Асфиксия тяжелой степени: 404 Cтраница не найдена

Содержание

Диагностика асфиксии новорожденных на основе редукционной способности эритроцитов при цефало-пельвической дистоции Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

Я • 7universum.com

ik UNIVERSUM:

ZYY\ МЕДИЦИНА И ФАРМАКОЛОГИЯ

ДИАГНОСТИКА АСФИКСИИ НОВОРОЖДЕННЫХ НА ОСНОВЕ РЕДУКЦИОННОЙ СПОСОБНОСТИ ЭРИТРОЦИТОВ ПРИ ЦЕФАЛО-ПЕЛЬВИЧЕСКОЙ ДИСТОЦИИ

Омуркулова Гульжан Самудиновна

ассистент кафедры акушерства и гинекологии № 1, Кыргызская государственная медицинская академия

им. И.К. Ахунбаева, 720025, Кыргызстан, г. Бишкек, ул. И.К. Ахунбаева, 92

E-mail: [email protected]

THE DIAGNOSTICS OF NEONATAL ASPHYXIA ON THE BASIS OF THE REDUCING ABILITY OF RED BLOOD CELLS IN CEPHALO-PELVIC DYSTOCIA

Gulzhan Omurkulova

Assistant of the Chair of obstetrics and gynecology №1, I.K. Akhunbaev Kyrgyz State Medical Academy, 720025, Kyrgyzstan, Bishkek, str. I.K. Ahunbaeva, 92

АННОТАЦИЯ

Нами проведен анализ эритроцитов у 140 новорожденных, которые родились путем оперативного родоразрешения по традиционной и оптимизированной методике кесарева сечения, у женщин с доношенным сроком с цефало-пельвической дистоцией на основе оценки редукционной способности эритроцитов. Контрольную группу составили 60 новорожденных, а 80 вошли в основную группу. Целью исследования явилось определение степени тяжести асфиксии новорожденного и прогнозирование клинического исхода на основе оценки редукционной способности эритроцитов.

Омуркулова Г.С. Диагностика асфиксии новорожденных на основе редукционной способности эритроцитов при цефало-пельвической дистоции // Universum: Медицина и фармакология : электрон. научн. журн. 2016. № 3 (25) . URL: http://7universum.com/ru/med/archive/item/3000

Исследование показало, что у подавляющего большинства новорожденных, извлеченных оперативным путем с применением традиционной общепринятой методики выполнения операции кесарева сечения, функциональные особенности эритроцитов значительно изменяются. Выявлено, что у подавляющего большинства новорожденных преобладает гипоксия средней и тяжелой степени и прогноз клинического исхода для этих новорожденных является неблагоприятным. Сравнительная оценка частоты асфиксии и её степени у новорожденных, диагностированной на основании клинических (шкала Апгар) и лабораторных данных (редукционная способность эритроцитов), показал, что число детей с диагнозом «асфиксия», поставленной по клиническим признакам, в основном превышает таковое, чем на основании изучения сорбционной способности эритроцитов.

ABSTRACT

We analyzed the red blood cells in 140 infants born by traditional and optimized methods of caesarean section in women with full-term with cephalo-pelvic dystocia the basis of an evaluation of the reducing ability of red blood cells. The control group consisted of 60 infants, and 80 were included in the main group. The aim of the study was to determine the severity of neonatal asphyxia and prediction of clinical outcome based on the evaluation of the reducing ability of red blood cells.

The study showed that the vast majority of newborns extracted by surgery using traditional conventional methods of performing the cesarean section, the functional features of red blood cells is significantly changed. The vast majority of newborns prevails hypoxia moderate and severe and the prognosis of clinical outcome for these infants is poor. Comparative evaluation of the frequency of asphyxia and its degree of neonates diagnosed based on clinical (Apgar score) and laboratory data (reducing the ability of erythrocytes) showed that the number of children with a diagnosis of «asphyxia» based on clinical signs, mostly higher than on the basis of studying the sorption capacity of red blood cells.

Ключевые слова: новорожденные, цефало-пельвическая дистоция, асфиксия, редукционная способность эритроцитов.

Keywords: newborns, cephalo-pelvic dystocia, asphyxia, reducing the ability of red blood cells.

Введение

Проблема перинатального гипоксического поражения центральной нервной системы (ЦНС), снижение заболеваемости и перинатальной смертности новорожденных в результате родового травматизма относится к числу актуальных медицинских и социальных проблем, на решение которой направлены значительные усилия акушерской науки и системы здравоохранения [1; 4].

Важной причиной, определяющей уровень репродуктивных потерь, а также частоту и степень тяжести повреждений центральной нервной системы (ЦНС) плода в процессе родов, является диспропорция между размерами его головки и тазом матери [2; 5; 7]. При этом имеет значение с точки зрения практического здравоохранения точная диагностика степени тяжести асфиксии новорожденных в первые минуты жизни, правильно осуществленный прогноз риска неблагоприятного клинического исхода и выбор наиболее верной тактики лечения новорожденного при кесаревом сечении [3].

Важной функцией эритроцитов, кроме дыхательной, питательной, регуляторной и ферментативной, является защитная. В результате способности эритроцитов адсорбировать на своей поверхности токсические продукты, меняется избирательная проницаемость плазматической биомембраны эритроцитов и их редукционные свойства [6; 8]. На основании данных изменений, в свою очередь, можно косвенно судить о степени эндогенной интоксикации. Многочисленные результаты научных исследования позволяют утверждать, что эритроциты претерпевают серьезные структурно -функциональные изменения не только при заболеваниях крови, но и вовлекаются в патологический процесс при других нарушениях.

Это приводит к необходимости продолжения исследований, направленных на разработку методов оценки степени тяжести асфиксии новорожденных, учитывающих структурно-функциональные изменения эритроцитов.

Целью данного исследования было определение степени тяжести асфиксии новорожденного и прогнозирование клинического исхода на основе оценки редукционной способности эритроцитов.

Материалы и методы

Для достижения поставленной цели мы провели оценку состояния 140 новорожденных, извлеченных путем традиционно выполненной операции кесарева сечения и оптимизированной методики кесарева сечения у женщин, роды которых осложнились цефало-пельвической дистоцией. При оптимизированной методике операции кесарево сечение происходит рождение головы, а не извлечение. В рамках программы данного исследования были обследованы роженицы и их новорожденные, отобранные сплошным методом с доношенной беременностью и диагнозом «цефало-пельвическая дистоция». Перед оперативным вмешательством было получено информированное согласие у рожениц на оперативное родоразрешение.

В проведенном исследовании для определения степени тяжести асфиксии новорожденных в первые минуты жизни и прогнозирования особенностей клинического течения и исхода данной патологии применялся предложенный нами метод оценки редукционной способности эритроцитов (сорбционной способности) (патент № 1099, Интеллектуальная собственность № 11/2008). Сущность данного изобретения заключается в том, что по некоторым показателям функционального состояния эритроцитов определяется степень, течение и исход гипоксии новорожденного [7; 8].

Оценивалась хроноцитохимическая способность эритроцитов поглощать метиленовый синий, которая зависит от функционального состояния их клеточной мембраны и отражает свойства эритроцитов адсорбировать токсины. Для этого в пробирку с 7-8 мл артериальной крови пуповины наносили одну гранулу метиленовой сини в желатиновой капсуле (дозировка 0,005 г)

и инкубировали в термостате при температуре 37-37,5 С0 в течение 10-12 минут. При этом полученные результаты интерпретировались следующим образом: наличие 1-2 гранул метиленовой сини на поверхности эритроцитов отражало пассивную редукционную способность эритроцитов, свидетельствовало о тяжелой степени асфиксии и указывало на высокий риск развития неблагоприятного клинического исхода. Наличие 3-4 гранул метиленовой сини на поверхности красных кровяных телец характеризовало редукционную способность эритроцитов как пассивную и говорило о средней степени асфиксии. При таком результате хроноцитохимической реакции эритроцитов риск развития неблагоприятного клинического исхода для новорожденного расценивался как умеренный. На минимальную степень асфиксии и риск неблагоприятного клинического исхода для новорожденного указывало наличие 5-6 гранул метиленовой сини на поверхности эритроцитов, что отражало высокую реструктуризационную способность этих клеток.

Компьютерный анализ данных производился при помощи статистического пакета. Показатели, полученные после первичного сбора материала, обрабатывались с помощью статистических методов по определенному алгоритму, путем вычисления относительных показателей, средних величин, критериев достоверности Стьюдента и измерения связи (корреляции).

Результаты

Анализ полученных данных оценки результатов хроноцитохимической реакции эритроцитов показал, что из общего числа обследованных новорожденных обеих групп в состоянии асфиксии родилось 36,4 %. У остальных детей (63,6 %), редукционная способность эритроцитов расценена как нормальная.

При этом выявлено, что среди новорожденных контрольной группы, извлеченных путем операции кесарева сечения, выполненной по общепринятой методике, редукционная способность эритроцитов была низкой у 63,4 %, что расценено как состояние асфиксии более чем у половины обследованных детей. А среди новорожденных основной группы, операция кесарева сечения

среди которых была выполнена по инновационной щадящей методике, в состоянии асфиксии родилось 16,2 %, то есть меньше почти в 4 раза, чем в контрольной группе (рис. 1).

Контрольная группа Основная группа

■ Новорожденные без асфиксии (%) ■ Новорожденные с асфиксией (%)

Рисунок 1. Сравнительный анализ наличия асфиксии у новорожденных контрольной и основной групп на основании оценки редукционной

способность эритроцитов (%)

Исследование показало, что пассивная и умеренная редукционная способность эритроцитов среди новорожденных контрольной группы, указывающая на тяжелую асфиксию и асфиксию средней тяжести, была выявлена у 55 % детей (26,7 % и 28,3 % соответственно), а легкая степень асфиксии выявлена у 8,3 % из них (рис. 2). Результаты хроноцитохимической реакции эритроцитов пуповинной крови новорожденных основной группы были совершенно иными. Так, пассивной и умеренной редукционной способности эритроцитов среди новорожденных этой группы, то есть асфиксии средней и тяжелой степени, не было. Результаты показали все 16,2 % детей этой группы, родившихся в состоянии асфиксии, имели относительно высокую редукционную способность эритроцитов, что свидетельствовало о легкой степени асфиксии и благоприятном прогнозе клинического схода для них.

Анализ структуры асфиксии в зависимости от её степени у новорожденных со сниженной редукционной способностью эритроцитов показал, что если в основной группе все новорожденные с асфиксией имели её легкую степень (100 %), то в контрольной группе подавляющее большинство детей родилось со средней и тяжелой степенью асфиксии (44,7 % и 41,1 % соответственно от общего числа детей рожденных в асфиксии, п = 38) (рис. 2).

44,7

I Легкая степень I Средней тяжести I Тяжелая степень

Рисунок 2. Структура асфиксии в зависимости от её степени среди новорожденных (по показателям редукционной способности эритроцитов) (%)

Известно, что в практическом акушерстве для первичной клинической оценки функционального состояния новорожденных применяется шкала Апгар по основным показателям жизнедеятельности ребенка. При этом на правильную интерпретацию состояния новорожденного влияют многие субъективные факторы. Нами проведена сравнительная оценка частоты асфиксии и её степени у новорожденных контрольной и основной групп, диагностированной на основании клинических (шкала Апгар) и лабораторных данных (редукционная способность эритроцитов). Мы выявили, что в контрольной группе число детей с диагнозом «асфиксия», поставленного на основании баллов шкалы Апгар, превышает таковое, поставленное на основании оценки редукционной способности пуповинной крови этих новорожденных (рис. 2). Так, число новорожденных с легкой степенью

асфиксии было больше на 3,4 %, со средней её степенью — больше на 20 % и тяжелой — на 6,6 %.

Среди новорожденных основной группы получены несколько иные результаты (рис. 3).

Легкой Средней Тяжелой

степени степени степени

■ По шкале Апгар

■ По редукционной способности эритроцитов

Рисунок 3. Сравнительная оценка частоты асфиксии и её степени у новорожденных основной группы, диагностированной на основании

клинических (шкала Апгар) и лабораторных данных (редукционная

способность эритроцитов) (%)

В отличие от контрольной группы, среди новорожденных данной группы число детей с легкой степенью асфиксии, поставленной на основании баллов шкалы Апгар, было, наоборот, меньше на 8,7 %, чем на основании лабораторного исследования редукционной способности эритроцитов. Кроме того, если анализ сорбционной способности мембран эритроцитов свидетельствовал об отсутствии асфиксии средней степени, то по данным клинической оценки число таких детей составило 3,5 %.

Обсуждение

Таким образом, исследование показало, что у подавляющего большинства новорожденных контрольной группы, извлеченных оперативным путем с применением традиционной общепринятой методики выполнения операции кесарева сечения, функциональные особенности эритроцитов значительно изменяются. Вследствие перенесенной новорожденными гипоксии эритроциты

активно вовлекаются в патологический процесс, происходит повреждение их мембран, повышается их проницаемость. Установлено, что среди детей данной группы преобладает гипоксия средней и тяжелой степени и прогноз клинического исхода для новорожденных контрольной группы является сомнительным или неблагоприятным. При изучении показателей редукционной способности эритроцитов в пуповинной крови новорожденных основной группы, извлеченных путем операции кесарева сечения у родильниц с развившейся в родах цефало-пельвической дистоцией, выполненной по инновационной методике, число детей с асфиксией было меньше на 47,1 %. При этом все они имели легкую степень асфиксии, и, соответственно, прогноз клинического исхода для них был благоприятным.

Анализ полученных данных оценки результатов хроноцитохимической реакции эритроцитов показал, что среди новорожденных, извлеченных путем операции кесарева сечения, выполненной по общепринятой методике, редукционная способность эритроцитов была низкой у 63,4 %, что расценено как состояние асфиксии более чем у половины обследованных детей.

По нашим данным пассивная и умеренная редукционная способность эритроцитов среди новорожденных, указывающая на тяжелую асфиксию и асфиксию средней тяжести, была выявлена у 55 % детей, а легкая степень асфиксии выявлена у 8,3 % из них. Анализ структуры асфиксии в зависимости от её степени у новорожденных со сниженной редукционной способностью эритроцитов показал, что подавляющее большинство детей родилось со средней и тяжелой степенью асфиксии (28,3 % и 26,7 %) соответственно от общего числа детей, рожденных в асфиксии.

Известно, что в практическом акушерстве для первичной клинической оценки функционального состояния новорожденных применяется шкала Апгар по основным показателям жизнедеятельности ребенка. При этом на правильную интерпретацию состояния новорожденного влияют многие субъективные факторы.

Исследование показало, что число детей с диагнозом «асфиксия», поставленного на основании баллов шкалы Апгар, превышает таковое, поставленное на основании оценки редукционной способности пуповинной крови этих новорожденных. Так, число новорожденных с легкой степенью асфиксии было больше на 3,4 %, со средней её степенью — на 20 % и тяжелой -на 6,6 %.

Выводы

Таким образом, у подавляющего большинства новорожденных, извлеченных оперативным путем с применением традиционной общепринятой методики выполнения операции кесарева сечения, функциональные особенности эритроцитов значительно изменяются. Установлено, что среди детей данной группы преобладает гипоксия средней и тяжелой степени и прогноз клинического исхода для этих новорожденных является сомнительным или неблагоприятным. Сравнительный анализ частоты и степени асфиксии у новорожденных показал, что метод оценки редукционной способности эритроцитов по показателям функционального состояния эритроцитов наиболее информативно определяет степень, течение и исход гипоксии новорожденного.

Список литературы:

1. Абрамченко В.В. Клиническая перинаталогия [Текст] / В.В. Абрамченко, Н.П. Шабалов. — М.: Медицина, 2003. — 424 с.

2. Алачева Л.В. Оценка функционального состояния эритроцитов и интегральных коэффициентов периферической крови у детей с патологией органов дыхания [Текст] / Л.В. Алачева, С.Л. Сашенков, Д.К. Волосников // Медицинская наука и образование Урала. — 2009. -Т. 10, № 3. — С. 80-81.

3. Ананьев В.А. Новорожденные при кесаревом сечении [Текст] / В.А. Ананьев, Н.М. Побединский // Материалы VI Российского форума «Мать и дитя». — М.: МЕДИЭкспо, 2004. — С. 547-548.

4. Барашнев Ю.И. Перинатальная неврология [Текст] / Ю.И. Барашнев// М.: Триада — Х, 2001. — С. 567-573.

5. Болотокова Р.А. Перинатальные поражения центральной нервной системы у недоношенных новорожденных при осложненном течении родов в зависимости от способа родоразрешения [Текст]: автореф. дис. … канд. мед. наук: 14.00.09. / Р.А. Болотокова. — М., 2005. — 25 с.

6. Евсюкова И.И. Проницаемость эритроцитарных мембран и сорбционная способность эритроцитов у новорожденных, перенесших гипоксию [Текст] / И.И. Евсюкова, Б.Д. Байбородов, Д.С. Додхоев // Педиатрия. — 2000. -№ 1. — С. 101-102.

7. Ковалев В.В. Перинатальные аспекты функционально узкого таза [Текст]: автореф. дис. … д.-ра. мед. наук: 14.00.01 / В.В. Ковалев. — Екатеринбург, 2003. — 43 с.

8. Тогайбаев А.А. Способ определения эндогенной интоксикации [Текст] / А.А. Тогайбаев, А.В. Кургузкин, И.В. Рикун и др. // Лабораторное дело. -1988. — № 9. — С. 22-24.

References:

1. Abramchenko V.V. Clinical perinatal. Moscow, Meditsina Publ., 2003. 424 p. (In Russian).

2. Alacheva L.V. Evaluation of the functional state of erythrocytes and integral factors of peripheral blood in children with pathology of respiratory. Meditsinskaia nauka i obrazovanie Urala. [Medical science and education of Ural], 2009, vol. 10, no. 3, pp. 80-81 (In Russian).

3. Anan’ev V.A. Newborns at caesarean section. Materialy VI Rossiiskogo foruma «Mat’ i ditia». [Materials of VII Russian forum «Mother and Child»], Moscow, MEDIEkspo Publ., 2004. pp. 547-548 (In Russian).

4. Barashnev Iu.I. Perinatal neurology. Moscow, Triada Publ., Х, 2001, pp. 567573 (In Russian).

5. Bolotokova R.A. Perinatal lesions of the central nervous system in preterm infants in complicated births, depending on the mode of delivery. Cand. med. sci. diss., 14.00.09. Moscow, 2005. 25 p. (In Russian).

6. Evsiukova I.I. The permeability of erythrocyte membranes and sorption capacity of red blood cells in newborns undergoing hypoxia. Pediatriia. [Pediatrics], 2000, no. 1, pp. 101-102 (In Russian).

7. Kovalev V.V. Perinatal aspects of functionally narrow pelvis. Dr. med. sci. diss., 14.00.01. Ekaterinburg, 2003. 43 p. (In Russian).

8. Togaibaev A.A. A method for determining endogenous intoxication. Laboratornoe delo. [Laboratory case], 1988, no. 9, pp. 22-24 (In Russian).

Дифференциальная диагностика врожденной пневмонии у новорожденных с низкой и экстремально низкой массой тела (морфологическое исследование) | Перепелица

1. Vogel E.R., Britt R.D., Trinidad M.C., Faksh A., Martin R.J., MacFarlane P. M., Pabelick C.M., Prakash Y.S. Perinatal oxygen in the developing lung. Can. J. Physiol. Pharmacol. 2015; 93 (2): 119–127. DOI: 10.1139/cjpp-2014-0387. PMID: 25594569

2. Liu L., Johnson H.L., Cousens S., Perin J., Scott S., Lawn J.E., Rudan I., Campbell H., Cibulskis R., Li M., Mathers C., Black R.E.; Child Health Epidemiology Reference Group of WHO and UNICEF. Global, regional, and national causes of child mortality: an updated systematic analysis for 2010 with time trends since 2000. Lancet. 2012; 379 (9832): 2151– 2161. DOI: 10.1016/S0140-6736(12)60560-1. PMID: 22579125

3. World Health Statistics: 2010. Geneva: World Health Organization; 2010: 177.

4. Liu L., Oza S., Hogan D., Chu Y., Perin J., Zhu J., Lawn J.E., Cousens S., Mathers C., Black R.E. Global, regional, and national causes of under-5 mortality in 2000-15: an updated systematic analysis with implications for the Sustainable Development Goals. Lancet. 2016; 388 (10063): 3027-3035. DOI: 10.1016/S0140-6736(16)31593-8. PMID: 27839855

5. Lawn J.E., Blencowe H., Oza S., You D., Lee A.C., Waiswa P., Lalli M., Bhutta Z., Barros A.J., Christian P., Mathers C., Cousens S.N.; Lancet Every Newborn Study Group. Every Newborn: progress, priorities, and potential beyond survival. Lancet. 2014; 384 (9938): 189-205. DOI: 10.1016/S0140-6736(14)60496-7. PMID: 24853593

6. Zaidi A.K., Ganatra H.A., Syed S., Cousens S., Lee A.C., Black R., Bhutta Z.A., Lawn J.E. Effect of case management on neonatal mortality due to sepsis and pneumonia. BMC Public Health. 2011; 11 (Suppl 3): S13. DOI: 10.1186/1471-2458-11-S3-S13. PMID: 21501430

7. Kyozuka H., Yasuda S., Hiraiwa T., Ishibashi M., Kato K., Fujimori K. Histological chorioamnionitis as a risk factor for preterm birth without disturbing fetal heart rate: a case-control study. Tohoku J. Exp. Med. 2017; 243 (4): 289-295. DOI: 10.1620/tjem.243.289. PMID: 29249732

8. Britt R.D.Jr., Faksh A., Vogel E., Martin R.J., Pabelick C.M., Prakash Y.S. Perinatal factors in neonatal and pediatric lung diseases. Expert. Rev. Respir. Med. 2013; 7 (5): 515-531. DOI: 10.1586/17476348.2013.838020. PMID: 24090092

9. Ericson J.E., Laughon M.M. Chorioamnionitis: implications for the neonate. Clin. Perinatol. 2015; 42 (1): 155-165. DOI: 10.1016/j.clp.2014.10.011. PMID: 25678002

10. Jobe A.H., Kallapur S.G. Long term consequences of oxygen therapy in the neonatal period. Semin. Fetal. Neonatal. Med. 2010; 15 (4): 230-235. DOI: 10.1016/j.siny.2010.03.007. PMID: 20452844

11. Gebb S.A., Jones P.L. Hypoxia and lung branching morphogenesis. Adv. Exp. Med. Biol. 2003; 543: 117-125. DOI: 10.1007/978-1-4419-8997-0_8. PMID: 14713117

12. Глуховец Б.И., Глуховец Н.Г. Восходящее инфицирование фетоплацентарной системы. М.: МЕДпресс-информ; 2006: 240. ISBN 598322-141-8

13. van Tuyl M., Liu J., Wang J., Kuliszewski M., Tibboel D., Post M. Role of oxygen and vascular development in epithelial branching morphogenesis of the developing mouse lung. Am. J. Physiol. Lung Cell Mol. Physiol. 2005; 288 (1): L167-L178. DOI: 10.1152/ajplung.00185.2004. PMID: 15377493

14. Hartman W.R., Smelter D.F., Sathish V., Karass M., Kim S., Aravamudan B., Thompson M.A., Amrani Y., Pandya H.C., Martin R.J., Prakash Y.S., Pabelick C.M. Oxygen dose responsiveness of human fetal airway smooth muscle cells. Am. J. Physiol. Lung Cell Mol. Physiol. 2012; 303 (8): L711L719. DOI: 10.1152/ajplung.00037.2012. PMID: 22923637

15. Keglowich L., Baraket M., Tamm M., Borger P. Hypoxia exerts dualistic effects on inflammatory and proliferative responses of healthy and asthmatic primary human bronchial smooth muscle cells. PLoS One. 2014; 9 (2): e89875. DOI: 10.1371/journal.pone.0089875. PMID: 24587090

16. Baek K.J., Cho J.Y., Rosenthal P., Alexander L.E., Nizet V., Broide D.H. Hypoxia potentiates allergen induction of HIF-1 , chemokines, airway inflammation, TGF1, and airway remodeling in a mouse model. Clin. Immunol. 2013; 147 (1): 27-37. DOI: 10.1016/j.clim.2013.02.004. PMID: 23499929

17. Tan C.D., Smolenski R.T., Harhun M.I., Patel H.K., Ahmed S.G., Wanisch K., Yáñez-Muñoz R.J., Baines D.L. AMP-activated protein kinase (AMPK)-dependent and -independent pathways regulate hypoxic inhibition of transepithelial Na+ transport across human airway epithelial cells. Br. J. Pharmacol. 2012; 167 (2): 368-382. DOI: 10.1111/j.14765381.2012.01993.x. PMID: 22509822

18. Wójkowska-Mach J., Borszewska-Kornacka M., Domanska J., Gadzinowski J., Gulczyn´ska E., Helwich E., Kordek A., Pawlik D., Szczapa J., Klamka J., Heczko P.B. Early-onset infections of very-low-birthweight infants in Polish neonatal intensive care units. Pediatr. Infect. Dis. J. 2012; 31 (7): 691695. DOI: 10.1097/INF.0b013e3182567b74. PMID: 22466319

19. Machado J.R., Soave D.F., da Silva M., de Menezes L.B., Etchebehere R., Monteiro M., dos Reis M., Corrêa R., Celes M.. Neonatal sepsis and inflammatory mediators. Mediators Inflamm. 2014; 2014: 269681. DOI: 10.1155/2014/269681. PMID: 25614712

20. Перепелица С.А., Голубев А.М., Мороз В.В., Алексеева С.В., Мельниченко В.А. Воспалительные изменения в плаценте и бактериальная инфекция у новорождённых с дыхательной недостаточностью. Общая реаниматология. 2012; 8 (3): 18-24. DOI: 10.15360/1813-97792012-3-18

21. Милая О.В., Ионов О.В., Дегтярева А.В., Левадная А.В., Дегтярев Д.Н. Клинико-лабораторные проявления врожденных инфекционно– воспалительных заболеваний у детей с экстремально низкой и очень низкой массой тела при рождении. Акуш. и гинекол. 2014; 10: 66-71.

22. Shah B.A., Padbury J.F. Neonatal sepsis: an old problem with new insights. Virulence. 2014; 5 (1): 170-178. DOI: 10.4161/viru.26906. PMID: 24185532

23. Morton S.U., Brodsky D. Fetal physiology and the transition to extrauterine life. Clin. Perinatol. 2016; 43 (3): 395-407. DOI: 10.1016/j.clp.2016.04.001. PMID: 27524443

24. Sharma D., Sharma P., Shastri S. Golden 60 minutes of newborn’s life. Part 2: term neonate. J. Matern. Fetal. Neonatal. Med. 2017; 30 (22): 27282733. DOI: 10.1080/14767058.2016.1261399. PMID: 27844484

ФАКТОРЫ РИСКА РАЗВИТИЯ РЕТИНОПАТИИ НЕДОНОШЕННЫХ У ДЕТЕЙ, РОЖДЕННЫХ ОТ МНОГОПЛОДНОЙ БЕРЕМЕННОСТИ | Панова

1. Висаитова М.Б. Течение беременности и родов, перинатальные исходы при двойне: Автореф. дис. … канд. мед. наук. – М., 2003. – 24 с.

2. Горбунова О.Е., Панова Т.Н., Чернышева Е.Н. Обмен билирубина, липидный спектр крови и антиоксидантный статус у мужчин с ишемической болезнью сердца // Кубанский научный медицинский вестник – 2014. – № 6 (148). – С. 15-19.

3. Избранные лекции по детской офтальмологии / Под ред. В.В. Нероева. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. – 184 с.

4. Катаргина Л.А. Профилактика, ранее выявление и лечение ретинопатии недоношенных // Национальное руководство «Неонатология» / Под ред. Н.Н. Володина. – М.: ГЕОТАР-Медиа, 2007. – С. 731-738.

5. Нероев В.В., Коголева Л.В., Катаргина Л.А. Особенности течения и результаты лечения активной ретинопатии недоношенных у детей с экстремально низкой массой тела при рождении // Российский офтальмологический журнал – 2011. – Т. 4, № 4. – С. 50-53.

6. Рищук С.В., Мирский В.Е. Состояние здоровья детей и особенности течения беременности после применения вспомогательных репродуктивных технологий // TERRA MEDICA NOVA. – 2010. – № 1. – С. 34-37.

7. Сайдашева Э.И., Фомина Н.В. Ретинопатия недоношенных у детей с экстремально низкой массой тела в Санкт-Петербурге // «Ретинопатия недоношенных – 2011»: Науч.-практич. конф.: Сб. науч. трудов. – М., 2011. – С. 12-14.

8. Сайдашева Э.И. Ретинопатия недоношенных детей: Учеб.-метод. пособие. – СПб., 2012. – 35 с.

9. Ситаева Н.В. Развитие, заболеваемость и качество жизни детей, рожденных от многоплодной беременности: Автореф. дис. … канд. мед. наук. – Воронеж, 2010. – 24 с.

10. Сичинава Л.Г. Современные подходы к тактике ведения беременности // Акушерство, гинекология и репродуктология. – 2014. – № 2. – С. 131-138.

11. Соломонов А.В., Румянцев Е.В., Антина Е.В. Исследование антирадикальной активности билирубина в модельных системах // VIII Международная конференция «Биоантиоксидант»: Тез. докл. – М.: РУДН, 2010. – С. 442-444.

12. Терещенко А.В., Белый Ю.А., Трифаненкова И.Г., Терещенкова М.С. Ранняя диагностика, мониторинг и лечение ретинопатии недоношенных. – М.: Апрель, 2011. – 67 с.

13. Терещенко А.В., Стасова Ю.В., Нечаев В.Н. Динамика заболеваемости ретинопатией недоношенных детей, анализ факторов риска, профилактика и лечение // XV Всероссийский научный форум «Мать и дитя»: Материалы. – М., 2014. – С. 387.

14. Шабалов Н.П. Неонатология: В 2 т. – М.: МЕД-пресс-информ, 2009. – Т. I. – 381 с.

15. Щербинина М.Б. Низкий уровень билирубина крови: возможное диагностическое и прогностическое значение // Клиническая медицина. – 2007. – № 10. – С. 10-14.

16. Dos Santos Motta M.M., J.B. Fortes Filho, J. Coblentz et al. Multiple pregnancies and its relationship with the development of retinopathy of prematurity (ROP) // Clin. Ophthalmol. – 2011. – Vol. 5. – Р. 1783-1787.

17. Ells A., Guernsey D.L., Wallace K. et al. Severe retinopathy of prematurity associated with FZD4 mutations // Ophthalmic Genet. – 2010. – Vol. 31, № 1. – P. 37-43.

18. Fortes Filho J.B., Eckert G.U., Tartarella M.B. et al. Prevention of retinopathy of prematurity // Arq. Bras. Oftalmol. – 2011. – Vol. 74, № 3. – P. 217-221.

19. Hiraoka M., Takahashi H., Orimo H. et al. Genetic screening of Wnt signaling factors in advanced retinopathy of prematurity // Mol. Vis. – 2010. – Vol. 16. – Р. 2572-2577.

20. Mohamed S., Schaa K., Cooper M.E. et al. Genetic contributions to the development of retinopathy of prematurity // Pediatr. Res. – 2009. – Vol. 65, № 2. – Р. 193-197.

21. Riazi-Esfahani M., Alizadeh Y., Karkhaneh R. et al. Retinopathy of рrematurity: Single versus MultipleBirth Pregnancie // J. Ophthalmic Vis. Res. – 2008. – Vol. 3, № 1. – Р. 47.

22. Talks S.J., Ebenezer N., Hykin P. et al. De novo mutation in the 5’-regulatory region of the Norrie disease gene in retinopathy of prematurity // J. Med. Genetics. – 2001. – Vol. 38. – Р. 38-46.

23. Quinn G.E., Gilbert C., Darlow B.A. et al. Retinopathy of prematurity: an epidemic in the making // Chin. Med. J. – 2010. – Vol. 123, № 20. – P. 2929-2937.

Асфиксия новорожденного — mama.ru

Чрезвычайно опасное состояние новорожденного: отсутствие самостоятельного дыхания при наличии всех остальных признаков жизни. Асфиксия может быть вызвана сдавливанием груди, живота и дыхательных путей, попаданием в них слизи, околоплодных вод или крови. Такое состояние приводит к кислородному голоданию и избыточной концентрации углекислого газа в организме ребенка, что чревато нарушениями в центральной нервной системе (ЦНС), системах дыхания и кровообращения. Различные формы асфиксии встречаются у 70% новорожденных, причем если легкая форма не причиняет большого вреда, то тяжелая форма может представлять угрозу для их жизни.

Часто ли возникает асфиксия у недоношенных детей?

Принято различать врожденную асфиксию, которая развивается внутриутробно, и приобретенную, возникшую уже после рождения малыша. У недоношенных детей чаще наблюдается приобретенная асфиксия, поскольку их дыхательная система слабее, чем у детей, родившихся в срок.

Каковы симптомы асфиксии новорожденного?

Различают три степени тяжести асфиксии.

При удушье легкой и средней тяжести(5-6 баллов по шкале Апгар), кожа и слизистые оболочки младенца имеют синюшный оттенок, дыхание поверхностное и неритмичное, сердцебиение реже и слабее обычного. Тонус мышц при этом сохраняется, хотя может быть несколько понижен.

Тяжелую форму специалисты называют «белой асфиксией» из-за того, что кожа ребенка становится значительно бледнее обычного. Слизистые оболочки также синюшны, дыхание еще более редкое и поверхностное (в некоторых случаях может отсутствовать вовсе). Пульс прощупывается очень слабо, тонус мышц значительно снижен. Тяжелая степень асфиксии соответствует 1–4 баллам по шкале Апгар.

Как предупредить возникновение асфиксии?

Риск асфиксии можно снизить, если будущая мама будет вовремя проходить все обследования и подойдет к родам без патологии. Во время родов важно не допускать длительной гипоксии плода (внутриутробной нехватки кислорода), особенно во втором периоде. Сразу после рождения ребенка и при наличии у него признаков асфиксии, необходимо быстро отсосать из верхних дыхательных путей малыша слизь, которая создает механическое препятствие для нормального дыхания.
Что предпринимают при обнаружении асфиксии в роддоме?
Ребенок, родившийся в состоянии асфиксии, нуждается в реанимационной помощи, и чем раньше она будет оказана, тем выше будет ее эффективность. При реанимации новорожденного добиваются проходимости его дыхательных путей, поддерживают нормальную температуру тела путем согревания и стимулируют дыхание. Если через 20 секунд после рождения ребенка его дыхание нерегулярно или вовсе отсутствует, а сердечный ритм ниже обычного, ему делают кислородную масочную вентиляцию легких. В случае неэффективности масочной вентиляции в течение одной минуты, или же, если ребенок вдохнул околоплодные воды, в трахею вводят эндотрахеальную трубку с последующей искусственной вентиляцией легких. Если сердечный ритм новорожденного не превышает 80 ударов в минуту, параллельно с вентиляцией делают непрямой массаж сердца; в особых случаях внутривенно вводится раствор адреналина, преднизолона или гидрокортизона.

Каковы последствия асфиксии новорожденного?

Перенесенная асфиксия может отразиться на состоянии нервной системы малыша: он может быть беспокойным, или, наоборот, вялым, возможны срыгивания, тремор (дрожание), общее отставание в развитии. Перенесшему асфиксию ребенку рекомендуется наблюдение невролога, специальный массаж и гимнастика.

Поделиться

Твитнуть

Класс

Поделиться

Журнал: «Медицина целевые проекты» статья: За каждым успехом – сильный характер

Курская область сейчас занимает второе место в Центральном федеральном округе по показателю младенческой смертности.А ведь по абсолютным показателям еще 30 лет назад то же количество потерь относилось не на целую область, а на одну акушерскую больницу. Успехи региона отметила и министр здравоохранения Вероника Скворцова, во время своего визита назвав Курский областной перинатальный центр одним из лучших в России. О результатах работы центра и о том, как удалось их достичь

 

Главный врач ОБУЗ «Областной перинатальный центр», заслуженный врач РФ, врач высшей категории Валентина Крестинина

 

 

Конечно, в каждом успехе есть составляющие. Одна из них, безусловно, системная. В последнее время в сфере детского и материнского здоровья произошли значимые изменения. Сегодня вся система работает в рамках перинатальной реформы. Приоритеты службы родовспоможения и детства все больше смещаются в сторону перинатологии, то есть в сторону новорожденного. Именно здоровье ребенка во многом сегодня определяет медицинскую тактику – в единой точке сходятся интересы акушеров-гинекологов и неонатологов.

 

Цифры говорят сами за себя. Показатель младенческой смертности снизился по РФ за последние годы на 14%. За всю историю страны также зарегистрировано минимальное значение показателя материнской смертности – 11,3 промилле. Это стало возможным благодаря внедрению трехуровневой системы оказания медицинской помощи. В Курской области за последние 4 года внедрение клинических протоколов и новых технологий диагностики и лечения в ОПЦ привело к снижению перинатальной смертности на 18% (6,9 промилле за 10 месяцев 2015 года), а младенческой смертности на 26% (4,9 промилле за 10 месяцев 2015 года). При этом уровень младенческой смертности в Курской области за 10 месяцев 2015 года – 4,9 промилле – достиг уровня ниже показателей ЦФО – 6,1 промилле и РФ – 6,6 промилле.

Количество родов по Курской области на протяжении нескольких лет достаточно устойчиво держится на уровне порядка 12 700 родов в год. Областная система здравоохранения вполне с этим справляется. Однако истинные результаты работы на разных уровнях становятся видны, только если «смотреть в корень». Происходит уменьшение абсолютного числа родов и их доли на I уровне – с 10,27% в 2012 году до 6,7% в 2014 году. Доля нормальных, физиологических, родов на первом уровне приблизилась к 94%. В первую очередь, это свидетельствует о правильном распределении беременных по группам риска вероятности осложнений и отличной работе системы маршрутизации беременных.

Пациентки группы высокого риска концентрируются в стационаре третьего уровня. На сегодняшний день в перинатальном центре проводятся 63% всех преждевременных родов в области, при том что рекомендованный показатель составляет 55%. Только в 2014 году из ОПЦ пролечено и выписано 29 новорожденных с экстремально низкой массой тела при рождении и 52 – с очень низкой (1000–1500 г) массой.

Снижение перинатальной смертности в основном обеспечивается неонатальными показателями, в то время как значимо не снижается антенатальная смертность (то есть мертворождаемость). Однако будущие победы в акушерстве и неонатологии связаны не только с совершенствованием трехуровневой системы, но и с адаптацией к особенностям региона.

 

Речь идет об обеспечении внутриутробного трансфера, создании единой медицинской системы мониторинга беременных на нашей территории и обучении врачей ее корректному использованию. Это в том числе и развитие симуляционных образовательных центров.

Отдельный вопрос – внедрение современных методик. Стационары третьего уровня по определению концентрируют в себе высокие технологии. Здесь они внедряются практически одновременно с федеральными клиниками. Из последних новшеств стоит упомянуть, например, интранатальнуюкардиотокографию с прямой электрокардиографией плода в родах или методику управляемой гипотермии для выхаживания новорожденных с тяжелыми гипоксическими поражениями головного мозга. И это только некоторые.

Активное внимание уделяется и обезболиванию при оперативном родоразрешении. Практически 1,5 тысячи кесаревых сечений проведены под тем или иным видом регионарной анестезии. При этом на протяжении последних трех лет процент спинномозговых анестезий составляет более 90%. Современные подходы позволяют исключить осложнения в 99% случаев.

Другим приоритетом центра является использование кровесберегающих технологий. Интраоперационнаяреинфузия – уже практически протокольное мероприятие при абдоминальном родоразрешении в группе высокого риска и в экстренных ситуациях. В ряде ситуаций применение этой методики позволило сохранить жизнь пациентке благодаря собственной крови, без массивных трансфузий «чужих» донорских эритроцитов, при том что кровопотеря составляла около 4 литров.

Известно, что нет акушерства без гинекологии. Сегодня на фоне акушерского «бума» необходимы коррекция состояния органов репродуктивной системы для подготовки к беременности (в том числе и к применению вспомогательных репродуктивных технологий, таких как ЭКО), диагностика и лечение бесплодия, органосохраняющие операции и т.д. 26% гинекологических операций в области выполняются здесь, в перинатальном центре, а при диагнозе «внематочная беременность» – 58%.

 

 

Профессиональная составляющая

 

Конечно, есть и проблемы, общие для всего российского здравоохранения. В первую очередьэто нехватка специалистов и недостаточный уровень подготовки выпускников. На базе Курского перинатального центра создан собственный симуляционный центр. Количество обученных специалистов постепенно растет – 82 медработника в 2014 году против 28 в 2013 году. Кроме симуляционного центра, в ОПЦ появилась отдельная обучающая группа из опытных врачей, которые готовят лекции и практические занятия по актуальным вопросам и организационным аспектам работы. Тренинги включают запись действий медперсонала во время операций на видео с фиксацией времени и с последующим «разбором полетов».

Обучают не только собственных специалистов. На занятия приезжают и врачи из районных больниц. С районами активно ведется кураторская работа. И это касается не только акушерства и гинекологии, но и неонаталогии и анестезиологии. Созданы паспорта районов, отражающие кадровый состав, оснащенность оборудованием, готовность учреждения к оказанию экстренной помощи. В рамках этой работы сотрудники областного центра посещают ЦРБ, проводят клинические разборы тяжелых случаев или дефектов оказания медицинской помощи, то есть учреждением третьего уровня проводится так называемый перинатальный аудит.

 

 

Социальный аспект

 

Новые знания получают не только врачи, но и пациенты. Здесь есть «Школа мам» – подготовка к беременности и родам и психологические консультации по разрешению трудных жизненных ситуаций. Работают специалисты этой службы и с женщинами, выразившими желание отказаться от детей. К сожалению, таких случаев становится с каждым годом все больше. Но и на этом фронте есть свои успехи – в прошлом году из 24 случаев 18 женщин удалось убедить изменить свое решение.

 

 

Системный подход

 

Работать здесь и сложно, и интересно. Столь интенсивной работы нет ни в одном родовспомогательном учреждении области. Ежедневно проходят 15–20 патологических родов, а каждые третьи заканчиваются кесаревым сечением. Параллельно с этим в отделении реанимации постоянно получают лечение от 12 до 20 новорожденных. Акушерские и неонатальные бригады должны быть постоянно готовы к разворачиванию не только на территории центра, но и на выезде или в любом другом медицинском учреждении.

Можно представить себе напряжение, в котором постоянно пребывают сотрудники. Но тем не менее коллектив здесь подобрался очень слаженный и опытный. Ну а руководство вместе с профсоюзом делают всё, чтобы работалось легче и лучше – от достойной заработной платы и комфортных условий труда до возможности ежедневно применять самые последние технологии, учиться, совершенствоваться в профессии и постоянно двигаться вперед.

Строгий анализ, системный подход, постоянная работа над улучшением результатов, опыт и согласованность действий, конкретные решения – очевидно, это и есть те составляющие, которые позволили Курскому областному перинатальному центру вывести регион в число лидеров по показателям в области жизни и здоровья новорожденных.

Итак, за длинными рядами цифр и показателей – дни и ночи труда, за каждым случаем – подробный анализ действий, за каждым успехом – системная работа. И конечно, сильный характер, необходимый, чтобы выиграть эту борьбу – борьбу за новые жизни.

 

 

УПРАВЛЯЕМАЯ ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ГИПОТЕРМИЯ В ПРАКТИКЕ ОТДЕЛНИЯ РЕАНИМАЦИИ ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ НОВОРОЖДЁННЫХ

Сергеева В.А., Крестинина В.И., Петренкова Н.С., Пахомов Д.А.

 

Острая перинатальная гипоксически-ишемическая энцефалопатия (ГИЭ) является важной причиной летальности и неблагоприятного неврологического исхода у новорождённых детей. Чаще всего она развивается как следствие перенесенной острой асфиксии в родах и возникает с частотой от одного до шести на 1000 новорождённых. Формирующийся в течение нескольких минут дефицит энергетических субстратов и деполяризация мембраны нейронов запускает такие механизмы ишемического повреждения мозга, как  апоптоз, накопление возбуждающих аминокислот, митохондриальную недостаточность, цитотоксический отёк, высвобождение лизосомальных ферментов и приводит к гибели нейронов [1].

К сожалению, нейропротективный эффект большинства используемых с этой целью препаратов не доказан, в то время как проведение терапевтической гипотермии позволяет улучшить неврологические исходы у пациентов, перенесших асфиксию средней и лёгкой степени тяжести [2]. Снижение температуры головного мозга на 2-4оС в течение первых 6 часов после рождения позволяет замедлить или прекратить процессы апоптоза, образования NO, глутамата, свободных радикалов, возбуждающих аминокислот, а также снизить потребление головным мозгом кислорода и индуцировать замедляющие нейрональную гибель гены [3].

 

С 2014 года в ОРИТН ОПЦ г. Курска системная терапевтическая гипотермия является стандартом лечения новорождённых с острой асфиксией в родах. Показанием к её проведению является ГИЭ средней и тяжёлой степени и/или судорожный синдром у новорождённых со сроком гестации более 36 недель в возрасте первых 6 часов жизни при отсутствии метаболических нарушений. У ребёнка должны наблюдаться, по крайней мере, два признака критерия А (Апгар < 5 баллов на 10 минуте; необходимость в проведении вентиляции и реанимации более 10 минут после рождения; рН < 7 или BE > 16 ммоль/л в артериальной крови или крови из пупочного катетера в течение 1 часа после рождения) [4]. Непременным условием является возможность начать охлаждение в первые 6 часов после рождения ребёнка.

Процедура не проводится при наличии у новорождённого черепно-мозговой травмы или внутричерепного кровоизлияния, тяжёлой коагулопатии, лёгочной гипертензии (FiO2 > 80%) и шока. На сегодняшний день нет опубликованных данных об эффективности гипотермии при её начале после 6 часов жизни или у новорождённых менее 36 недель гестации, в связи с чем мы отказываемся от её проведения у таких пациентов.

Терапевтическая гипотермия является высокотехнологичным методом лечения, требующим чёткого соблюдения алгоритма и проведения скрупулёзного мониторинга жизненно важных функций организма с целью раннего выявления и коррекции нарушений сердечного ритма, артериальной гипотензии, гипокоагуляции, которые могут развиваться не только как побочные эффекты гипотермии, но и как симптомы возникшей на фоне асфиксии полиорганной недостаточности. Техническая оснащённость отделения позволяет реализовать данный подход и минимизировать возможные риски процедуры гипотермии. В своей работе с данной категорией пациентов мы руководствуемся следующими положениями.

 

Во-первых, следует отметить, что не все дети, требующие проведения гипотермии, рождаются в Областном перинатальном центре. Тем не менее, мы поставили перед собой задачу по возможности максимально сосредоточить пациентов, нуждающихся в её проведении, у нас в отделении и осуществляем их перевод из других лечебных учреждений в первые часы жизни. Персонал родовспомогательных учреждений области проинформирован и проинструктирован о необходимости срочного сообщения о случае асфиксии средней или тяжёлой степени, начале процедуры пассивного охлаждения и организации перевода пациента силами реанимационно-консультативного центра ОПЦ. Пассивное охлаждение достигается путём отключением системы обогрева, в редких случаях требуется использование пакетов со льдом или охлаждающих гелевых пакетов, которые не должны соприкасаться с ребенком. Необходим тщательный контроль температуры тела для достижения целевой ректальной температуры не более 36,5оС. Основная цель пассивной гипотермии – попасть в «терапевтическое окно» (в возрасте первые шесть часов жизни) при условии последующей транспортировки больного в наше отделение, где может быть продолжена управляемая аппаратная гипотермия. Процедура осуществляется с помощью аппарата «Аллон-2000» с достижением и поддержанием целевой ректальной температуры 33.5оС.

После поступления пациента в ОРИТН проводится УЗИ головного мозга с целью исключения внутричерепного кровоизлияния. Перед началом управляемой гипотермии ребёнку осуществляется амплитудно-интегрированная ЭЭГ в течение 20 минут для документирования судорожной активности. Мониторинг ЭЭГ продолжается в дальнейшем в течение всей процедуры гипотермии и последующего согревания ребёнка. На сегодняшний день длительность процедуры гипотермии чётко не определена и по данным литературы колеблется от 48 до 96 часов [5]. Контроль ЭЭГ позволяет решить вопрос о необходимости продления процедуры в случае возобновления судорожной активности на фоне согревания пациента. В нашем отделении продолжительность управляемой гипотермии составляет 72 часа. В течение процедуры управляемой гипотермии пациент находится под наблюдением невролога, который осуществляет интерпретацию данных ЭЭГ мониторинга и, при необходимости, назначает пациенту противосудорожную терапию.

 

В связи с необходимостью проведения аналго-седативной терапии, а также ввиду высокой частоты развития респираторного дистресс синдрома (как проявления присущей постасфиксическому синдрому полиорганной недостаточности) всем новорождённым во время процедуры терапевтической гипотермии проводится искусственная вентиляция лёгких в режиме Pressure SIMV. С целью уменьшения риска развития вентилятор-ассоциированного повреждения легких параметры вентиляции подбираются под контролем дыхательного мониторинга и газов крови, и при возникновении потребности в жестких параметрах вентиляции пациент переводится на высокочастотную осцилляторную вентиляцию лёгких.

Известно, что общее охлаждение организма может приводить к гемодинамическим расстройствам, таким как брадикардия, снижение сердечного выброса, уменьшение общего периферического сопротивления. В этой связи проведение гемодинамической поддержки должно быть ориентировано на данные гемодинамического мониторинга. С этой целью в нашем отделении используется неинвазивный метод оценки гемодинамики с помощью ультразвукового мониторинга сердечного выброса USCOM (Ultrasound Cardiac Output Monitor). Аппарат измеряет скорость аортального или лёгочного кровотока на основании метода доплерографии и определяет показатели, которые позволяют оценить величину преднагрузки (SVI, stroke volum eindex–индекс ударного объёма, FTc, flow time correct – корригированное время потока), постнагрузки (SVRI, systemic vascular rresistance index–индекс системного сосудистого сопротивления) и сократимости миокарда (CI, cardiac index–сердечный индекс, SMII, Smith Madigan Inotrop Index – инотропный индекс). Хотя нормальные значения этих показателей у новорождённых детей недостаточно изучены, их динамическая оценка на фоне проводимой терапии позволяет определить приоритетные направления терапии, а именно – назначение инфузионной терапии, инотропной или вазопрессорной поддержки.

Проведение аппаратной системной гипотермии позволяет не только поддерживать целевую температуру ядра тела, но и обеспечивает постепенное согревание пациента (на 0.5оС за 2 часа), что является непременным условием процедуры. Ухудшение со стороны клинических симптомов ГИЭ или появление судорог является показанием к повторному охлаждению. Случаев необходимости возобновления процедуры в момент согревания или после его окончания не наблюдалось.

 

Неотъемлемым компонентом терапевтической гипотермии является осуществляемый медицинской сестрой уход и наблюдение за пациентом. В связи с тем, что системная гипотермия подразумевает использование специального охлаждающего костюма, высок риск повреждения мягких тканей, поэтому в обязанности медицинской сестры входит мониторинг состояния кожных покровов и ведение специально разработанной карты наблюдения за пациентом, в которую помимо показателей витальных функций вносятся данные о проводимых манипуляциях, положении тела ребёнка и эффективности аналгоседативной терапии. Мы также придерживаемся мнения о том, что медицинская сестра играет связующую роль в реализации командного подхода к лечению пациента. Следует отметить и тот факт, что мы активно вовлекаем родителей в уход за пациентом и также считаем их членами единой команды, целью работы которой является не только проведение терапевтических мероприятий, но и повышение качества жизни пациента и его семьи.

На сегодняшний день процедура терапевтической гипотермии проведена в нашем отделении 22 новорождённым детям. У 1 ребёнка (4%) с интранатальной асфиксией тяжелой степени в возрасте 2 месяцев наступил летальный исход. Грубый неврологический дефицит сформировался у 6 детей (27%). У остальных детей отмечается нормальное неврологическое развитие или минимальная неврологическая дисфункция. Продолжается изучение их катамнеза и накопление новых данных с целью научной оценки эффективности метода терапевтической гипотермии у пациентов нашего отделения.

 

                       

1.Гипоксически-ишемическая энцефалопатия новорождённых / А.Б. Пальчик, Н.П. Шабалов. – 4-е изд., испр. и доп. – М.: МЕД-пресс-информ, 2013. – 288 с.

2.Therapeutic hypothermia in neonates. Review of current clinical data, ILCOR recommendations and suggestions for implementation in neonatal intensive care units. T. Hoehn, G. Hansmann, C. Buhrer at all. Resuscitation (2008) 78, 7-12.

3.Hypothermia: a neuroprotective therapy for neonatal hypoxic ischemic encephalopathy. K. Marks, E. Shany, I. Shelefet all. IMAJ. 2-10; 12: 494-500.

4.Hypothermia for newborns with hypoxic ischemic encephalopathy. A. Pelliowski-Davidovich. Pediatric Child Health, 2012; 17(1): 41-3.

5.Hypothermia after perinatal asphyxia: selection for treatment and cooling protocol. M. Thoresen. J. Pediatrics 2011; 158: e45-9.

 

 

305005, г. Курск, пр. ВячеславаКлыкова, д.100

Тел.: (4712) 32-50-33

E-mail: [email protected]

www.opc.kursk.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Адвокатов по рождению асфиксии в Индиане | Бесплатные консультации

Мозгу ребенка необходимо постоянное снабжение кислородом и кровью. Узнайте о признаках нарушения кровоснабжения и о том, как врач должен реагировать.

Асфиксия — это медицинский термин, означающий, что мозг не получает достаточно богатой кислородом крови, в которой он нуждается. Когда асфиксия случается с ребенком во время беременности, родов, родов или вскоре после рождения, это называется асфиксией при рождении.

Асфиксия при рождении опасна. В зависимости от степени кислородного голодания и того, как долго оно длится, асфиксия при рождении может вызвать серьезное повреждение органов, повреждение головного мозга, необратимую инвалидность или даже смерть.

Если вы беременная мать, важно, чтобы ваша медицинская бригада полностью понимала асфиксию при рождении: симптомы, методы лечения, осложнения и передовые методы профилактики.

К сожалению, многие случаи асфиксии при рождении вызваны халатностью врача, либо из-за того, что врач или медсестра совершают критическую ошибку во время беременности или родов, либо из-за отсутствия надлежащего наблюдения или незнания симптомов и методов лечения.

Симптомы асфиксии при рождении

Врачи должны постоянно контролировать жизненно важные показатели вашего ребенка — даже после родов — на предмет признаков асфиксии.Любые признаки того, что мозг вашего ребенка не получает достаточного кровоснабжения, следует рассматривать как неотложную медицинскую помощь, и врачи должны реагировать соответствующим образом.

Симптомы асфиксии при рождении включают:

  • Голубоватый, серый или бледный цвет кожи
  • Слабое дыхание / респираторный дистресс (или затрудненное дыхание)
  • Медленное сердцебиение или слабый пульс
  • Слабые рефлексы
  • Слабые мышцы тон
  • Ацидоз (опасно высокий уровень кислоты в крови)
  • Меконий (т.е.е. фекалий или «пятно стула») в околоплодных водах
  • Судороги

Лечение асфиксии при рождении

Соответствующее лечение зависит от степени тяжести асфиксии и жизненно важных функций ребенка.

В первую очередь, медицинские работники должны принять немедленные меры для устранения причины асфиксии и восстановления нормального кровоснабжения.

В случаях легкой асфиксии наиболее распространенным лечением является поддержка дыхания, которую следует поддерживать до тех пор, пока ребенок снова не сможет самостоятельно дышать.Большинство младенцев полностью выздоравливают от легкой асфиксии со временем, хотя врачи должны продолжать внимательно следить за развитием осложнений (см. Ниже).

В случае более обширной асфиксии соответствующее лечение может включать:

  • Охлаждение тела
  • Поддержание жизни: сердечный насос или сердечно-легочный насос
  • Диализ
  • Лекарства (например, лекарства от кровяного давления или противосудорожные препараты)
  • Внутривенные жидкости и питание (IV)
  • Поддержка дыхания, которая может включать использование оксида азота и / или специально разработанного дыхательного аппарата или оборудования

Осложнения при родовой асфиксии

Осложнения при родовой асфиксии могут включать:

  • Церебральные паралич
  • СДВГ
  • Потеря зрения или слуха (или другие проблемы со зрением / слухом)
  • Дистресс плода
  • Задержка развития
  • Судорожные расстройства
  • Гипоксико-ишемическая энцефалопатия (ГИЭ)
  • Перивентрикулярная лейкомаляция
  • Физическая инвалидность, которая может быть постоянным
  • Паралич
  • Смерть

Поговорите с адвокатом по асфиксии при рождении в Индианаполисе в Doehrman Buba Ring

Если ваш новорожденный получил травму из-за асфиксии при рождении, важно, чтобы вы понимали возможные осложнения для вашего ребенка, а также сложный юридический процесс, который может последовать.Вы и ваша семья можете иметь право на финансовую компенсацию за травмы вашего ребенка и ваши финансовые потери, а также на будущую стоимость ухода. Мы рекомендуем вам связаться с нашим офисом и поговорить с опытным юристом по травмам из Индианаполиса о ваших возможностях.

Мы не будем взимать с вас плату, если нам не удастся получить компенсацию по вашему иску. Чтобы узнать больше, свяжитесь с Doehrman Buba Ring и назначьте бесплатную консультацию сегодня.

Сульфат магния при тяжелой перинатальной асфиксии: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование

Реферат

ЦЕЛЬ.Целью было изучить, может ли послеродовая инфузия сульфата магния улучшить неврологические исходы при выписке у доношенных новорожденных с тяжелой перинатальной асфиксией.

МЕТОДЫ. Сорок доношенных новорожденных (≥37 недель беременности) с тяжелой перинатальной асфиксией были изучены в проспективном продолжительном плацебо-контролируемом исследовании. Пациенты были распределены случайным образом для получения либо 3 доз инфузии сульфата магния по 250 мг / кг на дозу (1 мл / кг на дозу) с интервалом 24 часа (группа лечения), либо 3 доз вливания физиологического раствора (1 мл / кг на дозу). С интервалом 24 часа (группа плацебо).Обе группы также получали поддерживающую терапию в соответствии с протоколом отделения перинатальной асфиксии.

РЕЗУЛЬТАТЫ. В группе лечения умеренная энцефалопатия присутствовала у 35% (7 из 20) пациентов и тяжелая энцефалопатия у 65% (13 из 20) пациентов при поступлении. В группе плацебо 40% (8 из 20) пациентов имели умеренную энцефалопатию и 60% (12 из 20) пациентов имели тяжелую энцефалопатию. Средняя сывороточная концентрация магния в группе лечения оставалась на уровне ≥1,2 ммоль / л в течение 72 часов после первой инфузии.При выписке у 22% (4 из 18) младенцев в группе лечения были неврологические нарушения, по сравнению с 56% (10 из 18) младенцев в группе плацебо. Кроме того, нейровизуализация (компьютерная томография головы), выполненная на 14-й день, выявила отклонения от нормы для меньшего числа младенцев в группе лечения, чем в группе плацебо (16% против 44%). Младенцы в группе лечения с большей вероятностью получали пероральное кормление (сосание) при выписке, чем дети в группе плацебо (77% против 37%). Хорошие краткосрочные результаты при выписке произошли у 77% пациентов в группе лечения по сравнению с 37% пациентов в группе плацебо.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Послеродовое лечение сульфатом магния улучшает неврологические исходы при выписке доношенных новорожденных с тяжелой перинатальной асфиксией.

Асфиксия: типы и причины

Асфиксия возникает, когда ваше тело не получает достаточно кислорода, чтобы вы не потеряли сознание. Это может быть опасная для жизни ситуация.

Когда вы дышите нормально, сначала вы вдыхаете кислород. Легкие отправляют этот кислород в кровь, которая переносит его в ткани. Затем ваши клетки используют его для производства энергии.Любое прерывание процесса вдыхания кислорода или выдоха углекислого газа может привести к потере сознания или даже к потере жизни.

Физическая асфиксия

Один из видов асфиксии называется «физической» или «механической». Это случается, когда сила или объект мешают вам дышать.

К этому может привести множество несчастных случаев. Вот некоторые примеры физической асфиксии:

Удушье. Это когда еда или какой-либо предмет застревает в дыхательных путях и препятствует попаданию воздуха в легкие.У пожилых людей больше шансов, что это произойдет с ними, особенно у тех, кто живет один, носит зубные протезы или имеет проблемы с глотанием. Младенцы и малыши также имеют больше шансов подавиться большими кусками пищи или вещами, которые они кладут в рот.

Продолжение

Аспирация. Это отличается от удушья. Аспирация происходит, когда что-то, что вы едите или пьете, «попадает не в ту трубу» и попадает в дыхательные пути или легкие. Вещество вытесняет воздух в вашем теле. Утопление — самый распространенный вид устремления.

Удушение (удушение). Удушье возникает, когда что-то тяжелое закрывает лицо или грудь и мешает дышать. Это также происходит, когда вы находитесь в месте, где заканчивается кислород, например, в закрытом, герметичном помещении.

Удушение. Если шнур, веревка или другой предмет, достаточно длинный, чтобы обойти вашу шею, давит на дыхательные пути, он блокирует попадание воздуха в легкие.

Передозировка наркотиками. Опиоиды влияют на ваше дыхание. Когда вы принимаете слишком высокую дозу, это может замедлить ваше дыхание до такой степени, что ваше тело не получит достаточно кислорода.

Асфиксия при рождении. Иногда нерожденный ребенок может получать слишком мало кислорода во время беременности. Это может произойти, например, из-за нехватки кислорода в крови матери или проблем с плацентой. Во время родов ребенок также не может получать кислород из-за проблем с пуповиной или длительных родов.

Продолжение

Изъятие. Может вызывать асфиксию несколькими способами. Эпилептические припадки могут привести к внезапной остановке дыхания (также называемой апноэ) и снижению содержания кислорода в организме до опасного для жизни уровня.Кроме того, во время припадка ваше тело может двигаться таким образом, что ваши дыхательные пути закрываются, блокируя ваше дыхание.

Болезни или травмы, такие как сердечная недостаточность, сломанная шея или аллергическая реакция, вызывающая отек и закрытие дыхательных путей, также могут вызывать физическую асфиксию.

Химическая асфиксия

Другой вид асфиксии называется «химической». В этом типе химическое вещество не дает кислороду попасть в ваши клетки.

К химическим веществам, которые могут вызвать асфиксию, относятся:

Окись углерода. Это бесцветный газ без запаха, образующийся при сжигании различных видов топлива. Если вы вдыхаете слишком много его, газ накапливается в вашем теле и заменяет кислород в крови.

Цианид. Он не дает клеткам принимать кислород. Вы подвергаетесь риску отравления цианидом, если вдыхаете дым во время пожара, контактируете с некоторыми промышленными химикатами или работаете на таких работах, как горнодобывающая промышленность или металлообработка.

Сероводород. Этот газ пахнет тухлым яйцом.Он может поступать из сточных вод, жидкого навоза, серных горячих источников и природного газа. Если вы слишком много вдыхаете, это может помешать проникновению кислорода в ваши клетки, как это делает цианид.

Наблюдение за развитием младенцев, испытывающих перинатальную асфиксию


С первыми активными вдохами после рождения новорожденный приводит в движение каскад событий, который заканчивается успешным переходом от внутриутробной жизни к внеутробной. Когда легкие надуваются, уровень кислорода в крови младенца повышается.Кровяное давление также повышается, что приводит к тому, что больше крови течет через теперь раздутые легкие, где происходит газообмен. Когда легкие надуваются и наполняются кровью, они заменяют плаценту в качестве органа дыхания. Легкие теперь несут ответственность за постоянное поступление кислорода в кровь и удаление углекислого газа.

У большинства новорожденных нет проблем с установлением первого эффективного дыхания, которое запускает эту последовательность изменений. Если младенец не может начать и поддерживать эффективное дыхание после рождения, или если плацента вышла из строя до рождения, кислород и углекислый газ не могут быть должным образом обменены, что приводит к опасному падению уровня кислорода в крови младенца, сопровождаемому повышением уровня углекислого газа и накопление кислоты.Эта комбинация событий называется перинатальной асфиксией (буквально означает удушье). Если быстро не исправить, сердце ослабнет, а частота сердечных сокращений опасно замедлится, не давая достаточному количеству крови достичь органов, особенно мозга. Органы, в первую очередь мозг, могут быть повреждены, иногда безвозвратно.

Перинатальная асфиксия встречается как у недоношенных, так и у доношенных детей. Как правило, если эпизод асфиксии протекает в легкой форме, у младенцев нет признаков стойкого повреждения мозга и долговременных проблем развития.Однако, если эпизод асфиксии тяжелый, младенец может умереть или выжить с пожизненными неврологическими нарушениями, включая церебральный паралич, умственную отсталость, нарушения зрения и слуха и неспособность к обучению. Такие проблемы не обязательно проявляются до тех пор, пока младенец не подрастет, что требует длительного наблюдения.

Любой младенец, переживший перинатальную асфиксию, должен пройти специальное наблюдение в течение первых нескольких лет жизни. Целью последующего наблюдения за младенцами, страдающими асфиксией, является выявление потенциальных неврологических проблем и проблем развития с направлением на соответствующие интервенционные методы лечения в как можно более раннем возрасте.

В ранний период последующего наблюдения младенец должен периодически проходить специальную оценку двигательного развития для выявления возможных проблем с мышечным тонусом (силой) и любых признаков церебрального паралича. Любые признаки проблем с мышцами требуют последующих обследований физической и / или профессиональной терапии с продолжающейся терапией при наличии показаний.

Орально-моторные и глотательные трудности также могут возникать у младенцев в тяжелой форме асфиксии и мешать нормальному кормлению.У некоторых младенцев проблемы возникают только из-за того, что пища становится более текстурной. Первым признаком может быть неудовлетворительная прибавка в весе, поскольку младенец испытывает трудности с потреблением достаточного количества калорий. С трудностями при кормлении лучше всего обращаться к эрготерапевту и / или логопеду, имеющему специальную подготовку и опыт решения проблем с питанием у детей. Лечащий врач ребенка может также захотеть провести специальные рентгеновские исследования, чтобы оценить орально-моторный процесс и процесс глотания.

Регулярные осмотры глаз и слуха у младенцев, страдающих асфиксией, рекомендуются перед выпиской из больницы и снова в возрасте от 6 до 12 месяцев (с поправкой на недоношенность).Дополнительные обследования будут определяться в соответствии с типом выявленных проблем.

Тестирование развития и психологическое тестирование рекомендуется начиная с возраста 1 года (с поправкой на недоношенность). В этом возрасте начинают использоваться более высокие когнитивные области мозга, которые впоследствии могут быть оценены на предмет каких-либо признаков повреждения. Эти оценки включают оценку интеллектуальных и поведенческих навыков, а также конкретных академических способностей в более старшем возрасте. Ожидается, что эти оценки будут распространяться на весь школьный возраст, поскольку различные области мозга продолжают созревать и с возрастом все чаще используются.

Родители должны проконсультироваться с лечащим врачом своего младенца для получения информации о том, где можно получить наблюдение за развитием в их районе.

Электронная почта Контактное лицо

Каковы осложнения неонатальной асфиксии?

Неонатальная асфиксия возникает, когда вашему ребенку не хватает кислорода при рождении, и может привести к пожизненным проблемам со здоровьем. У младенцев могут быть повреждены жизненно важные органы, включая мозг, сердце и почки. Они также подвержены более высокому риску нарушения обучаемости, нейродегенеративных расстройств и умственной отсталости.

Асфиксия новорожденных часто возникает в результате халатного отношения со стороны медицинских работников. Когда предотвратимая ошибка стала причиной состояния вашего ребенка, вы можете получить компенсацию или компенсацию в суде, которая компенсирует вам и вашему ребенку понесенные вами убытки.

Что происходит при неонатальной асфиксии?

Во время неонатальной асфиксии вашему ребенку не хватает кислорода в течение длительного периода времени. Это предотвращает аэробное дыхание их клеток и заставляет их подвергаться анаэробному дыханию.

Клетки ребенка не могут производить достаточно энергии, чтобы поддерживать себя при анаэробном дыхании. В результате клетки жизненно важных органов начинают умирать. Жизненно важные органы в первую очередь страдают от этого процесса, который может иметь разрушительные последствия для вашего ребенка.

Возможные осложнения асфиксии новорожденных

Если ваш ребенок страдал от асфиксии новорожденных, он может столкнуться со следующими проблемами:

Детский церебральный паралич

Это состояние возникает, когда младенец страдает повреждением мозга, которое ухудшает его двигательные способности.Хотя точные причины церебрального паралича до сих пор неизвестны, недостаток кислорода может быть потенциальным источником болезни.

Дистресс плода

Когда ребенок страдает от недостатка кислорода, его пульс может увеличиваться или уменьшаться в течение длительного периода времени.

Перивентрикулярная лейкомаляция

Перивентрикулярная лейкомаляция относится к отмиранию ткани мозга из-за недостатка кислорода.

Гипоксическая ишемическая энцефалопатия

Это состояние возникает, когда мозг ребенка испытывает недостаток крови и кислорода.Это может повредить органы по всему телу вашего ребенка. Хотя они могут выздороветь, в некоторых случаях это запускает цепь событий, которая приводит к прогрессирующему повреждению пораженных органов.

Нарушение умственного развития

В тяжелых случаях неонатальной асфиксии ребенок может страдать замедленным умственным развитием или даже умственной отсталостью.

Плохое управление двигателем или заедания

Недостаток кислорода может ухудшить способность вашего ребенка развивать моторику. Они также могут быть склонны к судорогам.

Паралич

Паралич может быть следствием продолжительной неонатальной асфиксии, когда мозг ребенка поврежден.

Симптомы неонатальной асфиксии

Врачи не всегда первыми выявляют асфиксию новорожденных. Новым родителям также следует опасаться симптомов асфиксии. Знание того, на что обращать внимание, может помочь вашему ребенку быстрее получить лечение. Своевременное документирование состояния и отслеживание его до поставщиков медицинских услуг также имеет жизненно важное значение для получения компенсации в будущем.Если у вашего ребенка проявляются какие-либо из следующих симптомов, возможно, он страдал от асфиксии:

● Повышенный уровень кислоты в крови

● Слабость дыхания, плача, рефлексов или общего мышечного тонуса

● Низкая или необычная частота пульса или ритм

● Задыхаясь

● Наличие в околоплодных водах мекония, который может ухудшить дыхание

Что мне делать, если у моего ребенка неонатальная асфиксия?

Если ваш ребенок страдал от асфиксии новорожденных, важно записать это как можно скорее.Это может привести к длительным негативным последствиям для здоровья и дорогостоящим медицинским процедурам. Это также может повлиять на их способность найти работу в более позднем возрасте.

Вы также захотите получить юридическое представительство для построения дела с больницей и поставщиками медицинских услуг, которые несут ответственность за халатность. Как только вы это сделаете, вы можете начать процесс получения компенсации.

Асфиксия новорожденных может нанести непоправимый вред вашему ребенку и оставить ему долгий и дорогой путь к выздоровлению.Получение мирового соглашения или обращение в суд может помочь им вернуть часть того, что они потеряли в начале своей жизни.

«Факторы риска асфиксии при рождении» | Итальянский педиатрический журнал

По данным ВОЗ, у 4–9 миллионов новорожденных ежегодно возникает асфиксия при рождении, и, по крайней мере, у такого же числа детей развиваются тяжелые последствия, такие как эпилепсия, церебральный паралич и задержка развития [6]. Основные проявления асфиксии возникают в результате сочетания гипоксии и ишемии мозга и других жизненно важных органов.Это происходит из-за сочетания вазодилатации и вазопаралича [6].

Целью нашего исследования было оценить факторы риска асфиксии при рождении до родов, во время родов и у плода. В нашем исследовании возраст матери, отсутствие статуса регистрации, преэклампсия, прием диуретиков и адренергических препаратов были указаны как факторы риска для матери. Существенными факторами риска во время родов были роды на дому акушерками, тазовое предлежание, выпадение пуповины, цефалопропорция и лихорадка. Существенными факторами риска для плода были олигогидромниоз, околоплодные воды, окрашенные меконием, преждевременные роды, реанимация недоношенных новорожденных и низкий вес при рождении.

Исследование показало, что молодой материнский возраст (20–25 лет) и первородство были одними из основных факторов риска развития асфиксии при рождении, как упоминалось в предыдущих исследованиях [4], [11] — [13]. Как сообщалось в прошлых исследованиях [4], [12], преждевременные роды также стали одним из значительных факторов риска асфиксии при рождении. Это может быть связано с тем, что недоношенные дети сталкиваются с множеством заболеваний, в том числе со стороны органов, незрелости, особенно с незрелостью легких, вызывающей дыхательную недостаточность [11].

Снизить факторы риска асфиксии при рождении в странах с низким доходом и в развивающихся странах — непростая задача по определенным причинам.Одним из них были роды, проводимые неподготовленными традиционными акушерками, о чем также говорилось в предыдущих отчетах [11], [14]. Это отражает наши ограниченные ресурсы и необразованную сельскую местность, где из-за недостаточной осведомленности и ресурсов домашние роды неопытными акушерками были обычным явлением [11]. В наших условиях в основном роды происходили в больницах. но те роды, которые имели место дома, оказались значительным фактором риска асфиксии при рождении [14]. Результаты показали, что только менее половины матерей пострадавших новорожденных получали консультации по поводу асфиксии при рождении.Однако не стоит ожидать, что большинство женщин будут знакомы с асфиксией при рождении во время беременности или примут соответствующие профилактические меры, что противоречит прошлым исследованиям [13], [15]. Чтобы уменьшить бремя асфиксии при родах, женщинам необходимо просвещать не только о ее беременности, но и об осложнениях, которые могут возникнуть во время родов.

Двумя важными факторами риска, упомянутыми в нашем исследовании, были преждевременные роды и материнская лихорадка, как указано Lee et al.и Khreisat et al. [11], [16]. Их синергизм можно объяснить общим воспалительным путем повреждения головного мозга новорожденных с участием цитокинов и хемокинов, который возникает в результате воздействия материнской инфекции и недоношенности. Кроме того, недоношенные дети более уязвимы к ишемии из-за неполного формирования гематоэнцефалического барьера [11].

Что касается способа родоразрешения, он показал, что большинство случаев и контроля были доставлены путем нормальных вагинальных родов, этот результат очень похож на результаты двух исследований, проведенных в Пакистане в 2012 году по той же проблеме [17], [18].

В нашем исследовании было обнаружено, что околоплодные воды, окрашенные меконием, являются одним из факторов риска, результаты также сопоставимы с результатами предыдущего исследования [4]. У здоровых, хорошо насыщенных кислородом плодов этот разбавленный меконий легко выводится из легких по нормальному физиологическому механизму, однако в некоторых случаях возникает синдром аспирации мекония.

При тазовом предлежании риск асфиксии при рождении в 2,96 раза выше, чем при других проявлениях, результаты аналогичны результатам предыдущих исследований [4], [19].Это может быть связано с тем, что тазовое предлежание имело более высокий риск выпадения пуповины, защемления головы, родовой травмы и перинатальной смертности [4].

Низкая масса тела при рождении была одной из основных причин асфиксии при рождении [4]. Потенциальным препятствием для этого может быть тот факт, что у матери младенцев с низкой массой тела при рождении часто возникают осложнения, такие как материнская гипертензия и диабет, которые наблюдаются до зачатия или до родов [10].

Гипертония и анемия не рассматривались как факторы риска асфиксии при рождении, но они были более распространены в случаях по сравнению с контролем, как это наблюдалось в прошлых исследованиях [8], [20].Гипертония может вызвать снижение кровотока, приводящее к асфиксии, в то время как анемия вызывает гипоксию во время родов [8], [20].

В нашем исследовании социально-экономические факторы были незначительно связаны с риском асфиксии при рождении, как указано в предыдущем исследовании [21]. Установлено, что преэклампсия в значительной степени связана с повышенным риском асфиксии при рождении [11]. В нашем исследовании к факторам риска асфиксии при рождении были отнесены дородовые кровотечения, маловодие и дистресс плода, что противоречит предыдущим исследованиям [4], [12].Асфиксия при рождении в анамнезе, наличие гипотонии у матери, дородовое кровотечение и сахарный диабет не рассматривались как значимые факторы риска асфиксии при рождении, но они чаще присутствовали у матери новорожденных [4], [11], [12].

В нашем исследовании было обнаружено, что использование адренергических препаратов и диуретиков является существенным фактором риска асфиксии при рождении, что не упоминалось ни в одном из предыдущих исследований по этой теме.

Это исследование проводилось в больницах и было направлено на общую проблему нашего сообщества. Большинство исследуемых групп не находились под наблюдением квалифицированных специалистов в основном на дому и в частных клиниках, что также отражает другую важную проблему, касающуюся смертности и заболеваемости.

Сила и ограничения

Сила нашего исследования заключается в его схеме «случай-контроль». Предыдущие исследования Пакистана были нацелены на несколько отдельных факторов риска, но мы обсуждаем почти все факторы риска асфиксии при рождении. Были предприняты все попытки обеспечить надежность собранных данных и воспроизводимость методов. Однако наше исследование не было свободным от ограничений.

Основным ограничением было то, что наше исследование проводилось в одной больнице третичного уровня в Карачи, где в основном пациенты принадлежат к низкому и низкому среднему классу, и данные не могут предсказать общую ситуацию в стране.Вторым ограничением был небольшой размер выборки исследования, что могло ограничить нашу способность обнаруживать небольшие различия. Кроме того, использовалась удобная выборка, которая могла привести к смещению выборки и, следовательно, не была действительно репрезентативной для исследуемой популяции. Третье ограничение заключалось в том, что для доказательства анемии, диабета и гипертонии мы в основном полагались на историю болезни матери без учета того, когда произошли события, как долго они длились или как с ними справились.

Будущие исследования

Наше исследование открывает двери для значительной части исследований, которые необходимы по этой теме для более точного определения истинного бремени асфиксии при рождении в развивающихся странах, вклада общих факторов риска, таких как материнское недоедание и инфекция, и исход асфиксии , а также к стратегиям вмешательства, которые могут применяться в масштабах развивающихся стран.

Текущие споры о новых методах лечения асфиксии при рождении

Несмотря на значительные достижения в технологии мониторинга и знания патофизиологии плода и новорожденного, неонатальная гипоксически-ишемическая энцефалопатия (ГИЭ) остается одной из основных причин тяжелых неблагоприятных неврологических исходов у детей. До недавнего времени не было никакой терапии, кроме поддерживающих мер. За последние несколько лет было доказано, что легкая гипотермия безопасна для лечения ГИЭ. К сожалению, эта нейрозащитная стратегия кажется эффективной в предотвращении травм головного мозга у некоторых новорожденных с асфиксией, но не у всех.Таким образом, растет интерес к быстрому пониманию того, как усовершенствовать терапию гипотермией и добавить нейропротекторные или нейровосстановительные стратегии. В настоящее время проходят испытания несколько многообещающих новых методов лечения асфиксии при рождении и предотвращения ее разрушительных неврологических последствий. В этой статье рассматриваются физиопатология, лежащая в основе ГИЭ, доступное в настоящее время лечение, потенциальные альтернативы и следующие шаги перед внедрением этих других методов лечения.

1. Введение

Гипоксико-ишемическая энцефалопатия (ГИЭ) — серьезное повреждение головного мозга, вызванное асфиксией при рождении [1, 2].ГИЭ имеет множество перинатальных причин прерывания кровотока матки и плода и / или гипоксии, таких как разрыв матки, отслойка плаценты и выпадение пуповины. Однако чаще всего точные сроки и первопричина остаются неизвестными [3–5]. Степень его тяжести также различна. Несмотря на значительные достижения в области технологий мониторинга и знания патофизиологии плода и новорожденного, асфиксия при рождении остается серьезным заболеванием, вызывающим значительную смертность и длительную заболеваемость. Вызывая 23% всех неонатальных смертей во всем мире [6, 7], это одна из 20 ведущих причин бремени болезней во всех возрастных группах (с точки зрения количества лет с поправкой на нетрудоспособность) по данным Всемирной организации здравоохранения [7].Большинство смертей происходит в первую неделю жизни из-за полиорганной недостаточности или прекращения лечения в связи с перспективой серьезных неврологических нарушений [8]. Более того, у детей, переживших асфиксию при рождении, развиваются такие проблемы, как церебральный паралич, умственная отсталость, трудности в обучении и другие нарушения [9].

До недавнего времени не существовало никаких других методов лечения, кроме поддерживающих мер при перинатальном ГИЭ. В последние несколько лет были проведены исследования безопасности и эффективности охлаждения при ГИЭ [10–18].К сожалению, эта нейрозащитная стратегия кажется эффективной в предотвращении травм головного мозга у некоторых новорожденных с асфиксией, но не у всех. Таким образом, растет интерес к быстрому пониманию степени повреждения головного мозга и, возможно, к уточнению индивидуальных нейрозащитных стратегий или к добавлению нейровосстановительных стратегий [19–23]. В этой статье рассматриваются физиопатология, лежащая в основе ГИЭ, текущее доступное лечение, потенциальные альтернативы и следующие шаги перед внедрением этих других методов лечения.

2. Что такое гипоксико-ишемическая энцефалопатия?

Гипоксически-ишемическое повреждение головного мозга новорожденного — это развивающийся процесс, инициированный гипоксически-ишемическим инсультом, ведущий к снижению кровотока в головной мозг (первичные поражения), за которым следует восстановление кровотока в поврежденном мозге и запуск каскада проводящих путей (вторичные поражения, «реперфузионное повреждение»). Этот каскад включает накопление внеклеточного глутамата с чрезмерной активацией рецепторов глутамата, приток кальция и генерацию активных форм кислорода и азота, что приводит к гибели клеток и окончательным повреждениям головного мозга [24].Этот каскад является основной целью нейропротективных вмешательств, но такие вмешательства в настоящее время ограничены недостаточными знаниями о времени и продолжительности так называемого терапевтического окна у новорожденных [19, 21, 22].

3. Какое лечение доступно в настоящее время?

В качестве единственного нейропротективного лечения, которое было клинически протестировано в крупных рандомизированных контролируемых исследованиях для минимизации травм головного мозга у доношенных новорожденных, рожденных от асфиксии [10, 11, 13, 14, 17, 18], охлаждение считается защитным для новорожденных (Таблица 1) главным образом за счет снижения перфузии и метаболизма головного мозга, а также уменьшения реперфузионного повреждения, уменьшения избыточной продукции свободных радикалов, подавления иммунного ответа и различных потенциально опасных провоспалительных реакций, а также подавления эпилептической активности [25].Некоторые результаты также предполагают, что умеренная гипотермия может предотвратить или отсрочить апоптоз и может расширить терапевтическое окно для других вмешательств [25]. Результаты этих клинических испытаний у новорожденных показали, что умеренное переохлаждение после асфиксии при рождении снижает риск смерти и инвалидности в возрасте 18 месяцев, при этом необходимо вылечить девять новорожденных, подвергшихся асфиксии, чтобы предотвратить повреждение головного мозга у одного из них [12, 15, 16 ]. Не было реальной разницы ни в одном из результатов между охлаждением всего тела и избирательным охлаждением головы [12, 15, 16].При этой терапии наблюдались лишь незначительные побочные эффекты; основные из них — аритмия и тромбоцитопения [12, 15, 16]. Однако остается неясным, почему индуцированная гипотермия кажется эффективной для предотвращения травм головного мозга и улучшения неврологического исхода у некоторых новорожденных с асфиксией (в основном с умеренным ГИЭ), но не у других (в основном с тяжелым ГИЭ) [11, 14]. Лучшее понимание того, почему травмы головного мозга продолжают развиваться, несмотря на лечение гипотермией у некоторых новорожденных, страдающих асфиксией, необходимо для создания и тестирования некоторых более специфических дополнительных методов лечения.Более того, раннее выявление пациентов, у которых разовьется дальнейшее повреждение головного мозга, несмотря на это лечение, будет иметь первостепенное значение для определения тех, кто получит наибольшую пользу от корректировки гипотермической терапии или дополнительных нейропротекторных или нейровосстановительных методов лечения [20, 23].

) противосудорожные или противовоспалительные препараты: например, фенобарбитал, топирамат, буметанид, сульфат магния, ксенон












Нейропротективные методы лечения:

Гипотермия
(ii) антиапоптотические препараты: например, эритропоэтин
(iii) препараты против кальция (iii) Например, ксенон
(iv) противовоспалительные или антиоксидантные препараты: например, мелатонин, N-ацетилцистеин

Нейровосстановление
(i) эритропоэтин
(ii) корд кровь и мезенхимальные стволовые клетки

Согласно исследованиям, описанным выше, умеренная гипотермия до температуры пищевода 33.У новорожденного, находящегося в состоянии асфиксии, 5 ° C необходимо начинать в течение 6 часов после его жизни и продолжать в течение 72 часов. Эта температура и время основаны на данных о животных; например, 6-часовой предел для начала охлаждения исходит из данных, предполагающих, что эффективность охлаждения снижается по мере увеличения времени от гипоксически-ишемического события до начала охлаждения, с закрытием «окна» в период между 5,5 и 8 часами. после события [26]. Однако, как упоминалось ранее, точное время «терапевтического окна» у новорожденных людей неизвестно.Некоторые авторы, таким образом, начинают предполагать, что может быть польза от более позднего начала охлаждения и увеличения глубины или продолжительности охлаждения, а также от длительных стратегий повторного согревания [19]. Определение точного времени «терапевтического окна» у новорожденных с асфиксией требует дальнейшего изучения [27]. Требуются дополнительные рандомизированные контролируемые испытания, чтобы проверить, могут ли корректировки текущих рекомендаций по умеренной гипотермии для новорожденных с асфиксией быть полезными для еще более эффективного предотвращения травм головного мозга у этих пациентов.Такие испытания в настоящее время продолжаются (например, «поздняя гипотермия при гипоксически-ишемической энцефалопатии», идентификатор ClinicalTrials.gov: NCT00614744), и результаты должны быть известны в ближайшем будущем.

Одной из основных проблем современных рекомендаций по охлаждению новорожденных с ГИЭ является начало гипотермии в течение первых 6 часов после рождения. Во многих местах по всему миру новорожденные могут рождаться на большом расстоянии от отделений интенсивной терапии для новорожденных, предлагающих охлаждение и не позволяющих им прибыть туда вовремя.В сотрудничестве с справочными центрами охлаждения необходимо разработать специальные протоколы, чтобы начать охлаждение безопасно и надежно до транспортировки в родильный дом и / или во время транспортировки, чтобы эти пациенты также могли получить пользу от этого лечения [16, 19 , 28]. В частности, следует тщательно контролировать непрерывное измерение центральной температуры (пищеводной или ректальной), чтобы достичь рекомендованной температуры [16, 19, 28].

4. Каковы возможные альтернативы?

Становятся доступными исследования альтернативных методов лечения неонатального ГИЭ с целью дальнейшего увеличения доказанных преимуществ гипотермии, то есть уменьшения возможного неонатального повреждения мозга, связанного с неонатальной асфиксией, и, таким образом, улучшения будущих исходов нервного развития.Эти альтернативы включают специфические методы лечения, ориентированные на мозг, которые нацелены на критические события, способствующие повреждению тканей при ГИЭ новорожденных (таблица 1) [29]. Обычно в них участвуют молекулы, которые пересекают гематоэнцефалический барьер и нацелены на механизмы повреждения, которые не подавляются (или не полностью) при переохлаждении. К ним относятся противосудорожные или противовоспалительные препараты (например, фенобарбитал, топирамат, буметанид, сульфат магния и ксенон), антиапоптотические препараты (например, эритропоэтин), антикальциевые препараты (например, эритропоэтин).g., ксенон) или противовоспалительные или антиоксидантные препараты (например, мелатонин и N-ацетилцистеин) [30–33]. Целью этих экспериментальных методов лечения является получение синергетического нейропротекторного эффекта с гипотермией [30–33].

Большинство исследований в области неонатальной неврологии в настоящее время нацелены на нейрозащитные стратегии, но в литературе по инсульту у взрослых постепенно появляется другая концепция. У взрослых в настоящее время разрабатываются нейровосстановительные методы лечения (таблица 1) для лечения ишемического повреждения головного мозга, включая терапию на основе сосудистой сети головного мозга в сочетании с нейропротекцией [34], в качестве более «традиционных» стратегий (антиапоптоз, антикальций, противовоспалительное и антиоксидантное действие). травма) оказались разочаровывающе неэффективными во время клинических испытаний на взрослых.Эти нейровосстановительные методы лечения нацелены на нервно-сосудистую единицу, состоящую из функционально интегрированных клеточных (включая эндотелиальные клетки мозга, астроциты, перициты и гладкомышечные клетки, нервные стволовые клетки, олигодендроциты и нейроны) и бесклеточных элементов, которые образуют базальную мембрану [35]. Таким образом, они приводят к усилению восстановительных процессов, таких как эндогенный нейрогенез, ангиогенез, разрастание аксонов и синаптогенез в ишемизированном мозге, что объясняет потенциал для стимуляции пластичности мозга и улучшения функционального восстановления [36, 37].На взрослых моделях инсульта было показано, что эти методы лечения активируют эти процессы и успешно уменьшают размер областей инфаркта [38, 39], и в настоящее время они активно тестируются на людях. Незрелый мозг новорожденного — это не просто «маленький мозг взрослого», и механизмы, лежащие в основе ГИЭ новорожденных, безусловно, очень уникальны по сравнению с механизмами, лежащими в основе инсульта у взрослых [40]. Однако в литературе появляется все больше доказательств того, что такой системный подход также может быть полезен для более эффективного лечения травм головного мозга новорожденных.Одним из таких потенциальных нейровосстановительных препаратов у новорожденных является эритропоэтин, который, как известно, играет важную роль в стимулировании регенерации нервов и ремоделировании сосудов нервной системы [41]. В настоящее время проводится рандомизированное контролируемое клиническое исследование на новорожденных людях для оценки его эффективности (т. Е. «Неонатальный эритропоэтин у доношенных новорожденных с асфиксией», идентификатор ClinicalTrials.gov: NCT00719407). В другом многообещающем альтернативном лечении ГИЭ новорожденных используется пуповинная кровь и мезенхимальные стволовые клетки для замены нейронов, потерянных из-за травмы головного мозга, а также для активации эндогенных стволовых клеток и высвобождения факторов роста, таким образом сводя к минимуму повреждение головного мозга и способствуя восстановлению [42, 43].

5. Каковы следующие шаги перед применением этих методов лечения?

Эти дополнительные методы лечения до сих пор в основном тестировались только на животных моделях ГИЭ или в различных популяциях новорожденных (например, эритропоэтин для снижения потребности в переливании крови младенцам с очень низкой массой тела при рождении [44]). В настоящее время доступно только несколько рандомизированных контролируемых исследований с использованием этих методов лечения новорожденных с ГИЭ, и они обычно включают лишь небольшое количество пациентов [45].Перед внедрением эти альтернативные методы лечения должны будут доказать свою эффективность и безопасность в рандомизированных контролируемых клинических испытаниях с учетом соответствующего размера выборки и переменных результатов.

Определение оптимального времени и наилучшего диапазона дозировок для этих альтернативных методов лечения также имеет решающее значение для достижения их максимальной эффективности. Было высказано предположение, что переохлаждение может выиграть дополнительное время для нейропротекторных препаратов, чтобы действовать в рамках расширенного «терапевтического окна» [25].Однако для большинства этих альтернативных методов лечения еще предстоит определить, когда они будут иметь максимальный синергетический эффект с лечением гипотермией. Например, в первом рандомизированном исследовании эритропоэтина у доношенных новорожденных с ГИЭ препарат давали сначала в течение первых 24 часов после рождения, а затем через день в течение 2 недель; результаты показали значительное улучшение первичного исхода (смертность или инвалидность) через 18 месяцев, предполагая, что это лекарство может оказывать терапевтический эффект в течение более длительного периода, чем первые 6 часов жизни [45].Для каждого из этих потенциальных методов лечения необходимо провести дополнительные аналогичные испытания.

Кроме того, для более быстрой демонстрации их эффективности крайне важен правильный отбор новорожденных, которые, скорее всего, будут реагировать на эти дополнительные методы лечения. Планирование таких исследований должно включать раннее выявление новорожденных с риском развития повреждения головного мозга HI (независимо от того, применяется ли гипотермия). С этой целью необходимы ранние биомаркеры будущего повреждения головного мозга HI у новорожденных, чтобы скорректировать существующие рекомендации по охлаждению или добавить другие терапевтические вмешательства.В идеале должна быть известна регулярная эволюция таких биомаркеров, чтобы можно было как можно скорее оценить влияние этих новых методов лечения. Текущие биомаркеры включали клинические признаки, результаты неврологического обследования и оценку активности мозга с помощью амплитудно-интегрированной электроэнцефалограммы [14, 46, 47]. Недавние исследования предполагают наличие некоторых других потенциальных биомаркеров, таких как магнитно-резонансная томография головного мозга [27], спектроскопия в ближнем инфракрасном диапазоне [47] или биохимические маркеры [48], которые могут помочь в выборе терапии.Корректировку лечения гипотермии или добавление новых методов лечения следует проводить в соответствии с конкретными клиническими данными и результатами визуализации этих пациентов.

6. Выводы

Как лечить новорожденных с ГИЭ после асфиксии при рождении стало одной из самых горячих тем в неонатальной медицине. За последнее десятилетие был достигнут значительный прогресс в области нейроинтенсивной терапии новорожденных. Однако еще многое предстоит сделать для улучшения этих ранних положительных результатов и дальнейшего снижения возможного неонатального повреждения головного мозга и улучшения будущих исходов развития нервной системы новорожденных с гипоксически-ишемическим событием при рождении.В настоящее время проходят испытания несколько многообещающих новых методов лечения для предотвращения разрушительных неврологических последствий асфиксии при рождении, но необходимы дальнейшие подробные исследования на животных и клинические исследования перед их безопасным применением у новорожденных с ГИЭ.

7. Будущие направления исследований
(я) Определите ранние биомаркеры черепно-мозговой травмы для новорожденных с ГИЭ, наиболее уязвимых к травмам головного мозга, несмотря на лечение гипотермией. (ii) Определите, внесены ли изменения в текущие рекомендации по умеренной гипотермии (т.е., остыть позже, ниже или дольше) может быть полезным для дальнейшего предотвращения травм головного мозга. (iii) Определите наилучшее время и наилучший диапазон дозирования дополнительных лечебных средств, чтобы добиться их максимальной эффективности. (iv) Более подробно изучить синергетические эффекты этих различных методов лечения, чтобы лучше ориентироваться на различные и конкретные потребности каждого новорожденного, подвергшегося асфиксии, и уменьшить возможное неонатальное повреждение головного мозга и, таким образом, улучшить будущие результаты развития нервной системы. (v) Проведите исследования безопасности новорожденных с ГИЭ для всех этих потенциальных альтернативных методов лечения.
alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.