, вашему сыну (или дочке) нужно на год или два больше времени, чем его сверстникам. Ничего страшного в этом нет.

Во-вторых , отнеситесь серьезно ко всем декларациям вашего подростка, какими бы глупыми и незрелыми они вам ми казались.

Обсудите и проанализируйте вместе с сыном (или дочкой) каждый пункт. Добейтесь того, чтобы вы одинаково понимали, что именно значит, например, такая фраза, как: «Я все могу решать сам!». Что именно за ней стоит? Я могу сам решать, какую куртку мне надеть на прогулку? Или я могу сам решать, ночевать ли мне дома? Дистанция, согласитесь, «огромного размера». Кроме того, серьезное, лишенное насмешки и пренебрежения обсуждение важно еще и потому, что подросток довольно часто делает свой запрос «с запасом», так же как называет цену рыночный торговец. Именно для того чтобы можно было поторговаться и уступить. А родители иногда, вместо того чтобы увидеть эту «рыночность» за проса, пугаются непомерности требований и начинают паниковать и запрещать все подряд.

В-третьих, как уже было сказано выше, прекрасно если вы сами и вовремя перережете «связь-резинку».

Как можно раньше дайте нашему подростку столько самостоятельности, сколько он может съесть. Утомительно и занудно советуйтесь с ним по каждому пустяку. («Как ты думаешь, какие лучше обои купить? Подешевле и похуже, или получше, но подороже?», «А огурцы какие будем в этом году сажать? Как в прошлом году или попробуем новый сорт?»). Беззастенчиво впутывайте его в свои проблемы и проблемы семьи. («Сегодня мой начальник опять ругался, что клиенты жалуются… А что я могу сделать, если половина из них явно нуждается в помощи психиатра! Как бы ты на моем месте поступила?», «Опять у бабушки почка болит. Что будем делать? Вызвать врача или опять те таблетки купить, что в прошлый раз помогли?»). Пусть подросток поймет, что вы действительно, не на словах, а на деле, видите в нем равного вам члена семьи.

В-четвертых, обязательно сами делайте то, чего вы хотите добиться от своего сына (или дочки). Звоните домой, если где-то задерживаетесь. Рассказывайте не только о том, куда и с кем вы ходите, но и о содержании вашего времяпрепровождения. Давайте развернутые и по возможности многоплановые характеристики своим друзьям и знакомым. Это позволит вам побольше узнать о друзьях вашего сына (или дочки). Чаще приглашайте к себе гостей. Если у вас, родителей, «открытый дом», вы, скорее всего, будете видеть тех, с кем проводит время ваше чадо. И вовремя сможете принять меры, если что-то пойдет наперекосяк. Рассказывайте о своих чувствах и переживаниях. Возможно, иногда что-то расскажет и ваш ребенок. Делитесь с подростком своими проблемами. Не стесняйтесь попросить у нею совета. Вопреки распространенному мнению, иногда подростки очень чувствительны и тактичны в оценке и коррекции именно чужих ситуаций. Кроме того, в этом случае существенно повышается вероятность того, что и со своей проблемой чадо пойдет именно к вам, а не в ближайший подвал.

В-пятых, постарайтесь обнаружить и исправить те ошибки в воспитании, которые вы допускали на предыдущих этапах. Если вы, конечно, не сделали этого раньше. Относительно «обнаружить» проблем обычно не бывает. Потому что именно в подростковом возрасте все допущенные ранее ошибки лезут наружу и зацветают пышным цветом.

По материалам книги Е.В. Мурашовой «Понять ребенка», г.Екатеринбург, «У-Фактория», 2004 г

Мифы о подростке и реалии его развития. На пороге новых возможностей.

НА ПОРОГЕ НОВЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

Психолого-педагогические условия сохранения психологического здоровья подростков

Как известно, подростки переживают кризис, связанный с их переходом в новое качество — взрослое состояние. Но это время является трудным не только для самих подростков, но и для окружающих их взрослых. Повышенная эмоциональная чувствительность подростков, их неустойчивость, реакции эмансипации могут существенно осложнить как учебный, так и воспитательный процесс. Поэтому необходимо, чтобы родители понимали нормальность данного кризиса, его необходимость.

Кризис, или критический период, является периодом качественных позитивных изменений, результатом чего становится переход личности на новую, более высокую ступень развития. Основными характеристиками кризисных периодов можно считать следующие:

— наличие резких изменений в короткие отрезки времени;

— неотчетливость границ кризиса;

— присутствие конфликтов с окружающими и трудновоспитуемость ребенка;

— наличие разрушения в развитии, то есть «на первый план выдвигаются процессы отмирания и свертывания, распада и разложения того, что образовывалось на предшествующей стадии».

КРИЗИС ИДЕНТИЧНОСТИ

Оптимальным результатом прохождения подросткового кризиса является достижение идентичности, то есть личностной целостности, постижение подростком своих возможностей, осознание ценности своей индивидуальности. Однако часть подростков по разным причинам не проходит кризис идентичности. Некоторые некритично следуют предписаниям родителей, значимых взрослых, не проходя через период принятия самостоятельных решений. Такие подростки не проявляют признаков трудновоспитуемости, достаточно удобны как педагогам, так и родителям. Другие же просто не ставят для себя вопросов, характерных для кризиса, ориентируясь в основном на получение удовольствия от жизни.

Какова же перспектива развития подростков, не разрешивших по тем или иным причинам кризис идентичности? Возможны два основных варианта.

Первый — это особо острое протекание последующих возрастных кризисов: молодости, середины жизни, встречи со старостью. При этом вероятнее всего трудности будут присутствовать именно в период молодости, начиная с 18 лет, когда возникнет необходимость решать вплотную вопросы профессионального и личностного самоопределения.

Второй вариант — это прекращение развития подростка, дальнейшее функционирование его только для обеспечения основных жизненных потребностей, впоследствии ранняя личностная инволюция.

ИСТОКИ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Общеизвестно, что этот возраст характеризуется повышением агрессивности у большинства ребят. Некоторые подростки становятся полностью неуправляемыми.

Прежде всего родителям необходимо понять, что ребенок не рождается агрессивным, хотя, безусловно, биологические предпосылки могут существовать. На развитие агрессивности влияют взаимоотношения в семье подростка, стиль его воспитания. Чаще всего агрессивный подросток вырастает в семьях с незрелыми методами регулирования дисциплины, когда родители непоследовательны и непредсказуемы в выборе реакций на отклоняющееся поведение. Им обычно не хватает терпения или времени научить ребенка следовать определенным правилам поведения. Кроме того, они выбирают неэффективные способы реагирования на агрессивное поведение подростка: либо слишком терпимое, либо излишне жесткое. Однако попустительское отношение к проявлениям агрессивного поведения позволяет ему перерасти в привычное. А использующие жесткие наказания родители оказываются для детей примером агрессивности. Кроме того, в этом случае подростки учатся противостоять родителям. И если они все-таки меняют свое поведение, то оно не становится внутренней ценностью. Получается, что наказание заставляет подростка скрывать внешние проявления нежелательного поведения, но не устраняет его.

МЕРЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ

Каковы должны быть реакции взрослых в отношении агрессивного поведения? Как уже говорилось, резкое подавление агрессивности, строгие наказания или попустительство приводят к закреплению агрессивного поведения. А склонный к суровому наказанию родитель невольно подает ребенку пример агрессивного поведения.

Строгость родителя может привести к подавлению агрессивных импульсов в его присутствии, но зато они могут бурно выплескиваться, когда его нет.

Однако отсутствие всяких наказаний приводит также к закреплению агрессивности. Поэтому перед родителями стоит достаточно трудная задача: нужно найти способы разумного подавления агрессивности. При этом обязательно нужно разъяснять справедливость наказания, чтобы итогом его было появление у ребенка чувства вины, но не страха и враждебности к наказующему. Необходимо помнить, что наказание должно быть напрямую связано с поведением ребенка: акт наказания должен осуществляться по возможности сразу после осуществления агрессивного поступка. Имеется в виду, что временной разрыв между проступком и наказанием должен был минимален. Это необходимо для того, чтобы подчеркнуть неприемлемость данного поведения. Кроме того, немедленное наказание приносит неприятности до того, как нарушитель сможет осознать удовольствие от совершенного поступка.

И наконец, нужно по возможности предлагать подростку альтернативу поведения, за которое он наказывается, чтобы заложить фундамент будущих поощрений.

Подростки не имеют привычки задумываться над последствиями своих поступков, они не извлекают пользы из своего негативного опыта, и у них неоднократно возникают одни и те же затруднения. Поэтому полезно обсуждать с ребенком причины, вызвавшие агрессивные действия, и их последствия.

ГЛУБОКОЕ ОТЧУЖДЕНИЕ

Возможно, многие скажут, что современным подросткам ничего не нужно. Однако это далеко не так. Внешняя сумбурность, иногда асоциальность поведения подростков чаще всего является защитой: от тревог, сомнений, страха перед окружающим миром.

Многие психологи и психиатры отмечают, что в подростковом возрасте основным страхом является страх смерти. Подростки не сообщают об этом взрослым и даже отрицают наличие такого страха. Но если внимательно присмотреться к поведению детей этого возраста, то за стремлением подростков к различным рискам, то есть своеобразной игрой со смертью, просматривается стремление победить смерть и страх перед нею.

КТО ВИНОВАТ?

Достаточно четко страх смерти проявляется при психологическом изучении учащихся. Так, заканчивая предложение: «Большинство моих знакомых не знает, что я боюсь…», 78% подростков указали на страх смерти. Они боятся, например «заболеть неизлечимой болезнью: СПИДом, раком», «тех мучений, которые могут ждать любого перед смертью», «несчастного случая, неизличимой болезни, войны».

Понятно, что значительную долю ответственности за страхи подростков должны принять средства массовой информации. Но СМИ имеют влияние не только на подростков. Почему же страх смерти столь остро выражен именно у них? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо немного углубиться в историю и вспомнить о подростковых инициациях — обрядах, которые существовали в древности. Эти обряды помогали подросткам достойно пройти столь важный для них период качественных изменений в жизни. Итогом этого периода является приобретение взрослого статуса в социальном и сексуальном плане.

НОВОЕ РОЖДЕНИЕ

Интересно, что при всем многообразии форм обрядов инициации обязательным компонентом в них было наличие таинства смерти — нового рождения. Это таинство в символической форме представляло идею о том, что для рождения новых качеств необходимо отмирание или разрушение старых. Причем процесс разрушения может быть достаточно долгим и болезненным для подростка.

В процессе инициации подросток в той или иной форме символически умирал, затем рождался. Понятно, что такие действия снижали уровень страха смерти. Кроме того, они давали подростку понимание того, что для рождения новых качеств необходимо, чтобы исчезли старые. И всякое заслуженное новое приходит через преодоление трудностей и напряжение воли.

В определенной степени функцию инициации еще не так дано выполнял прием в комсомол, который отражал переход подростка на более взрослую по сравнению с пионерской ступень жизни, включал молодых людей в определенную систему ценностей.

Современным подросткам общество не оказывает помощи через инициацию в обретении взрослого «Я», в понимании себя, своих прав, обязанностей, сил и возможностей. Молодые люди приходят к этому самостоятельно, часто через довольно трудную внутреннюю работу. И в этот период, когда «Я» человека только формируется, появляются страхи потери себя, чувства самотождественности, собственной личности.

НЕОБХОДИМОСТЬ ОБСУЖДЕНИЯ

Подростки защищаются от страха смерти либо депрессией, либо негативизмом, либо агрессивностью.

Родителям же нужно знать о том, что особо бережно нужно обращаться с ребенком, когда «умирает его детство» (Франсуаза Дольто). Родитель может предоставить подростку возможность говорить об этом. Понятно, что это достаточно тонкий вопрос. И его можно обсуждать при наличии высокого уровня доверия подростков к родителям.

Такие разговоры, с одной стороны, помогут снизить уровень страхов у подростков, с другой — подведут его к осознанию смысла собственной жизни. Ведь известно, что отношение человека к смерти определяет его отношение к жизни в целом.

ПОМОЩЬ РОДИТЕЛЕЙ

Непонимание родителями изменений, происходящих в подростке может привести к их стремлению сохранить жесткий контроль над ребенком или «повернуть назад его развитие», отвержению родителями новых качеств подростка и возврата старых детских: послушания, ласковости и т.п.

Большинство родителей жалуются, что ребенок вдруг резко изменился, стал раздражительным, закрытым, непослушным. И хотят вернуть контроль и сделать подростка таким, каким он был прежде. Таким образом родители на самом деле хотят получить помощь, но не видят необходимости в оказании помощи своему ребенку. Поэтому первоочередная задача родителей сориентироваться на оказание помощи своему ребенку в достаточно сложный для него жизненный период.

ОЛЬГА ХУХЛАЕВА,
доктор психологических наук,
доцент кафедры психологии развития МПГУ, г. Москва

Кризис подросткового возраста

Что происходит с ребенком?

«Переходный», «трудный», «критический» – так зачастую называют подростковый возраст. Подростковый возраст — это тот период в жизни вашего ребенка, когда детство уже почти закончилось, а взрослая жизнь еще не началась. И именно этот момент перехода по шаткому мосту от детства к взрослости является чуть ли не самым важным временем на пути развития.  Для того чтобы лучше понимать своего взрослеющего ребенка, каждому pодителю необходимо знать о взаимодействии психологических и физиологических причин и проявлений подросткового кризиса.

Физиологические основы кризиса подросткового возраста:

Подростковый возраст – это тот момент в жизни вашего ребенка, когда две «фабрики по производству гормонов» — гипофиз и щитовидная железа — начинают гонку по выполнению «пятилетки за 3 года». Они поставляют свою «продукцию» в кровь с такой активностью и скоростью, что заставляют большинство других эндокринных желез не отставать и тоже вступить в борьбу за звание «передовика производства». В подростковом возрасте в кровь начинает поступать огромное количество гормонов роста и половых гормонов. Благодаря их сложным и запутанным взаимоотношениям», возникает:

Резкое увеличение роста и веса. В среднем, «скачок роста» происходит у мальчиков с 13 до 15 лет, иногда продолжаясь до 17, а у девочек — на два года раньше. Так же изменяются пропорции тела. Сначала до “взрослых” размеров дорастают голова, кисти рук и ступни подростка, затем конечности — удлиняются руки и ноги — и в последнюю очередь туловище. Все это приводит к некоторой непропорциональности тела, подростковой угловатости.

Начало полового созревания. Появляются волосы на лице и теле, у мальчиков ломается голос и возникает эрекция, у девочек начинается менструация и формируется грудь, все это сопровождается появлением полового влечения. Бурное протекание и смена эмоций. Смех подростка легко переходит в слезы, состояние абсолютного счастья, резко обрываясь по незначительной причине, сменяется унынием и грустью. Даже незначительное раздражение способно перерасти в гнев и вызвать приступ агрессии.

Психологические основы кризиса подросткового возраста

Существует два возможных пути протекания кризиса подросткового возраста:

1. «Кризис независимости». Основные проявления.

  • Негативизм;
  • Упрямство; 
  • Грубость; 
  • Бунтарство; 
  • Стремление во всем поступать по-своему; 
  • Противостояние авторитетам и иконоборчество; 
  • Ревностное отношение к личному пространству.

2. «Кризис зависимости». Основные проявления:

  • Чрезмерное послушание; 
  • Возврат к детским интересам и формам поведения; 
  • Зависимость от взрослых; 
  • Несамостоятельность; 
  • Инфантильность в суждениях и поступках; 
  • Подчинение мнению большинства; 
  • Стремление быть «как все».

«Кризис зависимости», как проявление кризиса подросткового возраста , куда больше устраивает большинство родителей, так как им кажется, что им удалось сохранить «правильные» и «гармоничные» отношения с подростком, то есть отношения по типу «взрослый – ребенок». Однако так ли это хорошо, как кажется на первый взгляд?

Одной из первостепенных психологических задач кризиса подросткового возраста является обретение самостоятельности в принятии решений, суждениях, поступках, т.е. формирование более зрелой, взрослой позиции по отношению к себе и своей жизни. Поэтому, как бы нам, взрослым, ни хотелось обратного, путь «кризиса независимости» является наиболее продуктивным, т.к. дает возможность развивающейся личности подростка принимать и адаптироваться к новообразованиям, которые несет в себе подростковый возраст. Такими новообразованиями, помимо обретения самостоятельности, являются:

  • Появление интереса к своему внутреннему миру. До 11-13 лет для ребенка первостепенную роль играет внешний мир, который он познает и с огромным интересом изучает, на который он проецирует свою фантазию, переживания и эмоции. А в процессе подросткового кризиса ребенок начинает заглядывать внутрь себя, обретая интерес к собственным переживаниям, своему положению в окружающем его мире людей и явлений, осознавать свою уникальность.
  • Бурное развитие критического мышления. Рассудочная, т.е. формальная, жесткая логика владеет умом подростка. Она требует на любой вопрос однозначного ответа и оценки: истина или ложь, да или нет. Отсюда берется не особенно жалуемая взрослыми особенность подросткового сознания — максимализм, который в сочетании с бушующими эмоциями порой заставляет подростка «навсегда» ссориться с друзьями и родителями, впадать в глубочайшее уныние в связи с «отсутствием смысла жизни», поскольку человеческие отношения и жизнь вообще настолько противоречивы и многообразны, что не укладываются в рамки формальной логики.
  • Потребность в близких отношениях и признании окружающих. Друзья для подростка зачастую становятся важнее и роднее членов семьи. Вспыхивают искры первой романтической влюбленности, порой разгорающиеся до настоящего пожара личной драмы. Именно в человек начинает учиться любить и строить близкие отношения. И именно в этот период мнение окружающих о нем приобретает колоссальное значение.

A теперь давайте обрисуем наиболее распространенные результаты взаимодействия физиологических и психологических изменений, происходящих в процессе кризиса подросткового возраста: D2071F

  • Повышенный интерес к собственной внешности. 
  • Стремление к независимости и свободе. 
  • Группирование со сверстниками. 
  • Повышенный интерес к сексу и взаимоотношениям полов. 
  • Потребность в уединении. 
  • Потребность в личном пространстве и ревностное к нему отношение. 
  • Резкость и безапелляционность суждений. 
  • Ранимость в сочетании с показной холодностью.

Кризис подросткового возраста – самый сложный из всех возрастных кризисов для ребенка, т.к. именно в этот период он впервые по-настоящему глубоко заглядывает внутрь себя и оказывается способным осознавать многое из того, что с ним происходит, но далеко не всегда может понять причины происходящего. Поэтому перед вами встает непростая задача – осознавая физиологическую и психологическую суть кризиса подросткового возраста стараться поддерживать и помогать вашему ребенку на пути взросления.

Если у вас возникли вопросы, Вы можете пообщаться с нашими детскими неврологами.

причин подросткового кризиса | Консультации | Интервенция

Подростки могут переживать кризисы. Подростковый возраст — время травм. Родители могут чувствовать замешательство и разочарование в общении с подростком. Родители могут не соглашаться и спорить о том, что следует делать, тем самым теряя доверие к ним. Однако иногда родители могут чувствовать необходимость обратиться за помощью к специалистам в области психического здоровья. Школы могут попытаться помочь, но могут обвинить ученика, который в конечном итоге бросит учебу, если сочтет, что учеба для него скучная, неконтролируемая или унизительная.Некоторые дети могут ходить в школу только для того, чтобы быть с друзьями, у которых есть доступ к наркотикам, машинам, сигаретам и так далее.

Доктора, консультанты или родители могут не обращать внимания на возможность употребления наркотиков или алкоголя, поскольку они боятся или не хотят проверять ребенка на наркотики. Они могут поверить ребенку в том, что он не употребляет алкоголь или наркотики. Также подросток может признаться в употреблении алкоголя, но не в употреблении наркотиков. Наркотики и отрицательный сверстник или социальная группа могут серьезно повлиять на жизнь подростка и поставить его на путь отрицательного.

Многие современные модели здравоохранения и образования неадекватно удовлетворяют уникальные потребности подростков в условиях кризиса. Диагноз часто ставится на основании нескольких интервью и впечатлений. Тщательная оценка часто не выполняется. Семья, учителя, друзья, братья и сестры часто не опрашиваются открыто и в духе сотрудничества. Основная причина кризиса может быть не понята или не устранена, потому что реальная проблема часто требует больше усилий, чем обеспечение «облегчения симптомов».

Специалисту по психическому здоровью может потребоваться много времени, чтобы заслужить доверие подростка.После нескольких сеансов многие подростки не хотят возвращаться к «терапии», поскольку она «не помогает». Или они могут просто отказаться прекратить делать то, что они делают сейчас. Иногда симптомы, которые проявляет подросток, могут исчезнуть, когда они впервые начнут посещать психолога, но в конечном итоге они могут появиться снова, например, плохая школа, пропуск уроков, задержка на работе, сон весь день, бегство, отчисление, вступление в контакт. с правоохранительными органами и так далее.

Подростки учатся скрывать свое поведение и симптомы, чтобы манипулировать врачами, консультантами, учителями и своими родителями.Они могут часто обращаться за советом и поддержкой к другим подросткам, которые чувствуют то же самое. Однако подросткам может не хватать опыта и поддержки, чтобы адекватно поддерживать другого, и они могут просто давать способы, как избежать последствий своих действий и манипулировать другими.

Подросток может не понимать, что антидепрессанты могут помочь, даже если у них есть неприятные побочные эффекты, или почему им следует избегать того, что заставляет их чувствовать себя хорошо. Это настоящая дилемма как для родителей, так и для консультантов.Помочь подростку в кризисной ситуации увидеть это — настоящий вызов. Часто они могут сосредоточиться на том, чтобы сразу почувствовать себя лучше, и не беспокоиться о долгосрочном влиянии на то, как они будут себя чувствовать. Например, нелегальные наркотики могут мгновенно улучшить их самочувствие, а психиатрические — нет. Хотя, конечно, лекарства, отпускаемые по рецепту, не обязательно лучший вариант для ребенка или подростка, терпящего бедствие.

Подростки могут сожалеть, когда попадают в беду, но они могут чувствовать себя неуязвимыми, поэтому бросайте вызов правоохранительным органам и их родителям.Они могут не учиться на своих ошибках, но пытаются научиться избегать последствий своих действий и избегать их. Подростки часто действуют как жертвы и становятся жертвами, или они становятся жестокими и преследуют других. Это может вызвать проблемы у подростка, в конечном итоге стать жертвой жестокого обращения, нападения, угроз или чего-то еще хуже.

Еще сложнее то, что подросток может страдать от недиагностированного физического, психического или неврологического расстройства
Подростки могут переживать кризисы. Подростковый возраст — время травм.Родители могут чувствовать замешательство и разочарование в общении с подростком. Родители могут не соглашаться и спорить о том, что следует делать, тем самым теряя доверие к ним. Однако иногда родители могут чувствовать необходимость обратиться за помощью к специалистам в области психического здоровья. Школы могут попытаться помочь, но могут обвинить ученика, который в конечном итоге бросит учебу, если сочтет, что учеба для него скучная, неконтролируемая или унизительная. Некоторые дети могут ходить в школу только для того, чтобы быть с друзьями, у которых есть доступ к наркотикам, машинам, сигаретам и так далее.

Доктора, консультанты или родители могут не обращать внимания на возможность употребления наркотиков или алкоголя, поскольку они боятся или не хотят проверять ребенка на наркотики. Они могут поверить ребенку в том, что он не употребляет алкоголь или наркотики. Также подросток может признаться в употреблении алкоголя, но не в употреблении наркотиков. Наркотики и отрицательный сверстник или социальная группа могут серьезно повлиять на жизнь подростка и поставить его на путь отрицательного.

Многие современные модели здравоохранения и образования неадекватно удовлетворяют уникальные потребности подростков в условиях кризиса.Диагноз часто ставится на основании нескольких интервью и впечатлений. Тщательная оценка часто не выполняется. Семья, учителя, друзья, братья и сестры часто не опрашиваются открыто и в духе сотрудничества. Основная причина кризиса может быть не понята или не устранена, потому что реальная проблема часто требует больше усилий, чем обеспечение «облегчения симптомов».

Специалисту по психическому здоровью может потребоваться много времени, чтобы заслужить доверие подростка. После нескольких сеансов многие подростки не хотят возвращаться к «терапии», поскольку она «не помогает». Или они могут просто отказаться прекратить делать то, что они делают сейчас. Иногда симптомы, которые проявляет подросток, могут исчезнуть, когда они впервые начнут посещать психолога, но в конечном итоге они могут появиться снова, например, плохая школа, пропуск уроков, задержка на работе, сон весь день, бегство, отчисление, вступление в контакт. с правоохранительными органами и так далее.

Подростки учатся скрывать свое поведение и симптомы, чтобы манипулировать врачами, консультантами, учителями и своими родителями.Они могут часто обращаться за советом и поддержкой к другим подросткам, которые чувствуют то же самое. Однако подросткам может не хватать опыта и поддержки, чтобы адекватно поддерживать другого, и они могут просто давать способы, как избежать последствий своих действий и манипулировать другими.

Подросток может не понимать, что антидепрессанты могут помочь, даже если у них есть неприятные побочные эффекты, или почему им следует избегать того, что заставляет их чувствовать себя хорошо. Это настоящая дилемма как для родителей, так и для консультантов.Помочь подростку в кризисной ситуации увидеть это — настоящий вызов. Часто они могут сосредоточиться на том, чтобы сразу почувствовать себя лучше, и не беспокоиться о долгосрочном влиянии на то, как они будут себя чувствовать. Например, нелегальные наркотики могут мгновенно улучшить их самочувствие, а психиатрические — нет. Хотя, конечно, лекарства, отпускаемые по рецепту, не обязательно лучший вариант для ребенка или подростка, терпящего бедствие.
Подростки могут сожалеть, когда попадают в беду, но они могут чувствовать себя неуязвимыми, поэтому бросайте вызов правоохранительным органам и их родителям.Они могут не учиться на своих ошибках, но пытаются научиться избегать последствий своих действий и избегать их. Подростки часто действуют как жертвы и становятся жертвами, или они становятся жестокими и преследуют других. Это может вызвать проблемы у подростка, в конечном итоге стать жертвой жестокого обращения, нападения, угроз или чего-то еще хуже.
Еще более трудным является то, что подросток может страдать от невыявленного физического, психического или неврологического расстройства

Причины подросткового кризиса
Кризис обычно требует времени, чтобы стать критическим или опасным для жизни.Кризисы обычно возникают до того, как кризис становится опасным. В какой-то момент консультант должен уметь отследить один или несколько факторов, которые привели к текущему серьезному кризису. Выявление факторов может помочь консультанту или специалисту в области психического здоровья охарактеризовать развитие кризиса, что, в свою очередь, поможет им найти соответствующий ответ и продолжительность любого необходимого вмешательства.

Предыдущие потенциальные кризисы могут включать:

  • Наркотики
  • Спирт
  • Со стороны сверстников и социальное давление
  • Родительский алкоголизм, злоупотребление наркотиками или невылеченное психическое расстройство.
  • Неспособность родителей обеспечить правила, дисциплину и крепкие отношения с ребенком.
  • Семейный конфликт и разлад
  • Травматический опыт
  • Хрупкое эмоциональное состояние
  • Разделение родителей или развод

Вмешательства
Как только мы поймем потенциальную причину кризиса, это может побудить нас задуматься о возможных комплексных вмешательствах.Существует ряд возможных вмешательств, которые следует адаптировать к индивидуальным потребностям человека. Вмешательства могут включать:

  • Образование и обучение родителей
  • Обучение и воспитание подростков
  • Самопомощь
  • Групповое консультирование / терапия
  • Индивидуальное консультирование / терапия
  • Семейное консультирование / терапия
  • Изменить школу
  • Приключенческие программы на свежем воздухе
  • Программы лечения дикой природы
  • Усиление родительского надзора и участия
  • Переезд на новый участок
  • Переехать к другим членам семьи
  • Приемная семья
  • Частная школа
  • Школа-интернат
  • Программа дневного лечения
  • Лечебная школа-интернат
  • Программа лечения в стационаре
  • Психиатрическая больница
  • Ответ полиции или правоохранительных органов

Продолжительность и выбор вмешательства, а также компетентность задействованных профессионалов имеют решающее значение для успеха любого вмешательства. Вмешательство также должно соответствовать уровню риска и реагировать на основную проблему или потенциальную причину. Необходимо определить уровень риска и рассмотреть вероятность обострения или продолжения проблемы.

Анкета для клинического обследования подростков — один из наиболее систематических и надежных методов оценки риска у подростков. Когда кризис возникает впервые, важно стабилизировать состояние подростка и облегчить его симптомы. Но после этого должна быть достаточная структура и последующие действия, чтобы предотвратить дальнейшие кризисы или рецидивы.Родители и члены семьи должны помнить, что несоответствующее вмешательство может ухудшить положение и подорвать их отношения с ребенком и создать новый кризис.

Неадекватный ответ может продлить проблему и снизить вероятность успеха будущих вмешательств. Часто подростки переживают цикл кризиса. Кризис имеет тенденцию нарастать, обостряться, утихать и всплывать снова по схеме возрастающих эмоциональных, психологических и поведенческих проблем. Обычно у подростков между кризисами могут быть короткие периоды нормализации. В такие моменты подросток может быть осторожным, задумчивым и раскаявшимся. Будет ли кризис поворотным моментом или нет, будет зависеть от того, будут ли разработаны и реализованы соответствующие меры.

Вас также могут заинтересовать ….

Методы управления кризисными ситуациями меняют поведение подростков

Подростковый возраст — это переходный период после детства, в течение которого мы начинаем понимать, что значит быть взрослым.Ужасно то, что на этом этапе дети, растущие в условиях сильного стресса, насилия и жестокого обращения, могут остаться позади. Они часто разрабатывают стратегии выживания, которые плохо подготавливают их к подростковому возрасту и могут привести к трем серьезным кризисам: самоубийству, агрессии и побегу. Д-р Уэйд Джунек из Университета Далхаузи и Центра здоровья IWK работал с дневным лечебным центром над разработкой подробных стратегий управления таким поведением. Благодаря такому процессу родители восстановили контроль над домашним хозяйством, и поведение подростков резко улучшилось.

Переходная фаза в нашей жизни от детства к взрослой жизни известна как отрочество. Это время дезориентации и открытий, когда наш мир переходит от мира, которым управляют родители, к преследованию наших собственных целей и осуществлению наших собственных мечтаний. На этом этапе мы более склонны к риску, ищем и исследуем новые отношения и сексуальную идентичность. Мы начинаем пытаться понять, кто мы такие, а также готовимся к «взрослой» жизни, включая карьеру, эмоциональную и финансовую независимость.Это изменение позволяет многому научиться, и это может быть непростое время для подростков и их семей, которые живут с ними.

Отношения, которые мы развиваем в детстве, существенно влияют на этот переход к взрослой жизни. Поддерживающие семьи могут помочь нам достичь зрелого возраста в эмоционально стабильном состоянии, но при подавляющем стрессе и травмах (включая несколько коллективных стрессоров, таких как пренебрежение или жестокое обращение — эмоциональное, физическое или сексуальное, расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, насилие между партнерами, разлучение родителей, психические расстройства и преступная деятельность) могут негативно повлиять на наше развитие. Дети, чей опыт общения со взрослыми отрицательный или непредсказуемый, с большей вероятностью верят, что взрослые ненадежны и не легко доверяют другим. К сожалению, дети, растущие в такой среде, развивают навыки управления этими ситуациями, которые плохо подготавливают их к подростковому возрасту. Беспокойство, которое они испытывают, может привести к неадекватным навыкам, проявляющимся в поведенческих проблемах. Это может иметь смысл для подростка в контексте его прошлого, но на самом деле он может подвергнуть опасности себя и других.Многие родители и опекуны не могут понять, как вести себя с подростками, проявляющими деструктивное поведение или усвоенными тяжелой депрессией и тревогой, а также с последующими кризисами. Наиболее серьезные кризисы обычно относятся к одной из трех основных категорий: суицидальное поведение, агрессия и вандализм, а также побег. Несмотря на то, что в книгах и в Интернете можно найти множество советов, мало стандартизированной литературы о том, как лучше всего действовать в таких ситуациях.

В западном мире подростки с серьезным дезадаптивным поведением часто получают поддержку и помощь вне дома в условиях интенсивного лечения, в том числе в стационарах, дневных лечебных учреждениях или через интенсивную работу с населением.Эти условия направлены на то, чтобы помочь молодым людям развить более здоровый образ жизни. Однако текущие руководящие принципы, рекомендации и стратегии для трех серьезных кризисов не включают в себя незамедлительно используемые подробные шаги по их управлению. Пытаясь помочь пострадавшим подросткам, их родителям и клиницистам, доктор Уэйд Джунек из Университета Далхаузи и Центра здоровья IWK предпринял технико-экономическое обоснование, разработав детальную стратегию с конкретными инструкциями для каждого из трех типов кризиса.

Подростки несут ответственность за выбор; взрослые отвечают за ответы », — таков мантра каждого дня.

Применение стратегии
Д-р Юнек работал в дневном лечебном центре, предлагая сеансы, включая эмпатическую поддержку, отношения, участие семьи и здоровые навыки выживания. Однако он обнаружил, что наличие любого из трех кризисов препятствует прогрессу лечения. Серьезность и частота поведения означали, что стратегии по преодолению кризисов были необходимостью.Стратегии, разработанные д-ром Джунеком и его командой, постоянно развивались по мере получения отзывов от подростков, родителей и врачей. Со временем начали формироваться определенные роли, и начали разрабатываться руководящие принципы, которые помогут семьям в будущем.

Разлучение родителей или насилие между партнерами — два фактора стресса, которые могут негативно повлиять на развитие.

Разработка этого руководства была непростой задачей; клиницисты и родители должны были осознавать риск смерти, травм и привлечения к уголовной ответственности, а также огромный стресс как для взрослых, так и для подростков.На протяжении всего процесса приходилось принимать трудные решения, например, о госпитализации или привлечении полиции. Хотя конечной целью было разработать здоровые и работающие стратегии выживания для своего будущего, во время одного из трех кризисов родители и клиницисты должны были сосредоточиться только на непосредственной ситуации. Если кризис не был урегулирован немедленно (и не удалось избежать смерти, травмы или уголовного преследования), конечная цель может быть вообще не достигнута. Подросткам нужно было быть живыми сейчас, чтобы процветать в будущем.

В течение семи лет команда разработала концептуальную стратегию преодоления этих кризисов. В течение этого времени стратегия постоянно развивалась, поэтому ее нельзя было использовать для получения результатов, основанных на исследованиях. Тем не менее, он станет вкладом в текущую литературу по управлению такими подростковыми кризисами и потенциальные области для дальнейших исследований.

Рука-проводник
Когда подросток демонстрирует серьезное кризисное поведение, семьи часто чувствуют себя беспомощными, разочарованными и напуганными.Ситуация выходит из-под контроля. Родители стремятся к лучшим отношениям с подростком, что усугубляет их разочарование, но они хотят помочь и, следовательно, готовы учиться, чтобы восстановить отношения и свою семью. Обращение за профессиональной помощью — это первый шаг. Медицинские работники встречаются с родителями, чтобы оценить их способности и мотивацию работать. Родителей учат, когда действовать и как использовать общественные ресурсы; «Подростки несут ответственность за свой выбор; взрослые отвечают за ответы », — таков мантра.Родители должны уйти с копией руководства, чтобы использовать их для поддержки своего подростка в кризисной ситуации.

Неадаптивное поведение может иметь смысл для подростка в контексте его прошлого, но на самом деле он может подвергнуть опасности себя и других.

Руководство содержит подробные инструкции о том, что делать во время кризиса, например, спокойно поговорить с подростком и позвонить в нужное сообщество или в службы экстренной помощи. Когда подросток демонстрирует суицидальное поведение, нет цели более важной, чем поддержание жизни подростка.Если родители обеспокоены причинением себе вреда, они могут задать и рассмотреть два вопроса: «Планируете ли вы покончить с собой и убить себя прямо сейчас?» И «Готовы ли вы позаботиться о своей безопасности?» Если родители сомневаются в ответе на любой из этих вопросов, они должны получить профессиональную помощь, если будет один из двух исходов: госпитализация или выписка домой.

Родители приобрели навыки и установили более здоровые отношения со своими подростками, и у всех появились новые надежды на будущее.

Руководство также предоставляет родителям важные рекомендации по госпитализации и о том, как помочь подростку вернуть себе контроль над своей безопасностью, работая с персоналом больницы. В случае отказа в приеме родители и подросток по-прежнему будут испытывать сильный стресс, поэтому руководство помогает родителям в проведении последующих процедур дома. К ним относятся круглосуточный распорядок успокоения и потеря привилегий, чтобы дать подростку и родителям время подумать о важности жизни и развить дополнительные навыки при столкновении с этими кризисами.Эти ответы рекомендуются медицинскими работниками и не усиливают действия, связанные с суицидальным поведением. При последовательном применении подросток вскоре прекращает неадаптивное поведение в результате последствий и последствий своих действий.

Родительский гид также подскажет, что делать, если другие члены семьи не чувствуют себя в безопасности в собственном доме или живут в страхе, что их дом может быть поврежден подростком. В этой ситуации необходимо вызвать полицию; это невероятно сложно для родителей, но, не остановив опасность, подросток только укрепит свои силы.Когда приедет полиция, они оценят, нужно ли убирать подростка из дома. Если подросток успокаивается в присутствии полиции, родитель объявляет о 24-часовом успокоении и отмене привилегий, снова давая время для размышлений (как в ответ на кризис суицида). В руководстве подчеркивается важность выполнения этого действия в присутствии полиции, поскольку неадекватное поведение может повториться.

Окончательное подробное руководство включает совместную разработку правила комендантского часа.Все подростки должны научиться завершать свои занятия в обычно отведенное время до наступления комендантского часа, иначе они столкнутся с последствиями. Однако некоторые подростки многократно проверяют комендантский час до такой степени, что не возвращаются вообще. В последствиях необходимо признать переход от нарушения комендантского часа к тому, чтобы вообще не возвращаться. На этом этапе дом по сути становится центром доверия, и у подростков мало стимулов что-либо менять, поскольку они теперь делают то, что хотят, и когда хотят, и избегают всех последствий.Это предотвращает любую возможность обеспечить наблюдение. В руководстве это делается на разных этапах. Первый этап включает в себя контроль того, когда подростку позволяют выйти, но в некоторых случаях этого недостаточно. Второй этап предназначен для подростков, которые не возвращаются домой повторно; подростка нельзя заставить оставаться внутри, но подростка следует проинформировать о том, что дверь будет заперта на всю ночь и что его не пустят после комендантского часа. Когда они решат вернуться, они столкнутся с последствиями потери привилегий.В случае подростка младше 16 лет следует уведомить полицию и службу защиты детей.

Результаты
Цель доктора Джунека заключалась в том, чтобы внести свой вклад в разработку и развитие стратегий и руководств по работе с кризисами поведения подростков. Ему было ясно из его собственного обширного опыта, что родители, опекуны и клиницисты нуждаются в очень конкретных рекомендациях, которым следует следовать в часто опасных и опасных ситуациях, возникающих из-за неадаптивного поведения детей, переходящих во взрослую жизнь.Хотя разработка руководства не привела к конкретным результатам исследований, тщательные оценки с использованием 30 подростков, участвовавших в разработке руководства, показали отсутствие смертей, прекращение нападений и вандализма, более эффективное управление побегом и возвращение дома в качестве безопасного места для родителей. и другие. На протяжении всего процесса родители приобрели навыки и установили более здоровые отношения со своими подростками, и у всех появились новые надежды на будущее. В первую очередь, руководство доктора Джунека поможет защитить подростков и лиц, осуществляющих за ними уход, в критических ситуациях, но доктор Джунек надеется, что это технико-экономическое обоснование также внесет вклад в улучшение ухода за пациентами и обеспечит основу для будущих исследований.

Личный ответ

Это исследование показывает чрезвычайно многообещающие предварительные результаты. Сколько времени пройдет, прежде чем эта поддержка станет доступна всем, кто в ней нуждается?

Журнальная статья и Руководство для родителей доступны на общедоступном веб-сайте (см. Ссылки). Эти стратегии лучше всего использовать сотрудничающие клиницисты, знакомые с подростками в «лечебных» службах или учреждениях. Теперь они могут читать и использовать стратегии.Клиницистам необходимо проинструктировать родителей, чтобы они были готовы, мотивированы и понимали, что и почему они применяют. Родителям необходимо представить стратегию своему подростку, указав, что это их выбор и они будут владеть им. Подростку не рекомендуется читать Руководство для родителей.

Подростковый кризис | Encyclopedia.com

Понятие подросткового кризиса обычно не встречается в словаре психоанализа. Он не использовался Фрейдом и не создавался никаким психоаналитиком. Во Франции эта концепция получила широкое распространение после успеха книги Мориса Дебесса La crise d’originalité juvenile (Кризис подростковой самобытности; 1941), которая способствовала распространению и популяризации концепции. Впоследствии авторы, интересующиеся подростковым возрастом, в том числе психоаналитики, подобрали этот термин для своих собственных целей, поддерживая его или критикуя. Первоначальная двусмысленность и отсутствие точности, связанные с этим термином, вероятно, способствовали его успеху, но также превратили его в кладезь идей и источник значительных недоразумений.Он использовался для обозначения кульминации процесса развития в конце детства и в начале взрослой жизни, а также для поведенческих проявлений и нарушений, которые так часто возникают в этом возрасте.

Под заголовком «подростковый кризис» и под видом предполагаемой оригинальности подростков наиболее нетипичное поведение было признано «нормальным» для этого возраста. Утверждается, что это нетипичное поведение является расплатой за кризис, который сравнивают с временной дезорганизацией, когда молодой подросток покидает стабильную среду детства для пока еще неопределенной взрослой жизни. Наряду с этим изменением окружающей среды следует учитывать созревание влечений, количественных эффектов, которые, как говорят, подталкивают подростка к временному анархическому поведению, прежде чем оно будет направлено на более стабильные занятия. Кризис, понимаемый с его наиболее очевидного выражения в виде ряда неистовых поведенческих выражений, считается признаком нормальности. Напротив, отсутствие такой драмы в подростковом возрасте было бы признаком чрезмерного подавления и предзнаменованием тревожного будущего.Подростку не придется сталкиваться с психической работой при переходе во взрослую жизнь.

Альтернативный подход, основанный в основном на североамериканской школе развития, известной благодаря работам Питера Блоса и Маргарет Малер, рассматривает юность как кульминацию процесса созревания. Этот подход, основанный на развитии, также предполагает, что мы бережно используем концепцию кризиса. Это больше относится к романтическому видению юности, чем к какой-либо научной реальности. Согласно этой точке зрения, некоторые подростковые годы будут патологическими, но большинство, молчаливое большинство, нет.Последующие исследования трудного подросткового возраста, хотя и фрагментарные, предполагают, что эволюция в подростковом возрасте далеко не так благоприятна, как утверждается. Тем не менее, подавляющее большинство подростков проходит незамеченными, без каких-либо обычных клинических или субъективных проявлений подросткового кризиса.

Психоаналитический подход к интрапсихическим изменениям, связанным с половым созреванием, развивался в несколько фаз. Были предложены три основные объяснительные модели, каждую из которых можно рассматривать как подтверждение других.Первоначальная модель изменений была основана на первых открытиях в психоанализе, связанных с Исследованиями истерии (1895d) и Толкованием снов (1900a). Эта модель изменения позволила перейти от симптомов к репрезентациям в результате изменения топографического регистра от бессознательного к сознательному через снятие вытеснения. Эта модель характеризует фрейдистский подход к подростковому возрасту. Действие откладывается до тех пор, пока половое созревание не актуализируется и не вводит в поле сознания, более или менее замаскированные, параметры младенчества и, в частности, Эдипов комплекс, подавленные в течение латентного периода.Подростковый возраст становится повторением младенчества. Вторая модель изменений основана на вытеснении либидозных инвестиций. Это подхватила Анна Фрейд, когда сделала траур центральным параметром процесса юности. Третья модель — структурное изменение личности.

Взгляды Фрейда на подростковый возраст не лишены двусмысленности и, кажется, чередуются между изменением и непрерывностью, хотя склоняются к последней интерпретации. Подростковый возраст по существу определяется его отношением к младенчеству.Он представляет собой доступ к генитальной стадии и в этом смысле является кульминацией либидинозной эволюции (Freud, 1905d). Следовательно, он проясняет более ранние стадии и придает отложенное значение определенным инфантильным переживаниям, которые оставались приостановленными и потенциально травматичными до тех пор, пока пубертатное генитальное развитие не обеспечит их наиболее полное выражение.

Немногое было сказано об интрапсихических трансформациях полового созревания. В этих моделях понимание подросткового возраста фильтруется через понимание детства.Преимущество подросткового возраста заключается в его способности ретроспективно прояснить детство через ретроактивный эффект двухэтапной эволюции человеческой сексуальности и служить дверью во взрослую жизнь. Как переходный период, он не имеет собственной плотности. Изменения в подростковом возрасте видятся только как продолжение процесса, начатого в начале развития личности. Подростковый возраст — это не столько кризис, сколько кульминация того, что эмбрионально существовало у младенца.

Настоящее изменение следует искать в препятствиях на пути развития, то есть в патологии и в том, что Моисей и Эгле Лауфер называют «перерывами в развитии».«Для этих авторов пухлое тело подростка становится заменой опасному кровосмесительному родителю. Актуализация через перенос этой конфликтной эдипальной связи позволяет бессознательной или предсознательной фантазии, структурирующей эту связь, быть актуализированной в том, что авторы называются «центральной мастурбационной фантазией». Они отводят этой фантазии ключевую роль в связи подростка со своими объектами и его собственным телом — представителем родительских объектов. В соответствии с идеями Фрейда, фантазия организована в младенчестве, но изменения в теле в подростковом возрасте — это то, что делает его травматичным и способным спровоцировать реакции отвержения и различные формы задержки развития, которые могут возникнуть в результате такого отречения.

В течение десятилетия, прошедшего с 1995 года, эта концепция подросткового возраста как осуществления и повторения младенчества была изменена авторами, сосредоточившими внимание на специфике этого этапа жизни. Особенно важным становится процесс оплакивания. Анна Фрейд первая обратила внимание на схожесть подросткового возраста, эмоциональных разочарований и периодов траура. Подростковое либидо должно отделиться от родителей, чтобы сосредоточиться на новых объектах, и это приводит к оплакиванию кормящей матери и тела младенца.В течение этого интервала между старыми и новыми инвестициями непривязанное либидо ищет новые объекты для инвестирования и возвращается к подростковому эго, где это приводит к нарциссической инфляции и грандиозным фантазиям, характерным для этого возраста. Угрюмость, желчность, моменты неуверенности, даже деперсонализация и периоды депрессии — признаки более или менее стойкой пустоты вложения либидо.

Можно ли лучше понять подростковый возраст в отношении прошлого, которое повторяется или исполняется, или будущего, которому он будет подчиняться и который придаст ему последующее значение? Или нам лучше рассматривать это как важный этап в развитии, который нельзя свести ни к тому, что было раньше, ни к тому, что последует? Имеет ли подростковый возраст собственную идентичность, так что характер изменений, влияющих на него, накладывает определенный отпечаток на эволюцию и судьбу субъекта? Если да, то какова природа этих изменений и как они могут повлиять на ход развития субъекта?

Наиболее специфическое изменение в подростковом возрасте — это переход между двумя задачами: интеграция генитально зрелого тела в общество и обретение автономии, которая появляется в этот период жизни.Воздействие полового созревания на тело изменяет отношение подростка к его влечениям, давая ему, вместе с пухлым телом, средство их разрядить. Подростку нужна автономия — дистанция от более ранних объектов привязанности, родителей. Автономия, в свою очередь, бросает вызов нарциссическим предположениям субъекта и служит для выявления качества его внутреннего мира, (безопасного или небезопасного) характера его привязанностей и способности его эго брать на себя контроль над функциями, которые до тех пор были переданы ему. родители.Связи между внутренней и внешней реальностью подвергаются сомнению и, таким образом, претерпевают важные изменения.

Подростковый возраст, таким образом, соответствует потребности в психической работе в развитии каждого человека — потребности, с которой сталкивается каждый человек и которую каждое общество должно найти решение. Здесь мы с особой остротой видим то, что Фрейд определил как побуждение, а именно потребность в работе психики из-за ее связи с соматическим. В самом деле, источником этого избытка психической работы, типичного для подросткового возраста, является экстрасоматическое развитие, связанное с половым созреванием, но с особыми чертами, которые наделяет его отложенным действием. Для подростка образ, который он создал себе в детстве, колеблется, пока он ждет нового культурного и символического статуса. Таким образом, помимо конфликтов идентификации и Эдипова комплекса, в подростковом возрасте вызываются и проверяются самые глубокие слои личности и самости в начальный период их конституции.

Действительно, существует кризис подросткового возраста в том смысле, что психически субъект изменится после полового созревания. Но этот кризис всегда имеет форму и завершение, обычно обусловленное культурой и семейными системами, к которым принадлежит каждый из нас.Следовательно, внутренний кризис психики созвучен соматическому влиянию полового созревания на психику и психосоциальное влияние подростковой автономии, но внешнее проявление этого кризиса во многом зависит от событий, которые произошли в младенчестве, а также от характера и качества текущей социальной среды.

Семья способна способствовать или вмешиваться в этот процесс. Часто возникает своего рода резонанс между кризисом среднего возраста, который родители испытывают, когда их дети достигают подросткового возраста, и проблемами, с которыми сталкивается подросток. Такой резонанс усугубляет путаницу между поколениями и стирает границы поведения подростка. Подобный резонанс возникает, когда подросток актуализирует неразрешенные конфликты родителей со своими собственными родителями, которые они затем воспроизводят со своими детьми. Такой резонанс усиливает конфликты и способствует возникновению у подростка ощущения того, что его неправильно понимают и что он подвержен влиянию внешних сил.

Внешняя реальность выступает как возможный посредник, способный усилить или ослабить структуры психического аппарата.Его основная роль состоит в том, чтобы сделать рост объектных инвестиций, связанный с двойным феноменом отделения от инфантильных объектов и возобновлением процессов идентификации, нарциссически приемлемым. Внешние объекты, особенно родители, могут служить посредниками для внутренних объектов, их конкретное отношение помогает исправить все, что пугает или сдерживает внутренние объекты, и, таким образом, помогает нюансировать и очеловечивать супер-эго и идеал эго. Они также могут создавать условия для получения удовольствия, которые можно использовать и обменивать, что дает подростку либидино право реинвестировать объектные связи без необходимости осознавать важность этих объектов.Это напоминает условия, типичные для переходных объектов раннего детства или того, что некоторые авторы предпочитают называть «трансформационными объектами». Из-за своего разнообразия эти внешние объекты в сочетании с визуальными напоминаниями о различиях между полами могут усиливать третью функцию, которая колеблется — регресс и отсутствие дифференциации.

То, что верно в отношении родителей, также верно и в отношении фигур посредников, предоставляемых обществом: учителей, социальных работников, друзей, идеологий и религий.Это может быть временная поддержка, предлагающая подросткам точку опоры, которая сохраняет их потребность в инвестициях в нарциссически приемлемое представление о себе, прежде чем они откроют свой собственный путь. Как и в случае с религией и некоторыми идеологиями, эта поддержка может также предоставить подростку выход, который скрывает открытия инфантильных слитных потребностей, которые подчиняют человека недифференцированным тоталитарным отношениям.

Если кажется, что потребности в психической трансформации присущи подростковому возрасту, формы, принимаемые этими изменениями, особенно зависят от того, как действует общество.Таким образом, в этой связи делается акцент на роли кризиса поколений и современных форм восстания против отца. Мы также можем поднять вопросы о влиянии перехода от общества, построенного вокруг точных правил работы и явных запретов, к более либеральному обществу. Этот переход способствует переходу от подросткового возраста, в котором преобладает проблематика конфликтов, связанных с запретами и их возможным нарушением, к взрослой жизни, где преобладает проблематика страха разрыва этих связей и выражения потребностей в зависимости.Запреты, хотя и могут привести к бунту, приводят к неправильному пониманию необходимости зависимости. Свобода, вместе с требованиями производительности и успеха, выявляет нарциссические неопределенности и потребности в полноте.

Philippe Jeammet

См. Также: Подростковый возраст.

Библиография

Дебесс, Морис. (1941). La crise d’originalité juvénile . Париж: Press Universitaires de France.

Фрейд, Зигмунд. (1900).Толкование снов (части 1-2). SE , 4: 1-338; 5: 339-625.

—— (1905). Три очерка по теории сексуальности. SE , 7: 123-243.

Фрейд, Зигмунд и Брейер, Йозеф. (1895d [1893-95]). Исследования истерии. SE , 2: 1-310.

Джамме, Филипп. (1994). Подростковый возраст и процесс изменения. В Daniel Widlöcher (Ed.), Traité de Psychopathologie (стр. 687-726). Париж: Press Universitaires de France.

Лауфер, Моисей и Лауфер, М.Eglé. (1984). Подростковый возраст и нарушение развития: психоаналитический взгляд . Нью-Хейвен: издательство Йельского университета.

Дополнительная литература

Menninger, Walter W. (1988). Введение: кризисы подросткового возраста и старения. Бюллетень клиники Меннингера , 52 , 190-197.

Кризис связи для мальчиков-подростков: TAG Talk

Др. Ниобе Уэй

Управление здоровья подростков Министерства здравоохранения и социальных служб США в сотрудничестве с Межучрежденческой рабочей группой по молодежным программам и профессором психологии развития Нью-Йоркского университета Ниобе Уэй разработало видео и два руководства по обсуждению кризиса связи. , его влияние на здоровье и благополучие мальчиков-подростков, а также последствия для поддержки подростков.

После проведения сотен интервью, посвященных дружбе с чернокожими, латиноамериканскими, белыми и американскими подростками азиатского происхождения за последние 25 лет, доктор.Уэй приходит к выводу, что мальчики переживают «кризис связи». Мальчики сообщают, что испытывают давление, чтобы «подняться», и опасаются, что наличие или даже выражение своего желания иметь близкую дружбу с мужчинами заставит их выглядеть «девчачьими» или «геями». Мальчики в раннем и среднем подростковом возрасте часто имеют интимную дружбу с мужчинами и явно связывают эти отношения со своим психическим здоровьем. Тем не менее, к позднему подростковому возрасту мальчики говорят о потере этих близких мужских дружеских отношений и проявляют чувство одиночества и изоляции. Учитывая исследование, которое связывает дружбу с психическим и физическим здоровьем и благополучием, исследование Уэя имеет глубокие последствия для взрослых, работающих с подростками.Уэй показывает нам опасность предположения, что мальчики не хотят и не нуждаются в близких отношениях с мужчинами, и призывает нас развивать позитивные дружеские отношения с мальчиками-подростками, чтобы помочь им процветать.

Видео The Crisis of Connection for Adolescent Boys: TAG Talk можно просмотреть в одном полном формате , а также разбить на пять сегментов ( 1 , 2 , 3 , 4 , 5 ) для индивидуального или группового просмотра. Два сопровождающих руководства для обсуждения — одно для профессионалов (PDF, 2 страницы) и одно для семей (PDF, 2 страницы) — можно использовать в различных условиях, включая собрания персонала, конференции или тренинги, а также инструкции для подготовки и фасилитации.

Посмотреть полное видео:

Часы Сегмент 1: Кризис связи для мальчиков-подростков

Watch Segment 2: Почему социальные связи важны для мальчиков-подростков

Watch Segment 3: Причины кризиса связи для мальчиков-подростков

Наблюдать, сегмент 4: Стратегии преодоления кризиса связи для мальчиков-подростков

Щелкните здесь, чтобы загрузить руководство для семей (PDF, 2 страницы)

Щелкните здесь, чтобы загрузить руководство для профессионалов (PDF, 2 страницы)

Нажмите здесь, чтобы загрузить дополнительные ресурсы (PDF, 1 страница)

Нажмите здесь, чтобы загрузить Dr.Биография Уэя (PDF, 1 страница)

Нажмите здесь, чтобы загрузить цитаты из видео (PDF, 1 страница)

»Щелкните здесь, чтобы просмотреть все TAG Talks

Что значит пережить кризис идентичности

Вы, вероятно, слышали термин «кризис идентичности» раньше и, вероятно, имеете довольно хорошее представление о том, что он означает. Но откуда взялась эта идея? Почему люди переживают такой личный кризис? Это что-то приурочено к подростковым годам? Если вы не уверены в своей роли в жизни или чувствуете, что не знаете «настоящего себя», возможно, вы переживаете кризис идентичности.

Что такое кризис идентичности?

Эта концепция берет свое начало в работе психолога по развитию Эрика Эриксона, который считал, что формирование идентичности является одной из самых важных частей жизни человека.

Несмотря на то, что развитие чувства идентичности является важной частью подросткового возраста, Эриксон не верил, что формирование и рост идентичности ограничиваются только подростковым возрастом. Напротив, идентичность — это то, что меняется и растет на протяжении всей жизни, когда люди сталкиваются с новыми проблемами и справляются с различным опытом.

Теоретик Эриксон ввел термин кризис идентичности и считал, что это один из самых важных конфликтов, с которыми люди сталкиваются в процессе развития. По словам Эриксона, кризис идентичности — это время интенсивного анализа и исследования различных способов взглянуть на себя.

Собственный интерес Эриксона к идентичности зародился в детстве. Выросший еврей, Эриксон казался очень скандинавским и часто чувствовал себя аутсайдером обеих групп. Его более поздние исследования культурной жизни юроков северной Калифорнии и сиу из Южной Дакоты помогли формализовать идеи Эриксона о развитии идентичности и кризисе идентичности.

Эриксон описал идентичность как «субъективное ощущение, а также наблюдаемое качество личностного сходства и непрерывности в сочетании с некоторой верой в одинаковость и непрерывность некоторого общего образа мира. Как качество бессознательной жизни это может быть великолепно очевидно в молодой человек, который нашел себя, как он нашел свою общность ».

Теория статуса идентичности

Исследователь Джеймс Марсия (1966, 1976, 1980) развил первоначальную теорию Эриксона.По словам Марсии и его коллег, баланс между идентичностью и заблуждением заключается в приверженности идентичности.

Марсия также разработала метод интервью для измерения личности, а также четыре различных статуса личности. Этот метод рассматривает три разные области функционирования: профессиональная роль, убеждения и ценности и сексуальность.

  • Потеря права выкупа Статус — это когда человек взял на себя обязательство, не пытаясь исследовать личность.
  • Достижение идентичности происходит, когда человек прошел через исследование различных идентичностей и взял на себя обязательство одной.
  • Распространение идентичности происходит, когда нет ни кризиса идентичности, ни обязательств. Те, кто имеет статус распространения идентичности, склонны чувствовать себя не на своем месте в мире и не стремятся к чувству идентичности.
  • Мораторий — это статус человека, который активно участвует в изучении различных идентичностей, но не взял на себя никаких обязательств.

Причины

На стадиях психосоциального развития Эриксона кризис идентичности возникает в подростковом возрасте, когда люди борются с чувством идентичности и не понимают роли.

В сегодняшнем быстро меняющемся мире кризисы идентичности сегодня более распространены, чем во времена Эриксона. Эти конфликты, конечно же, не ограничиваются подростковым возрастом.

Люди склонны испытывать их в разные моменты жизни, особенно в моменты больших перемен, в том числе:

  • Начало новых отношений
  • Прекращение брака или партнерства
  • Переживание травмирующего события
  • Рождение ребенка
  • Информация о состоянии здоровья
  • Потеря близкого человека
  • Потеря или начало работы
  • Переезд

Кризисы идентичности также распространены среди людей с психическими заболеваниями, включая депрессию, созависимость, биполярное расстройство и пограничное расстройство личности.

Симптомы

Как узнать, что у вас кризис идентичности? Хотя мы все время от времени задаемся вопросом, кто мы такие, у вас может быть кризис идентичности, если вы переживаете большие перемены или стрессовое время в жизни, и следующие вопросы начинают мешать вашей повседневной жизни.

  • Что мне нравится?
  • Каковы мои духовные убеждения?
  • Каковы мои ценности?
  • Какова моя роль в обществе или цель жизни?
  • Кто я? Этот вопрос может быть в целом или в отношении ваших отношений, возраста и / или карьеры.

Слово Verywell

Есть веская причина преодолеть кризис идентичности. Исследователи обнаружили, что те, кто твердо придерживается своей идентичности, как правило, более счастливы и здоровы, чем те, кто этого не сделал.

Изучение различных аспектов себя в разных сферах жизни, включая свою роль на работе, в семье и в романтических отношениях, может помочь укрепить вашу личность. Попробуйте заглянуть внутрь себя, чтобы определить качества и характеристики, которые определяют вас и заставляют вас чувствовать себя обоснованным и счастливым, а также ваши ценности, интересы, увлечения и хобби.

Экстренный кризис психического здоровья детей и подростков

NYC Well — это бесплатная и конфиденциальная круглосуточная служба, которая может помочь вам найти лечение, связанное с психическим здоровьем и злоупотреблением психоактивными веществами. Услуги включают:

  • Консультации
  • Профилактика самоубийств
  • Кризисное вмешательство
  • Поддержка партнеров
  • Направления на лечение
  • Помощь в подключении к рефералу
  • Последующие услуги

Больница скорой психиатрической помощи

Дети 18 лет и младше могут обратиться в отделение неотложной психиатрической помощи для лечения эмоциональных или поведенческих расстройств.Не во всех больницах есть отделения неотложной психиатрической помощи для детей, но детей можно обследовать в любом отделении неотложной помощи, и персонал больницы проконсультируется с семьей относительно дальнейших шагов.

За дополнительной информацией обращайтесь в NYC Well.

Детские мобильные кризисные группы

Детские мобильные антикризисные группы предоставляют помощь и краткосрочное лечение детям и подросткам в возрасте 20 лет и младше, которые испытывают серьезный поведенческий кризис. Все команды состоят из специалистов в области психического здоровья и членов семьи.С 8:00 до 22:00 они обеспечивают личное посещение в течение двух часов после получения направления. Между 22:00 и 8 утра, они позвонят и ответят в течение 30 минут после получения направления.

Эта услуга предназначена для людей, которым не требуется немедленная госпитализация.

Услуги включают:

  • Оценка
  • Кризисное вмешательство
  • Поддерживающее консультирование
  • Рефералы и подключение к сервисам

За дополнительной информацией обращайтесь в NYC Well.

Вмешательство в домашние кризисы

Программы помощи в кризисных ситуациях на дому обеспечивают интенсивную помощь на дому детям в возрасте от 5 до 18 лет. Услуги обычно предоставляются в течение четырех-шести недель и являются альтернативой госпитализации для детей и подростков, испытывающих серьезные эмоциональные расстройства.

Эта услуга предназначена для детей и подростков, которым не требуется немедленная госпитализация.

Услуги включают:

  • Кризисное вмешательство
  • Развитие навыков решения проблем
  • Индивидуальные и семейные консультации
  • Подключение к ресурсам сообщества
  • Управление делами
  • Оценка лекарств и лечение

Хотя большинство направлений для участия в этой программе поступает из отделений неотложной помощи, стационаров и амбулаторных клиник или мобильных кризисных бригад, любой человек может сделать это направление, если у него есть согласие семьи ребенка и письмо-направление от психиатр или лицензированный врач.

За дополнительной информацией обращайтесь в NYC Well.

Кризис подростковой грамотности или кризис вовлеченности студентов?

Сегодня широко признано, что слишком многие подростки не обладают достаточными навыками грамотности. Министерство образования США даже объявило о «кризисе» подростковой грамотности, заявив, что «навыки грамотности у многих учеников 4–12 классов настолько низки, что ученики с трудом справляются с академическими проблемами старшей школы и болеют». подготовлены к высшему образованию и рабочей силы.«Грамотность в этом контексте может означать больше, чем чтение и письмо, хотя министерство образования США заявляет, что чаще всего вызывают беспокойство« данные о навыках чтения учащихся ».


Ассоциация надзора и разработки учебных программ (ASCD), некоммерческая организация, ориентированная на образование и широко представленная в Интернете, предлагает уникальный взгляд на уровень подростковой грамотности. Согласно сообщению на веб-сайте ASCD, кризис связан не столько с подростковой грамотностью в целом, сколько с отсутствием академических навыков у учащихся.«Грамотность — важная часть повседневного мира подростков», — утверждают исследователи Джудит Л. Ирвин, Джули Мельцер и Мелинда С. Дьюкс в главе 1 своей книги «Действия по повышению грамотности среди подростков». (Книгу можно приобрести в интернет-магазине ASCD.)


Эта глава опубликована на сайте ASCD и специально посвящена идее о том, что подростки на самом деле часто погружаются в грамотность с помощью социальных сетей, «поэтических джемов» и других взаимодействий в реальной жизни, которые вращаются вокруг чтения, письма и ответа. значимым людям в их жизни.Авторы утверждают, что не хватает аналогичного развития и применения навыков грамотности в школе. По словам Ирвин и ее коллег, большинство подростков «на самом деле очень мотивированные читатели и писатели». Таким образом, возникает вопрос: как учителя и другие сотрудники школы могут помочь учащимся улучшить их «навыки академической грамотности»?


Ответ может заключаться в лучшей вовлеченности студентов. В первой главе своей книги Ирвин, Мельцер и Дьюкс предлагают наглядное руководство по повышению грамотности учащихся, в центре которого находятся следующие слова: «Вовлечение учащихся, мотивация и достижения.«Учащиеся должны быть« мотивированы заниматься задачами по обучению грамоте и повышать свои навыки чтения и писания », — заявляют авторы, отмечая, что такие усилия могут создать« цикл взаимодействия и обучения ». Вовлеченность повышает компетентность, а затем компетентность ведет к повышению уровня вовлеченности.


Эта концепция поддерживается другими академическими исследователями. На веб-сайте организации All About Adolescent Literacy в сообщении Министерства образования США утверждалось, что «обучение грамоте» в школе должно быть четко связано с «интересами учащихся, повседневной жизнью или важными текущими событиями».«Сосредоточение внимания студентов на обучении грамоте может обеспечить повышение уверенности и помочь учащимся получить доступ к« текстам по содержательной области », что важно, поскольку может привести к углублению навыков академической грамотности — именно то, что понадобится учащимся для успеха в будущем.


На сайте «Все о подростковой грамотности» следует список конкретных способов, которыми учителя могут напрямую задействовать мотивацию и вовлеченность учеников. Вот снимок того, как это могло бы выглядеть:

  • Отслеживание успеваемости: учащимся следует дать «явную обратную связь» об их навыках и «процессах мышления» в связи с работой по конкретной дисциплине.Четкие цели (устанавливаемые как учителем, так и учеником), последовательная обратная связь и другие виды прямого взаимодействия могут помочь сделать структуру и цель академической работы более прозрачными и, в идеале, более доступными.

  • Содействовать выбору учащихся: Разрешите учащимся выбирать сопутствующие тексты, которые поддерживают их понимание работы в школе и дают им возможность выбирать темы обучения и формы оценивания. Это может помочь им «взять на себя большую ответственность и ответственность за свое участие в обучении.”

  • Примите участие в сотрудничестве: акцент на сотрудничестве, общении и большей связи (например, между учебными предметами и жизнью учащихся) может иметь большое значение для создания позитивной, дружественной молодежи учебной среды. В сообщении «Все о подростковой грамотности» утверждалось, что это должно сопровождаться прочным основанием для конкретных академических навыков и стратегий, включая исследования, понимание и обмен информацией с другими.

Руководство «Все о подростковой грамотности», направленное на повышение вовлеченности учащихся, также затрагивает возможные препятствия на пути реализации. Например, учителя не должны путать взаимодействие учащихся с развлечениями для учащихся. Повышение азарта с помощью «конкурсов, соревнований и очков» наверняка истощит учителей, но улучшит ли это обучение учащихся? Возможно нет. Вместо этого учителя должны работать над тем, чтобы помочь ученикам развить внутреннюю мотивацию для улучшения их навыков грамотности, делая очень ясную цель своих уроков и предоставляя ученикам множество возможностей узнать себя как учеников.


Другие возможные ловушки на пути к лучшей мотивации и вовлеченности студентов могут включать нехватку адекватных ресурсов.Подростки часто имеют четкие представления о своих интересах — достаточно ли увлекательных текстов, чтобы поддержать это и заставить их увлечься чтением и письмом? Еще одним проблемным местом может быть понимание учителями (или его отсутствие) важности обучения учащихся конкретным навыкам чтения, особенно за пределами класса языковых искусств. Преподаватели предметной области могут помочь учащимся совершенствоваться, убедившись, что они подчеркивают ценность «стратегического чтения», что лучше всего поддерживает общешкольный подход.


Еще одна вещь, на которую следует обратить внимание, — это часто негативные отношения между учениками с более низким уровнем грамотности и школой. Исследователи предупреждают, что те, кто борется с чтением, могут оказаться обвиненными учителями в их неадекватных навыках или могут полагать, что учителя не думают, что они способны на успех. По словам доктора Кеннета Шора, психолога школьной системы Гамильтона, штат Нью-Джерси, ключ к преодолению этого заключается в вовлечении учащихся.


Учителя, у которых есть проблемы с учащимися, могут помочь этим людям добиться успеха, предлагая реальную обратную связь (показывая учащимся, что они больше, чем просто число) и иным образом ставя потребности и опыт учащихся в центр классной работы.По мнению д-ра Шора, разделяемого многими опытными педагогами, воспитание у учащихся чувства принадлежности и четкая, конкретная академическая работа могут иметь большое значение для преодоления «кризиса подростковой грамотности», который может ограничить возможности для нынешних и будущих успехов учащихся.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *