Комаровский можно ли бить детей в целях воспитания: Что делать с маленьким врединой: 3 правила доктора комаровского

Содержание

Можно ли бить ребенка по попе комаровский?

Широкую популярность сегодня получила теория Мюррея А. Страуса, который доказывает, что наказание детей шлепками приводит к плачевным результатом в их взрослой жизни. Его доводы кажутся убедительными, но – только кажутся.
Никто из разумных людей сейчас не будет пропагандировать телесные наказания как единственно верный пути воспитания, речь не об этом. Речь идет о страшилке “ужасный и непоправимый вред, наносимый психике ребенка от наказания детей шлепками”, но эта страшилка, на которой настаивает Страуc, является мифом. Со Страусом спорит семейный психолог Джон К. Роузмонд, уверенный, что данные об эффекте шлёпанья детей искажены и слишком раздуты.
На что опирается Роузмонд в своих рассуждениях?
(1) Страус в своих работах очень часто ссылается на исследования, подтверждающие, что дети, которые наказывались телесно, либо не отличаются от тех, кого не шлепали, либо имеют гораздо худшую судьбу, чем могли бы. Однако ни в одной работе, на которую он ссылается, нет доказательства прямой связи шлепанья и ухудшения жизни такого ребенка в будущем.


Довольно часто он так же приводит в пример свою работу, построенную на опросе студентов. Там молодые люди оценивали себя и рассказывали о своем детском опыте. Такое исследование можно привести только в качестве наблюдения, но никак не в виде работы, показывающей взаимосвязь шлепанья и каком-то влиянии на взрослую жизнь опрошенных.
По мнению Страуcа, если ребенка бьют, то у него развиваются антисоциальные тенденции. Но на самом деле, многие наши современники выросли в то время, когда родители не задавали себе вопроса о психологическом ущербе от шлепка по попе. Тем не менее, подавляющее большинство тех выросших детей живут вполне нормальной жизнью.
(2) Страус не отмечает различия между «бить» и «шлепать». Понятия схожие, но все же между ними существует значительная разница. Оба явления оцениваются Страусом как физическое насилие, и от родителей требуется равная ответственность за эти действия.
(3) Страус проводит параллель между шлепаньем в детстве и склонностью к насилию в будущем. Он считает, что ребенок не будет видеть разницы между любовью и болью. А, следовательно, “раз любит, то должен бить”. Кроме того, пример родителей, спускающих свое раздражение и негативные эмоции на ребенка, может послужить развитию привычки точно так же реагировать на стресс, считает Страус.
Но возвратимся к опыту ныне взрослых людей, которые в подавляющем своем большинстве бывали-таки отшлепаны своими родителями. По теории Страуса, все эти люди должны бить своих супруг. Насколько широко в настоящее время распространена практика избиения жен? Ведь согласно постулатам Страуса, супруги должны быть избиваемы чуть ли не в 100% случаев.
(4) Страус часто выборочно цитирует работы. Так, он довольно часто ссылается на работу Роберта Ларзелере, в которой он говорит, что объяснения родителей ребенку, за что он был отшлепан, значительно снижает риск негативных последствий для ребенка, но тем не менее, не устраняют его полностью. Хотя существует другая работа того же автора, в которой говорится, что тайм-аут и легкий шлепок по попе работают лучше, чем просто тайм аут, или просто шлепок.
(5) Шлепанье нельзя считать главным маркером, который влияет на все воспитание в целом. Ведь шлепки – это не просто изолированное действие, а обычно часть взаимодействия между родителями и детьми.
На самом деле, гораздо важнее именно общий стиль воспитания. Большая разница, кто дал по попе ребенку – любящий и поддерживающий родитель, или авторитарный и холодный, не признающий в ребенке человека. И опять же, за что и в каких условиях ребенок получил этот шлепок? В чем была причина? Ребенок что-то не так сделал? Что именно? Не послушался родителей преднамеренно, или у него что-то не вышло по причине его возраста, или ситуация с его участием возникла невольно (мать спешила, а ребенок упал на дороге в лужу)? Или же родитель беспричинно разрядился на ребенке или поставил точку в своем неудачном взаимодействии с чадом?
(6) Страус приводит в пример исследования, связывающие физическое воздействие на подростков и их асоциальное поведение. Но и тут на самом деле неизвестно, на сколько эти вещи взаимосвязаны. Какой стиль воспитания в целом имели данные семьи, ограничивается ли «шлепанье» подростка, только шлепаньем или есть какие-то другие виды насилия. Какова личность подростков, которых шлепали родители? Были ли асоциальные тенденции в их поведении до фактов физического воздействия на них.

Мнения других исследователей

Роузмонд – не единственный критик теории Страуса. Джоэл Париже и Раймонд Жак считают, что связь между поркой и проблемами психического здоровья в будущем, возможно, отражает общие генетические причины. Для того, чтобы объяснить результаты связи психических расстройств и шлепанья, надо учитывать, что родители, которые шлепают, могут быть психически больными (естественно, далеко не все, но они могут давать определенный перекос в статистике взаимосвязи психических расстройств и порки).
В 2009 году сам Страус уже не высказывал однозначного суждения о бесспорных плохих последствиях порки детей. Так, комментируя свое последнее к тому времени исследование (о том, что дети, которых часто шлепали, имеют более низкий интеллект), Страус признается: не совсем ясно, что является причиной, а что – следствием.

Возможно, дети, которых шлепают, действительно развивают более слабые когнитивные (познавательные) способности. Но может быть и так, что имея более низкие интеллектуальные способности, дети чаще раздражают родителей своей несообразительностью – и потому их чаще наказывают.
Роузмонд считает, что движение против порки детей приобрело слишком большое влияние, и сторонники этой борьбы игнорируют все альтернативные мнения, избегая любых дискуссий на данную тему. Сам он обращался в одну из организаций, представляющую движение против порки, для разъяснения слабых моментов теории, но не дождался никакого ответа. И, действительно, если воспользоваться поиском Гугла, то запросы будут предлагать исключительно позицию Страуса.
И это еще не все. Хотя американская ассоциация педиатров в целом поддерживает Страуса, двое педиатров, Ден Трамбал и ДаБоуз Ревенел, внесли в это общее мнение раскол. Они приводят данные опроса более 100 американцев. В 4-х случаях из 5-ти опрашиваемые признали, что их шлепали в детстве – и выразили мнение, что им это пошло на пользу.
Конечно, такой опрос не может быть опровержением теории Страуса. Но в подкрепление своего мнения Трамбл и Ревенел предъявили дополнительные доводы:
(1) Взяв за основу работу Джона Лайонса, Рэйчел Андерсон и Дэвида Ларсона из Национального института исследований в области здравоохранения, авторы провели систематический обзор научной литературы, касающейся телесных наказаний. Они обнаружили, что 83 % из 132 статей, опубликованных в клинических и психосоциальных журналах, были просто мнением, поддерживающем позицию редактора. А редактор, как правило, был за Страуса. Обзоры и комментарии лишены новых эмпирических исследований. Кроме того, большинство эмпирических исследований были собраны методологически неверно, избирательно группируя последствия злоупотребления телесными наказаниями.
Исследования, собранные методологически более правильно, показали, что разницы между воспитанием при помощи шлепков и без шлепков практически нет. Очевидно, что нет и достаточных доказательств, чтобы осудить родительские шлепки и достаточных доказательств, и оправдать правильное использование этого вида воздействия.

(2) Вера в то, что “порка учит бить” за последнее десятилетие приобрела популярность, но тоже не поддерживается объективными доказательствами. Следует проводить различие между битьем и шлепками. Способность ребенка различать битье и дисциплинарные шлепки во многом зависит от родительского отношения к процедуре. В медицинской литературе не существует никаких доказательств того, что мягкие шлепки по ягодицам непослушного ребенка любящим родителем учат ребенка агрессивному поведению. Таким образом, более важным вопросом представляется, как именно и в каких случаях используется порка, а не один только факт ее использования.
(3) Многие противники шлепанья детей утверждают, что порют ребенка только те, кто не может контролировать свои импульсы. Одно из исследований, опубликованное в журнале “Педиатрия”, показывает, что большинство родителей, шлепающие детей, не делают это под влиянием одного только импульса. Они целенаправленно шлепают своих детей, веря в эффективность такого воздействия.
Исследование показало, что нет существенной корреляции между частотой порки и гневом матерей.
(4) Реактивное, импульсивное шлепанье из-за потери контроля над гневом – безусловно, неверный путь воспитания, и не оправдывает телесное наказание. Но ликвидация всех видов телесных наказаний в семье не исправит все неблагоприятные жизненные сценарии выросших детей, и даже может привести к увеличению проблем. Многие родители, отказавшись от шлепков, склонны использовать более дисфункицональные методы воздействия на ребенка – упрашивание, подкуп, потакание поведению и т.п. Это в итоге наносит больше вреда, чем пользы. Не все родители готовы и имеют возможность вкладывать большое количество времени на решение иногда элементарных бытовых вопросов со своим чадом и идут на «быстрые способы», которые как раз и оказываются дисфункциональными.
(5) Любая дисциплинарная мера, физическая, словесная или эмоциональная, доведенная до крайности, может нанести вред ребенку. Практика родителей чрезмерно ругать ребенка и ситуация, в которой его ругает только один из родителей, наносит ребенку эмоциональный вред. Чрезмерное использование изоляции (тайм-аут) на необоснованно длительные периоды времени может унижать ребенка и разрушать эффективность этой меры. Очевидно, что чрезмерное или неизбирательное физическое наказание является вредным и оскорбительным. Тем не менее, управляемый и ситуационно обусловленный шлепок не является слишком вредной мерой.
(6) Все виды наказания первоначально вызывают разочарование и гнев ребенка. Усиление этого гнева зависит, прежде всего, от отношения родителей во время и после дисциплинарных воздействия, и способ его применения. Любая форма наказания родителей в целях возмездия, а не в целях коррекции, может вызвать гнев и возмущение у ребенка. На самом деле, шлепок может остановить нарастание гнева непослушного чада и быстрее восстановит отношения между родителем и ребенком. Использование термина «насилие» в отношении шлепков лишь углубляет терминологическую путаницу.
(7) Власть и контроль над ребенком порой необходимы для обеспечения безопасности, здоровья и правильного поведения. Классические исследования по уходу за ребенком показали, что определенная степень власти, проявляемой родителями, и жесткий контроль, имеют важное значение для его оптимального воспитания. Когда такая власть родителей проявляется в контексте любви и в интересах ребенка, то ребенок не будет воспринимать это как запугивание или унижение.
(8) Наказание шлепком – не является “насилием” по определению (“применение физического воздействия для того, чтобы ранить или совершить насильственные действия над ребенком физического характера”). Почему авторы, выступающие против порки, никогда не проводят различия между физическим насилием и мягким шлепком? Отсутствие этой разницы в их текстах позволяет предположить, что авторы используют эту ситуацию в пропагандистских целях, а не для прояснения вопросов.

Резюме

​Таким образом, очевидно, что пока нет единого мнения о том, как должен воспитываться ребенок, и что принесет ему в случае шлепанья пользу, а что – вред. По этой причине каждый родитель должен ориентироваться на то, как он видит воспитание, и что будет полезно ребенку.
Действительно, существуют сложные и легкие дети. Некоторые легко включаются в обсуждение, другим обсуждение совершенно неважно, и они к нему не прислушиваются. Противники шлепков должны обращать внимание на то, какие именно методы они используют в качестве «ненасильственного воспитания». Не являются ли они дисфункциональными? Те же, кто считает, что от шлепка по попе ничего плохого не выйдет, должны обращать внимание, не шлепают ли они ребенка на пике своих эмоций, связанных с фрустрацией.

Надо ли детей наказывать за провинности ремнем — Российская газета

Надо ли детей наказывать за провинности ремнем?

МВД Беларуси инициирует принятие закона о предупреждении насилия в семье, в том числе физического наказания детей. Прежде всего, предполагается резко усилить профилактическую работу в сфере семейных отношений. А что думают насчет воспитательной роли отцовского ремня россияне, не пора ли его выбросить?

Ирина Дейнек, жительница Калининграда, учитель русского языка и литературы, мама двоих детей:

— Я резкий противник телесных наказаний в семье. Ремень унижает детей, отражается на их поведении, поступках. По детям сразу видно, бьют ли их, кричат ли на них. Более того, негативные воспоминания о таких наказаниях не стираются по прошествии многих лет. Единственным исключением я бы назвала ситуацию, когда ребенок своим поведением угрожает собственной жизни и здоровью. Когда он, к примеру, регулярно выбегает на проезжую часть, игнорируя все возможные устные аргументы. Но и здесь ремень можно применять только в крайнем случае — и только один раз, обязательно по ногам, а не по мягкому месту. Просто чтобы у ребенка в голове закрепилось, что за запретным действием следует наказание. А вообще, лучший способ воздействия на ребенка — это регулярное выполнение своих обещаний. Если пообещал что-то хорошее — выполни. Но если пообещал за какой-то проступок лишить, к примеру, какого-то развлечения — тоже сдержи слово, как бы жалко тебе ребенка не было.

Игорь Рубцов, многодетный отец из Ижевска:

— Наказание не должно быть физическим. На современных детей, например, очень хорошо влияет отстранение от Интернета, планшетов, телефонов и других гаджетов, потому что сейчас они — неотделимая часть жизни каждого человека.

Александр Пушкарев, председатель совета Костромской благотворительной организации «Воскресение», многодетный отец:

— Бить детей нельзя, это понятно. Всем нужно пытаться сдерживаться. Конечно, иногда бывают такие отношения или ситуации в семье, когда родители выходят из себя и могут шлепнуть ребенка. Исправлять эту ситуацию, на мой взгляд, можно только воспитанием и просвещением. Если резко ввести наказания — вся деревня может оказаться в тюрьме. И кому от этого будет лучше?

Светлана Калмыкова, педагог-психолог Городского психолого-педагогического центра, Барнаул:

— Телесное наказание ребенка недопустимо. Агрессия — не метод воспитания, это лишь показатель бессилия родителей, которые не могут найти адекватный выход из конфликтной ситуации. Конечно, взрослым порой проще шлепнуть ребенка, чем попытаться выстроить конструктивный диалог с ним. Но надо понимать, что рукоприкладство, крик только отдаляют нас от собственных детей.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.

Чем заменить гаджет ребенку — советы доктора Комаровского

АЛМАТЫ, 31 окт — Sputnik, Александр Мироглов. Как нынешним родителям быть на одной волне с подрастающим чадом и что такое счастливая семья, эксперт, на чьих советах воспитано не одно поколение казахстанских детей, поделился с корреспондентом Sputnik Казахстан.

Доктор Комаровский обратился к мамам из Казахстана

Приезд Евгения Комаровского в Алматы, организованный издательством «Алматыкитап», был анонсирован задолго до самого события. А потому свободных мест в зале, где доктор два с половиной часа отвечал на вопросы горожан, не было. Тем более, что своей традиции – не брать деньги за публичные выступления, доктор не изменил.

© Sputnik / Batyrshin Timur

Евгений Комаровский

Спектр тем был широк, но нас, как и большинство представителей современного общества, интересовал вопрос стремительного развития современных технологий, а главное – их плюсы и минусы в формировании личности ребенка, на что и был сделан упор в беседе.

Любой аэропорт для меня – это «Свинка Пеппа»

– Евгений Олегович, насколько остро сейчас стоит проблема чрезмерного увлечения детей гаджетами и действительно ли они могут серьезно подорвать здоровье ребенка?

– Любое самое передовое достижение медицинской науки и техники при неправильном применении может быть вредным. Поэтому стиральная машина – это замечательно, но если засунуть туда кота, то он будет страдать. Сейчас нужно понимать, что в XXI веке количества гаджетов меньше не станет, а будет в геометрической прогрессии нарастать. Надо обращать внимание на качество устройства – раз. Время, которое ребенок проводит с устройством, – два.

Гуляйте с детьми при любой погоде – что еще советует Комаровский

И третье, самое важное, – что делает ребенок после того, как он отложил планшет. Если мы выстроили модель жизни таким образом, что он отложил его для того, чтобы включить телевизор, – все понятно. В этом не гаджет виноват. Меня больше волнуют мама и папа, которые с восторгом воспринимают тот факт, что ребенок от них отцепился и прицепился к электронному устройству.

– То есть основная ответственность в этом вопросе лежит на взрослых?

– Для меня любой аэропорт – это «Свинка Пеппа»: сидят дети, уткнувшись в смартфоны, и смотрят мультики. Ко мне приходят дети на прием и разговаривают со мной голосом свинки Пеппы. Я бы в жизни о ней не знал, но сейчас я уже даже знаю ее интонацию. Кто в этом виноват? Смартфоны или безумные родители? А потом мы пытаемся сделать гаджеты виновниками нашей лени, нашего неумения общаться с детьми.

Никуда мы от электроники не денемся. Объем времени, который ребенок будет проводить с различными гаджетами, будет увеличиваться постоянно. Я убежден, что ваши внуки почти разучатся писать, но будут блестяще печатать на клавиатуре и бумажные книги, конечно, будут умирать.

Почему будущее за электронными учебниками

– Сейчас все больше говорят о внедрении электронных учебников в школах. Противники твердят о вреде, те кто за – о необходимости отправить тяжелые рюкзаки в прошлое… Кто прав?

– Все проблемы с тяжелыми рюкзаками, которые нужно таскать в школу, решаются просто. Для этого надо, чтобы у каждого ребенка в школе был свой шкафчик и два комплекта книг: один дома, а второй в школе. Но все равно к XXI веку это не имеет никакого отношения. Потому что ребенок ориентируется в возможности получать информацию через электронное устройство намного круче, чем мама и папа.

Шевчук: дети не хотят читать про пенсне и калоши

Мы получили уникальные возможности, которых никогда ни у кого не было. Мы впервые смоделировали ситуацию цивилизованного общества, когда имеем область человеческих знаний, в которых детеныши ориентируются лучше взрослых. И взрослые со своими причитаниями: «Ай-яй! Вы себе что-то испортите…» – это вы себе нервы портите. Поэтому наша задача не бороться с гаджетами, а научить ребенка правильно их использовать и научиться этому самим.

– Противники внедрения электронных учебников, как мантру, повторяют, что излишнее использование электронных устройств пагубно влияет на зрение…

– Бабушки нам утверждают, что планшет вреден, а книга – полезна. А теперь давайте рассмотрим два момента – книга и недостаточное освещение. И, кто виноват? А если недостаточное освещение в планшете, то это решается за полсекунды. Второе и главное – когда вы изучаете какой-то материал по электронному учебнику и этот материал написан правильно, то это сделано по принципу Википедии: каждая строчка – это отсыл к информации из других источников.

Долгие годы авторы учебников учились жить в Тридевятом Царстве. К примеру, писали учебник химии с расчетом, что он должен быть независим от учебников физики и биологии. Чтобы, если ты что-то объясняешь, все объяснения от А до Я были в этом учебнике.

Школа XXI века – это школа, где стираются грани между всеми предметами. Невозможно разделить многие науки.

Как подготовить к школе 13 детей – секреты многодетного отца

Простой пример. Я учу вас, как помочь ребенку при повышенной температуре. Для этого вы должны знать основы биологии, систему терморегуляции организма – это раз. Вы должны знать законы термодинамики, что такое теплопродукция, теплоотдача. Вы должны знать математику, потому что, чтобы посчитать дозу парацетамола на вес ребенка, надо хоть сколько-то мозгов.

И я бы хотел, чтобы школа давала информацию на примерах жизненно необходимых знаний. Чтобы дети не считали, сколько зайцев пробежало мимо деда Мазая. Надо дать им элементарную задачку о том, что Петя трех лет имел температуру 39 градусов. При этом температура воздуха в комнате была 24 градуса, а влажность – 20 процентов. Вес Пети – 20 килограммов. Какая будет температура у Пети, если не давать ему жаропонижающее, но снизить температуру в комнате до 18 градусов и увеличить влажность до 60 процентов.

И мы выясняем, что, оказывается, Петин папа не должен бежать в аптеку за парацетамолом, а должен бежать в магазин за увлажнителем воздуха. И вызвать домой не терапевта, а сантехника, который поставит регулятор на радиатор отопления. И когда я формулирую эту задачу, я никак не могу понять, как это сделать с помощью бумажной книги.

«Дорогой Дедушка Мороз»: самые милые просьбы детей

То есть, когда с электронным учебником, занимаясь с детьми, я говорю: «Посмотрите на второй закон термодинамики», дети нажали и посмотрели на него. А когда я сказал, что к нему руку приложил Исаак Ньютон, то по ссылке вот вам и Ньютон, и его биография.

Все дело – в альтернативе

– Тем не менее, наверняка есть какие-то стандарты, правила, которым необходимо следовать, чтобы не подорвать неокрепшее детское здоровье.

– На сегодня позиция практически всех педиатров мира очень конкретна, но нереализуема: два часа экранного времени в сутки. Два часа всего, всех экранов. Что касаемо зрения. Во-первых, это зависит от генетики. Во-вторых, для формирования правильного органа зрения у ребенка необходим контакт глаза с солнечным светом. Если ребенок не гуляет, не бывает на воздухе при естественном свете, то орган зрения не развивается нормально.

Ребенок приходит из школы, усаживается дома, делает уроки, а после садится смотреть мультики. А потом играет в компьютерные игры. По крайней мере, если ребенок проведет с папой хотя бы выходной не на диване с чипсами, а в горах, то вот вам – это прекрасно для развития органов зрения.

Куда сводить детей на осенних каникулах

Мне иногда кажется, что гаджеты – это очень удобный козел отпущения. На них очень удобно списать родительскую лень. На самом деле, мы просто должны выстроить адекватный образ жизни. Школа должна предоставить ребенку не только электронные учебники, но и спорт на свежем воздухе при любой возможности. То есть, зная о проблеме, государство, мы все, должны создать альтернативу.

– Некоторые предлагают вовсе запретить детям пользоваться электронными устройствами и даже примеры такого рода приводят…

– Возможно, есть отдельные маньяки, которые пытаются построить жизнь без электронных устройств. Они присутствуют. Есть люди, которые в XXI веке не прививают своих детей, люди, которые массово лечатся гомеопатией, которые считают, что задача бабушки – сидеть с сопливыми внуками. Но мы же не должны эти примеры брать за основу.

Непривитых детей не будут принимать в детские сады Казахстана

– А как быть с пристрастием молодежи к компьютерным играм? Порою это увлечение доводит до психических расстройств.

– Через компьютерные игры проходит сто процентов детей. Но игроманами, а игромания – это болезнь, становятся не все. Так же, как все пробуют сигарету, но не все становятся курильщиками, как и те, кто пробует алкоголь, но не становятся алкоголиками. Многие дети пробуют наркотики, но у кого-то не хватает ума, чтобы от этого отказаться.

Если у кого-то в семье есть игроман – то это индивидуальная генетическая особенность психики. Это человек, который не может жить без адреналина, но и такого человека можно направить в другое русло, переключив на другие источники адреналина.

Майнкрафт, Момо, Youtube – мой сын интернет-зависим

Подчеркну, что ребенок становится зависимым от компьютера тогда, когда компьютер – это самое интересное в его жизни. Если семья, школа, государство не может создать ребенку более крутую альтернативу, чем блуждание в игре и убивание всех, кто там шевелится, трудно обвинить гаджеты. Но, как мы уже говорили, взрослые создают модель семьи, в которой гаджет выполняет функцию родителей. И это есть катастрофа.

Почему взрослым тоже нужно учиться

– Родители часто находятся на расстоянии от детей, на работе, другими делами занимаются. Как им контролировать ребенка, если в течение дня он, по большей части, предоставлен сам себе?

– Сейчас есть распространенная система – коробочки для таблеток специальные. Во многих странах, особенно в тех, где много пожилых людей, бабушке дают такую коробочку с таблетками. Она по Wi-Fi передает врачу сигнал. Программа фиксирует, что три раза в день она открывала, значит принимает эти таблетки. По логике должно быть так же и с гаджетами. Каждый раз, когда ребенок включает программу, у вас на смартфоне загораются песочные часики. Если ребенку сказали: два часа можно играть, то, используя программу родительского контроля, вы можете все регулировать.

Казахстанские школьники создали робота для других планет

Проблема в том, что в системах родительского контроля родители ни черта не понимают, а дети понимают. Они настолько продвинуты, что любой смартфон вам перепрограммируют.

– То есть проблема в том, что дети более продвинуты, чем взрослые?

– Для меня противодействие современным новшествам связано с тем, что люди, которые должны стоять между электронным устройством и ребенком, они в детях что-то понимают, а, к примеру, в электронных учебниках – ничего. И им проще сказать: «Это вредно», не потому, что это действительно так, а потому, что для того, чтобы учить детей с помощью современных технологий, надо учиться и меняться самим. А этого никому неохота.

Казахстанская школьница попала на крупнейший конкурс Google

Учителя и врачи наши окончили институты 30 лет назад и сейчас думают, что на курсах повышения квалификации их научат пользоваться электронными учебниками. А там такие же профессора, которые электронных учебников и в глаза не видела. И для них система родительского контроля и сетевой безопасности – это космос какой-то. И они рассказывают про вредность.

Как научить детей адаптироваться в современном мире

– Выходит, чтобы все проблемы исчезли, нужно просто учиться и не отставать от современных трендов?

– Ваша мама вырастила вас, не зная, что такое подгузник, стиральная машина-автомат, влажные салфетки, баночное питание, микроволновка. И представьте такое сейчас. Любой молодой девочке сказать: «Вырасти ребенка в валенках, шубе, марлевых пеленках». И вы услышите: «Да вы что? Мы вообще размножаться не будем».

Но, оказывается, раз мы создали технологию ухода за детьми XXI века, то надо учиться и выполаскиванию белья в машине-автомат правильно, и правильно выбирать одежду, в которой будет комфортно двигаться, знать, как правильно поменять подгузники. Но многие даже этого не знают.

Без гаджетов и интернета: как проводили лето дети в СССР

Нам нужно понять, что под вызовы XXI века нужно уметь адаптироваться всему обществу, а оно катастрофически запаздывает. Потому что мы в школе должны учить сетевую безопасность, правила путешествия с детьми, правила валютных операций, откуда можно скачивать программы, а откуда нет.

Стандартный детский сад в Хельсинки. В детсаду обязательно есть комната для игры в магазин, где детей учат, что такое карточки, как ими пользоваться, как снять деньги из банкомата, где должен быть записан pin-код и так далее. И второе. Там в каждом государственном детсаду есть полностью оборудованная кухня, со всей техникой, и детей учат ею пользоваться. Научить всему этому – задача даже не школы, а еще детского сада.

Роль семьи в правильном воспитании

– Но ведь нельзя все перекладывать только на педагогов. А как же семья?

– Универсальная национальная идея любого государства – это счастливая семья. И это не мама и папа, которые носятся вокруг ребенка. Счастливая семья – это мама и папа, которые любят друг друга. Жуткая и безумная проблема всего постсоветского пространства состоит в том, что ваши мамы подготовили девочек к материнству, как к подвигу. Мамы говорят маленьким девочкам: «Вот родишь своего – узнаешь!». То есть морально готовили к тому, что как только появится ребенок, все покатится в тартарары.

Казахстанцам предложили воспитывать детей ремнем — видео

Быть любимой и счастливой женщиной, стать счастливее, став мамой, и не перестать при этом быть женщиной, – это очень круто, интересно, но этому надо учиться. Потому что уход за ребенком в XXI веке – это технология. Счастливая семья – это мама и папа, которые находят время не только для того, чтобы любить этого ребенка, но и для того, чтобы любить друг друга.

– То есть чтобы ребенок был хорошо воспитан, взрослым, в первую очередь, нужно думать о себе?

– А как же? Очень важно то, что когда мы говорим про созидание, мы произносим совершенно жуткую фразу: «Дети – наше будущее». Я считаю, что это бандитизм. Дети – наше настоящее. А когда мы все время смотрим в будущее – мы забываем о прошлом. И мы имеем модель бабушек, которые занимаются внуками, вместо того чтобы заниматься дедушками. Это страшно на самом деле. Потому что в созидательной модели бабушки не менее счастливы, чем вы. Хорошо, когда они видят внука пару раз в месяц, целуют, дарят шоколадку, и идут к дедушке, дарить ему все остальное.

Вот это моя модель созидательного общества, модель нормальной семьи. И оценка эффективности государственной модели идет, в первую очередь, через прочность семьи.

Димаш Кудайберген: не учите детей быть богатыми

Какое количество семей Казахстана не выдерживает испытание первым ребенком? И что выясняется? Половина! Если брак не распадается, то это не говорит о том, что любовь не заканчивается. Да, они не всегда разбегаются, могут жить дальше вместе ради ребенка, из чувства долга, но они перестают быть счастливыми. И часто это происходит потому, что они просто не умеют себя вести.

Когда вы завели собачку, она может гавкать и гадить по углам. Чтобы она этого не делала, с ней надо уметь обращаться. Пригласить специалиста по дрессировке кажется нормальным. Но пригласить специалиста, который научит вас, что ребенок не должен орать, слушаться, спать по ночам, что мама должна спать с папой, а не с ребенком, мы, почему-то, не хотим.

– И все же. Есть какой-то универсальный рецепт от доктора Комаровского, как правильно воспитывать современных детей и что нужно для того, чтобы они росли счастливыми?

– Нас всех объединяет желание быть счастливыми в рамках с близкими людьми. Мы не мечтаем, на самом деле, о тяжелом труде на благо Родины. Если кто-то так говорит – он врет. Мы все мечтаем о простых человеческих радостях. И наша задача – не превращать собственную жизнь в подвиг.

На каком месте Казахстан по индексу счастья

Надо помогать друг-другу, искать компромиссы. Для меня, как для детского врача, это смысл жизни. Учить вас поменьше спорить, ругаться, уметь идти навстречу друг другу. И понимать, что если вы делаете несчастной свою вторую половину, то вы делаете несчастным и себя, и детей.

Доктор Комаровский

Евгений Олегович Комаровский – украинский врач-педиатр, писатель, ведущий телевизионных передач на украинских и российских каналах, ведущий радиопрограммы «Микстура шоу» на Русском радио, автор научных трудов и научно-популярных статей и книг, самая известная из которых — «Здоровье ребенка и здравый смысл его родственников».

© Sputnik / Batyrshin Timur

Евгений Комаровский

Кризис 4-5 лет, или когда это все закончится? | Официальный сайт

Взросление ребенка сопровождается возрастными кризисными периодами: стремительное психическое развитие, постепенное познание и понимание окружающего мира для ребенка 4-5 лет — это нелегкая задача.

Почему наступает кризис?

При переходе в новую возрастную группу у ребенка происходят изменения в манере поведения: он становится капризным, своенравным, непослушным, бурно проявляет эмоции. Поведение ребенка — это своеобразный вызов окружающим, желание показать свою индивидуальность, стать самостоятельным, обратить на себя внимание. Дети 4-5 лет многое умеют: у них есть достаточный запас слов для общения, игровой деятельности, развита фантазия, мышление, которое позволяет получать новые интересные впечатления об окружающем мире. Психика малыша развивается очень быстро. Вместе с ней может меняться настроение, которое на данном этапе характерно непредсказуемостью, подвергается перемене поведения — оно становится неорганизованным, сумбурным. Капризы, причуды, истерики, протест — такими проявлениями «богат» возрастной кризис 4-5-летнего ребенка.

Но не у всех все так «плохо», некоторые родители могут сказать, что не замечали особых изменений у своего ребенка.

На продолжительность кризиса могут влиять различные факторы:

  • отношения в семье, стиль воспитания в семье, общение со сверстниками;
  • образ жизни ребенка;
  • заболевания или какие-либо патологии;
  • индивидуальные черты характера и особенности психики.

Кризис может продолжаться в течение нескольких недель, но может затянуться до одного года и очень многое в этот период зависит от родителей!

Что делать родителям?

Рассмотрим несколько факторов, которые оказывают негативное воздействие на поведение детей в период кризиса и предложим соответствующие практические рекомендации родителям:

  • Малыш живет в однообразной обстановке, нет перемен в видах деятельности. Психическое и физическое развитие детей требуют, чтобы уже к 4 годам они умели много двигаться и познавать окружающий мир. Малыш должен привыкнуть к размеренному режиму дня, но с разнообразной интересной деятельностью: обязательные познавательные прогулки должны сменяться кратковременными (не более 15 минут) домашними занятиями — рисованием, лепкой, аппликацией. Кроме того, важно всячески привлекать малыша к выполнению домашней работы. Посильная помощь на кухне или уборка игрушек и т.п. развивает, улучшает настроение, вносит интерес в жизнь малыша, и он с гордостью рассказывает всем о своих достижениях;
  • Ребенок замкнут или стеснителен. Малыш 4-5 лет может быть неуверенным в собственных силах, замыкаться в себе, не общаться. Он также может плохо разговаривать. В таких случаях нужна помощь логопеда или дефектолога. Как быть? Почаще прямо внушайте своему ребенку, что он отлично общается, приведите конкретные примеры, ведь, наверняка, у малыша есть хороший друг. Отмечайте у своего крохи ум, правдивость, говорите о том, что он приятен в общении. Не критикуйте, а хвалите: за самостоятельные действия, проявление инициативы, правильное решение. Позволяйте ему заботиться о вас, о других членах семьи, помогать в каких-то делах. Советуйтесь с малышом, при принятии решений учитывайте его мнение и акцентируйте это, чтобы ребенок знал, что его мнение значимо.
  • А теперь представьте, что встретились пятнадцать таких капризуль! Как думаете, будет ли гладко проходить их общение на одной территории, с общими игрушками? Часто дети 4-5 лет не могут эффективно общаться в группе или во дворе. Бывают малыши, которые могут отобрать игрушку, а есть такие, которые отдают свои игрушки и перестают общаться. Что необходимо делать? У слишком активных нужно развивать способность идти на компромисс, а у скромных — умение вступать в диалог и отстаивать собственные интересы. Всегда тщательно разбирайтесь, в чем причина инцидента на площадке или в группе и учите малыша озвучивать свои просьбы, отказ или предложение. Не спешите идти с претензиями к родителям другого ребенка, если ваш с ним что- то не поделил или они толкнули друг друга, для начала поговорите со своим ребенком, из- за чего вообще весь «сыр- бор», потому что зачастую ругаются взрослые люди, конечно же из благих намерений, а дети могут уже и забыть из-за чего начался конфликт.

Советы психолога для родителей

  • Необходимо держать эмоции под строгим контролем. Любой срыв оттягивает решение проблемы на более продолжительное время;
  • Используйте в общении с ребенком элементы игры: отвлекайте, предлагайте возможность выбора и проявления инициативы;
  • Будьте последовательны в словах и действиях, не противоречьте сами себе;
  • Требуйте от малыша только то, что вы сами сможете сделать;
  • Предоставьте крохе возможность действовать самостоятельно, постепенно отпускайте от себя;
  • Взрослые проблемы обсуждайте при отсутствии ребенка.
  • Вы можете в качестве легких наказаний временно ограничить развлечения, но недопустимо применение физической силы, провоцирование скандалов, нанесение оскорблений, использование негативных высказываний, крика или брани. Детская психика не может вынести такие нагрузки, подобное поведение родителей подорвет их авторитет в глазах крохи.
  • Постарайтесь спокойно выяснить, что беспокоит малыша, доброжелательно задавая вопросы, без лишних нравоучений и не упрекая его.
  • В данном возрасте вредна также чрезмерная опека. Выполняя за ребенка все действия, вы оттягиваете его развитие, еще больше привязываете к себе. В таком случае страдает и ребенок, и родители. Лучше будет, если вы станете его незаметно контролировать. Давайте свободу действий в творческих занятиях, усиливайте контроль в повседневной жизни в целях безопасности.
  • Направляя действия или поступки малыша, не критикуйте его и не унижайте, убедительно объясняйте, как лучше поступить. Необходимо также хвалить малыша по существу, всячески поощрять, но не баловать.
  • Понимая, что ребенок манипулирует вами, помните о той грани, когда будет уместно ваше снисходительное отношение. Нельзя потакать детским капризам и истерикам.

Успешное преодоление кризиса 4-5 лет у ребенка зависит от мудрого терпеливого отношения родителей, их способности понять потребности своего ребенка, желания помочь малышу в спокойной, теплой обстановке и быстро пройти кризисный этап!

Как правильно держать малыша на руках

Итак, как правильно брать ребенка из положения лежа на спине. Обеими руками обхватите его грудную клетку — большие пальцы спереди, а остальные придерживают спинку. Если младенец еще не умеет держать голову, поддерживайте ее указательными пальцами. Плавно поднимите малыша. Не забывайте, ваше лицо, обращенное к ребенку, должно всегда выражать самые добрые чувства. Разговаривайте с малышом, рассказывайте ему, что Вы делаете, голос должен быть не очень громким, нежным.

Те, кто берет маленького ребенка на руки, делятся на две категории: близкие, которые живут с ним под одной крышей, и посетители. Не стоит подпускать к ребенку посетителя, который не снял верхнюю одежду, головной убор, уличную обувь, не вымыл руки с мылом, не освободил руки от колец, перстней, часов, браслетов. Малыша могут напугать резкие посторонние запахи, например, запах табака, алкоголя, духов.
Нельзя подпускать к ребенку болеющих людей — кашляющих, чихающих, а так же, жалующихся на расстройство желудка, страдающих кожными заболеваниями.

Даже если любящие родственники проделали долгий путь на поездах и самолетах, чтобы навестить малыша, проявите стойкость и подержите гостей несколько дней «в карантине» — не проявится ли подхваченная в дороге инфекция? Они могут обидеться, зато ребенок останется здоров! Чтобы надежнее защитить психику и иммунную систему ребенка, нелишне в его первые полгода жизни ограничить крут допущенных к нему людей. Таковы правила, и никто — ни грозная свекровь, ни соседка, ни любимый начальник — не заслуживает исключения.
Некоторые родители берут младенца на руки с немыслимыми предосторожностями, другие, напротив, выхватывают его из кроватки так лихо. Все это крайности. А как надо?

  • не делайте резких движений, беря малыша
  • никогда не берите его одной рукой — только обеими
  • не поднимайте и не опускайте младенца быстро, стремительно
  • не вынимайте его из кроватки, подтягивая за ручки


Положение малыша на руках у матери (или другого взрослого), прежде всего, зависит от его возраста, а также и от того, будет ли он спать или бодрствовать. До 2-2,5 месяцев (а иногда и дольше) головку малыша обязательно нужно поддерживать, поэтому в горизонтальном положении (лицом вверх) устройте ребенка на вашей руке так, чтобы его затылок лег вам на локоть, спинка — на предплечье, а ваши кисти должны поддерживать попу и бедра малыша. Можно положить малыша на ваше предплечье и животом. В этом случае голова малыша должна оказаться в сгибе локтя, а ваши кисти сомкнутся на животе крохи, и одна рука пройдет между ножками карапуза. Если вы хотите подержать ребенка в вертикальном положении, например для того, чтобы он срыгнул лишний воздух, то поддерживайте ему голову и спинку: одну свою ладонь положите на затылок малыша, предплечьем плотно прижмите его тело к себе. Второй рукой фиксируйте ягодицы крохи. Ни в коем случае не присаживайте ребенка себе на руку до уверенного овладения им навыка сидения, что происходит в среднем в возрасте 6-ти месяцев. С 2,5-3 месяцев уже можно носить малыша, повернув его лицом от себя, одной рукой придерживая его на уровне груди, другой — на уровне бедер.

В зависимости от возраста ребенка, существует на 6 способов держать его на руках.

На весу. Этот способ хорош для детей до 3 месяцев, когда они еще плохо держат голову. Одной рукой поддерживайте шею и затылок малыша, другой — ягодицы, при этом его туловище может быть слегка согнуто, а лицо обращено к вам. Такое положение открывает простор для столь необходимого маленькому ребенку эмоционального контакта с мамой и другими близкими. Не забывайте, что во избежание развития однобокости голову малыша нужно поддерживать то левой, то правой рукой — периодически меняя их.

На руке. Идеальный вариант для детей 3-6 месяцев, хотя можно держать так ребенка практически с рождения. Он опирается затылком на ваше плечо, кистью руки вы держите его стопы, а предплечьем — ручки. Другой рукой вы поддерживаете малыша под ягодицы. Ноги ребенка при этом должны быть согнуты в коленных и тазобедренных суставах и разведеныю. Не забывайте чередовать руки.

Перед грудью. Начиная с 6 месяцев, такой способ держания ребенка обеспечивает ему то же положение, что и в позиции на спине. Малыш опирается спинкой на вашу грудь, его ноги согнуты и разведены, подошвы соприкасаются. Большими пальцами придерживайте голени ребенка, указательными, средними и безымянными — стопы, а мизинцами — ягодицы. Такая позиция полезна для развития ребенка: как и на спине, он может играть со своими ножками, совершенствуя движения, осваивая свое тело и получая представление о пространстве.

Перед животом. У детей с 7 месяцев этот способ позволяет воспроизвести ползание по-пластунски — двигательный навык, который они как раз и должны осваивать в этом возрасте. Одной рукой возьмите ребенка под грудь, а другую пропустите между ног, поддерживая живот. Не забывайте менять руки.

На боку. Годится для малышей с 10 месяцев, когда они уже уверенно сидит. Возьмите ребенка так, чтобы он обхватил ножками ваш бок, а спинкой опирался на ваше предплечье. Вы должны поддерживать своей кистью колено малыша, придавая ему слегка согнутое положение. Одна ручка ребенка — на вашей груди, другая свободна. Учтите: носить ребенка в таком положении нужно поочередно то с одной, то с другой стороны.

И, наконец, универсальный и вполне межнациональный способ носить детей любого возраста. Придерживая ладонью правой руки малыша под грудью, плотно прижмите его спинку к своей груди. Левой рукой обхватите правое бедро ребенка, согнув его ножки в тазобедренных суставах. Учтите: вес ребенка до 6 месяцев не должен приходиться на вашу руку, поддерживающую таз малыша, — это вредно для его позвоночника и может в будущем испортить осанку.

Малыш растет, увеличивается масса его тела, и носить кроху долго на руках становится тяжело (особенно после 3-месячного возраста, когда вес ребенка достигает в среднем 7 кг). Здесь могут выручить на какое-то время вспомогательные приспособления для ношения детей, например беби-слинг и рюкзачок-«кенгуру». Беби-слинг — это современная модификация лоскута ткани, обеспечивающий тесный физический контакт матери и ребенка. Кроме того, с ним при необходимости проще покормить ребенка грудью, находясь на улице или в другом общественном месте. Использовать беби – слинг можно, начиная с его рождения и до полутора лет. Все зависит от веса малыша и ваших физических возможностей. Еще очень важно найти оптимальную позицию для ребенка и для мамы, которая обеспечивала бы обоим максимальный комфорт. Основными положениями малыша в беби-слинге являются горизонтальное, с поддержкой позвоночника, и (для более старших детей) приподнятое вертикальное или сидячее, когда ребенок плотно притянут тканью. Рюкзак-«кенгуру» можно использовать только после того, как малыш научится уверенно держать голову и у него окрепнут мышцы спины. Предпочтение следует отдать рюкзакам с жесткой спинкой. Но, все же слишком увлекаться беби-слингом и рюкзаком-«кенгуру» не стоит. Во-первых, малышу все же полезнее лежать на жестком матрасе кроватки или коляски. Во-вторых, вряд ли ребенку понравится спать сидя в рюкзаке. И, в-третьих, длительное нахождение ребенка в одной и той же позе, обуславливающей неравномерную нагрузку на различные отделы позвоночника, может спровоцировать патологию опорно-двигательного аппарата. Поэтому не рекомендуется держать малыша в Бэби-слинге и «кенгуру» более 40 минут в сутки. Когда ребенок немного повзрослеет, можно практиковать позу, когда малыш сидит на мамином боку, лицом к ней. Преимущества такого положения: у мамы свободна одна рука, а у ребенка отличный обзор. Если маме по состоянию здоровья не рекомендуется брать малыша на руки, то можно чаще класть его к себе на живот, сажать его на колени.

И, наконец, многих родителей волнует вопрос, можно ли, часто беря малыша на руки, избаловать его? Если потребности ребенка не игнорируют, не отказывают ему в ласке и тактильном контакте, то это вовсе не означает, что его балуют и плохо воспитывают. Любовь — это не синоним плохого воспитания, тем более, если мы говорим о малыше, которому всего несколько недель или месяцев. Существует мнение, что до 12 месяцев избаловать ребенка нельзя — до этого возраста все его «капризы» обоснованы потребностями, поэтому взрослый должен во всем потакать малышу. И только по достижении малышом года родители должны выборочно относиться к его запросам — исходя из того, чем они вызваны. С этого возраста малышу уже можно прививать понятие о том, что потребности есть не только у него, но и у окружающих его людей.

Жесткие методики воспитания, согласно которым брать ребенка на руки означает баловать его, игнорируют естественную потребность малыша в постоянном присутствии матери (или того, кто за ним ухаживает). Пропагандируя принцип раннего формирования «самостоятельности», они имеют существенные отрицательные черты. Во-первых, у ребенка, сознательно отлучаемого от матери, не формируется доверительное, доброе отношение к миру, и это непременно негативно скажется в его взрослой жизни. Во-вторых, ограничение телесного контакта между матерью и малышом не способствует возникновению между ними взаимных чувств. Неудивительно, что ребенок в подобных случаях воспринимается как помеха для привычного образа жизни и обычных дел. А кроха постоянно нуждается в общении и его плач — это призыв ко всем и в первую очередь к маме. Ведь даже в тех случаях, когда, казалось бы, нет никаких причин для слез, малыш может разразиться обиженным или сердитым плачем — потому что он еще не готов к одиночеству, слишком сильна еще его биологическая связь с мамой. В-третьих, следует иметь в виду, что строгое отношение к ребенку, когда взрослые стараются не показывать своих чувств и эмоций по отношению к чаду, не является залогом хорошего воспитания малыша и его дальнейшей успешности. Чаще всего у молодой мамы очень много хлопот по дому. Поэтому если она будет часто брать малыша на руки, придется пожертвовать какими-то делами. К тому же носить ребенка на руках еще и физически не очень легко. В общем, при желании причин для сведения телесного контакта с ребенком к минимуму можно найти множество. Здесь необходимо расставить приоритеты и решить, что для вас важнее — ежедневная рутина или развитие ребенка. Если же вы хотите как следует заниматься ребенком и одновременно не запустить быт, поищите себе помощников-союзников, с которыми можно все успеть. 

Официальный сайт Муниципального Бюджетного Образовательного Учреждения Комаровская Средняя Общеобразовательная Школа ГО ЗАТО Комаровский

Статистика

 «Одиннадцать  школьных лет жизни  любого из нас приходятся на юный возраст с 7-и до 18-и лет, когда мы не ощущаем течения времени, когда мы еще не вспоминаем прошлого и не задумываемся о будущем. Но именно в этот период происходит все самое важное в нашей жизни, и почти все это связано со школой».

Наши дети еще не способны выразить свое отношение к школе в каком-либо отзыве, однако нам, их родителям, возможно, это сделать удастся.  Наша дочь  в 2011 году пошла  в первый класс. И с этого момента  наша семья находится в постоянном контакте с коллективом учителей и других работников школы.

Главная задача функционирования любой школы – это организация учебного процесса. В нашей большой школе учебный процесс организован очень четко, сбоев в проведении занятий не было. Мы, родители, наблюдаем, что наши дети идут в школу и учатся с удовольствием, уроки не прогуливают, стараются добросовестно относиться к своим обязательствам. Мы видим в этом заслугу нашего классного руководителя Алёны Бисенгаловны Сактагановой и коллектива школы, которым руководит директор Галкина Елена Васильевна.

В 2015 году наша дочь поступила в кадетский класс  и стала учиться в 5 «К» классе. В целях объединения усилий школы, образовательных учреждений, дивизии, расположенных на территории военного городка, жителей в патриотическом воспитании детей, а также выработки единых подходов  в военно-патриотическом воспитании, возрождение кадетского движения в России и разработана данная программа.

 Задача кадетского класса – воспитание патриотических чувств, любви к Родине, к своему народу, служение Отечеству, готовности к самостоятельной жизни в правовом многонациональном государстве.

В кадетском классе сформирована не только организация учебного процесса, но и воспитание нравственного, порядочного человека, умеющего считаться с интересами других. На это направлена огромная  работа. Дети ездят на различные соревнования и зарницы, не только по  Оренбургской области .  Проводятся интересные классные и общешкольные праздники и военно- спортивные соревнования, в которых всегда с большим энтузиазмом участвуют все дети. По  итогам выступления получают соответствующие награды.

Школа – это наш дом, и это не просто слова. В этой школе всегда внимательно выслушают и постараются найти решение, которое удовлетворит заинтересованные стороны. Каждое родительское собрание – это не просто информация об успехах ребенка, а сотрудничество между родителем и учителем в деле воспитания, образования и развития детей.

         Мы ценим профессионализм и компетентность работников нашей школы, и поэтому можем с уверенностью заявить, что наш ребёнок получит самое лучшее образование.

                                                            Синотова В.А.

«Школьные годы чудесные…»- это не просто слова из известной
песни, а действительно самая яркая пора в жизни человека. И меня, как маму
очень радует, что в этот период моего ребенка окружают талантливые,
внимательные педагоги и доброжелательная, уютная атмосфера Комаровской школы.
Хочется отметить высокий уровень подготовки учащихся нашей школы, которые
являются многократными победителями различных конкурсов и олимпиад. Все это
благодаря заслугам высококвалифицированных учителей.                                                                    

 Наш классный
руководитель Мельниченко Наталья Михайловна по мнению моего сына самый добрый
учитель в школе, а по моему мнению грамотный, увлеченный своим делом педагог и
очень ответственный человек. Она умеет находить подход не только к ученикам, но
и к родителям. Я с удовольствием выражаю свою родительскую благодарность и
Наталье Михайловне и учителям других предметов, работающих в КСОШ, за их труд.

 Чутких и отзывчивых педагогов нашей школы
очень любят дети, уважают родители, ценят коллеги.

                                                                  Мама ученика 4а класса Абрамова Данила.

 

«Учитель – это призвание. Учителями не рождаются, ими становятся. И это в полной мере можно отнести к учителю наших детей – Мельниченко Наталье Михайловне.
Мой ребенок уже четвертый год учится у этого замечательного учителя. И можно смело сказать, что Наталья Михайловна является педагогом высокого уровня. Это классный руководитель, владеющий широким арсеналом форм и методов организации учебно — воспитательного процесса. Наталья Михайловна хорошо знает свое дело, умело планирует программный материал. Начиная с первого класса она помогала нашим детям видеть и познавать мир прекрасного. Общение с ребятами – особый ее талант. Она умеет посоветовать, предложить, подсказать, убедить, разрешить любую детскую проблему. Уроки проводит доступно, понятно и интересно. На уроках не дает скучать ни одному ребенку. Дети постоянно думают, решая задачи, читают, анализируют усвоенный материал. К ученикам добра, но в то же время и требовательна. Её умение  подобрать ключик к каждому ребенку, достойно высокой похвалы.

Мимо глаз и сердца Натальи Михайловны не проходит ни один поступок учащихся: ни положительный, ни отрицательный, на что она реагирует очень тактично, грамотно. Благодаря нашему учителю, дети научились оценивать свои поступки и поступки своих товарищей, ценить дружбу, относиться с уважением к старшим.
Наталья Михайловна, не считаясь с трудностями, не жалея своего личного времени, отдает все свои знания, душевное тепло, заботу и любовь нашим детям.
Большую просветительскую работу ведёт Наталья Михайловна среди нас – родителей. Предметом обсуждения  является не только воспитание ребёнка дома, но и то, как улучшить воспитание детей в школе.  Она хорошо понимает и убеждает нас в том, что без тесного сотрудничества невозможно глубоко  вникнуть в индивидуальность каждого ребенка.

Наталья Михайловна творчески подходит к своей работе, не стоит на месте, а двигается только вперёд, целиком отдавая себя любимому делу – воспитанию и обучению детей. Наталья Михайловна добрая, порядочная, отзывчивая, требовательная прежде всего к себе, готова прийти на помощь в любую минуту. Желаем ей здоровья и дальнейших творческих успехов».

                                  (Солдатова Татьяна, мама ученика 4А класса МБОУ КСОШ)

 

В МБОУ КСШ пКомаровский я обучалась сама ,и тех знаний и умений мне хватило, что бы  начать взрослую жизнь.Я с удовольствием отдала свою старшую дочь в эту школу , и ко мне и к моей дочери отнеслись с пониманием (она занималась на дому). И вот сейчас мой сын Снигаренко Антон обучается в 4 «а» классе.С первых дней нас приветливо встретила администрация школы, педагогический коллектив и конечно, наша первая учительница — Мельниченко Наталья Михайловна. С первого по четвертый класс Наталья Михайловна дарит знания .Дети её любят.Наша учительница пользуется уважением родителей.Она всегда может решить проблемы наших детей.Наталья Михайловна бывает строга ,но всегда справедлива.Наталью Михайловну отличает добросовестное отношение к своей работе.

Меня зовут Светлана, мои дети учатся в МБОУ КСОШ дочь в 1 классе, а сын уже в 4.   В школе очень тепло и уютно, всегда чистота и порядок. Отдельное спасибо педагогическому составу школы, все педагоги тактичные, не равнодушные к своему делу и детям, всегда помогут если есть проблемы с учебой, наставят родителей на помощь своим детям. Есть сильные преподаватели, которые действительно дают качественные, глубокие знания по предмету, способны заинтересовать, удивить и по-настоящему научить. В классе очень хорошее техническое оснащение есть электронная доска, у каждого педагога есть доступ в интернет что облегчает общение с родителями через электронные дневники. Хотелось бы поблагодарить весь коллектив нашей школы за хороший труд.

БЛАГОДАРСТВЕННОЕ ПИСЬМО МБОУ КСОШ ЗАТО КОМАРОВСКИЙ ,г.ЯСНЫЙ

Детство и юность –это самое чудесное время каждого из нас. Именно этот период жизни кажется ребенку самым прекрасным. Но детство и юность –это еще и школьные годы, которые остаются в памяти каждого человека  и проходят с ним через всю жизнь.

Каждый родитель мечтает о том, чтобы его ребенок получил достойное образование  и учился в хорошем  учебном заведении. Именно по этой причине я предпочла отдать свою дочь в МБОУ КСОШ ЗАТО Комаровский. Я была наслышана о великолепном составе преподавателей школы,о высоких результатах учеников нашей школы во всевозможных конкурсах и олимпиадах. Поэтому у меня не возникло вопросов, в какую школу пойдет учиться моя дочь. Наша школа богата своими традициями, обычаями и занимает одно из первых мест среди учебных заведений города Ясного. Во многом  это заслуга прекрасного руководителя, директора Галкиной Елены  Васильевны.

Каждый день коллектив учителей МБОУ КСОШ ЗАТО Комаровский не только добросовестно обучают наших детей, но и развивают и поддерживают их интересы,выходящие за рамки школьной программы, организуют нравственное воспитание, учат детей патриотизму, любви к близким и Родине. Каждое родительское собрание — это не просто информация об успехах наших детей, а сотрудничество между родителем и учителем в деле воспитания, образования и развития ребенка!

Комаровская школа — это наш дом! И это не просто громкие слова. Здесь тебя всегда внимательно выслушают и постараются найти решение,если есть какие –то вопросы.

Хотелось бы поблагодарить педагогический коллектив МБОУ КСОШ ЗАТО Комаровский  за высокий профессионализм, отзывчивость и компетентность!

      Асланова Татьяна Сергеевна

 

Школа – важная ступень жизни каждого человека. Мой ребенок сейчас тоже ученик.

Я, мама ученика  5 «к» класса МБОУ Комаровская СОШ, хочу выразить благодарность руководству  школы, её сотрудникам, а также отметить положительное влияние школы на воспитание и развитие моего ребенка.

С первого класса мой ребенок окунулся в доброжелательную атмосферу школы, в которой интересно учиться, получать знания, а не ходить на уроки, как на отбывание  неприятной повинности.   Каждый день учителя не только добросовестно обучают детей по предметам, но и развивают и поддерживают интересы детей, выходящие за рамки школьной программы. Задача школы – не только организация учебного процесса, но и воспитание нравственного, порядочного человека, умеющего считаться с интересами других.

Наши педагоги не только выявляют потенциальные возможности наших детей, но и часто по-человечески советуют, как лучше повести себя в той или иной ситуации. То, что сейчас много говорят об индивидуальном подходе к каждому ребенку, мы знаем не понаслышке. И особенно приятно, что благодаря усилиям этих замечательных людей, интеллектуальные способности наших детей год от года раскрываются. В школе много специальных кружков, секций и факультативов. Для родителей и детей, желающих подробнее  узнать о жизни школы, существует Интернет-сайт, на котором отображена вся информация о школе и ее достижениях.

Я ценю профессионализм и компетентность работников нашей школы, и поэтому свою младшую дочь мы с удовольствием отдадим в добрые руки Учителей нашей школы.              

                                                                                                                                                                                                                                   25.02.2016г.                                                                  Сливницына А.В.

Очень хочется написать несколько слов благодарности педагогам нашей школы.

Прежде всего, хочу поблагодарить Токмакову Наталью Александровну, которая дала замечательную базу знаний нашим детям на первых ступенях их школьной лестницы. Такой отличный стартовый трамплин, прыгая с которого, можно достичь больших успехов!

В настоящий момент моя дочь учится в 5 «к» классе, ее  классный руководитель Сактаганова Алена Бисенгаловна, она учит ребят русскому языку и литературе. Но и вне уроков никогда не откажет в помощи,  всегда доступно объясняет ребятам, как лучше поступить в определенной ситуации или помогает советом в исправлении допущенной ошибки.

         Одной из главных задач  функционирования любой школы является организация учебного процесса. В нашей большой школе учебный процесс организован очень четко. За все время обучения моих детей в школе  сбоев в проведении занятий не было. Мы, родители, наблюдаем, что наши дети идут в школу и учатся с удовольствием, уроки не прогуливают, стараются добросовестно относиться к своим обязательствам. Мы видим в этом заслугу коллектива школы, которым руководит директор Галкина Елена Васильевна.

         Каждый день учителя не только добросовестно обучают детей по предметам, но и развивают и поддерживают интересы детей, выходящие за рамки школьной программы. Дети нашей школы постоянно участвуют в школьных и  других олимпиадах по многим предметам.

        Но  школа  не только должна организовать учебный процесс, но и воспитывать  нравственного, порядочного человека, умеющего считаться с интересами других. На это направлена огромная внеклассная работа. Дети ходят на различные экскурсии.  В школе проводятся интересные классные и общешкольные праздники, в которых всегда с большим энтузиазмом участвуют все дети.

 Дети с удовольствием занимаются  (учась в кадетском классе) в  Муниципальном бюджетном образовательном  учреждении дополнительного образования  Центр дополнительного образования детей Ровесник, руководят которым  Пахомова Ольга Владимировна (директор) и Линючев Сергей Павлович (заместитель директора по военно-патриотическому воспитанию). Под руководством педагогов  дети ежегодно показывают великолепные результат, проявляют  высокую активность в творческой и спортивной жизни школы и Центра .        

 МБОУ КСОШ  – это наш дом, и это не просто слова. В этой школе всегда внимательно выслушают и постараются найти решение, которое удовлетворит заинтересованные стороны. Каждое родительское собрание – это сотрудничество между родителем и учителем в деле воспитания, образования и развития детей.

         Наша семья  ценит профессионализм и компетентность работников нашей школы, и поэтому со временем свою самую маленькую дочку  мы с удовольствием отдадим в добрые руки Учителей нашей школы.

                                         Семья Сосновских Владислав Леонидович и Ирина Вячеславовна

 

Отзыв родителей о деятельности МБОУ КСОШ ЗАТО Комаровский (25.10.2017г)

               «Школа – важная ступень жизни каждого человека. Наши дети сейчас тоже ученики.

Мы, родители 11 «а» класса школы, хотим выразить благодарность руководству школы, её сотрудникам, а также отметить положительное влияние школы на воспитание и развитие наших детей.

               С первого класса наши дети окунулись в доброжелательную атмосферу школы, в которой интересно учиться, получать знания, а не ходить на уроки, как на отбывание неприятной повинности.

              Вся деятельность педагогического коллектива построена таким образом, чтобы интерес к знаниям наших детей не был потерян с самого начала учебного процесса, с первого класса. Ведь в этом возрасте наши дети с радостью идут в первый класс, еще не представляя, что знания даются нелегко, и им придется приложить максимум интеллектуальных и физических усилий, чтобы усвоить школьную программу. В школе есть все для того, чтобы у наших детей никогда не терялся интерес к учебе. Профессиональные учителя не только выявляют потенциальные возможности наших детей, но и часто по-человечески советуют, как лучше повести себя в той или иной ситуации. То, что сейчас много говорят об индивидуальном подходе к каждому ребенку, мы знаем не понаслышке. И особенно приятно, что благодаря усилиям этих замечательных людей, интеллектуальные способности наших детей год от года раскрываются.

Приятно, что в школе введен вариант удобной и красивой формы с логотипом. В такой форме каждый ребенок чувствует себя единым целым со школой, ее достижениями. Радует глаз и хороший ремонт школы, в стенах которой наши дети чувствуют себя комфортно, и благоустроенная территория с комплексом спортивных площадок различного назначения.

             Именно из всех этих составляющих у детей складывается ощущение школы как дома, места, куда хочется идти каждый день.

            В школе много специальных кружков, секций и факультативов. Для родителей и детей, желающих подробнее узнать о жизни школы, существует Интернет-сайт, на котором отображена вся информация о школе и ее достижениях.

Творческая атмосфера и неформальный подход к обучению создает все предпосылки для развития полноценной личности наших детей, получению знаний и самое главное, на наш взгляд, неугасаемого интереса к учению и школьный жизни в целом.

              Возможно, есть школы и лучше, но эта школа – НАША! И если бы нам сейчас предложили снова выбрать школу, мы, не задумываясь, выбрали бы ее!»

Родители 11 а класса . 25.10.2017г.

 

МОЯ ШКОЛА

Всё главное в судьбе человека начинается со школы. Каким ты будешь в школьные годы, таким ты и станешь в последующей жизни. Я учусь в замечательной школе ЗАТО Комаровский. Я уверена, что именно эта школа сможет воспитать и научить. В моей школе самые лучшие учителя. Я думаю, что далеко не каждый человек может впустить к себе в сердце ребёнка, подарить ему любовь, заботу и доброту.

Школе, в которой я учусь, пятьдесят один год. Но, мне кажется, что ни одна новая школа не может передать такую доброту и тепло, которые излучают стены моей школы, годами хранящей звонки перемен, громкие возгласы и смех учеников, строгие, но правильные наставления учителей…

Я люблю свою школ. Теперь я уже девять лет учусь в школе, и очень полюбила её и, конечно же, учителей. Но школа дает не только знания. Она дает ничем не заменимый жизненный опыт. Она готовит нас к новой интересной жизни. Как заботливая и добрая мать, она отдает всё самое ценное, что у неё есть, не требуя ничего взамен.

Я люблю свою школу и рада, что учусь в ней. Здесь я открыла свой внутренний мир, познала своё внутреннее «Я». Школа — мой второй дом, и каждый раз я прихожу в сюда с улыбкой и хорошим настроением.
В школе проходят лучше годы моей нашей жизни — юность. И часть её я отдаю своей школе Я рада, что моя юность проходит здесь!

                                                                                                                                                                                                     Ученица 9а класса Топорова Катя 20.01.2018

                                               Школа, в которой хочется учиться

           Для меня школа — это второй дом. Здесь мы общаемся, советуемся и взрослеем. Для многих школа — это что-то большее, чем просто образование. Недаром взрослые говорят, что школьные года — это лучшее время их жизни.
Ещё в детстве человек решает, кем ему быть, какую профессию выбрать. В школе формируется характер, складывается наше отношение к окружающему миру, здесь нас учат логически мыслить. Чем больше человек учится, тем он больше понимает себя, окружающую обстановку, близких людей.

                          Я бы сравнила школу с огромной библиотекой, в которой собрано все знание, нужно только захотеть и протянуть руку.
               Какая она, школа, в которой я хочу учиться? Сложный вопрос, который заставляет о многом задуматься. Школа — неотъемлемая часть жизни, поэтому детям в ней должно быть хорошо и уютно. Она должна быть светлой, просторной, побуждающей к размышлениям.
                   Совсем не важно, как выглядит школа снаружи и внутри, главное, чтобы нам, ученикам, нравились учителя.
               Школа — это не просто здание. Это мир, в котором мы живем. Каждый кирпичик этого мироздания важен. Вытащи один, и всё рассыплется как карточный домик. Поэтому школа должна быть единой и сплоченной.

                                                                                                                                                                      Сапожников Евгений, 9в класс

                                                 Школа моей мечты

                         Самые важные годы своей жизни человек проводит в школе. Именно здесь он находит настоящих друзей, определяется в выборе своих увлечений, впервые сталкивается с жизненными трудностями и радуется своим первым победам. Школа надолго остается в сердце каждого человека светлым этапом жизненного пути.

                    Мне повезло, ведь я учусь в замечательной  школе. Вот уже девять лет я каждое утро с удовольствием открываю школьные двери и окунаюсь в пестрый, шумный, голосящий на все лады мир. Это особый мир учеников и учителей, в котором каждый куда-то спешит. Чувствую, как, переступив школьный порог, оказываюсь в этом потоке и плыву, соблюдая свое направление. Меня не покидает ощущение, что я маленькая частичка большого организма, который зовется ШКОЛА.

                   В моей школе мне нравится все! Нравятся узкие лестницы, круглые деревянные перила, светлые классы, но больше всего — люди. У нас замечательные учителя! Они не просто проводят уроки, каждый старается заинтересовать своим предметом. Все вместе и каждый учитель в отдельности учит нас не только составлять формулы, доказывать теоремы, записывать химические реакции, благодаря нашим педагогам, мы постигаем самую важную науку: быть честными, добрыми, умело общаться, по-настоящему дружить.
           И если кто-то скажет, что где-то есть более современные, более комфортные школы, я не буду спорить. Есть. Но если меня спросят: «Какая она, школа твоей мечты?» Я с гордостью отвечу: «Это моя родная школа МБОУ КСОШ ЗАТО Комаровский».

                                                                                                                                                                                               Болгак Соня, 9а класс

         Хочется сказать самые теплые слова благодарности директору МБОУ КСОШ – Галкиной Елене Васильевна! Елене Васильевна, замечательный директор, настоящий профессионал! Всегда внимательно выслушает жалобы и проблемы родителей и оперативно примет меры, не одно обращение не оставит без внимания! Доброжелательна, терпелива, четко и слаженно действует во всех ситуациях, справедлива! В школе всегда порядок и сильный дружный коллектив!

                                                                                                                                                                                       Гриценко Екатерина Степановна

          Мой ребенок учится в 4 «В» МБОУ КСОШ. Учителя начальной школы очень высокой квалификации. Очень довольны и своей учительницей — Цыпуштановой Верой Анатольевной. Вера Анатольевна — очень отзывчивый, мягкий, умный человек, всегда выслушает, все объяснит. Всегда поможет деткам не останавливаться перед трудностями, а легко преодолевать их, а также настойчиво и терпеливо двигаться вперед. Дети ее очень любят.

          Класс у нас очень дружный и в большей части это заслуга Веры Анатольевны. Дети постоянно участвуют в школьных мероприятия, конкурсах, праздниках, в олимпиадах по предметам, так же посещают культурные мероприятия: музеи, выставки.

                Спасибо Вам, Вера Анатольевна, потому что все достижения, которых достигли наши дети, благодаря Вам!

                                                                                                                                                                           Поцелуева Елена Михайловна

                 

Отцовство как бизнес-проект | Журнал доктора Комаровского

С незапамятных времен мужчине в семейных отношениях отводилась роль добытчика. Дотащил тушу добытого оленя до входа в пещеру — вот и молодец! Там, в пещере, без тебя разберутся, беги, добывай следующего!

Конечно, неприятно, когда в жилище грязь и дети орут! В такой ситуации надо рявкнуть, показать, кто здесь хозяин, и побыстрее убежать на охоту, пока не начали орать и рыдать в ответ.

Уникальность ситуации состоит прежде всего в том, что и сейчас, в XXI веке, большинство мужчин продолжают строить семейную жизнь в парадигме «добытчика». Дети, еда, быт — это не наше. Наша задача — материальное обеспечение. Обеспечил? Вот и молодец, настоящий мужик!

При этом жуткая статистика демонстрирует прискорбные цифры: 50% семей не выдерживают испытания первым ребенком, а вероятность того, что отношения между родителями после рождения ребенка, мягко говоря, испортятся, превышает 70%.


Теперь главное:

— современный мужчина, планирующий создание семьи и рождение детей, просто обязан прийти к пониманию того, что не бывает какого-то отдельного — мужского, женского, детского — счастья. Один несчастный член семьи автоматически делает несчастными всех остальных.

В проекте «Семья» базовая цель — счастье семьи в целом. Цель практически недостижимая, если весь многогранный и прекрасный комплекс семейных отношений мужчина сводит к материальному обеспечению с редкими эпизодами «раздачи долгов» — супружеского и отцовского.

В чем сложности:

— у большинства мужчин нет личного опыта наблюдений за «правильным папой» — отцом, который принимает участие во всех решениях, связанных с ребенком;

—  большинство женщин воспринимает как норму неучастие мужей в околодетских процессах, сознательно отводя им лишь роль добытчика;

—  мужчины не понимают прямой и реально ощутимой выгоды от личного участия в процессах ухода и воспитания. Выгоды для всех — для детей, для супруги, для себя, любимого. Выгоды, которая проявляется оптимизацией финансовых затрат и расширением возможностей реализации совместных проектов (путешествия, новый дом, еще один ребенок и т. д.). Выгоды для здоровья, настроения, коммуникации. Для счастья, наконец!

 


Надо много учиться и много знать, планировать, распределять ресурсы, вести переговоры, расставлять приоритеты, делегировать полномочия, оценивать риски, профилактировать конфликты и опять учиться, учиться, учиться!

 

Вы готовы учиться? Вот и замечательно! Союз бизнесмена и педиатра вам в помощь!

С удовольствием представляю наш совместный курс с Маргуланом Сейсембаем — удачную, как нам кажется, попытку объединить доселе необъединяемое: многолетний опыт детского врача, повидавшего сотни тысяч детей, мам и пап со всеми сопутствующими болезнями и проблемами, с многолетним опытом успешного бизнесмена, повидавшего миллиарды во всех основных валютах со всеми сопутствующими приятностями и неприятностями.

 

P.S. Обращаю внимание: наш курс ориентирован прежде всего на мужчин, которые:

— планируют отцовство;

— ищут ответы на вопрос «почему все пошло наперекосяк?»;

— не хотят повторять ошибок;

— хотят получить знания и через знание обрести понимание того факта, что отцовство — это счастье, но при одном важнейшем условии: вы готовы брать на себя ответственность и лично принимать осознанные решения в интересах семьи.

 

Если готовы, хотите и планируете — это замечательно!

Мы вас ждем!

Доктор Живаго (1965) — Часто задаваемые вопросы

Лара идет с Комаровским, когда он приходит предложить ей и Кате безопасный проезд в Монголию. В санях места только для трех человек, поэтому Юрий остается и говорит, что присоединится к ней на следующий день на вокзале в Юрятине. Когда Лара уезжает, Юрий преподносит ей балалайку своей матери. Юрий не появляется на вокзале, и поезд уходит без него.Юрий больше никогда не видит Лару и не знает, что она беременна его ребенком.

Перейти на восемь лет в будущее. Юрий едет в автобусе в Москве и замечает женщину, похожую на Лару, идущую по тротуару. Он изо всех сил пытается выбраться из переполненного автобуса и пытается следовать за ней, но у него случается сердечный приступ, и он умирает на улице, незаметно для женщины. Лара загадочным образом появляется на похоронах Юрия и представляется Евграфу. Она просит его помочь найти ребенка, которого она потеряла (ребенка Юрия), и они безуспешно обыскивают несколько детских домов.В конце концов, Лара прекратила поиски и ушла. Евграф считает, что она умерла где-то в трудовом лагере, «безымянный номер в списке, который впоследствии был утерян».

Вернемся к кадрам, в которых Евграф берет интервью у Тани Комаровской. Она вспомнила, что родилась в Монголии, в том же году, когда Лара нашла там убежище. Когда Евграф спрашивает ее, как она заблудилась в восемь лет, она утверждает, что не может вспомнить, пока внезапно не вспыхнет в памяти себя и своего отца, бегающих по улицам, взрывающихся взрывов и падающих домов вокруг них.«Он отпустил мою руку, — говорит она со слезами на глазах, — и я потерялась!» Все еще сомневаясь, что Юрий и Лара могут быть ее родителями, но согласившись подумать об этом, Таня возвращается к работе. Пересекая плотину, она закидывает балалайку через плечо. «Таня, ты умеешь играть на балалайке?» — спрашивает Евграф. Сопровождающий Тани, по всей видимости, парень, говорит, что она артистка на балалайке и училась сама. «Это подарок», — отвечает Евграф, имея в виду аналогичный комментарий, сделанный в начале фильма о матери Юрия.Редактировать

Доктор Живаго — ОПИСАНИЕ СЮЖЕТА

Бродвейская постановка 2015
Доктор Живаго Мюзикл — СЮЖЕТ СЮЖЕТА

Акт I

В Москве 1930-х годов женщина и девушка стоят над могилой русского поэта доктора Живаго. Действие переносится на другое место захоронения, десятилетия назад, в 1903 году. Юный Юрий Живаго прощается с отцом и знакомится с парой, которая его принимает.Он подружился с дочерью пары, Тоней, которая примерно его возраста. Сцена переходит к еще одному могиле, 6 месяцев спустя, где юная Лара и ее мать, миссис Гишар оплакивают смерть отца Лары. Комаровский, друг матери Лары, покупает магазин одежды для миссис Гишар и нападает на Лару, которая все еще является ребенком. Юные Лара, Тоня и Юрий задаются вопросом, что нас ждет в будущем. («Два мира»)

Спустя годы, в августе 1914 года, Юрий окончил медицинский институт и был помолвлен с Тоней.Подростковая Лара связалась с Пашей, революционером коммунистической партии, который просит ее спрятать его пистолет. Мы видим, как Паша и другие студенты-революционеры начинают протест, который жестоко разгоняется полицией. Юрий выбегает на помощь раненым демонстрантам.

Тем временем Лара, которую вынудили стать любовницей Комаровского, устала от его угроз и решает убить его. Она прячет пистолет Паши в пальто и следует за Комаровским на свадьбу Юрия и Тони, где Комаровский произносит тост («Тост Комаровского»).Лара пытается выстрелить в Комаровского, прерывая гулянье, но ее цель плохая, и она попадает в другого мужчину.

Юрий зашивает раненого и издали наблюдает за разговором Лары и Комаровского. Юрий заинтригован Ларой и задается вопросом, каково ее отношение к Комаровскому, и почему она стреляла в него. («Кто она?») Сказав Комаровскому держаться от нее подальше, Лара убегает, и Юрий противостоит Комаровскому, который говорит Юрию не делать из него врага.

Спустя несколько недель, на свадебном торжестве Паши и Лары, Паша и его друзья издеваются над царем и танцуют.(«Это находка»). Позже той ночью Лара рассказывает Паше, как она связалась с Комаровским и как она застрелила его, потому что он вел себя так, как будто он владел ею, и не хотел оставаться в стороне. Она не могла так жить и думала, что убийство его — единственный способ восстановить контроль над своей жизнью. («Когда играла музыка») Лара просит у Паши прощения, но он в ярости выбегает. Лара идет за ним и сталкивается с Юрием; он дает ей свой зонтик. («Кто она? (Реприза)»)

На вокзале Юрий прощается с Анной, Алексом и Тоней перед тем, как отправиться на фронт полевым медиком.Он говорит встревоженной Тони, что всякий раз, когда она скучает по нему, она должна смотреть на луну и думать о нем, и что он будет делать то же самое. Проходит время, и Юрий отправляет письма своей семье домой, говоря Тони, что он все еще смотрит на луну и думает о ней. («Watch The Moon»)

Сейчас 1915 год, солдаты на фронте пытаются удержать фронт. Паша, солдат на передовой, пытается убедить других присоединиться к коммунистическому делу. («Вперед!») Сцена переходит в полевой лазарет, где Лара работает медсестрой-волонтером.Юрий и Лара узнают друг друга, и она говорит ему, что письма ее мужа прекратились, когда он служил в этой части, и она вышла вперед искать его. Юрий благодарит ее за попытку застрелить Комаровского, говоря, что Комаровский довел отца до самоубийства. Они говорят о стихах Юрия, и он говорит, что его самое известное стихотворение было вдохновлено ею. Входит Янко, молодой солдат, который тяжело ранен, и они пытаются вылечить его, вытаскивая пулю. Юрий говорит, что каким-то чудом мальчик будет жить.

Вернувшись в Москву, Тоня читает родителям и маленькому сыну письмо, написанное ей Юрием; в нем он говорит о Ларе и хвалит ее.

В полевом госпитале медсестры гладят рубашки и простыни и поют народную песню. Медсестры дразнят Лару из-за ее отношений с врачом, и она говорит, что они не более чем друзья. Входит Юрий и объявляет, что война окончена. Медсестры поют и танцуют на празднике. («Где-то, любовь моя»)

Октябрь 1917 года, солдаты пытаются эвакуировать линии в эшелоне снабжения.Юрий, Лара и другие медсестры эвакуируют раненых в один поезд. Лара и Юрий прощаются, и она говорит ему, что не возвращается в Москву, а переезжает в Юрятин, небольшую деревню на Урале, где она родилась. Она также показывает, что пыталась найти Пашу не потому, что любила его, а потому, что она совершила ужасные поступки и не чувствует себя достойной его любви. Искать его было способом почувствовать себя достойным. Юрий говорит ей, что все, что она делала раньше, это то, как она стала тем, кем она является, и что она хороший человек.Лара говорит, что они должны попрощаться, прежде чем делать то, о чем они оба пожалеют.

Янко врывается, тяжело раненый, говорит, что немцы прорвали оборону. Он умирает, прежде чем они успевают сделать что-нибудь, чтобы ему помочь. Юрий и Лара находят письмо, которое Янко написал понравившейся ему девушке Катарине, в котором он признался в своих чувствах. Они читают его вслух и признаются в своих чувствах друг к другу, но вместо того, чтобы целоваться, обнимаются. («Сейчас») Лара выбегает.

Где-то на линии фронта Паша и другие солдаты недоумевают, почему они должны умирать за дело, в которое они не верят, и оплакивают смерть солдат, погибших в бессмысленной войне.(«Кровь на снегу»)

В январе 1918 года Юрий вернулся в свой дом в Москве, но находит его заброшенным и полным незнакомцев. Юрий воссоединяется с семьей и знакомится со своим сыном Сашей. Он узнает, что в их доме сейчас находится штаб-квартира Института сельскохозяйственных исследований рабочих, а его семья жила на чердаке. Юрия допрашивает писательский комитет, чтобы узнать, что означают его стихи. Он объясняет, что это означает разное для разных людей, но Комитет не впечатлен.Присутствующий на митинге Комаровский намекает, что стихи Юрия посвящены революции. Входят четверо попавших в немилость писателей, среди которых Юрий узнает своего первого издателя. Он с ужасом наблюдает, как четверо писателей повешены. У здания комитета Юрий спрашивает Комаровского, как он может так жить, и Комаровский говорит, что пытается защитить своих друзей. Пьяный Комаровский оплакивает потерянный ими мир. («Плач Комаровского»)

Вернувшись на чердак, Юрий и его семья голодают.Они вспоминают свою старую загородную усадьбу, которая сейчас заброшена, и решают туда переехать. Юрий понимает, что это недалеко от Юрятина, где живет Лара, и отвергает эту идею, говоря, что им туда переезжать слишком опасно. Гуляя по улицам Москвы, Юрий недоумевает, почему его путь ведет его к Ларе и почему он до сих пор думает о ней, несмотря на то, что всю жизнь старался жить с честью. Он решает переехать в имение под Юрятиным, но клянется держаться подальше от Лары. («Решение Юрия»)

Через две недели Анна умерла. Алекс, Саша, Тоня и Юрий прощаются со своим домом и вспоминают все воспоминания, которыми они там поделились. Вбегает слуга Маркель и объявляет, что царь и все его дети убиты. Воспользовавшись празднованием коммунистов, они присоединяются к другим семьям, покидающим Москву на поезде. («В этом доме») Акция заканчивается тем, что коммунисты размахивают красными флагами на сцене под руководством мужа Лары, Паши, который еще жив.

Акт II

Это 1919 год. На полях возле Юрятина женщины, в том числе Лара, обрабатывают землю для весенней посадки. («Женщины и маленькие дети») Женщина по имени Еленька говорит, что солдаты вытащили из дома ее мужа Васю. Лара пытается утешить Еленку, говоря, что Вася вернется, и эта его часть всегда будет с ней. В середине песни она вспоминает Юрия. («Он там»)

Сцена переходит к вокзалу в Юрятине, куда Юрий с семьей прилетел из Москвы.Тоня, Саша и Алекс уходят на поиски информации, а к Юрию подходит капитан Либериус и другие солдаты, которые заставляют его пойти с ними. Тоня узнает, что Юрия схватили солдаты, которые работают на Стрельникова, безжалостного командующего партизанами Красной Армии, который ради удовольствия сжигает деревни.

В вагоне Стрельникова Юрия допрашивает Стрельников. Зрители узнают, что на самом деле Стрельников — муж Лары, Паша. Он хочет знать, работал ли Юрий с медсестрой по имени Лариса Антипова во время войны, а Юрий говорит, что она была замечательной медсестрой.Стрельникова сообщает ему, что ее муж не пережил войну.

Приводят молодого крестьянина и обвиняют во взрыве поезда и шпионаже в пользу Белой армии. Хотя крестьянин клянется, что он невиновен, Стрельников говорит, что все привилегированные люди должны умереть, потому что они не проявляли милосердия к другим все годы, которые находились у власти, что для него явно связано с тем, что Комаровский сделал с Ларой. Стрельников считает, что для того, чтобы проложить путь в новый мир, все старое должно рухнуть.(«Совершенно без пощады») Тоня приходит на поиски Юрия, и Стрельников отпускает его, но приказывает бросить крестьянина в овраг.

Еленка сообщает Ларе, что она идет на свидание с таинственным джентльменом, и просит ее запереть библиотеку, где они оба работают. Тем временем Алекс, Саша, Юрий и Тоня открывают коттедж, и Алекс вспоминает усадьбу в ее золотые времена. («В этом доме (Реприза)») Через несколько дней или недель Саша просит пойти в библиотеку, потому что он уже прочитал все книги в доме.Юрий делает ему выговор, говоря, что им надо довольствоваться имеющимися у них книгами.

Пока Алекс укладывает Сашу, Тоня спрашивает Юрия, как долго он будет искать оправдания, чтобы не писать. Она умоляет его следовать своему сердцу и пойти в городскую библиотеку писать, но Юрий возражает, что его сердце здесь, с семьей. Тоня настаивает, чтобы завтра утром он первым делом пошел в библиотеку. В библиотеке Юрий сталкивается с Ларой и говорит ей, что пытался держаться подальше, но не смог. Она говорит, что для них слишком опасно что-либо делать, потому что Стрельников — ее муж, а его шпионы повсюду.Главные герои поют квинтет о том, что любовь — это одновременно и благословение, и проклятие, и как она находит вас в самых неожиданных местах. («Любовь находит тебя»)

Юрий говорит Ларе, что он не может продолжать вести двойную жизнь, и что, по его мнению, это несправедливо по отношению к Ларе и Тони. Он говорит, что они не должны больше видеться, и Лара принимает его решение, говоря, что она знала, что в конце концов это должно закончиться. Выходя из дома Лары, Юрий попадает в плен к Красной Армии, которой нужен врач. Они заставляют его пойти с ними и не позволяют ему прощаться с семьей.

Сейчас 1920 год, бушует гражданская война в России. Сцена заполняется партизанами, которые бросают трупы в костер, пока женщины кричат. Партизаны поют о том, что они не остановятся, пока не умрет Белая Армия и не будут убиты дезертиры. («Спрятаться некуда»)

Сцена переходит в библиотеку в Юрятине, где работает Лара. Тоня входит с Сашей и говорит Ларе, что ищет сборник стихов «В поисках дождя». Тоня говорит, что Еленка приходила к ней, думая, что Тоня должна кое-что знать.Тоня говорит, что не слышала ни слова от Юрия с тех пор, как он исчез, а Лара говорит, что ей очень жаль. Две женщины поют о том, что не удивлены добротой другой, но им по-прежнему больно встречаться. В конце концов они понимают, что чувствуют себя ближе к Юрию, когда вместе. («Это не удивительно»)

Год спустя сцена меняется на лагерь в Сибири. Кубариха, крестьянка с дикой внешностью, допрашивается представителями Красной Армии, которые подозревают, что она шпионила в пользу белых.Они говорят Юрию допросить ее. При этом он обнаруживает, что она убила своих детей, думая, что им лучше умереть, чем пытать партизаны. Она пытается убить себя ножом, но ее смерть медленная и мучительная, поэтому Юрий стреляет в нее. Солдаты говорят, что он сейчас такой же, как они, но Юрий это отрицает. Он пытается сбежать, задаваясь вопросом, что он найдет, когда вернется домой. («Прах и слезы»)

Юрий возвращается и находит Лару, которая говорит ему, что его семье пришлось бежать, потому что Красная Армия теперь контролирует Юрятин, и убивает всех без мозолистых рук.Лара говорит, что они выбрались, потому что она умоляла Стрельникова пропустить их. Она передает Юрию письмо, которое Тоня оставила ей. В письме Тоня объясняет, что в России больше нет безопасности, и после смерти ее отца им пришлось уехать. Она говорит, что встретила Лару и хотела ее возненавидеть, но не могла. Тоня просит его иногда выходить на улицу и смотреть на луну, как раньше. («Watch the Moon (Reprise)») Лара и Юрий поют о том, что осталось немного времени, пока Красная Армия не придет искать его как дезертира, но они могут провести это время вместе.(«На грани времени»)

Действие переходит к военным слушаниям, на которых Стрельникова приговаривают к смертной казни за государственную измену. Свет гаснет, и сцена снова меняется на заброшенный особняк Крюгеров, где прячутся Лара и Юрий. Появляется Комаровский и говорит, что Красная Армия находится в нескольких днях пути и намерена приговорить Юрия и Лару как его сообщника к смерти. Он предлагает им выход из России, но Лара не желает ничего от него принимать. Наедине с Комаровским Юрий говорит ему, что это сработает только в том случае, если он не поедет с ними, потому что его обязательно узнают. Комаровский возражает, что Лара предпочла бы остаться и умереть с ним, поэтому Юрий лжет ей и обещает, что присоединится к ним позже. После их ухода Юрий задается вопросом, правильно ли он принял решение, и надеется, что Лара его простит. («Now (Reprise)»)

На следующее утро Стрельников — который, опять же, очень жив — появляется в особняке Крюгеров в поисках Лары, но она уже ушла. Юрий и Стрельников вместе пьют. Стрельников говорит, что он отдал свою жизнь, чтобы избавить мир от всего, что развращало Лару, и отомстить за ее позор, а Юрий возражает, что Лара никогда не была развращена.Стрельников говорит, что любил революцию, и она в конце концов его предала, но его будут помнить как святого. Он застреливается за кулисами. Красный флаг коммунистической России опускается, когда солдаты маршируют по сцене, воспевая новый мир, который они создают. («Кровь на снегу (Реприза)»)

Снова 1930 год. Лара и Катарина, дочь Лары и Юрия, стоят у могилы со священником — та самая картина, с которой началось представление. («На грани времени (Реприза)»)
Подробнее: Музыкальный сюжет «Доктор Живаго»
Синопсис к музыкальному сюжету «Доктор Живаго»

Секунд жизней и потерянное время в «Докторе Живаго»

Некоторые фильмы были в моей жизни так долго, что я не помню, когда я впервые их увидел, кроме как знать, что это любимые фильмы моих родителей, и extension, некоторые из моих собственных: The Sound of Music , Giant , Vertigo , To Kill a Mockingbird , Lawrence of Arabia , The Bridge on the River Kwai .Дэвид Лин, режиссер последних двух фильмов, может быть любимцем моих родителей из-за необъятности пространства, которое он смог запечатлеть в своем объективе, интимности чувств и того, как его персонажи часто оказываются в ловушке в ситуациях, созданных ими самими.

«Доктор Живаго» — фильм «Худой», к которому мои родители возвращаются чаще всего, и тот, который разрушает меня сильнее всего — история любви и трагедия в равной мере, элегантно переливающиеся струны балалайки, поднимающиеся вверх, вверх и вверх, пока они не резко оборваны. Это заставляет задуматься о том, как мои родители измеряют время: до революции и после нее.

*

Не русская революция, хотя это и является центром внимания Леана « Доктор Живаго » по роману Бориса Пастернака, а Иранская революция 1978-1979 годов. Мои родители тогда не жили в Иране; они уже осторожно шагнули вперед в свою вторую жизнь в Америке. Была перспектива, может быть, вернуться на свою родину, в место, которое, по их словам, ощущается по-другому, выглядит иначе, — это , отличное от Соединенных Штатов; но это было уже невозможно.Есть места, куда нельзя вернуться, и вопросы, которые нельзя задать, и люди, которыми вы больше не можете быть. Доктор Живаго — обо всем этом, и просмотр фильма столько раз, сколько я смотрю, в основном связан с попытками понять жизнь моих родителей, неудачными и отчаянными попытками снова и снова. Речь идет о том, чтобы что-то потерять, постоянно искать это и думать, хватит ли когда-нибудь любви.

«Чувства, прозрения, привязанности — теперь это внезапно становится тривиальным», — говорит большевистский командир Стрельников (Том Куртенэ), человек, который использовал революцию и войну, чтобы заново изобрести себя, поэту доктору Доктору. Юрий Живаго (Омар Шариф, великолепный), чьи произведения публично запрещены советским режимом и тайно восхищаются российским народом. Но эта внутренняя сущность — все, что есть у Юрия в обществе, которое находится под контролем, наблюдением и наблюдением. Это все, что было у моих родителей.

*

Быть американцем в первом поколении — значит расти с пониманием того, что есть вопросы, на которые ваши родители-иммигранты абсолютно не ответят, части самих себя, которыми они никогда не поделятся. Я знаю лишь наброски из жизни моих родителей до того, как они приехали в Соединенные Штаты, но я также знаю — внутренне, может быть, — что не стоит торопиться.Может быть, это клише — сказать, что задание по генеалогическому древу в начальной школе оказалось неожиданной трудностью, но это было .

Были дедушка и бабушка, которых я не знал, кто умер, а также тети, дяди и двоюродные братья, которых я никогда не узнаю, потому что они жили в Иране и не могли приехать к нам, и мы не могли навестить их. Все это повисло вуалью, как чадры и хиджабы, которые исламское правительство после революции заставляло всех женщин носить вне дома. Женщины Ирана свирепы — они служат в иранском парламенте, были награждены Нобелевской премией мира и медалью Филдса, тайно занимаются джиу-джитсу и выигрывают олимпийские медали по тхэквондо, — но это обязательное прикрытие — лишь одно из многих средств государственного контроля. , об уменьшении личного выбора.

Все, что я хотел знать о том, через что прошли мои родители, что повлияло на их решения, что повлияло на их жизнь, было похоже на ковыряние по краям струпа, раны, которая не полностью зажила. Время задавать эти вопросы казалось неподходящим. Казалось, что иранская революция не сработала так, как хотелось бы людям — ни для таких людей, как мои родители, ни для людей, ни для их друзей, ни для таких людей, как профессора, которые у меня были во время изучения персидской литературы и кино в колледже. Они хотели свободы от монархии и закончили ограничениями через религию.

Это культура, которая веками ценила искусство, поэзию и красоту (и вино!), Но теперь мало что из этого ценилось так же. Ни после того, как захват власти иранской революцией пошел по пути сторонников жесткой линии, ни после того, как исламское правительство консолидировало власть на протяжении ирано-иракской войны 1980-х годов, и не после все более напряженных отношений с остальным миром в 1990-х и 2000-х годах. . И все это несмотря на крики изнутри страны, несмотря на кровопролитие на улицах.

Исчезли интеллигенты, пропали несогласные, писатели, музыканты и художники. Мои родители шептали свои имена. Они повесили свои портреты на стене нашей библиотеки. И я редко, а может, и никогда не спрашивал о них. Может, я думал, что не смогу, а может, думал, что не надо. «Зачем глубже копаться в боли моих родителей?» Я тогда рационализировал. «Почему я не стал достаточно заботиться, чтобы спросить?» Думаю сейчас.

*

«Мы очень восхищаемся вашим братом», — говорит рабочий плотины лейтенанту. Генерал Евграф Живаго (Алек Гиннесс) в начале года Доктор Живаго , в 1950-х годах, когда Евграф ищет женщину, которую он подозревает в пропавшей дочери своего сводного брата. «Кажется, теперь все…», — отвечает Евграф резким, совершенно властным голосом, но даже у него нет ответа на продолжение этого человека: «Мы не могли восхищаться им, когда нам не разрешали его читать. ”

То, что вам разрешено, и , что нельзя делать, часто встречается в Докторе Живаго .Где тебе разрешено работать, что тебе разрешено читать, кого тебе разрешено любить. История начинается перед Первой мировой войной в двух разных сферах жизни России. Во-первых, это мир высшего сословия Юрия, молодого человека, который был усыновлен в детстве обеспеченной семьей со старыми деньгами и с тех пор преуспел почти во всем, что он пробовал: получил высшее медицинское образование в тройке лучших в своем классе. школа, получившая признание на национальном и международном уровнях за его глубоко прочувствованные стихи. А еще есть Лара (Джули Кристи, великолепная): 17 лет, рабочий класс, полон решимости выиграть стипендию для учебы в университете, дочь швеи, обслуживающей богатых клиентов, на которую охотится правительственный чиновник с хорошими связями и презренно манипулирующий злодей. Виктор Комаровский (Род Стайгер), друживший с ее умершим отцом.

Юрий обладает сочувствием художника и состраданием целителя. Он видит своих пациентов и тронут их человечностью, и когда он встречает Лару, он восхищается ее решимостью. Требуется определенная стойкость, чтобы отказаться от такого человека, как Комаровский, чья одержимость Ларой привела сначала к роману, а затем к сексуальному насилию, и это то, что движет Ларой на долгие годы. Когда Юрий снова встречает ее четыре года спустя, это происходит на Украинском фронте во время Первой мировой войны, где он работает полевым врачом, а она — медсестрой.Каждый из них женат — Юрий на Тони (Джеральдин Чаплин), дочери семьи, в которой он вырос, а Лара — на бывшем профсоюзном органе и политическом диссиденте Паше Антипове (Куртенэ), прежде чем он превращается в безжалостного Стрельникова, но их любовь друг к другу — вещь неоспоримая.

Когда рабочий плотины узнает, кто такой Евграф, в начале года Доктор Живаго , он говорит о титульном человеке и «, Лара» с тоном удивления и благоговения.Самые известные стихи Юрия были о ней, но также и о неопределенности жизни в стране с переходной экономикой, с прошлым, которое теперь казалось неизмеримо далеким. «Разве не было бы замечательно, если бы мы встретились раньше?» Лара задается вопросом, и этот вопрос почти сводит Юрия с ума («Я думаю, мы можем сойти с ума, если подумаем обо всем этом») не только из-за имеющихся возможностей, но и из-за реальности, что это никогда не было . «Я всегда буду думать об этом», — отвечает Лара, но ее надежда на будущее пуста.Не может быть искупления прошлого.

Лин понимает туманную природу времени, объединяя Юрия и Лару в кадры с нечеткими краями, как драгоценное воспоминание, медленно ускользающее. Что наиболее важно, он позволяет Кристи и Шариф исследовать ритмы своих персонажей, когда они влюбляются. В роли Юрия глаза Шарифа блестят от слез почти каждый раз, когда он смотрит на Лару. Эта грубость напоминает эмоции, которые омывают его лицо во время его первого разговора с Комаровским, когда мужчина признался, что знает отца Юрия, и похвалил его за то, что «он был предан вашей матери.Юрий хранит воспоминания своих родителей с той же жестокостью, с какой Лара сопротивлялась своему обидчику, и он понимает, что означает страсть, которую он испытывает к Ларе.

И как Лара, Кристи обладает непоколебимым взглядом женщины, которая знает, что с ней обидели, которая была приучена верить, что мужчины никогда не останутся, которая помнит, как ее мать чуть не покончила с собой, когда узнала о сексуальных отношениях своей дочери с Комаровским. Сначала она отказывается от романтических предложений Юрия, но кто не желает любить и быть любимым? Когда они снова встречаются, она замолкает, а затем приходит в восторг.«В твоих письмах было полно ее», — сказала Тоня Юрию, когда он вернулся с фронта, отметив, как часто Лара заходила к нему домой с перепиской. Его сердце тоже было полно ею, и все они это знали. Юрий, Лара, Тоня, пойманные в ловушку лабиринта любви и потери собственного творчества, на протяжении многих лет шагали навстречу друг другу и отступали друг от друга, пока страна вокруг них бурлила и восставала.

*

«Приспосабливайтесь», — говорит Юрию волонтер Красной гвардии после того, как его служба на фронте закончилась.Вернувшись в Москву, он узнает, что его дом разделен на жилые помещения для 13 семей. Советские чиновники следят за каждым его шагом, обеспокоенные тем, что его популярные стихи антикоммунистичны. Время превратило дом Юрия в место, где все запрещено — честность, искренность, доброта — и его семья в конечном итоге вынуждена бежать. «Ваше отношение замечено», — говорит один из членов партии Юрию, прежде чем Евграф вмешивается, чтобы предупредить своего сводного брата, что Москва для него больше не безопасна. Но когда ваша страна для вас неузнаваема, куда вы можете пойти?

Мои родители вернулись в Иран, чтобы пожениться — мой отец в кремовом костюме цвета слоновой кости и хрустящих кожаных туфлях, моя мать в атласном платье со складками и кружевной вуалью, — но вернулись в Соединенные Штаты, чтобы жить. Они произнесли свои клятвы и дали свои обещания в любимом месте, а затем ушли. Какая храбрость нужна, чтобы начать все сначала? Какие глубины силы духа? Те, кого Юрий и Тоня привлекли, чтобы переселить свою семью в российскую деревню, чтобы начать новую жизнь в пустынном Варыкино, где каждую зиму их дачу укрывают льдом? Или того, что вдохновляет Юрия покинуть Красную Армию после того, как его схватили и заставили проработать их врачом два года? Решение почти кажется безвкусным, просто человек на лошади смотрит, как другие мужчины уходят от него в заснеженном туманном поле, поворачиваясь назад, а не вперед.Но простота этого движения — один путь выбран, другой отвергнут — это конец одной жизни и начало другой.

Выбор Юрия — один из многих, которые демонстрируют его любовь к Тони, его любовь к Ларе и его любовь к своей стране — и все же каждый источник привязанности со временем становится источником страданий. Он узнает, что Тоня и их дети бежали из России, когда его удерживала Красная Армия, и его преследуют видения, как они бредут по снегу, оставляя его позади. Он обнаруживает, что Лара находится в соседней деревне Юрятин, и хотя они возобновляют свою любовь друг к другу, их находит Комаровский, чья одержимость Ларой не ослабевает.«Кто ты такой, чтобы мне в чем отказывать?» Комаровский рычит. Но он признается, что пара находится в опасности, и помогает Ларе сбежать, обеспечивая транспорт для нее, беременной дочерью Юрия, в Монголию, где они могут жить втайне.

Но Юрий? «Он никогда не уедет из России», — говорит Лара, и она права. Спустя годы после их расставания Юрий умирает от сердечного приступа, думая, что заметил Лару, идущую по тротуару, неспособную привлечь ее внимание изнутри проезжающего поезда. Это момент глубокого, разрушительного одиночества в фильме, посвященном им.Юрий — мальчик, когда мы впервые видим его на похоронах его матери, представляя, как выглядит ее тело в деревянной шкатулке. Той ночью он выглядывал из ледяного окна, слушая, как замороженные ветки стучат по стеклу. Его единственным достоянием была разноцветная балалайка, доставшаяся ему в наследство от матери, и на которую у него никогда не было таланта играть, но годы спустя его дочь с Ларой. Повзрослев, он наполовину замерзший человек в рваной одежде, с пустым, тревожным взглядом в глазах, когда он бежит из Красной Армии как дезертир.И в свои последние минуты счастья с Ларой он романтик, который отказывается от предложения Комаровского о помощи, потому что терпеть не может, когда ему помогает такой человек.

Lean преуспевает в том, чтобы определить, насколько Юрий неуместный человек, изо всех сил пытающийся понять страну вокруг него, которая постоянно меняется. Один, наблюдая за маршем рабочих и последовавшей за ним резней военными против протестующих с балкона роскошного дома своей семьи. Один, когда я следую за фрагментированными солнечными лучами, пробивающимися сквозь деревья тихого туманного леса.Один против стаи воющих волков. И в одиночестве, когда бродил по отреставрированному поместью, превращенному в импровизированную больницу, единственное живое существо внутри дома — ваза с подсолнухами, лепестки которых медленно опускались.

В смерти Юрий — все это «я»: брошенный мальчик, разочарованный гражданин, мужчина, охваченный любовью. Когда он падает в обморок на улице, его подавляют другие тела, бегущие к нему на помощь, в то время как та, которую он так сильно хочет видеть — женщина, которая могла бы быть Ларой — продолжает идти, не обращая внимания на его боль.Я так неистово плачу каждый раз, когда смотрю, как умирает Юрий, что иногда мне кажется, что я перестал дышать: я оплакиваю жизнь человека, олицетворяющего давно ушедший идеализм, и оплакиваю жизни своих родителей.

*

«Разве ты не хочешь в это верить?» Евграф спрашивает Таню (Рита Тушингем), молодую женщину, которую он считает пропавшей дочерью Лары и Юрия, после того, как он рассказывает ей историю своего сводного брата и женщины, которую он любил. «Нет, если это неправда», — отвечает она, и в этом заявлении есть такая тоска: желание действительно знать что-то , исследовать гребни и контуры этого, почувствовать, как это вписывается в часть вашего сердца. что ранее не было заполнено.

Доктор Живаго не имеет счастливого конца. Помимо смерти Юрия, есть исчезновение Лары («Она умерла или исчезла где-то в одном из трудовых лагерей, безымянный номер в списке, который впоследствии был утерян. Это было довольно распространено в те дни», — говорит Евграф) и осознание того, что возможно, Таня никогда не примет правду о своем отцовстве. И, конечно же, правда в том, что миллионы других людей погибли за это время в истории России, что бесчисленные семьи были разлучены, что так много людей было выслано и больше не вернулось.Не сильно отличается от иранской революции и того, что произошло после. Не совсем.

«Он многое держал при себе», — говорит Евграф о Юрии, а я думаю о своих родителях. О жизнях, которые у них были до того, как они встретились, и до того, как они поженились, и до того, как они осознали, что Иран, в котором они родились, больше не их. Из всего, что они скрывают даже сейчас, даже после того, как большую часть своей жизни они прожили за пределами страны, которую все еще называют домом. Из всей семьи они не могут снова обнять. Все время они не могут вернуться.

В зрелом возрасте я понимаю, что, возможно, именно поэтому мои родители так близко к сердцу держат номер Доктор Живаго . Может быть, они видят в себе Юрия и Лару: людей, которым отказали в стране и в образе жизни. «Люди после революции будут другими», — говорит Ларе человек, который когда-то был Пашей Антиповым. «Чтобы привыкнуть к вещам, нужно время, не так ли?» — говорит ему приемный отец Юрия. Оба были правы и оба ошибались, и эта двойственность — неизбежное движение времени вперед, и то, как люди, места и идентичности теряются для прошлого, уничтожаются и оплакиваются — это мучительная трагедия Доктора Живаго .

Обзор

: [Без названия] на JSTOR

Официальный флагманский журнал Американской социологической ассоциации (ASA), American Sociological Review (ASR), публикует работы, представляющие интерес для дисциплины в целом, новые теоретические разработки, результаты исследований, которые способствуют нашему пониманию фундаментальных социальных процессов, а также важные методологические инновации. Приветствуются все области социологии. Акцент делается на исключительное качество и общий интерес.Публикуется два раза в месяц в феврале, апреле, июне, августе, октябре и декабре. Информация о подписках, размещении статей и расценках на рекламу: http://www.asanet.org/journals/asr/

Заявление о миссии Американской социологической ассоциации: Служить социологам в их работе Развитие социологии как науки и профессии Продвижение вклада и использования социологии в общество Американская социологическая ассоциация (ASA), основанная в 1905 году, является некоммерческой организацией. членская ассоциация, посвященная развитию социологии как научной дисциплины и профессия, служащая общественному благу.ASA насчитывает более 13 200 членов. социологи, преподаватели колледжей и университетов, исследователи, практики и студенты. Около 20 процентов членов работают в правительстве, бизнес или некоммерческие организации. Как национальная организация социологов Американская социологическая ассоциация, через свой исполнительный офис, имеет все возможности для предоставления уникального набора услуги для своих членов и способствовать жизнеспособности, заметности и разнообразию дисциплины. Работая на национальном и международном уровнях, Ассоциация стремится сформулировать политику и реализовать программы, которые, вероятно, будут иметь самые широкие возможное влияние на социологию сейчас и в будущем.

Примечание: Эта статья представляет собой обзор другой работы, такой как книга, фильм, музыкальная композиция и т. Д. Оригинальная работа не включена в покупку этого обзора.

Привилегированные бедные: как элитные колледжи не справляются со студентами из малообеспеченных семей (твердый переплет)

27 долларов.95

Обычно отправляется в течение 1-5 дней

Описание


Любимая книга года NPR
Обладатель премии «Выбор критиков» Американской ассоциации образовательных исследований
Обладатель книжной премии Мирры Комаровски
Обладатель награды CEP-Милдред Гарк за образцовую стипендию

Победитель Приз памяти Томаса Дж. Уилсона

Попасть внутрь — это только половина дела. The Privileged Poor показывает, как и почему обездоленные студенты борются в элитных колледжах, и объясняет, что школы могут сделать иначе, если эти студенты хотят процветать.

Лига плюща выглядит иначе, чем раньше. Президенты колледжей и деканы приема открыли свои двери — и свои сундуки — для поддержки более разнообразного студенческого контингента. Но достаточно ли просто принять этих студентов? В книге The Privileged Poor Энтони Джек раскрывает, что борьба менее привилегированных студентов продолжается еще долго после того, как они прибыли в университетский городок.Они быстро понимают, что признание — это не то же самое, что принятие. Эта воодушевляющая и необходимая книга документирует, как университетская политика и культура могут усугубить существовавшее ранее неравенство, и показывает, почему эта политика поражает одних студентов сильнее, чем других. Несмотря на свои высокие устремления, ведущие колледжи хеджируют свои ставки, набирая свое новое разнообразие в основном из одних и тех же старых источников, принимая множество чернокожих, латиноамериканцев и белых студентов с низким доходом из элитных частных средних школ, таких как Эксетер и Андовер. Эти студенты подходят к жизни в кампусе совсем иначе, чем студенты, которые посещали местные и, как правило, неблагополучные государственные средние школы, и часто вынуждены барахтаться сами. Опираясь на интервью с десятками студентов одного из самых известных колледжей Америки и на своем собственном опыте работы в качестве одного из привилегированных бедняков, Джек описывает жизнь бедных студентов и показывает, насколько сильно их опыт влияет на их шансы на успех. Если мы действительно хотим, чтобы наши лучшие колледжи были двигателями возможностей, политика и культура университетского городка должны измениться.Джек дает конкретные советы, которые помогут школам уменьшить эти скрытые недостатки — совет, который мы не можем позволить себе игнорировать.

мирных демонстрантов рассказывают свои мучительные истории из больницы скорой помощи

«Я никогда раньше не чувствовал такой боли. И я спросил себя: если они продолжатся, умру я или нет? » говорит 20-летний Алексей. Он был задержан возле Комаровского рынка в ночь на 13 августа во время массовых акций протеста в Минске. Сейчас он в реанимации, не может встать и не может облегчиться.У него есть катетер для слива мочи. Пока мы говорим, две медсестры поблизости нежно похлопывают его по руке и кончиками пальцев приподнимают покрывало, чтобы не причинить ему боли. « Вот что они с ним сделали», — говорят они .

Репортерам TUT.BY удалось пообщаться с пациентами больницы скорой помощи Минска. Некоторые из них до сих пор находятся в реанимации, другие выписаны и вернулись домой к своим семьям. Но впереди еще месяцы лечения и реабилитации.Все опрошенные, кроме одного, согласились показать свое лицо, сделать фотографии и видео и раскрыть свой диагноз.

Мы хотим поблагодарить врачей, которые спасают жизни людей по обе стороны противостояния, часто подвергая себя огромному риску для своей собственной жизни. Мы ценим, что они позволили нам поговорить со своими пациентами. Многим из того, что следует ниже, может быть трудно прочитать и послушать, поскольку оно включает графические рассказы о насилии и графические выражения, которые некоторых читателей могут смутить.

Алексей Курачев, 20 лет

Диагноз: Закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, травма мягких тканей и скулы справа, ушибы левой и правой надбровных областей справа и слева мягкие ткани бедер, левая ягодичная область. Травматический шок 2 степени.

Это было в ночь на 13 августа в районе Комаровского рынка. Я мирно шел с людьми, скандирующими: «Да здравствует Беларусь» .Потом кто-то сказал: «Прибывают автозаки». Меня гнали во двор, а там была школа… Меня задержали во дворе жилого дома. Там живет мой учитель биологии. Потом один из них связал мне руки, подбежало еще несколько омоновцев, и один из них просто ударил меня ногой сапогом по лицу. Другой использовал дубинку. Люди из многоквартирного дома кричали, «Что ты делаешь ?!», и ОМОН ответили: «Они собирались бросить тебе в окна коктейли Молотова.

Они избили меня и повели в автозак. Потом меня стали допрашивать. «Зачем ты там гулял?» Я сказал, что хочу, чтобы демократические выборы в стране прошли без фальсификаций. И они спросили, «Вы хотите присоединиться к Америке?» Я ответил, что не хочу к ним присоединяться, я просто хочу демократических выборов. Один из них сказал: : «Лучше не попадитесь. Вы не представляете, что вас ждет сейчас ».

Я был один в автозаке.Все они напали на меня. Все, кто там был — 8 или 10 милиционеров, в полном снаряжении и в полной броне. Они нанесли мне несколько ударов; Я упал на пол лицом вниз. Они сказали: «Руки за голову!» и начал меня избивать. Бьют везде, бьют, бьют, бьют. Это продолжалось очень долго, я думаю, около часа, может, больше. Они сделали паузу только для того, чтобы вывести меня и допросить, пытаясь выяснить, кто был моим «координатором».

Потом меня били, били … В основном по ногам и ягодицам.Затем они сказали: «Нам нужно подстричь его. Он какой-то педик. Они взяли меня за волосы, отрезали и сказали: «Съешь». Я сказал: «Ребята, я не хочу есть». Затем я кладу его в карман джинсов, он все еще там. Забрали мой телефон, прочитали сообщения. Постоянно угрожал мне изнасилованием. Они воткнули мне дубинку между ягодиц и сказали: «Мы трахнем тебя в задницу».

Вы можете умолять их или не умолять их, они будут продолжать вас бить.И я умолял их: «Пожалуйста, не бейте меня». Они по-прежнему попадают в те же места. Я сказал: «Ребята, я понял вашу позицию. Я просто собирался мирно протестовать ». И они сказали: «Ты собирался бросить в нас камни?» Камнями не бросал, коктейлями Молотова не бросал, даже не собирался. Меня вытащили из автозавода, белье порвано. К нам подошли какие-то задиры. Он сказал: «Ну, тебя расстреляют!» Я сказал: «Ребята, не стреляйте в меня.Я не хотел ничего с тобой делать.

Меня отвели к другому парню. И у них была навязчивая идея, что мне кто-то заплатил или что я принимаю наркотики. Они постоянно спрашивали об этом. Похоже, им постоянно твердят, что всем протестующим заплатили или они наркоманы. Они пытались выяснить, кто был моим информатором или координатором. Я сказал: «Ребята, у меня нет координатора». Но они мне не поверили. А потом сказали: «Ладно, сейчас отвезем вас на станцию. И это было только начало.

Потом они повели меня к другому фургону, который ждал возле Военного памятника. Я слышал крики. Яростные крики. «Вот, — сказали они, , — — вот там один толстяк, ты займешь его место». Я пошел туда и сказал: «Ребята, я полностью осознал свою вину, не трогайте меня». Конечно, им было не интересно это слышать. Они избили парня; они просто жестоко избили его. Похоже, его привезли из другого пригорода.Они избили меня несколько раз и посадили в автозак. Они продолжали безжалостно избивать этого мальчика снова и снова. Он сказал: «Ребята, я больше не могу кричать». Они ответили: «Ну, тогда не кричи», и продолжили избивать.

Потом ребенок начал терять сознание. Его вытащили из автозавода, и я понял, что теперь моя очередь. Меня начали бить, хотя уже в предыдущем вагоне сильно били.Они ударили меня по одному и тому же месту. Я кричала и кричала. Боль была просто невыносимой. Но им было все равно. Я понял, что больше не могу кричать. Я просто заткнулся. Бить, бить, бить, бить, бить, бить, бить, бить. В какой-то момент они остановились и сказали: «Итак, ребята, похоже, он потерял сознание от болевого шока». Я больше не мог говорить, что милиционер сильно ударил меня по уху, и я что-то пробормотал, я не мог говорить. Я понял, что больше ни на что не могу реагировать.
Они сказали: «Алекс, Алекс». Я промолчал.

Меня облили водой и бросили на бетон. В этот момент я понял, что если я перееду в этот момент, этот ад продолжится. Я не двигался. Пока я лежал на асфальте, меня продолжали поливать холодной водой. Скорая приехала примерно через 25 минут. Думаю, врач увидел, что я в сознании, но он этого не сказал. Он сделал мне внутривенную инъекцию, и скорая помощь увезла меня. После этого я потерял сознание и очнулся в больнице. Что-то вроде этого… Я никогда раньше не чувствовал такой боли.И я не знал: если они продолжатся, умру я или нет?

Как долго они тебя били?

В такой момент время не имеет значения… Во втором автозаке, возле памятника Войне, ребята были совершенно глухи к любым словам. Можно было кричать, молиться, что угодно, но они абсолютно не реагировали. Они стремились убить и изнасиловать. Они также заставили нас петь гимн в автозаке, заставив сказать «Я люблю ОМОН». Короче говоря, это были изощренные, абсолютно безжалостные люди.Насколько я понимаю, ОМОН должен заниматься особо опасными преступниками, например, вооруженными террористами. Они применяют безжалостные меры; Невозможно терпеть такую ​​боль. Просто невозможно. Это невыносимая боль, и они делают это мирным людям. Я слышал от врача, что они привели девушку, которой тоже угрожали изнасилованием.

Они вызвали вам скорую только тогда, когда думали, что вы потеряли сознание?

Да, только тогда, когда они думали, что я мертв.

Максим Сальников, 34 года

Диагноз: сочетанная травма, закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, травма мягких тканей затылочной области и грудной клетки, закрытая травма живота, разрыв 3-го и 4-го сегментов печени.

На проспекте Рокоссовского я зашел в магазин, чтобы купить сигарет. Я вышел из дома за угол. Они выбежали из-за кустов. Они уже стояли со щитами. Смотрю, ко мне бегут, а я один. Я сказал: «Нет, нет, все в порядке!» Они все равно поставили меня и начали избивать. Распылили газ. Потом бросили в повозку и там избили. И когда меня привезли в [Ленинское] РОВД, меня еще пару ударов нанесли.Вот и все. Максим молчит. И он очень долго смотрит вперед. Трудно описать, что в этом образе.

Вас избили прямо на улице?

«Да», — говорит Максим.

Как долго?

«Около трех минут», — отвечает он.

Где они тебя ударили?

«Печень».

Можете сказать, какая у вас травма?

«Частичный разрыв печени», — говорит нам Максим.

Вам делали операцию?

«Да. Позавчера. (…) Я здесь уже три дня ».

Как вы сюда попали?

«Я вызвал из дома скорую», — отвечает Максим.

То есть после избиения вы вернулись домой и позвонили?

«Да».

Александр Альховский, 21 год

Диагноз: Закрытая комбинированная травма головного мозга, сотрясение мозга, пневмомедиастинум, подкожная эмфизема шеи, множественные ушибы, ссадины мягких тканей головы, туловища, левой конечности.

Был задержан в ночь с 11 на 12 августа по адресу: улица Горецкого, 73. Там собрались люди, а я направлялся во двор. Подъехала маршрутка с милиционерами. А они пришли, бросили всех на землю, избили дубинками и ногами. Потом нас посадили в автобус и долго ездили, часа два-три, я не знаю. В автобусе была применена физическая сила. Потом меня куда-то привезли и пустили в «коридор» — били дубинками, пинали со всех сторон.

В РОВД все было нормально; физическая сила не применялась. Итак, мы просто ждали. Потом вывели нас на улицу и положили лицом вниз на землю. Спрашивали, получал ли кто-нибудь деньги — например, нам кто-то платил за участие в митинге. Они задали несколько провокационных вопросов. Через день нас перевели в СИЗО на улице Окрестина, где меня осудили. Потом по состоянию здоровья меня отвезли оттуда в больницу.

Почему вас доставили в больницу?

«Сотрясение мозга, гематома на бедре, множественные синяки.Были проблемы с дыхательными путями: в бронхах скопился воздух, было трудно глотать, дышать, немного изменился голос. Мы сделали компьютерную томографию, ультразвуковое исследование, все проверили », — говорит Александр.

Можете еще раз уточнить, кто вас бил?

«ОМОН, насколько я понимаю. В черном одеянии, масках. Кто именно, не скажу, никто не представился. Я не знаю номерного знака микроавтобуса, я даже не помню марку », — говорит он нам .

Сколько людей тебя избили?

«Два. Сначала один бил по ногам, потом второй подбежал. Но в автобусе я лежал на полу, пряча голову под сиденьем, чтобы по нему не ударили, потому что руки были скручены за спиной. Я не видел, сколько людей было в маршрутке. Судя по разговору, было четыре человека, а может и больше ».

Они вам что-нибудь сказали?

«Ругались, угрожали физической расправой и даже смертью.Они задавали вопросы, например, кто вас купил, кто вам заплатил? »

Вызвали скорую из следственного изолятора на улице Окрестина?

«Да, там врач указал на меня и сказал:« Его надо в больницу »».

«Со мной в СИЗО на улице Окрестина ехали около 30 человек. Только двое из них попали в больницу. Насколько я слышал, они отправили в центр заключения больше людей. Говорят, было много парней, которых сильно избили.В общем, многие люди ходили к врачам ».

«[Для меня] вроде все закончилось нормально. Относительно нормально… »

« А те омоновцы были молодыми парнями, 20-25 лет, может, 30. Мои ровесники ».

Кто вас задерживал?

«Да, милиционеры. Старшие делали документы ».

Как родственники вас нашли?

«Им не позвонили, никто не сказал.Они искали себя. Когда ехала скорая помощь, мы попросили вызвать фельдшера, и он любезно помог. В заключении мы не могли звонить, не могли писать, так как полиция не позволяла. Просто держал нас. Некоторых задержали на три дня, и у них не было возможности позвонить. Кроме того, люди ничего не ели. Полиция дала только воду. А некоторые ребята три дня находились в СИЗО отделения милиции, в СИЗО их просто не было ».

Как долго вы находились в СИЗО Окрестина?

«День в РОВД, день там.”

Они вас накормили? Они дали вам воду?

«Меня накормили, поили, как положено. В тот день все прошло спокойно, пришло много юристов и вроде были какие-то журналисты. Они сказали, что из-за этого все было так спокойно ».

Люди, живущие по соседству с центром заключения, жаловались на ужасные крики по ночам. Вы их слышали?

«Ночью стонов не слышал. Но те люди, которые провели там накануне, сказали, что да.Однако меня лично не били. Я не могу сказать, что провел там всего день.

Мария Зайцева, 19 лет

Диагноз: Закрытая черепно-мозговая травма, травматическое субарахноидальное кровоизлияние, ушибленные раны правого виска, правого плеча, шрапнельные ранения век и периорбитальной области правого глаза, инородный фрагмент склеры, травма глазного яблока, субконъюнктивальное кровоизлияние в правый глаз, взрывная травма, травматическая перфорация барабанной перепонки справа, посттравматическая нейропатия правого локтевого нерва с легким парезом 4-5 пальцев правой руки.

«Я приехал из Гомеля, сейчас нахожусь в Минске после протестов 9 августа. Я был ранен, предположительно, осколками светошумовой гранаты, и во мне нашли пару резиновых пуль. Да, я получил серьезную травму ».

Где это произошло?

У памятника войне, 9 августа. Я не знаю конкретного адреса, я не отсюда. (…) Где-то сбоку следы от фрагментов. Еще сказали, что во мне нашли пули, но как в нас стреляли, не помню.Я был ошеломлен после взрыва. А потом мой друг и люди вокруг пытались меня куда-то утащить. Страшные фотографии, на которых я сижу в полумертвом состоянии, моя голова проколота и залита кровью. Это тоже попало в сеть. Я был ошеломлен, ничего не слышал и не видел. Они тоже пытались со мной поговорить. Ну а потом, видимо, меня забрали в «скорую» и отвезли в больницу.

Я вижу следы у тебя на шее.

«Да, я был ранен в голову, и у меня порвалась барабанная перепонка.

А теперь вы не можете слышать этим ухом?

«Прав. Но это заживет. Все не так уж и плохо, может зажить барабанная перепонка. Пока заживают раны от шрапнели и пуль, а потом лечить ухо займутся врачи ».

Вы упоминали ранее, что даже не видели?

«Я ослеп. У меня есть контактные линзы, очень плохое зрение. Одна из линз выпала после удара по глазу. Судя по всему, осколки прилетели.Объектив меня спас. Благодаря им у меня все еще есть свое видение. Теперь я ничего не вижу только потому, что не могу вставить контакты, но зрение в норме ».

Вы видели, кто стрелял и откуда?

Я помню самое начало протестов, когда люди стояли большой толпой в несколько рядов. Некоторые парни шли с мегафонами перед толпой, но я не слышал, что они говорили. Я думаю, они пытались договориться с полицией.Полиция ничего не сделала. Они даже опустили щиты. Люди сказали им, чтобы они не выступали против нас, что мы проводим мирную акцию протеста. Хотя некоторые люди бросали в милицию пустые бутылки.

Бутылки до них не доходили, потому что мы находились на открытом пространстве. Толпа быстро успокоилась, потому что большинство людей хотели мирно протестовать. Тогда полиция снова подняла щиты, стала стрелять водой из пушек. Не знаю почему. Мы мирно стояли, крича, что мы за мир.Помню, как меня обрызгали водой, после чего произошел взрыв. Я лежал на земле и после этого ничего не помню.

Пашковский Александр, 32 года

Диагноз: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, подкожная гематома теменно-затылочной области, носовое кровотечение. Просил не показывать лицо.

11 августа мы поехали туда с друзьями: я попросила друзей подвезти нас от дома до Пушкинской площади, и они согласились.Мы пошли возложить цветы на то место, где накануне скончался мирный демонстрант. Мы просто бросили цветы в окно и поехали дальше. На тот момент все было заблокировано, везде был ОМОН. Итак, доехали до проспекта Независимости и свернули направо, чтобы развернуться. Возле Красной церкви нас остановила ГАИ. Они попросили наши водительские права, потом попросили показать им внутренности багажника. Потом нам сказали проехать метров десять вперед и ждать там, на перекрестке под мостом, ведущим к Институту культуры.

Три или четыре минуты спустя подъехал тонированный микроавтобус Ford. Вышли четыре человека. Они не были ОМОНом. На спине у них был треугольник. Не помню, что там было написано. Они окружили машину и сказали нам выходить; они не сказали, по какой причине. Они сказали нам заткнуться, открыли дверь и, кажется, разбили оконное стекло. Вытащили меня, бросили лицом вниз. Я был первым, кто попал в маршрутку. Я хотел встать, поэтому встал на колени. Меня стали избивать дубинками.Бьют всех руками и ногами. Привели и моих друзей, их тоже избили. Они забрали свои телефоны и попросили пароли.

У ребят не было паролей, поэтому полиция смотрела видео с канала Nexta и других телеграмм. Они кричали моим друзьям: «Ах, вы журналисты-шпионы!» Они бьют меня за это. Я не сказал им свой пароль, поэтому они тоже меня за это избили. Это их еще больше раздражало. Гнали в маршрутке минут десять, все это время били: кого били хуже, кого, если можно так сказать, не так уж плохо.Мы остановились, и нас начали переводить в автозак. Расстояние между машинами было чуть меньше метра.

Мне сказали встать на колени. Я начал вставать, и меня начали избивать. На улице был ОМОН. Но именно эти ребята перевозили пленных. На их форме опознавательных знаков не было. Нас сильно били. Мне приказали достать все из карманов. Я засунул руки в карманы, и они снова начали меня бить.Не дай бог они нашли что-то похожее на нож или то, что можно было бы использовать как оружие, шпильку для волос или что-то еще. Били еще сильнее с криком: «Ты организатор? Значит, вы хотели перемен в стране? ».

В автобусе мне сказали отвернуться, сесть в угол, не подходить близко к окну. Мне угрожали: «Ты больше не сможешь видеть». Через две-три минуты в комнату бросили еще троих. На них уже были надеты наручники с пластиковыми ограничителями.Эти люди были обычными голубыми рабочими, возвращавшимися домой со стройки. Потом бросили еще 19 человек. Двое парней вывели из машины. Когда их поймали, они собирались заправить машину в ближайший магазин BigZ. Их машину оставили на улице. Последние два человека были велосипедистом и медсестрой. «Ах, вы хотели им помочь? Кто тебе сейчас поможет? » они сказали.

Не били, а унижали. Она сидела и плакала. У парня с велосипедом случился сердечный приступ.Они остановились, и какой-то врач дал ему таблетку. Впервые нас посадили в этот вагон в 8 часов вечера, так что все это длилось часа два-три. Приехали в Ленинское РОВД. У входа мы слышали крики избитых людей. Поскольку людей было много, было непонятно, что происходит. Мы заехали во двор, и дверь открылась. Между невысокими заграждениями был проход, где омоновцы били нас дубинками с обеих сторон, пока мы шли, крича на нас, «Что, вы хотели перемен в стране? Что ж, вот и ваши изменения ». Это было похоже на проход длиной 15 метров.

Нас всех поставили к стенам на заднем дворе. Дежурили два-три человека, которые ходили вокруг и избивали нас. Чувак слева от меня упал в обморок и упал на землю. Когда мы попытались ему помочь, они начали избивать нас и его, чтобы вернуть его в сознание. Они швырнули его к стене и сказали: «Если ты снова упадешь, то не встанешь». Девушка-полицейская подошла с омоновцем, чтобы узнать подробности.Когда его спросили, рефлексом нормального человека было бы повернуться к говорящему, а тех, кто повернулся, били дубинкой. Они попросили полное имя, дату рождения. Потом людей отводили в специальную комнату, по разным проходам, чтобы, наверное, никто не запомнил дорогу.

Нас спрашивали, кто мы, где живем, и снимали со всех сторон, пока мы давали свои ответы. Помню, привезли группу людей и кричали: «Это организаторы, у них есть топоры, ножи». На них снова кричали, «Ах, блять, вы организаторы и подстрекатели ?!» и ударил их. Потом ввели другую группу людей. Снова повторилось то же самое: «коридор», всех избивали, когда они проходили. К этому моменту у стены уже не было места. Мои руки опухли от наложений. Плечо было легко повреждено. Я почувствовал себя плохо, меня отвезли к врачу.

В этой последней партии было много людей с огнестрельными ранениями.Бессознательные люди. Они не могли допрашивать их. Рядом со мной лежали двое раненых парней. У одного была рана на голове или шее. А потом был ад: приехали медики, все это увидели, они пытались вызвать еще скорую, чтобы забрать людей, потому что было много огнестрельных ранений. Насколько я понимаю, некоторых доставили в военный госпиталь или, если человек собирался умереть, в ближайший госпиталь, чтобы его спасти. Некоторые из них начали терять сознание. Рядом со мной лежал мужчина, получивший огнестрельное ранение. Пока врачи пытались реанимировать его, ОМОН продолжал избивать раненых, получивших огнестрельные ранения.Они кричали на врачей за то, что они пытались их вылечить.

Били лежащих на полу?

«Да. И доктор крикнул им: «Вы, зверюга, уходите! Почему ты его бьешь? Он уже трахается ». Полицейский крикнул в ответ:« Сука, если ты скажешь еще одно слово, ты будешь с ним ».

Полицейский назвал доктора «сукой»?

«Да, фельдшер, она была настолько храброй, что начала на него кричать.Он сказал: «Следуй моим приказам!», А она ответила: «Я отдаю приказы здесь, потому что этот человек умирает!»

Что было еще эпичнее, так это то, что когда людей избивали, вошла женщина-полицейский и даже не сказала ни слова, она на все это смотрела спокойно, не просила их остановиться. И говорят, что женщины-офицеры лучше. Вот вам и хорошая девочка. Когда они били людей, лежащих на полу, и когда они нападали на сотрудников скорой помощи, никто не вмешивался. Никто не сказал, «Успокойся, стой!». Вдалеке я услышал, что кто-то пытался оттащить полицейского. Но он все же вернулся и начал кричать на фельдшера. Был момент, когда я подумал, что они ударят доктора. Если бы она продолжила, ее бы избили.

Медработники пытались увезти еще людей на машине скорой помощи. Было много-много людей. Я не знаю, откуда они. Было много раненых, окровавленных. Полиция кричала на врачей: «Нет, этого оставим». Я помню, что один парень не мог отвечать на вопросы, он мог только бормотать. Они спросили его имя, и он не смог сказать. У одного парня была пуля в локте, но он был в сознании. У другого была голова в крови. Пока меня регистрировали, привели еще трех-четырех человек. Избили сильнее меня.

Было ли много людей без сознания в отделении полиции?

«Рядом со мной стояли двое парней с огнестрельными ранениями. Привели также группу людей, которых обрызгали газом, они легли, закрыв глаза руками, просили воды для промывания глаз.Они ничего не видели ».

Где все это произошло?

«На заднем дворе отделения милиции, так как люди не могли поместиться в здании. Ночью было холодно. Тем, у кого было больше одежды, повезло более или менее. Но было много людей в футболках, шортах ».

По вашим оценкам, сколько людей было на этом заднем дворе?

«Нас привезли 20 человек, столько же уже было.Пока нас обрабатывали, подъехали еще два автозака, в каждом было не менее 20 человек. А когда мы уехали, был еще один ».

Пискарев Кирилл, 24 года

Диагноз: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, закрытый вывих плеча. Травма груди.

Я попал сюда из-за белорусских властей. 10 августа на проспекте возле цирка подъехала тонированная маршрутка «Форд» без опознавательных знаков, открылась дверь и они выбежали.Я попытался сбежать, но кто-то в кустах сильно ударил меня. Они вывихнули мне плечо, много раз били дубинками по голове и телу и били током. Меня начали бить, когда я уже был на земле. Били в автобусе 25-40 минут, потом на меня посадили еще двух человек. А у меня уже онемевшая рука висела.

Еще двух человек увезли с улицы Рокоссовского. Один из них сам был омоновцем. Он сказал: «Я один из вас, один из вас, 120-го дивизиона (улица, где базируется ОМОН). Его проверили, лейтенант в отставке. Его стали еще сильнее бить по голове со словами «уволен» . Все это происходило на мне сверху, я все это чувствовал. Моя рука болталась, губа была порезана. Потом я дважды терял сознание … Когда я потерял сознание в первый раз, мне приставили два электрошокера к моей шее. Здесь еще остался шрам. А на другой стороне шеи есть еще один. Во второй раз, когда я потерял сознание, меня снова шокировали.

После этого нас привезли в здание Администрации президента, это я понял по плитке.Потом нас погрузили в автозавод, все было забито, было аж 19 человек. Посадили в последнюю камеру и час ездили по городу. Потом привезли еще одного парня, таксиста. Я не знаю, куда они его забрали, но они разбили его переднее окно и вытащили его. Парень был молод, лет 20. Он был весь в синяках и потерял сознание. Когда его посадили, стало ясно, что в этот день власти хотели сделать это максимально агрессивно.

Ехали час, внутри было душно и невыносимо. Потом меня доставили в ГОВД. Мы поняли это, когда услышали рядом трамвай. Вот еще кое-что, один из них был офицером, он был в том тонированном форде. Полковник или подполковник. Он тоже нас бил. Он был опытный, отдавал приказы. Когда мы приехали в отделение милиции, весь двор был переполнен. Люди стояли у стены, их били по затылку рукоятками пистолетов, дубинками — чтобы они стояли.А когда они упали, их пнули.

Освобожденные задержанные рассказывают об избиениях, пытках и других злодеяниях

Моя рука онемела и болталась из-за вывиха. Приставили меня к стене, попросили поднять две руки. Но я не мог этого поднять, и меня дважды ударили по плечу. И по ногам. Я снова начал терять сознание. И пришел кто-то из РОВД (потому что, как я понял, на заднем дворе были только ОМОН), схватил меня за шею. Они хотели надеть наручники, но я всеми силами старался показать им, что я ранен, и если они наденут наручники сейчас, я потеряю руку. Они затащили меня в здание следственного изолятора. Там уже было 20 человек. Всех избили.

Были и подростки 15-16 лет. Я провел там три часа без медицинской помощи. Тут мы и поняли, что все серьезно: людей пытали на четвертом этаже, и так продолжается, я думаю … Людей подвешивали наручниками, били в пах, по голове.То есть люди, идущие с четвертого этажа, где составлялись протоколы, как я понял, были полуживыми. Я сам это испытал, я это видел. Одного парня отвезли в СИЗО, когда его задержали, он был в порядке. Потом его отвели на четвертый этаж, и он вернулся едва живым, избитым до синего цвета. Он рассказал мне тогда, что они с ним сделали.

Были и девушки. Они находились в соседнем изоляторе. Один из парней сказал, что они пытались их всячески домогаться, сексуально.Якобы их раздели, поставили к стене и сфотографировали. После того, как выключили свет, я закончил, я просто лил пот и кровь. Наконец, один из милиционеров вызвал скорую помощь. Он был младшим и только что поступил в полицию. Он просто увидел, как мне плохо, и вызвал скорую.

Пока я лежал, меня много раз били, потому что я пытался положить руку поудобнее и двигался. Мне было так больно. Приехала скорая помощь, и меня отвезли в больницу.Мы проехали по площади Бангалор, территория вокруг рижского магазина была очень грязной. Там у нас проткнули шины. Были проколоты шины машины скорой помощи.

Кто проткнул ваши шины?

Люди в тонированном форде. Выскочили, когда мы уже подходили, ехала пара таких тонированных машин. Один из них проколол нашу шину, что нам потребовалось около 35 минут, чтобы починить … Потом мы объехали в больницу. А больница была переполнена людьми с осколочными ранениями, раздробленными костями и так далее.Они вернули мне плечо на место, и я пошел домой. Поспала сутки и пошла в поликлинику. Но вечером у меня поднялась температура и стало плохо. За мной снова вызвали скорую помощь. В больнице меня сделали рентген, потому что врачи заподозрили сломанное ребро.

По вашим оценкам, сколько человек было в отделении полиции?

Если считать задний двор, то около 750. Были люди внутри здания и на заднем дворе, люди стояли у всех стен, а посередине была гора людских вещей.Больше людей в камерах содержания в здании и на полу вокруг. Еще хочу сказать, что следователи милиции приехали [в больницу] в 4 часа утра. Они допрашивали людей, нарушая закон, потому что это нельзя делать ночью, особенно в больнице. Ночью врачей не было, медсестер не слушали.

Они сказали, что просто разговаривали. Что им не хватило времени, поэтому они пришли в 4 часа утра. Но на самом деле люди лечились после операции, принимали лекарства — как они могли отказаться? Они приходили и беспокоили других пациентов.Они сделали записи, видео и аудио. Как-то нас не хватало, но все говорили, что на 11-м этаже в хирургическом отделении следователи допросили 20 человек. В реанимацию никого не пускают, но туда зашли и пара следователей.

Ранее TUT.BY писал, что врачи возмущены тем, что судебно-медицинские эксперты не приезжают для осмотра и документирования телесных повреждений пациентов, пострадавших от побоев в следственных изоляторах. Как правило, в больницу приходят судебно-медицинские эксперты, а не к таким пациентам.Следователь, ведущий дело, должен вызвать судебно-медицинских экспертов, но они этого не делают, пояснил один из врачей.


Ксения Эльяшевич / Фото: Вадим Замировский / TUT.BY

Текст переведен Гарри Северином под редакцией Татьяны Волковой

Детство «Невинность» не идеальна: добродетель

, этика и секс между детьми

Особый вклад Малона в сексуальные отношения между детьми и взрослыми состоит в выделении трех потенциальных аргументов против педофильного поведения, доступных благодаря добродетельному подходу.Они рассматриваются под следующими заголовками: (а) извращение и непристойность; (б) сексуальная связь; (в) эротическая нейтрализация и «расширенный» инцест.

Perversion and Obscenity

Автор начинает первую из этих тем с сосредоточения внимания на идеях нормальности, особенно на идеях Томаса Нагеля и Роджера Скратона.

Однако в коротком эссе Нагеля явно избегается моральная оценка (Nagel 1992, p. 51). Он пишет: «Мы выносим суждения о красоте, здоровье или интеллекте людей, которые являются оценочными, но не моральными.В этом отношении оценки их сексуальности могут быть аналогичными ». Его анализ не поддерживает подход этики добродетели. Последствия защиты Нагелем концепции сексуальных извращений как неестественного сексуального желания кажутся скорее медицинскими, чем моральными. В отношении гомосексуализма, например, он говорит, что следует ли рассматривать его как извращение, «зависит от того, вызван ли гомосексуализм искажающими влияниями, которые блокируют или вытесняют естественную тенденцию к гетеросексуальному развитию» (Nagel 1992, p.50). С гетеронормативной точки зрения это, кажется, намекает на гомосексуализм как на несчастье, а не на предосудительную склонность.

Скратон, напротив, не колеблясь резко осуждает, видит моральные запреты, в которых Нагель, даже в отношении секса между детьми и взрослыми, говорил только о практических ограничениях. Согласно Скратону, ребенок еще не человек, а только его прелюдия-весьма спорное утверждение, которое затем сделали, чтобы выдержать вес сомнительной эмпирической претензии о детских возможностей.По словам Малона, «межличностная взаимность нормального эротизма в ребенке невозможна, а педофильные желания изначально извращены» (Malón 2017, p. 251).

Сразу возникают два возражения.

Во-первых, точка зрения Скратона о том, что ребенок — не личность, жизнеспособна только благодаря натянутому определению слова «личность». В общем, любой человеческий индивид — это личность. Так разве дети не люди? Более ограниченные определения могут быть разумными при использовании специалистами в таких контекстах, как философия и право, но нам нужно быть осторожными: рабство защищалось в Соединенных Штатах на том основании, что рабы были не людьми, а собственностью. Как признает Скратон, даже коммерческое «учреждение» может быть «инкорпорировано» и признано лицом, которое может нести юридическую ответственность за его деятельность. Чувствительным животным, таким как собаки и лошади, также следует придавать индивидуальность согласно философам, которые отстаивали свои права или, по крайней мере, «освобождение» (Regan 1983; Singer 1976). Хотя это тоже спорно, никто не спорит с тем, что дети безумные, и что личностность должна быть лишены их на этой основе.

Более разумно лишить детей прав личности в качестве основания, на котором они могут быть привлечены к юридической ответственности за свои действия, по крайней мере, до достижения соответствующего возраста, например возраста уголовной ответственности, который в настоящее время составляет 10 лет в Англии и Уэльсе. но скоро вырастет до 12, если законопроект, внесенный в парламент в 2017 году лордом (Навнитом) Дхолакией, будет принят (Dholakia 2017).Но почему их не следует рассматривать как лиц, специально предназначенных для сексуальной активности, требует независимого обоснования. Вместо того чтобы априори утверждать, что дети не являются личностями, следовательно, они не могут иметь отношения x или иметь тип отношений y с другим человеком, их способности к x или y сначала необходимо установить эмпирически, и затем соответственно определяется их статус личности.

Во-вторых, утверждение о том, что дети неспособны к обоюдным половым отношениям, эмпирически необоснованно.Где доказательства? Снова предлагается сравнение с животными. Собаки, кажется, совершенно способны к взаимности в любовных отношениях с людьми, часто до такой степени, что они настолько же преданы и лояльны в своих привязанностях к своим владельцам, как и их владельцы по отношению к ним, а, возможно, даже больше. Опять же, даже ограничивающий личность Скратон признал это (Scruton 2013, 2014). Собакам может не хватать изощренного понимания «интенциональности» друг друга, чему Скратон уделяет так много внимания как квалифицирующий критерий моральной свободы в сексуальных отношениях, но это, по-видимому, не является препятствием для взаимности в том, что многие считают его морально важным. Особенности.Должны быть взаимная привязанность и внимание к желаниям другого. Что еще нужно на самом деле? Может показаться, что этой аналогии недостаточно, потому что собаки не являются сексуальными партнерами своих хозяев-людей. Но они могут быть. Собаки не стесняются выражать сексуальный интерес к людям, и когда их владелец отвечает взаимностью на этот интерес, могут развиваться сексуальные (и любовные) отношения, как было засвидетельствовано в книге Dearest Pet , голландского полемиста (и детского писателя!) Мидаса. Деккерсом и одобрен в обзоре философа Питера Сингера (Dekkers 2000; Singer 2001).

Если даже собака может испытывать необходимые чувства во взаимных отношениях межличностного (во всем, кроме имени) характера, почему ребенок не способен на это? В конце концов, мало кто станет отрицать, что любящие взаимные отношения ребенка со своими родителями полностью межличностны. Это не означает, что сексуальные отношения между родителем и ребенком беспроблемны, но сам по себе этот факт не указывает на то, что любые такие проблемы связаны с этическим половым актом sui generis .

Альтернативная гипотеза может быть сосредоточена на вопросах, которые можно разрешить в рамках этических норм, которые не обращают внимания на «преднамеренность», поскольку в этом нет этически значимой необходимости. Для Скратона, как говорит Малон, некоторые существенные черты личности включают «самосознание, непрерывность или ответственность, а также авторитет и искренность первого лица». Нас должен интересовать моральный результат этих черт, а не психологическое качество «интенциональности», которое в них заложено.Единственная точка морального ориентира — это ответственность: как показывает случай с бизнес-корпорацией, даже не быть живым, дышащим существом является обязательным требованием, когда дело касается ответственности. Но для целей этической оценки сексуальных отношений в первую очередь речь идет об ответственности не ребенка, а взрослого, точно так же, как в первую очередь взрослые люди несут ответственность за этичное обращение с животными, которыми они владеют или контролируют. В обоих случаях, детей и животных, ответственность (человека) взрослых находится в центре этической озабоченности, потому что (люди) взрослые — это те, кого мы стремимся привлечь к ответственности.

Однако, приняв точку зрения Скратона об этической необходимости того, что я назвал «утонченной оценкой« интенциональности »другого», Малон сталкивается с парадоксом: некоторое сексуальное поведение между детьми было приемлемым (особенно в двадцатом веке). века, хотя сейчас уже не так) как нормальное и здоровое, несмотря на отсутствие способности к такой преднамеренности (de Graaf and Rademakers 2011). Он пытается разрешить этот парадокс путем выявления ряда факторов, которые, по-видимому, отличают детскую сексуальность от сексуальности взрослых, сказав, что «Может быть, сексуальная игра между детьми морально приемлема для нас только в той мере, в какой она не угрожает» сексуальная невиновность «участников» (Malón 2017, p.251).

Малон не дает определения «невиновность» и не защищает эту концепцию от обвинений в том, что она представляет собой состояние невежества, при котором взрослые намеренно удерживают детей с целью их контроля. Снова опираясь на Скратона, он делает больше, чтобы признать обвинение, чем отвергать его, говоря: «Наш образ сексуального развития тесно связан с процессом посвящения во взрослую жизнь. Ценность девственности и ее потеря, например, связаны с разделением ребенка и взрослого »(Malón 2017, p.251). В этом превознесении девственности не говорится о ее роли в контроле мужчинами над женской сексуальностью в традиционных патриархальных обществах.

В последние десятилетия эта оценка оспаривалась не только с явно феминистской точки зрения, но и с точки зрения эволюционного развития, даже несмотря на то, что развивающаяся дисциплина эволюционной психологии иногда ошибочно рассматривается как теоретическая основа патриархального мышления. Дарсия Нарваэс, психолог, сосредоточивший свое внимание на нравственном развитии на протяжении всей жизни, является одной из растущих групп ученых, которые пришли к совершенно другим выводам из «ev.dev. ». Ставя под сомнение предположения Гоббса, основанные на голоценовом прошлом человечества (совсем недавно с точки зрения эволюции), Нарваэс опирается на палеоантропологические исследования, утверждая, что мы ошибочно «проецируем на прошлое сценарий, подобный сегодняшнему сценарию сексуальных ограничений и конкуренции, предполагая сексуальную конкуренцию за девственность и подчеркивая время первого сексуального поведения ». По ее словам, эволюционная психология Гоббса «предполагает конкуренцию между половыми партнерами и желание мужчин контролировать женское воспроизводство, чтобы обеспечить генетическое превосходство.Напротив, в прошлом среди мелких отрядов собирателей-охотников «сексуальные отношения с экспериментированием широко распространены во всех возрастах». Также: «Как и в случае с нашими кузенами бонобо, особи не ждут подходящего плодородного партнера. Сексуальные отношения — это больше удовольствие, чем контроль »(Нарваез, 2013, с. 342–343). Последствия для хорошего воспитания и педагогики в современном мире очень велики и будут рассмотрены ниже, когда я подхожу к оценке не только того, что составляет нормальную детскую сексуальность в СТРАННЫХ обществах (западных, образованных, индустриальных, богатых, демократических), но и того, что наиболее важно. естественно для детей и всех нас, основываясь на нашей развитой психологии (Henrich et al.2010; Хьюлетт и Лэмб 2005; Конкер 1992).

Кому же тогда в постпатриархальном обществе выгодна постоянная защита «невинности» и девственности? В каком отношении радикальное отделение детства от взрослой жизни является функциональным и здоровым, в отличие от альтернативного и, безусловно, более реалистичного взгляда на то, что способности и понимание у детей постепенно развиваются с течением времени в отношении секса, как и в отношении всего остального? Хотя есть неоспоримые аргументы в пользу того, что начало репродуктивной способности знаменует собой четкую веху в развитии, есть также основания утверждать, что это то, о чем детям необходимо знать заранее, и что это может быть полезно (как обсуждается ниже). практикуйте интимные отношения задолго до того времени, когда могут возникнуть репродуктивные последствия.

В поддержку радикального отделения детства от взрослой жизни Малон ограничивает сексуальные возможности детей, которые мало зависят от эмпирических исследований. Он преуменьшает сексуальный интерес детей как простое «любопытство». Нам говорят, что даже когда они стремятся к оргазму, он «не имеет такой же структуры у детей, как у подростков или взрослых» (Malón 2017, p. 252). По этому поводу он цитирует статью юриста-правозащитника Гельмута Граупнера, в котором приводится довод в пользу распространения сексуальных прав на подростков и снижения возраста согласия до 14, при этом предполагается, что дети младшего возраста могут быть не готовы (Graupner 1999).Однако факты, представленные в статье, допускают более радикальную интерпретацию. Дети, говорит Граупнер в комментарии, подтвержденном исследованиями, «в основном способны к тому же спектру физиологических сексуальных действий, что и взрослые» (, там же, , стр. 30). Доказательства этого были собраны энциклопедически и полностью процитированы с точки зрения способности и степени препубертатного оргазма; Кроме того, сексуальное поведение детей препубертатного возраста наблюдалось в родительском, дошкольном и этнографическом контексте, а также в количественных ретроспективных отчетах (de Graaf and Rademakers 2011; Janssen 2002; Larsson and Svedin 2002).

Крайне важно, говорит Граупнер, для некоторых детей препубертатного возраста «их сексуальные контакты с (подростками или) взрослыми — это положительный опыт, который им очень нравится, несмотря на дисбаланс сил» (Graupner, op.cit. , p. 33). Хотя различие между детьми препубертатного возраста и детьми, находящимися на ранних или поздних стадиях полового созревания, не всегда ясно, этот вывод подтверждается как для первого, так и для второго как качественно (Burns 2015; Leahy 1991, 1992; Rivas 2013; Sandfort 1984). и количественные исследования.Количественные исследования показывают, что те сексуальные переживания в детском и подростковом возрасте со взрослыми, о которых ретроспективно сообщалось как о добровольных, обычно не связаны с отрицательными результатами (Arreola et al. 2008; Carballo-Diéguez et al. 2012; Constantine 1981; Coxell et al. 1999 ; Dolezal et al. 2014; Kilpatrick 1987, 1992; Sandfort 1992; Stanley et al. 2004) и могут быть описаны в очень позитивных терминах как отношения, характеризующиеся «теплотой, удовольствием, привязанностью, юмором и даже похотью» (Okami 1991) .Иногда ребенок «жертва» в делах, которые попадают в поле зрения властей, чувствует, что закон является репрессивным и что предполагаемый преступник не заслуживает такого отношения (Leahy 1996).

Продолжая акцентировать внимание на различии, которое Малон проводит между нормальным и извращенным, я буду утверждать, что, хотя такое различие неизбежно будет привлекательно для укоренившихся традиционалистов, его последствия враждебны человеческому процветанию. В частности, это различие допускает резкую и неоправданную нетерпимость.Хотя это не очевидно из собственных рассуждений Малона, это становится более очевидным при более внимательном рассмотрении работы Скратона, характеризуемой тем, что можно было бы назвать «языком ненависти», если бы он был направлен против этнического или религиозного меньшинства. «Подобно зверю и некрофилу, — говорит он, — педофил не может полностью отдаться вызову другой точки зрения, но должен ограничить свое внимание тем, что он также может контролировать» (Scruton 1986, p. 296).

Этот откровенно эмоциональный язык не оправдывается сильной или даже какой-либо эмпирической поддержкой.Не опираясь ни на какие процитированные исследования, Скратон заявляет, что педофилия не является сексуальной ориентацией, как любая другая. Тем не менее, то, что люди обычно узнают о своей сексуальной ориентации, является бесспорным обычным явлением; они его не выбирают. Педофилия — не исключение, поскольку наука все больше принимает это (Сето, 2012). Если они вообще не выбирают его, значит, они не выбирают его для того, чтобы следовать злым путем. Исследования личностных характеристик педофилов не выявили подобных отрицательных качеств.Педофилы стали «мягкими и рациональными» (Wilson and Cox, 1983, p. 122). Им хватает общего сочувствия (Puglia et al. 2005). У «педофилов» или «сексуальных преступников в отношении несовершеннолетних» обнаруживается мало клинически значимой патологии (Okami and Goldberg 1992). Когда Скратон говорит нам, что «педофил» (подозрительная конструкция, такая как «еврей» и «негр») мотивирован контролирующим импульсом, его ничто не поддерживает, кроме его собственного авторитета.

Есть еще ex cathedra заявлений такого рода.В книге, изобилующей научными сносками со ссылками на источники и авторитетные источники, раздел о педофилии как извращении вообще не содержит ни одного. Не имея научной поддержки, Скратон обращается за своими «фактами» к писателю-фантасту Борису Пастернаку. Ссылаясь на соблазнение Комаровским юной Лары в фильме «Доктор Живаго », Скратон, кажется, не заметил, что Комаровский — продукт воображения автора, сознательно созданный как гнусный эксплуататорский персонаж. Поэтому неудивительно, что Лара в конечном итоге чувствует себя использованной и пытается застрелить его.Скратон, в свою очередь, соблазняется и сбивается с пути Пастернака, как, без сомнения, многие читатели, полагая, что быть «педофилом» — значит быть злым монстром. Такие читатели также отвлекаются от размышлений обо всех несотворенных , так сказать, педофильных персонажах реального мира, чьи мотивы и поведение могли бы быть гораздо более привлекательными. Лара на самом деле изображена в романе как физически зрелая 16-летняя девочка, а не как ребенок препубертатного возраста, хотя это наименее проблемный аспект использования Скратоном эпизода для иллюстрации предполагаемых опасностей педофилии (Pasternak 1958).

The Sexual Bond

Сексуальные переживания между детьми и взрослыми, говорит Малон вслед за Андервэджером и Уэйкфилдом, «всегда включают редукционистский опыт человеческого эротизма, который ограничивается генитализацией и может привести к типу ущерба, который, возможно, не является эмпирически очевидна и не проявляется как какой-либо тип диагностируемой патологии, но проявляется в формировании ошибочного представления о сексуальности и неполном или неудовлетворительном половом развитии ребенка, что тем самым ставит под угрозу способность ребенка к близости и эмоциональной близости. связаны с другим человеком »(Malón 2017, стр.252–253; Underwager и Wakefield 1994).

В той мере, в какой мы высоко ценим личную свободу, любые предлагаемые ограничения наших действий требуют веских доказательств того, что они необходимы для предотвращения значительного ущерба. Однако то, что здесь предлагается, чисто умозрительно. То, что таких доказательств не существует, неявно признается («ущерб, который, возможно, не является эмпирически очевидным»). Все, что у нас есть, — это обширный, но в значительной степени вводящий в заблуждение корпус виктимологической литературы, в которой психологические проблемы приписываются сексуальному насилию в детстве, тогда как другие аспекты семейного прошлого жертв — особенно когда ими пренебрегали и не любили, а домашнее хозяйство характеризовалось хаос и насилие, в том числе по отношению к себе, гораздо сильнее связаны с более поздней патологией (Hines and Finkelhor 2007; Konker 1992; Rind et al.1998).

Тем не менее, существуют доказательства того, что взрослые не просто «выживают», но и преуспевают после истории сексуального «насилия» в детстве. Отнюдь не демонстрируя недостатка в их способности к близости или эмоциональной связи, есть люди, которые сообщают о близких, счастливых браках и семьях, воспитываемых со всеми признаками успеха. Свидетельства также не ограничиваются отсутствием ущерба: сексуальные отношения между детьми и взрослыми в то время считались не только приятными, но и эмоционально полезными, а иногда и очень полезными.

Психоаналитик и теоретик Хайнц Кохут, например, выросший в Вене в 1920-е годы, был 10-летним мальчиком, когда брак его родителей ухудшался. Он чувствовал, что «довольно хорошо пережил раздробленность семьи, в немалой степени благодаря удачному присутствию сердечного учителя по имени Эрнст Моравец, который вошел в его жизнь так же, как ее покинула его мать» (Strozier 2001, p. 23 ). Отношения стали сексуальными: сначала поцелуи и объятия, затем нежные ласки и взаимный оральный секс.

Отношения не только не повредили его способности к близости и эмоциональной связи, но и выражали и то и другое. Он идеализировал этого наставника, который был «духовным лидером», способным разделить его «почти религиозную» любовь к природе, а также научить его литературе, искусству и музыке »(, там же, , стр. 24). Позже Кохут вступил в долгий и счастливый брак — как сообщается, его жена Бетти была преданной — и отец сына Тома. О своих отношениях с Моравецом Кохут сказал бы: «… это было в некотором смысле психологически спасительным для меня.Я очень любил этого человека »(, там же, , стр. 24).

Биографические свидетельства такого рода могут быть отклонены как анекдотические и относительно редкие, но они чрезвычайно важны как свидетельства «черного лебедя». Кроме того, теперь доступны систематические коллекции самоотчетов по аналогичным направлениям (Rivas 2013; Burns 2015). Эти рассказы убедительно свидетельствуют о том, что нет неизбежной связи между приятными ранними половыми контактами между ребенком и взрослым и любой последующей неудачей полового развития.Таким образом, на тех, кто утверждает, что все лебеди белые (каждый ребенок, участвующий в таких столкновениях, не будет удовлетворительно развиваться), становится необходимо объяснить существование этих наблюдений за черными лебедями.

Подобные рассказы также ставят под сомнение природу предполагаемой связи между ранним сексуальным удовольствием и более поздней неспособностью развивать близость и эмоциональную связь. Почему так? Не могут ли они быть полностью независимыми переменными? Или, если есть связь, может ли она быть положительной, а не отрицательной? Разве не было бы более разумным предположить, что дефицит близости и привязанности, не вызванный удовольствием (сексуальным или иным) в близком обществе других людей, является результатом неприятных, негативных переживаний такой близости, будь то в результате сексуального насилия. или изнасилованы, или из-за воспитания, в котором родительская теплота и любовная близость были недостаточны — это точка зрения, имеющая давнюю и растущую поддержку в научной литературе по целому ряду дисциплин, ранней вехой в которой были классические исследования Джона Боулби по привязанности и потери, теперь работа распространяется на нейробиологию и палеоантропологию (Bowlby 1969, 1973, 1980; Fry 2013; Hewlett and Lamb 2005; Narvaez 2009, 2012, 2013, 2016).

Малон говорит нам, что «… настоящий педофил, хотя его могут мотивировать чувства искренней любви, заботы о ребенке и обещания обязательств, всегда будет обречен на то, чтобы сексуальное желание отделялось от длительной сексуальной любви» (Малон, 2017, стр. 254–255).

Но, как засвидетельствовала Оливия Фейн, длительная сексуальная любовь в значительной степени является мифом даже для нормальных пар. Почему это должно даже рассматриваться как видение идеального , когда ценные характеристики длительных любовных отношений, как правило, имеют мало или не имеют ничего общего с сексуальным влечением за пределами первых нескольких лет? Ранняя страсть в идеале превращается в привязанность и верность, как описал Фейн выше.

В настоящее время имеются убедительные эмпирические данные, позволяющие предположить, что сексуальное влечение в браке длится около 7 лет, тем самым подтверждая давнее популярное представление о семилетнем зуде (Dalton 2000; Kurdek 1999). Педофильное влечение к конкретному ребенку, если оно протекает естественным путем, по всей вероятности, имеет очень похожую продолжительность жизни.

Малон продолжает: «Педофил желает не человека, а человека на том этапе своей жизни, на котором он еще не полностью развился как личность» (Malón 2017, p.255). Выше мы уже видели, что такое развитие может иметь моральное значение, если ребенок должен быть привлечен к ответственности (упоминался возраст наступления уголовной ответственности), но в остальном ему недостает внимания как этический вопрос.

Акцент на сексуальном желании в этом контексте на самом деле отвлекает от того, что действительно имеет значение. Снова Оливия Фейн:

В настоящее время для людей, которые состоят в браке долгое время, секс — это минное поле, разделяющее их. Каждый чувствует, что он должен иметь это, должен наслаждаться этим, что это должно быть выражением их любви.Они слишком устали для новаторского секса, но они жаждут любви. Человеческие существа хотят, чтобы их держали и держали, но мы остаемся на своей стороне кровати, если потребуется сексуальное действие. Это очень печальная и печальная история.

Как мы сюда попали? Где мы ошиблись? Почему так много отношений настолько хрупкие?

Любовь и эротическая любовь — две совершенно разные эмоции. Я бы сказал, что они почти противоположны. Собственно любовь связана с другим человеком: она связана с заботой, уважением и пониманием этого человеческого другого.Любовь так растет, ничего не поделаешь. Чем больше себя вы вкладываете в другого человека, тем больше получаете. Вы становитесь единым целым: их боль — это ваша боль, их радость — ваша тоже.

С другой стороны, эротическая любовь — это желание чего-то.

Французы правы: вы не можете желать того, что уже имеете (Fane, op.cit. ).

Существенная разница между педофильными отношениями и супружескими отношениями (будь то гетеросексуальные или геи) состоит в том, что брак или другие формы долгосрочных отношений не являются проблемой.Большинство гетеросексуальных пар (и многие геи) хотят создать семью, и эта цель требует приверженности долгим и стабильным отношениям, чтобы обеспечить безопасные условия для роста детей. При отсутствии любой возможности воспроизводства или усыновления , нет абсолютно никакой необходимости создавать для любовников долгосрочное сексуальное желание или обязательство быть вместе навсегда как идеал, от которого невозможно отказаться с моральной точки зрения. Это просто неверно задуманная цель.

С этической точки зрения важно во взаимоотношениях ребенка и взрослого, чтобы они не прерывались внезапно так, чтобы ребенок чувствовал себя брошенным.Легко предположить, что это именно то, что делает бездушный, злой педофил, но нет никаких доказательств того, что это типичный результат.

Напротив, есть важные свидетельства того, что связь между ребенком и взрослым в педофильных отношениях обычно меняет свой характер по мере взросления ребенка таким образом, который имеет ключевые черты, общие с растущей независимостью ребенка от родителей (Бернс 2015; Ривас 2013). Связь между родителем и ребенком в младенчестве ребенка характеризуется большой близостью, особенно между матерью и ребенком.Обычно в современной семье оба родителя, как правило, проявляют физическую активность со своими детьми в их «милые» пред-подростковые годы. Гранж подростковой спальни, угрюмый разговорный минимализм и бунтарские идеи отмечают отход от этого шаблона, поскольку молодые начинают искать независимую идентичность. Родители смущаются; молодежь хочет идти своим путем. Но куда идти? Поразительно, но самой первой точкой вызова может быть дружба, перерастающая в сексуальные отношения, но не с педофильным взрослым, а с гебефилом (Brongersma 1986; Hines and Finkelhor 2007; Sandfort 1987; Leahy 1991, 1992).

Родители, как правило, не резвятся на ковре со своими детьми-подростками и с меньшей вероятностью будут обнимать или целовать их, если нет очевидной потребности утешить или успокоить во время эмоционального кризиса. Подростки часто кажутся намного менее обаятельными и милыми, чем младшие братья и сестры, и даже могут стать совершенно нелюбимыми. Но связь остается. И любовь возвращается вместе с родительской гордостью за все, что их ребенок достигнет в дальнейшей жизни. Все это банальные наблюдения, с которыми, я думаю, мало кто будет оспаривать.

Этот изменяющийся паттерн не полностью отличается от динамики внутри педофильных отношений. Дети неизбежно перерастут свою сексуальную привлекательность для исключительного педофила, когда разовьются вторичные половые признаки, такие как генитальные волосы. Кроме того, наплыв гормонов развития может временно испортить их внешний вид из-за разрушительного воздействия прыщей. Маловероятно, что у них будут заведомо дурные манеры, как они, как правило, с родителями, потому что их взрослый любовник с меньшей вероятностью окажется авторитетной фигурой, против которой нужно восстать, и потому что это были отношения, которые выбрал ребенок, а не обязан поддерживать.Но они, по всей вероятности, окажутся в тисках эротических желаний, которые больше не удовлетворяются теми отношениями, которые, вероятно, установит педофильный любовник. Как правило, в педофильных отношениях главным центром внимания является тело ребенка , а не тело взрослого, : ребенок физически желанен и желает быть желанным. Также может быть активное желание тела взрослого, но это реже является неотъемлемой чертой. С наступлением половой зрелости это меняется.Юноша станет более сексуальным, чем раньше. В случае педофильных контактов мужчина-мальчик (или, реже, между женщиной и девушкой), младшая сторона обычно обнаруживает, что начинает желать противоположный пол (Brongersma 1986; Lautmann 1994; Leahy 1991; Li 1990; Wilson and Cox 1983). .

Таким образом, педофильная связь, как и родительская, имеет тенденцию к ослаблению вполне естественным образом по мере приближения подросткового возраста. Но нет причин, по которым любая связь должна разорваться. Анекдотические свидетельства того, что педофилы и дети могут оставаться хорошими друзьями после прекращения сексуальных отношений, можно найти в том, что их спустя годы пригласили на свадьбу ребенка.В случае с Джимми Сейфчаком, бывшим другом ребенка (и, вероятно, любовником) покойного артиста Майкла Джексона, свадьба была даже проведена в знаменитом роскошном доме Джексона, Неверленде (O’Carroll 2010). Сейфчак посмертно подал в суд на имущество Джексона в связи с предполагаемым сексуальным насилием в детстве, но его рассказ полностью совместим с фактическими отношениями по обоюдному согласию в то время (Dimond 2014).

Эротическая нейтрализация и «расширенный» инцест

За запретом инцеста, по словам Малона, скрывается «сильная потребность в сексуальной нейтрализации определенных сфер и человеческих отношений, особенно семейных отношений … С этой точки зрения, запрет семейного инцеста» может быть проявлением более широкой потребности в том, чтобы определенные области и учреждения были категорически закрыты для развития каких-либо сексуальных связей, поскольку это угрожает их значению и нормальному функционированию.Это повлияет на другие отношения, возникающие в других областях, таких как школа, армия, работа или дружба »(Malón 2017, p. 256).

В частности, инцестуозная сексуальная связь «угрожает необходимым властным отношениям, которые должны существовать между родителями и детьми. Инцест подразумевает изменение иерархического порядка воспитания детей, например, возложение на дочь ответственности за удовлетворение потребностей отца »( там же, , стр. 256).

Приведенный здесь пример ясно указывает на моральный недостаток отца, но следует ли его характеризовать как сексуальный? Феминистки признают этот сценарий частью гораздо более широкого паттерна патриархального злоупотребления властью, при котором жен, так же как и детей, заставляют подчиняться мужу и выполнять его приказы с вниманием к его потребностям, за счет своих собственных интересов. все имеет значение, а не только сексуальная активность.Как вопрос общей, а не сексуальной морали, такие злоупотребления прямо относятся к сфере деонтологической этики. Мужчина не выполняет свой долг перед любым членом своей семьи, если он эгоистично их эксплуатирует. Педофил, уважающий детей, без колебаний осудит такое отношение, точно так же, как он отличит отношения согласия от хищных.

Пример неудачный, потому что он умаляет сильную сторону, в которой заметна легитимная роль авторитета, а не злоупотребление ею.В рамках этой модели хорошие родители учат своих детей хорошим ценностям и пытаются подавать пример своим хорошим поведением. Неявное предположение в этом состоит в том, что, если они не будут твердо контролировать ситуацию, взрослые не смогут удержать своих детей на правильном пути. Часто говорят, и справедливо, что сексуальное поведение само по себе подразумевает потерю контроля: «подчинение» желанию открывает сексуальному партнеру, взрослому или ребенку, потребность желающей стороны в другом, потребность, которая делает их уязвимыми. силе другого — но только в отношениях по взаимному согласию — сдерживать их готовность удовлетворить эту потребность.

Рассказывая о своих аргументах за пределами семьи, Малон говорит о «солидарности или соглашении поколений, когда мои равные заслуживают, чтобы я уважал их сыновей и дочерей, заботился о них и давал им образование», — роль, которая требует, как и семья, чтобы взрослый всегда должен контролировать ситуацию и, следовательно, должен избегать сексуальных отношений с ребенком (, там же, , стр. 257).

Однако, даже если признать, что этот аргумент имеет некоторые достоинства — а я думаю, что это так, — можно подумать, что он делает чрезмерный акцент на ценности иерархии.Это мнение, которое вместо того, чтобы основываться на современных нормах, восходит к очень старому выражению (имеющего классическое происхождение) «фамильярность порождает презрение», призванное предостеречь тех, кто имеет более высокий социальный статус, от опасности дружелюбия к подчиненным, особенно слуг, которых можно поощрять «выдвигать идеи выше их положения». Это стремление поддерживать иерархию выходит далеко за рамки сексуальных отношений, как открыто признает Малон, когда он утверждает, что «нормальным отношениям между родителями и детьми серьезно угрожает» дружба или, по крайней мере, дружба, основанная на равенстве между родителями и ребенком ( там же, ). ., п. 256).

Но есть степени дружбы. В конце концов, семья дала нам слово «близость», подразумевая законную неформальность, дружелюбие и близость в семье. Напротив, ставить дружбу между поколениями под подозрение в неприличии — не обязательно улучшение. Власть римского pater familias включала в себя законную власть над жизнью и смертью его жены и детей. Это могло творить чудеса, препятствуя чрезмерному общению между поколениями, но, вероятно, это не та модель, которую мы хотели бы подражать.Менее радикальную альтернативу можно увидеть в строго иерархическом домашнем хозяйстве викторианских зажиточных классов, в котором слуги обращались к патриарху и матриарху как «сэр» и «мэм» соответственно, в то время как дети называли затем «патер» и «матер». Вряд ли можно сказать, что о детях таких семей известно своих родителей; они нашли любовь и поддержку, в которых они нуждались, если им повезло, от своих медсестер и нянь; тот факт, что такое суррогатное материнство было необходимо, убедительно свидетельствует о неадекватности рассматриваемого эмоционально далекого родительского воспитания.

Два других эмпирических соображения возникают в связи с иерархией поколений.

Во-первых, очевидно, что, в отличие от секса между взрослыми, взаимоприемлемые сексуальные контакты между ребенком и взрослым в целом не , а не предполагают полное подчинение последнего своему телу. Вместо «великой страсти», педофильная сексуальность, как правило, выражается в игровой форме, в манере, которая отражает собственную сексуальность ребенка и отвечает ей взаимностью. Такие действия, как хорошо подтверждено в судебно-медицинской литературе, в подавляющем большинстве случаев ограничиваются тем, что взрослые называют «прелюдией» (Gebhard et al.1965; Howitt 1995; Mullen and Fergusson 1999). Хотя будет справедливо сказать, что потребность взрослого в теле ребенка может быть очевидна для ребенка, игровой характер рассматриваемых действий таков, что эти потребности не имеют приоритета над потребностями ребенка и не вызывают никаких внутренних оснований для утраты взрослым. либо контроля, либо власти. Существует также параллель в том, как взрослый играет в футбол или в «драки» с ребенком: это делается на условиях ребенка, чтобы максимизировать пользу и удовольствие, которые ребенок получает от этой деятельности.Это укрепляет связь между взрослым и ребенком. Популярная концепция педофила, напротив, воплощается в образе человека, который играет в футбол с малышом, но играет так, как если бы малыш был взрослым.

Таким образом, как показывает пример Хайнца Кохута, нет ничего противоречащего или несовместимого между любовником ребенка и тем, кем его восхищаются. Терри Лихи, опросивший 19 более молодых партнеров (10 женщин, 9 мужчин), имевших положительный сексуальный опыт в детстве и / или подростковом возрасте (в возрасте от 8 до 15 включительно) со взрослым, рассказал о формирующейся картине отношений, «в которой взрослые сделали себя доступными в качестве компаньонов для ребенка и вошли в его субкультуру; субкультура, которая на словах обозначается терминами «игра» и «игры», а также термином «друзья».В сексуальных контактах преобладала одна и та же детская субкультура »(Leahy, 1991), эта тема также широко упоминается в литературе (Okami and Goldberg 1992). Также стоит отметить, что относительно небольшая доля сексуальных контактов между ребенком и взрослым, в которых половой акт является фактором (обычно с участием подростков), не связаны с пагубными долгосрочными результатами, вопреки распространенному мнению (Laumann et al. 2003). ).

Во-вторых, нетрудно увидеть, что реверс иерархии иногда хорошо работает на практике.Наиболее эффективные и изобретательные организации все больше выигрывают от потока идей «снизу вверх», а не сверху вниз. Это касается даже отношений между «мудрыми» старшими и «глупыми» детьми. Например, вряд ли мама или папа подвергаются наказанию за то, что они не пристегивают ремень безопасности в семейной машине, или строго предупреждены об опасности курения. Намеренное изменение существующей иерархии играет жизненно важную роль в улучшении отношений между поколениями.Когда родитель, которого оседлал довольный малыш, притворяется лошадью, они подчиняются власти маленького всадника, который властно приказывает им ехать влево или вправо или «галопом» прямо вперед. Хотя такая смена ролей явно доставляет ребенку удовольствие, она также удовлетворяет эмоциональную потребность родителей и может быть интересной для обеих сторон.

Даже смена ролей, предназначенная исключительно для удовлетворения потребностей родителей, может принести значительную пользу ребенку. Классический пример можно увидеть в фильме « Челюсти », когда отец с грузом очень взрослых обязанностей, угрожающих сокрушить его, обращается к своему маленькому сыну, говоря: «Иди сюда.Поцелуй нас ». Когда ребенок спрашивает, почему, он отвечает: «Потому что мне это нужно». Ребенок, удовлетворяя эту потребность, выполняет важную работу и получит пользу от ощущения своего вклада (Spielberg 1975).

Можно добавить, что, в отличие от искусственного использования Скратоном литературы для осуждения педофилии на основе выдуманного и нетипичного монстра, эта маленькая виньетка из Голливуда говорит неоспоримую правду. Он обращается к личному опыту аудитории, а не к их пугающим воображениям.Это феноменологически достоверно: миллионы сердец, можно с уверенностью сказать, мгновенно отождествились с чувствами отца. Напротив, феноменологические исследования Скратона, хотя они, несомненно, кропотливы, также могут казаться болезненно далекими от того, что на самом деле думает и чувствует большинство людей, по крайней мере, в двадцать первом веке.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *